Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

22. Не волнуйся, старшая сестра!

— Только посмотрите на вторую каменную стелу! Эта черепашка… она снова объявилась!

— Она снова на первом месте! Кто же эта черепашка? Кто бы это ни был, он заполучил два первых места подряд!

— Теперь у Старшей сестры Чжоу не восемь, а только семь первых мест!

Ученики Внешней секты подняли большой шум, и множество тревожных восклицаний звучало в воздухе. Однако в толпе был один голос, принадлежащий девушке, который восторженно кричал:

— Давай, черепашка, вперед!

Этой молодой девушкой была не кто иная, как Хоу Сяомэй. С подачи Бай Сяочуня теперь она стала большой поклонницей черепашки. Сейчас, увидев, что черепашка занимает два первых места, она еще больше начала болеть за неё. В действительности в её сердце черепашка даже превзошла Чжоу Синьци.

Волнения волнами прокатывались по толпе, пока все снова не заголосили. В конце концов черепашка и правда была очень знаменита, и тот, кого она представляет, сейчас еще раз своими действиями показал, что и правда достоин соревноваться с Чжоу Синьци. Некоторые люди даже начали предвкушать зрелище, когда черепашка превзойдет Чжоу Синьци на всех десяти каменных стелах.

Бай Сяочунь стоял среди толпы, по-прежнему он был немного расстроен, но также тайно очень доволен собой. Он только немного жалел, что никто не знает, кто он на самом деле.

«Хм! Когда-нибудь я объявлю перед толпой даже большей, чем эта, что я — Лорд Черепаха», — пообещал он себе.

Несмотря на это обещание, он еще не был готов сдаться. Дальше он, как и все, начал выкрикивать фразы. Иногда пронзительный голос слышался в толпе, еще больше распаляя её.

— Небеса! Кто же это такой?! Какой молодец! Пример для подражания! Лорд Черепаха неуязвим!

Благодаря пронзительным крикам Бай Сяочуня, споры среди учеников Внешней секты еще больше накалялись. Однако как раз тогда молодой человек, холодно хмыкнув, выпрыгнул из толпы и встал на крыше одного из домиков. Это был юноша с холодным и мрачным выражением лица. Ледяной голос разнесся среди толпы, когда он сказал:

— Лучше бы этой проклятой черепашке мне не попадаться. Если я его найду, то он сильно пожалеет, что украл внимание у Младшей сестры Чжоу!

— Я того же мнения! Черепашка наверняка сейчас прячется в толпе. Я его найду! — второй голос принадлежал еще одному молодому человеку, который тоже залетел на крышу домика и холодно разглядывал людей в толпе.

Очевидно, что сейчас он смотрел на Бай Сяочуня не потому, что думал, что он и есть черепашка, а потому, что крики Бай Сяочуня ранее были довольно провокационными и раздражали юношу.

Скоро еще несколько людей, семь или восемь, сказали нечто подобное. Затем, когда они высвободили невероятную силу своих основ культивации, стало очевидно, что самый сильный из них находится на седьмом уровне Конденсации Ци. Эти люди очевидно были поклонниками Чжоу Синьци и, при этом, очень известными. Их заявление заставило толпу тут же притихнуть и перестать обсуждать эту тему. Однако про себя многие люди были раздражены произошедшим и сильно невзлюбили выступивших молодых людей. Хотя все любили Чжоу Синьци, это не значило, что нужно коллективно отстаивать её интересы. Присутствующие здесь ученики не были глупыми и на деле восхищались тем, кто смог соревноваться с Чжоу Синьци, опираясь только на свои заслуги.

Когда Бай Сяочунь обнаружил, что молодой человек враждебно на него смотрит, он не чувствовал особой уверенности в себе. Однако, понимая, что прилюдно юноша ничего ему не сделает, Бай Сяочунь уставился в ответ взглядом, говорящим:

«Если ты посмеешь тронуть меня, я буду сражаться до конца».

Их взгляды были равными по силе, когда в сторону Павильона Десяти Тысяч Лекарств в воздухе пронесся луч света, в котором можно было рассмотреть грациозную девушку. Это была не кто иная, как Чжоу Синьци.

— Это Старшая сестра Чжоу.

