Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

25. Неуязвимая Железная Кожа

Дошло то того, что через месяц слухи были повсюду. Даже Сюй Мэйсян, Глава Горы Вершины Пурпурного Котла, которую Большой Толстяк Чжан называл старой мымрой, узнала о происходящем. У Бай Сяочуня и Большого Толстяка Чжана не было выбора, кроме как прекратить свои вылазки. Обсудив это между собой, они решили прийти на выручку Третьей Сестре Хей. Так они вдвоем отправились на Вершину Зеленого Пика.

Хотя Третья Сестра Хэй и была немного худее, но не сильно. Однако теперь от неё исходила некая соблазнительная аура, и это практически лишило Бай Сяочуня и Большого Толстяка Чжана дара речи. Они с трудом узнали её. Её ранее смуглое лицо сейчас стало выглядеть изящнее. Было очевидно, что если она продолжит терять вес, то превратится в настоящую красавицу. Однако, когда она услышала про Духовных Хвостатых Кур, в её глазах появился блеск. Так Духовные Хвостатые Куры стали пропадать и на Вершине Зеленого Пика…

К тому времени Ворующий кур Демон был очень знаменит по всему южному берегу. Было почти невозможно найти ученика Внешней секты, который бы не слышал о нём, и даже слуги знали его прозвище. Наконец Старейшины обратили внимание на происходящее. Хотя Ворующий кур Демон в конце концов бесследно исчез и больше не появлялся, Третья Сестра Хэй и Большой Толстяк Чжан оба снова заметно раздобрели. Хотя они уже не были настолько впечатляющими, как раньше, они сильно поправились.

Что до Бай Сяочуня, он наконец… закончил свой восемьдесят один цикл, удовлетворив так долго преследовавший его голод. Как раз в это время троица решила прекратить воровать кур. Хотя восемьдесят один цикл Техники Неумирающей Вечной Жизни не был выполнен в непрерывной последовательности, а скорее накапливался за долгое время, результат был такой же.

Однажды днем Бай Сяочунь сидел на своем дворе на Вершине Душистых Облаков с торжественным выражением на лице. Его кожа пульсировала цветом железа и даже светилась мерцающим черным светом. Невероятная аура исходила от него, делая его, казалось, диким и необузданным. Он выдержал восемьдесят один день боли, а затем еще восемьдесят один день голода. Это сочетание превратилось в изумительную силу, которая извергалась внутри Бай Сяочуня снова и снова. Каждое извержение было наполнено безграничной жизненной энергией, которая потом вливалась в кожу Бай Сяочуня, окрашивая её сильнее и сильнее в цвет железа. Черное сияние стало ослепительным, а прочность его кожи многократно увеличилась. Наконец дошло до того, что если бы кто-то увидел его стоящим там, то принял бы за железную статую, а не за человека из плоти и крови.

Его голова шла кругом, а вспышки энергии продолжались. После девятнадцатого раза он понял, что они совсем не собираются утихать, а наоборот, только усиливаются. Бай Сяочунь совсем не шевелился и даже почти не дышал. Однако, если присмотреться, то можно было увидеть, что все поры на его теле были расширены, пока он в тишине поглощал энергию Неба и Земли со всех сторон.

«После восьмидесяти одного извержения моя Неумирающая Кожа достигнет начальной стадии завершения — стадии Железной кожи!»

Строфы правил Техники Неумирающей Вечной Жизни вплыли у Бай Сяочуня в памяти, и твердое и непоколебимое выражение появилось на его лице. Все его тяжкие труды на протяжении последнего года, включая преодоление боли и голода… всё это было ради этого момента!

Грохот!

Жизненная энергия внутри него начала еще раз извергаться, а цвет железа на его коже стал еще глубже. Каждый раз, когда жизненная энергия вливалась в ткани его кожи, это ощущалось, как будто она на наковальне, и по ней бьет тысяча молотов. Сейчас в нём пульсировала энергия, как в божественном оружии во время ковки в кузне!

Громыхание!

Двадцать восемь раз. Тридцать раз. Сорок раз. Сорок восемь раз.

