Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

21. Большой братик Сяочунь...

Павильон Десяти Тысяч Лекарств был одним из самых оживленных мест на Вершине Душистых Облаков. Практически каждый день толпы учеников Внешней секты приходили сюда. Одни из-за десяти каменных стел, другие из-за самого Павильона Десяти Тысяч Лекарств, который был расположен посередине всех этих стел. Здесь можно было обменять баллы заслуг на лекарственные растения и рецепты изготовления пилюль. Иногда там же проходили экзамены на подмастерье аптекаря или мероприятия, на которых секта покупала целебные пилюли, созданные учениками. По различным причинам это место всегда кипело жизнью подобно бурлящему котлу множества голосов.

Из-за того, что здесь всегда было оживленно, сюда приходили обсудить последние новости. Хотя поначалу здесь обменивались сведениями о растениях и растительной жизни, вскоре тут уже обсуждались все дела секты. Большие дела, маленькие дела, даже случайные слухи, обо всем говорили здесь.

Когда Бай Сяочунь пришел, это место уже кишело народом. Некоторые люди приходили и уходили, но около трети или половины людей просто стояли и разговаривали. Там же была очередь на сдачу экзаменов, чтобы бросить вызов списку лучших учеников на каменных стелах.

Бай Сяочунь какое-то время протискивался сквозь толпу, чтобы наконец приблизиться ко второй стеле. Как раз тогда, когда он уже подходил к самой стеле, он случайно услышал, как впереди три ученика Внешней секты говорили о нём.

— Вы слышали? Что-то действительно странное происходит в секте в последнее время. Кто-то специально крадет Духовных Хвостатых Кур, которые принадлежат Главе Горы Ли. Предположительно уже пропала сотня кур.

— Что ты имеешь в виду под сотней? Я слышал, что скоро у Главы Горы Ли совсем не останется кур. Ученики на ферме Духовных Хвостатых Кур поместили вора в список самых разыскиваемых негодяев. Они даже обещают, что когда поймают его, то разрубят на кусочки и скормят курам!

— Точно, очень странно. Откуда вдруг на Вершине Душистых Облаков объявились все эти выдающиеся личности. Сначала эта загадочная черепаха, а теперь еще и этот могучий куриный разбойник!

Бай Сяочунь неосознанно виновато ссутилился. В конце концов он всего лишь стащил несколько кур, ведь так? Кто же мог предположить, что это вызовет такой переполох. Казалось, что все в курсе. Более того, когда он понял, что Духовные Хвостатые Куры на самом деле принадлежат Ли Цинхоу, он еще больше испугался.

«Ы-ы-ы, я не крал ТАК много», — подумал он. Он почти почувствовал, словно его подставили.

Пока он размышлял, как можно изменить общественное мнение во всём, что связано с могучим куриным разбойником, он услышал, как толпа зашевелилась позади него.

— Эй, девушка, зачем же так толкаться? Опаздываешь на реинкарнацию или что?

— Подумаешь, толкнула, и что? Ты особенный? Если ты так боишься толпы, зачем сюда приперся? Скажи спасибо, что тебя толкнула такая девушка, как я.

— Ты…

По какой-то причине голос показался Бай Сяочуню знакомым. Он повернулся и увидел нежную молодую девушку с белой кожей, выпяченной грудью, с рукой на бедре, которая высокомерно уставилась на крепко сложенного мужчину.

— Хоу Сяомэй? — сказал Бай Сяочунь, моргнув.

Молодая девушка действительно была Хоу Сяомэй, и когда она услышала его голос, она повернула голову и увидела его. Высокомерие на её лице тут же превратилось в радость.

— Большой братик Сяочунь, это ты! — воскликнула она, поворачиваясь и спеша в его сторону.

Прежде чем она подошла, Бай Сяочунь почувствовал её жаркую, чистую ауру, коснувшуюся его лица.

— Эй, целомудренная младшая сестренка, (1) — ответил он, смотря на оживленную и очаровательную Хоу Сяомэй. Лицо Хоу Сяомэй немного покраснело от слов Бай Сяочуня.

— О, прекрати, большой братик Сяочунь! — мило сказала она. — Не дразни меня, просто зови меня Хоу Сяомэй!