— Старшая сестра Чжоу идет!

Гляделки закончились. Как только ученики Внешней секты увидели Чжоу Синьци, они все заулыбались. Семь или восемь молодых людей, которые были её поклонниками, быстро усмирили свои основы культивации. С уверенным видом и непринужденно они соединили руки, приветствуя Чжоу Синьци.

Чжоу Синьци прибыла, так как, во-первых, она уже узнала про изменения в списке лучших на второй каменной стеле, и, во-вторых, у неё было еще одно дело, о котором она должна была позаботиться. Оглядевшись, она с легкостью отгадала, что вызвало противостояние. Она посмотрела на восьмерых поклонников, и в её глазах промелькнуло неудовольствие и даже отвращение.

— Дела Чжоу Синьци еще не докатились до того, что в них требуется постороннее вмешательство, — проговорила она холодно. — К тому же, если на Вершине Душистых Облаков появился еще один Избранный, то это благоприятно для всей секты. Если вы еще раз выкинете что-то подобное, то не вините свою Младшую сестру, если она разгневается, — её голос резал, как меч, и восемь поклонников выглядели разозленными. Однако они не посмели ничего сказать.

Чжоу Синьци посмотрела на маленькую черепашку на второй каменной стеле, это был вызов, и она была серьезно настроена продолжать совершенствоваться. Она оглядела толпу и равнодушным, надменным голосом произнесла:

— Кто бы из Младших братьев это не был, кто превзошел меня на первой и второй каменной стеле, если ты по-прежнему прячешься в толпе и не хочешь показываться, пусть так оно и будет. Делай, как пожелаешь.

Окружающие ученики Внешней секты стали выкрикивать возгласы одобрения. Для большинства из них Чжоу Синьци была настоящей Избранной Вершины Душистых Облаков.

Бай Сяочунь стоял среди толпы и размышлял о том, что Чжоу Синьци действительно заслуживала быть Избранной. Её слова только что были впечатляющими. Он задумчиво на мгновение посмотрел вверх. В её словах слышалась надменность. Но она была не права, он тяжело вздыхал вовсе не потому, что не хотел раскрывать себя. Нет, причиной были кровожадные взгляды её преданных поклонников.

Лицо Чжоу Синьци было спокойным, когда она обратилась ко всем собравшимся:

— Дамы и господа, я пришла сюда сегодня по другой причине, и я надеюсь, что смогу получить поддержку от каждого из вас, — все тут же взволновались и уважительно ожидали, что же она скажет дальше.

— Спокойствие на Вершине Душистых Облаков не так давно было нарушено. У моего Учителя, Ли Цинхоу, пропало довольно много Духовных Хвостатых Кур. Он сейчас за пределами секты и скорее всего не особо переживает об этом вопросе. Однако, как его ученица, я обязана что-то с этим сделать. Я искренне надеюсь, что все собратья ученики постараются поймать этого вора кур. Если кто-то сможет его схватить, то я лично награжу его драгоценной нефритовой подвеской! — с этими словами Чжоу Синьци вынула зеленую нефритовую подвеску из своего шэньи. От неё исходило нежное сияние, которое давало понять, что это был совершенно особенный предмет.

— Эту вещь я нашла несколько лет назад, она содержит мощную защитную силу, — пока её голос раздавался над толпой, многие ученики Внешней секты смотрели на нефритовую подвеску с большим интересом. Некоторые даже начали выкрикивать различные обещания:

— Не волнуйся, Старшая сестра Чжоу. Этому куриному вору будет некуда спрятаться!

— Да как он смеет таскать кур Главы Горы! Этот куриный вор обнаглел до крайности. Мы определенно проследим за этим делом! — скоро почти все в толпе с жаром прокричали, что они помогут, поклонники же Чжоу Синьци со страстным блеском в глазах кричали громче всех.