Шло время. Тремя днями позже Бай Сяочунь всё еще сидел на прежнем месте. Хотя никто, подошедший к нему, ничего бы не услышал, но у него в ушах громыхали бесконечные раскаты грома. К этому времени жизненная энергия в нём начала извергаться в сорок девятый раз. Неожиданно сила удвоилась, и дрожь пробежала по его телу. В то же время на его коже стали появляться крохотные трещины, как если бы кожа больше не выдерживала. Хотя трещин было немного, как только они появились, Бай Сяочунь расстроился.

«Вот и проявились признаки скорого разрушения…»

Бай Сяочунь нахмурился. Во введении в Технику Неумирающей Вечной Жизни упоминались такие трещины. В процессе успешного завершения начальной стадии они обязательно проявлялись. Качество будущей Неумирающей Кожи зависело от силы воли практикующего, от того, сколько он сможет продержаться. Даже если он сможет выдержать совсем недолго, всё равно он сможет успешно культивировать Неумирающую Кожу. Однако её качество будет далеко от совершенства. Если же культиватор сможет продержаться все восемьдесят одно извержение, то он сможет достичь безупречного совершенного состояния.

В глазах Бай Сяочуня засветилась решимость, прежде чем он снова их закрыл. Громыхающие взрывы продолжали извергаться у него внутри. Пятьдесят раз. Шестьдесят раз. Семьдесят раз… Удивительно, но один его вздох продолжался целых пять дней, пока он переживал все эти семьдесят извержений.

На поверхности его кожи было столько трещин, что она напоминала черепашью. Во многих местах появилась сеть трещин, будто на разбитой и склеенной по кусочкам вазе. Казалось, что он может разлететься на куски в любой момент.

«Еще только семь раз!» — подумал он с полностью налившимися кровью глазами. Тяжело дыша, он стиснул зубы, свирепая жилка в его характере снова вышла на поверхность.

Семьдесят четыре раза! Семьдесят семь раз! Семьдесят девять раз!

Бай Сяочунь откинул голову назад и зарычал, хотя это и не был сильный рык, больше было похоже на приглушенный стон. Его тело дрожало, пока он терпел еще одно извержение, восьмидесятое по счету. Жизненная энергия вливалась в его кожу, которая хотя и была покрыта трещинами, была подобна железу; любой, кто бы не увидел такое, точно был бы поражен.

— Последний раз! — взревел он. Когда последний взрыв жизненной энергии раздался внутри, он неожиданно вытянул руку и ударил ею вниз, в землю.

Прогремел грохот и появилась огромная воронка. Последний взрыв жизненной энергии прокатился по телу и всё завершилось. Бесконечное количество жизненной энергии начало вливаться в его кожу, отчего все трещины на ней тут же исчезли, оставляя её чистой и гладкой. Черное свечение пропало, и он стал опять беленьким и чистеньким, как прежде. Однако теперь его кожа была намного прочнее обычной, что невозможно было заметить, просто смотря на неё.

Бай Сяочунь стоял и тяжело дышал несколько секунд, прежде чем перевести взгляд на воронку, оставшуюся от его удара в землю. Потом он посмотрел на свою кожу и выражение его лица посветлело. Запрокинув голову, юноша раскатисто рассмеялся. Он взмахнул правой рукой, вызывая деревянный меч, который вылетел, превратившись в черный луч света, и рубанул по предплечью. Как только он соприкоснулся с кожей, послышался металлический лязг и деревянный меч неожиданно отлетел назад. Что же до его предплечья, то ощущение было такое, словно его укусил комар. Когда он изучил место соприкосновения кожи с мечом, то увидел, что оно совсем не повреждено.

— Неумирающая Кожа! — восхищенно воскликнул он.

Нужно напомнить, что его деревянный меч был не обычным, а дважды духовно улучшенным. Хотя он был сделан из обычных материалов, т.к. он был дважды улучшен, его можно было считать магическим предметом, достойным Избранного. И, несмотря на всё это, он ничуть не повредил его кожу.

Бай Сяочунь вдруг подорвался и устремился вперед. Послышалось жужжание, и он внезапно появился в тридцати метрах от начала рывка. Теперь он мог двигаться намного быстрее, что очень его обрадовало. Что же касается силы, которую он мог использовать, то один взгляд на воронку от его удара показывал, что она тоже возросла в несколько раз. Более того, это была только начальная стадия успешной культивации Неумирающей Кожи. Хотя нельзя было сказать, что он полностью отбросил свое смертное тело, он точно сильно изменился.

