Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

19. Легендарный Хорек

Уютная жизнь ученика Внешней секты на Вершине Душистых Облаков очень нравилась Бай Сяочуню. Хотя он скучал по деликатесам, которые перепадали ему на Кухнях, всё остальное было вполне приемлемо. Учитывая его прогресс в культивации и изучении растений и растительной жизни, он действительно не терял времени зря. Единственным недостатком было то, что он жил на отшибе, и ему было не с кем поболтать, поэтому иногда он скучал.

«Неужели все культиваторы одиноки?» — вздыхал он, стоя во дворе и глядя на небо. Почему-то он чувствовал себя гораздо старше и взрослее.

Осенние ветра сменились периодическими снегопадами, и сильно похолодало. Снежинки кружили на ветру, и Бамбук Духовной Зимы во дворе Бай Сяочуня рос сильным и здоровым. Теперь он был выше Бай Сяочуня и выделялся изумрудно-зеленым цветом, как кусочек весны посреди зимних холодов.

Месяц прошел с тех пор, как он получил первое место на первой каменной стеле растений и растительной жизни. Однако второй том растений и растительной жизни был намного сложнее, чем он предполагал, поэтому его изучение продвигалось медленнее. Но это не влияло на самое важное для него — Чжоу Синьци не удалось отобрать назад первое место на первой стеле. К сожалению, Бай Сяочунь по-прежнему переживал, что не восстановил все растения на экзамене, ведь остались кусочки, которые он не успел собрать.

«У меня теперь потрясающая репутация. Нельзя позволить этой ведьме, Чжоу Синьци, обойти меня».

С этого момента Бай Сяочунь решил, что он продолжит трудиться еще усерднее, пока не достигнет своей секретной цели — гордо объявить перед всеми, что он и есть аптекарь Черепашка.

Хотя скорость изучения второго тома растений и растительной жизни и была медленной, его культивация Техники Неумирающей Вечной Жизни уже скоро могла достигнуть полного малого оборота. Боль становилась только невыносимее, но Бай Сяочунь оставался полностью сосредоточенным на словах «неумирающая» и «вечная жизнь».

«Еще три дня. В соответствии с описанием Техники Неумирающей Вечной Жизни, через три дня я смогу завершить малый оборот», — Бай Сяочунь глубоко вздохнул, стиснул зубы и продолжил бегать по двору, одновременно вникая в тонкости второго тома растений и растительной жизни.

Три дня быстро пролетели. К вечеру третьего дня пошел снег, окутавший Секту Духовного Потока одеялом мерцающего серебра. Бай Сяочунь бежал, когда вдруг дрожь прокатилась по телу, и он остановился. Боль, которая терзала его последние восемьдесят один день, неожиданно исчезла. Волна жара быстро распространилась внутри, скапливаясь на его коже так, что казалось, будто его зажаривают в печи. Снежинки таяли еще до того, как касались его, превращаясь в белый пар.

— Получилось! — несмотря на сухость в горле, обрадованно воскликнул он. Ему казалось, что он весь пылает, он посмотрел на себя и увидел, как черный свет струится по его коже, вращается вокруг, а затем исчезает. Бай Сяочунь потыкал правой рукой свое предплечье, ощутив, какой невероятно прочной стала кожа. Его глаза светились, он немного подвигал своими руками и ногами.

Бай Сяочунь сразу же понял, что стал намного быстрее, чем был раньше. Он помчался вперед и удивленно вскрикнул, когда в мгновение ока сразу оказался на несколько метров впереди. Его скорость была в два раза выше, чем раньше. В полном восторге Бай Сяочунь побегал немного вокруг, чтобы попривыкнуть к новой скорости, и остался крайне доволен.

Без всяких сомнений он продолжил практиковать культивацию Техники Неумирающей Вечной Жизни. Новый этап подразумевал закрытие рта и носа, а затем попытку дышать через кожу. Один вдох и выдох считались малым циклом. Чтобы совершить малый оборот, нужно было выполнять восемьдесят один малый цикл каждый день на протяжении восьмидесяти одного дня. Если он сможет совершить его, то вместе с болезненным малым оборотом, который он уже завершил, добьется первоначального успеха на пути приобретения Неумирающей Кожи.

После того, как Бай Сяочунь несколько раз попробовал так дышать, он понял, в чём секрет, и стал пытаться совершить один малый цикл. Он сразу же еще сильнее похудел. Еще он был зверски голоден, бурлящие звуки раздавались из его живота. Он проигнорировал их и продолжил дышать, отчего стал худеть еще сильнее. После пятнадцати вдохов-выдохов, его тело стало напоминать мешок костей. Казалось, что все питательные вещества высосаны из него. Однако его кожа выглядела еще более упругой, чем раньше.