Бай Сяочунь стоял посреди толпы, немного оцепенев. Окружающие ученики распалились до крайности, и он чувствовал, как холодок бежит по позвоночнику. Однако он по-прежнему не желал сдаваться. От одной мысли о голоде, вызываемом культивацией Техники Неумирающей Вечной Жизни, пот катился градом со лба. Его мысли неслись вперед, пока он пытался придумать выход, и через мгновение его глаза сверкнули. Неожиданно он ударил себя в грудь и усилил свой голос, чтобы его было хорошо слышно через гул толпы:

— Старшая сестра Чжоу, я, Бай Сяочунь, обязательно справлюсь с этим заданием, даже если мне придется залезть на гору из лезвий или нырнуть на дно чана с кипящим маслом. Я поймаю этого куриного вора! — его пронзительный голос невозможно было не услышать, и по мере того, как он говорил, он пробирался вперед, чтобы встать перед толпой.

То, как он вышел вперед и как громко бил себя в грудь, привлекло к нему множество глаз. Даже поклонники Чжоу Синьци были немного впечатлены, и сама Чжоу Синьци не могла не посмотреть на него. Видя как собратья ученики поддерживают её, она улыбнулась. Она слегка покивала и уже почти повернулась, чтобы уйти, когда неожиданно пронзительный голос Бай Сяочуня снова раздался над толпой:

— Старшая сестра Чжоу, у меня есть предложение. Почему бы нам не создать группу борцов с куриным вором? Если мы объединим наши усилия, то будет гораздо проще поймать этого подлого предателя и защитить Духовных Хвостатых Кур Главы Горы, — по добродетельному тону Бай Сяочуня казалось, что он не пожалеет сил, чтобы выполнить задачу, которую поставила перед ними Старшая сестра Чжоу.

Чжоу Синьци изумленно уставилась на него. Что до остальных, многие из них подумали, что это хорошая мысль и стали выражать своё одобрение.

— Хорошая идея! — кто-то сказал. — Однако наша главная задача — это занятие культивацией, поэтому дело должно быть добровольным.

Чжоу Синьци снова посмотрела на Бай Сяочуня. По её мнению, этот Младший брат был не только благороден и на вид, и в душе, но к тому же еще и крайне очарователен. К тому же он казался преданным ей всей душой, чем понравился ей еще больше. Покивав, она подарила ему улыбку.

— Так как идею предложил этот усердный Младший брат, то пусть он сам и соберет группу борцов с куриным вором. Возьми эти десять шелковых лент, чтобы они послужили отличительным знаком членов группы, — с этими словами она достала из своей бездонной сумки десять лент из голубого шелка. Мановением руки она отправила их по воздуху в ладонь Бай Сяочуня.

— Не волнуйся, Старшая сестра, я обо всём позабочусь!

Он стоял там с шелковыми лентами в руке и с гордым видом. Казалось, словно он никому не уступит во всём, что касается кур Главы Горы, и пожертвует своей жизнью ради этого дела.

В глазах Чжоу Синьци светилось восхищение, и она невольно подумала, что в секте очень мало настолько ответственных Младших братьев. В последний раз взглянув на очаровательного Бай Сяочуня, она повернулась и улетела. Поклонники Чжоу Синьци были не особо довольны тем, что она и Бай Сяочунь так хорошо поладили. К тому же они жалели, что сами не догадались таким образом заслужить её расположение.

После того, как ушла Чжоу Синьци, ученики с духовной птицефермы тоже ушли, поблагодарив толпу как следует на прощание. Они особенно благодарили Бай Сяочуня, который стоял там с грудью колесом и костерил куриного вора. Затем он собрал группу борцов с куриным вором, принимая туда только тех учеников, чья основа культивации не превосходила его. Наконец Бай Сяочунь тоже ушел, смахивая пот со лба. Вздыхая, он подумал:

«Фух, пронесло. Я чуть было не остался без еды. Как хорошо, что ты такой умный и сообразительный, Бай Сяочунь. Хе-хе», — думая так, Бай Сяочунь был собой очень доволен.

Мурлыча какую-то песенку себе под нос, он отправился в сторону своего дома. Бамбук Духовной Зимы на духовном поле его двора уже пугающе сильно вымахал. Он был выше трех метров, толще, чем голень, поразительный на вид.

Этой ночью, когда темные облака заполнили небо, а вокруг была кромешная темнота, Бай Сяочунь сидел с открытыми глазами, облизывая губы.

«Ночь темна и я снова голоден…»

-----------------------------

https://vk.com/awilleternal?z=photo-141897009_456239049%2Falbum-141897009_00%2Frev

Комментарии