«С такой сильной защитой, — подумал он, — я буду в гораздо большей безопасности на моем пути к вечной жизни».

Бай Сяочунь был чрезвычайно доволен собой. Потом он обратил внимание на свою основу культивации и увидел, что и она тоже продвинулась. Сейчас он был на полном круге четвертого уровня Конденсации Ци. К тому же это был необычный полный круг. Из-за того, как духовная энергия была спрессована внутри него, её качество было гораздо выше, чем у обычного культиватора на той же стадии.

Очень довольный, он сделал несколько кругов по двору на большой скорости, потом неожиданно остановился с блестящими глазами. Подняв свою правую руку перед собой, он согнул большой и указательный пальцы на ней, образовывая букву U. Затем он соединил эти два пальца вместе, отчего на них появилось черное свечение. Ничего не произошло, но в воздухе перед ним раздался треск.

С широко раскрытыми глазами, он развернулся и устремился к ближайшему камню, где он снова заставил появиться черный свет из двух пальцев. Как только он соединил пальцы вместе, послышался треск, и камень разлетелся на части, как кусок тофу. Он поспешил к Бамбуку Духовной Зимы, который к этому времени вырос больше, чем на девять метров в высоту. После того, как он определил, какой из стволов самый прочный, он снова сдвинул пальцы вместе. Раздался грохот и бамбук разлетелся в щепки.

Бай Сяочунь глубоко вздохнул и опустился на землю, где он уставился на свои два пальца, с которых постепенно сходил черный блеск. Через какое-то время он испустил протяжный вздох.

— Вот значит, на что похожа Горло-дробительная Хватка?.. — прошептал он.

Это была секретная магия Техники Неумирающей Вечной Жизни, которую можно было использовать только после того, как достигнешь начальной стадии успешной культивации. Предположительно, она могла увеличить силу культиватора вдвое, и ей невозможно было противостоять. Сейчас Бай Сяочунь использовал ее только в половину силы. Он не мог даже представить себе, как могущественна и ужасающа могла бы быть эта магия, если её использовать на полную силу.

Бай Сяочунь догадывался, что подобная секретная магия предназначалась для того, чтобы убивать людей. После небольшого раздумья он пришел к выводу, что хотя эта магия была жестокой, он всё равно должен приложить все силы, чтобы натренировать её. Поэтому он забегал по двору туда-сюда, вызывая вспышки черного света и треск.

Шло время. В мгновение ока пролетела половина месяца. Между тем Бай Сяочунь ни разу не покидал свой двор. Все это время он там практиковался. Естественно он не знал, что после многих месяцев отсутствия Ли Цинхоу наконец вернулся в Секту Духовного Потока и сейчас летел по воздуху на луче зеленого света, направляясь на Вершину Душистых Облаков.

Он приземлился и не успел еще отдохнуть, как два луча света направились в его сторону с Вершины Зеленого Пика и Вершины Пурпурного Котла. Вскоре он смог рассмотреть фигуру старика в одном из лучей света. Он был подобен острому, вынутому из ножен мечу, и испускал давление, свойственное только культиваторам на стадии Возведения Основания.

В другом луче света была грациозная женщина. Он была настоящей красавицей, изысканной, несмотря на странное выражение лица. Казалось, будто она не знает, смеяться ей или плакать. Вместе со стариком она приземлилась на вершине горы. Эти двое были Главами Гор Вершина Зеленого Пика и Вершина Пурпурного Котла соответственно. После прибытия на Вершину Душистых Облаков у них состоялась тайная беседа с Ли Цинхоу, потом они улетели.

Ли Цинхоу стоял на вершине своей горы, потирая переносицу. В конце концов он использовал божественное сознание, чтобы посмотреть, что происходит на трех птицефермах Духовных Хвостатых Кур на его горе. Когда он понял, что там остались только цыплята, он тоже не знал, смеяться ему или плакать. Вздохнув, он взмахнул рукавом и пошел вниз по склону горы. Судя по тому, в каком направлении он шел… Похоже, он направлялся прямо к дому Бай Сяочуня.

-----------------------

Бай Сяочунь в образе Железного человека. https://vk.com/awilleternal?z=photo-141897009_456239060%2Falbum-141897009_00%2Frev

Комментарии