И вот так просто колючая молодая девушка неожиданно превратилась в прекрасную и очаровательную. У многих окружающих учеников Внешней секты заблестели глазки. Что до крепкого мужчины, с которым она только что спорила, то у него внезапно побежали мурашки, когда он понял, как темпераментна и непредсказуема эта девушка.

— Большой братик Сяочунь, — выпалила она, — мой старший брат покинул гору и пока не вернулся, это мой первый раз здесь. Куда мне нужно пойти, чтобы получить второй том растений и растительной жизни?

Она действительно пришла сюда первый раз. Раньше старший брат помогал ей всё уладить, а теперь, когда ей приходилось ходить везде самой, она не знала, что делать. Ей повезло встретить Бай Сяочуня. Бай Сяочунь улыбнулся и очень подробно всё ей описал. Хоу Сяомэй иногда кивала. К тому времени, как он закончил, она не только решила, что он очень хороший человек, но и что он очень много знает.

Закончив, Бай Сяочунь посмотрел на Хоу Сяомэй, чтобы удостовериться, что у неё нет больше вопросов. Тогда он указал на первую каменную стелу, ту, где сдавали экзамен по первому тому растений и растительной жизни, и спокойно спросил:

— Видишь ту каменную стелу? Все люди, которые оставили свой знак в начале списка, подобны Избранным в секте. Они принадлежат к тому типу людей, которые в будущем могут потрясти весь мир культиваторов. Я не буду называть имена каждого из них, только второй в списке. Видишь этот отличительный знак в виде магической бутылки? Он обозначает одну из женщин-Избранных здесь на Вершине Душистых Облаков, Чжоу Синьци!

— Чжоу Синьци! — воскликнула Хоу Сяомэй и светящимися глазами посмотрела на магическую бутылку. — Значит эта магическая бутылка принадлежит ученице Главы Горы, у которой есть духовный меридиан растений и растительной жизни, Старшей сестре Чжоу, которой суждено присоединиться к Внутренней секте! — по тому, как Хоу Сяомэй говорила о Чжоу Синьци, было ясно, что она её до крайности уважает. Объяснения Бай Сяочуня о магической бутылке, казалось, еще сильнее взволновали её.

Бай Сяочунь продолжил безмятежно говорить еще какое-то время, пока не заметил, что Хоу Сяомэй, казалось, полностью поглощена магической бутылкой и совсем не обращает внимания на черепаху, которая, очевидно, обошла её. Он почувствовал легкое раздражение, в конце концов целью его объяснений было то, чтобы она заметила черепаху.

— Хм, что ж, Чжоу Синьци определенно удивительная, поэтому ей удалось получить второе место на первой каменной стеле растений и растительной жизни! — он специально подчеркнул голосом слова «второе место».

Хоу Сяомэй приоткрыла рот на мгновение, потом нахмурилась.

— Второе место? А кто же эта черепаха над Старшей сестрой Чжоу? Выглядит уродливо.

Услышав это, Бай Сяочунь почувствовал себя намного счастливее. По его мнению, ему нужно было еще немного просветить Хоу Сяомэй. Принимая очень торжественный вид, он начал говорить доверительным голосом:

— Здесь ты ошибаешься, Сяомэй. Ты знала, что эта прекрасная черепаха на самом деле представляет самого загадочного, восхитительного и превосходного ученика во всей секте? Об этом человеке существует множество легенд. Его появления производят много шума во всей секте, и он — центр всеобщего внимания. Бесчисленное количество учеников следят за каждым его шагом, завидуют ему и даже болеют за него.

— В самом деле? — Хоу Сяомэй была простой и чистой душой, слова Бай Сяочуня заставили её удивиться и уставиться на него с сомнением.

— Tы должна знать, что два месяца назад этот ученик наделал много шума, когда уничтожил надежды Чжоу Синьци получить первое место сразу на девяти каменных стелах! Ты должна знать, что при его первом появлении он завоевал первое место на первой каменной стеле. И это было для него проще простого. Ты должна знать, что Чжоу Синьци лично видела, как это случилось. И последующие семь дней она не спала и не отдыхала. Она проходила экзамен у первой каменной стелы снова и снова, но даже после того, как она сделала всё, что могла, она по-прежнему осталась на втором месте и была вынуждена признать поражение. Ты должна знать, что я, Бай Сяочунь… хм, — Бай Сяочунь так разошелся, что в конце хотел открыть свою тайну и объявить, что он сам и является могучим Лордом Черепахой, но в последний момент сдержался. Идеальным временем для такого признания было бы скопление большого количества зрителей. Слишком расточительно будет сделать это только перед одной молодой девушкой.

— Это все правда? — спросила Хоу Сяомэй, с глазами, сияющими подобно звездам в безлунную ночь. Теперь она пристально смотрела на черепашку, её раскрасневшееся лицо отображало обожание.

— Конечно, это правда, — ответил Бай Сяочунь, вздыхая про себя. По его мнению, он только что совершил благое дело, выправив пути ребенка, который свернул не туда. Чувствуя, что на славу постарался, он взмахнул рукавом и, проигнорировав обожание Хоу Сяомэй, направился ко второй каменной стеле.

Он протолкнулся через толпу, потом подождал, пока не подошла его очередь. Ему пришлось еще прождать, пока освободится один из домиков, после чего он зашагал туда и скрылся за дверью.

Комната в домике выглядела точно так же, как в прошлый раз. После того, как он нарисовал черепашку, перед глазами всё расплылось, и гремящие звуки наполнили уши. Когда его зрение прояснилось, он снова был в знакомом пустом пространстве. На этот раз не было холодного голоса, вместо этого фрагменты растений и растительной жизни сразу же появились перед ним. Так как Бай Сяочунь уже был к этому готов, его глаза засияли, а руки быстро заработали. В мгновение ока один за другим собирались духовные растения.

Минута шла за минутой. Когда прошло время горения палочки благовоний, у него осталось гораздо меньше фрагментов растений, чем во время первого экзамена. К сожалению, время вышло. У Бай Сяочуня всё поплыло перед глазами, а потом он снова увидел вокруг себя комнату. Хотя ему слегка не хватило времени, он по-прежнему был уверен в результате. Быстро схватив третий том растений и растительной жизни, он повернулся и вышел из домика с громыхающим в предвкушении сердцем.

Снаружи было бессчетное множество учеников Внешней секты, многие из которых смотрели на список имен. Бай Сяочунь сейчас чувствовал себя героем.

«На этот раз я потрясу всю секту! Я удостоверюсь, что все узнают, что Бай Сяочунь и есть знаменитый Лорд Черепаха!»

Он уже представлял, каково это будет, стать объектом обожания тысяч учеников, и уже мог увидеть в своем воображении пораженный взгляд Хоу Сяомэй. Подумав об этом, Бай Сяочунь не смог удержаться от громкого смеха. Затем он величественно поднял руку и почти было воскликнул изо всех сил, что он великий Лорд Черепаха, когда… Вдруг среди учеников, выстроившихся для сдачи экзамена, прозвучал голос:

— Думаешь, черепаха, которая украла всеобщее внимание у Старшей сестры Чжоу, посмеет показаться?

— Сомневаюсь. Поклонники Старшей сестры Чжоу сходят с ума. Я слышал, они обыскали весь южный берег, пытаясь найти черепашку. Они даже всем объявили, что, когда они найдут его, они спустят с него шкуру…

— Я тоже это слышал. Среди тех, кто занимается поисками, есть даже ученики Внутренней секты.

Рука Бай Сяочунь висела в воздухе, пока он слушал эти разговоры. Его сердце дрогнуло. Когда он услышал, что его ищут даже ученики Внутренней секты, то с его лба градом полился пот, и он быстро почесал свою голову, а потом опустил руку, как будто ничего не случилось.

В ярости он протиснулся среди толпы с обеспокоенным, горестным выражением лица.

«Это просто смешно. Они переходят все границы. Всё, что я сделал, это занял первое место, ведь так? И теперь даже ученики Внутренней секты вовлечены в это? И это того стоило?»

На этот раз выражение его лица было настоящим и ничуточки не показным. Почти сразу, как он смешался с толпой, кто-то заметил, что список на второй стеле изменился, и тут же поднялся сильный шум.

----------------------------

(1) Сяомэй (xiao mei) дословно с китайского значит младшая сестра. https://vk.com/feed?z=photo-141897009_456239048%2Falbum-141897009_00%2Frev

Комментарии