Бай Сяочунь не мог больше терпеть. У него потемнело в глазах, они позеленели от неописуемого голода, который свирепствовал в нём. Он был так голоден, что мог бы проглотить целого слона за один раз.

«Так не пойдет! Я просто умру с голода!» Он оглянулся по сторонам, у него уже текли слюнки, но вокруг не было ничего съедобного, кроме подрастающего бамбука, который он выращивал, сейчас он казался весьма привлекательным. Больше не в силах терпеть жуткий голод, он метнулся к Бамбуку Духовной Зимы, впился в него зубами и оттяпал большущий кусок от одного из стволов. Послышался треск, когда он отдирал кусок от бамбука и прожевывал его. После того, как он всё проглотил, от горечи во рту его передернуло.

«Слишком горько… Мне нужна нормальная еда…»

Бай Сяочунь с тоской вспомнил про Кухни. Еще никогда в своей жизни он не был так голоден, казалось, что от голода он готов упасть в обморок. Его глаза еще больше позеленели, и он тяжело задышал. Наконец, он выскочил со двора. Он побежал вниз по склону горы, иногда встречая на своем пути других учеников Внешней секты. Им казалось, что мимо них пронесся порыв ветра, и они изумленно поворачивались и глядели вслед Бай Сяочуню. Он помчался вниз в квартал слуг и прямо к Кухням. Не желая тратить время на открытие ворот, он перелетел через них.

Повара на Кухне были заняты приготовлением еды. Теперь, когда Большой Толстяк Чжан и Третий Толстяк Хэй ушли, Второй Толстяк Хуан стал главным. Он как раз наливал в миску рисовую похлебку, но порыв ветра вдруг ударил ему в лицо, и миска пропала, а вместо неё возник раскрытый рот Бай Сяочуня.

— А? — Второй Толстяк Хуан был поражен и какое-то время стоял, разинув рот.

Прежде чем кто-либо успел сказать хоть слово, Бай Сяочунь схватил ближайшую сковороду и начал поедать содержимое. Очевидно, что этого не было достаточно, поэтому он просто опустил свою голову в глубокую сковороду и выхлебал всю рисовую похлебку… Из одной сковороды, из второй, из третьей… Бай Сяочунь быстро опустошил сто сковородок похлебки. Его желудок был похож на бездонную яму и до сих пор даже близок не был к насыщению.

«Я по-прежнему хочу есть! Это не помогает! Я так голоден… мне нужно мясо!»

Он как безумный быстро огляделся вокруг, и ему на глаза попались горы мяса, которыми были его Старшие братья. Толстяки с Кухонь, застыв от изумления, наблюдали за ним. Они и раньше встречали голодных людей, но никогда не видели кого-то настолько оголодавшего. Он походил на призрак человека, умершего от голода. Вдруг они поняли, что он смотрит на них и пускает на них слюнки. Второй Толстяк Хуан тут же быстро отступил, одновременно восклицая:

— Девятый Толстяк, быстрее, там на кухне есть духовная еда, которую мы приготовили для Старейшины Чжоу.

Глаза Бай Сяочуня заблестели, и он бросился на кухню. На улице Второй Толстяк Хуан и остальные в растерянности переглянулись.

— Вы это видели? Вот что случается с теми, кто становится учеником Внешней секты. Посмотрите, как оголодал наш Младший братишка…

— Пусть меня лучше изобьют до смерти, чем я соглашусь стать учеником Внешней секты!

Остальные толстяки все были твердо намерены придерживаться этого решения, конечно Бай Сяочуня им было немного жаль.

В это время Бай Сяочунь изо всех сил пытался контролировать себя и помнить о шести строчках правды Кухонь. Он только обгладывал края и не съедал всё целиком. Ведь если он нарушит правила, то за это придется отвечать его Старшим братьям, а он бы никогда не подставил их.

После всего этого голод Бай Сяочуня немного уменьшился. Он был близок к слезам, но теперь хотя бы можно было справиться с голодом. Эта Техника Неумирающей Вечной Жизни была слишком пугающей. Хотя теперь ему не приходилось терпеть боль, голод просто сводил с ума.

— Второй Старший брат… — сказал он, виновато смотря на Второго Толстяка Хуана.

Видя, что Бай Сяочунь пришел в себя, Второй Толстяк Хуан наконец почувствовал облегчение. Он подошел и сочувственно потрепал его по плечу.

— Младший братик, не волнуйся. Повезло, что мы как раз готовили еду для Старейшины Чжоу. Смотри, как ты проголодался! Ай-яй-яй. С этих пор заходи почаще, чтобы покушать, хорошо?

Бай Сяочунь был очень тронут. Однако он стиснул зубы и решил, что сделает всё наоборот. Ведь если он однажды потеряет контроль, то может опустошить все Кухни…

Второй Толстяк Хуан и остальные проводили его за ворота, и Бай Сяочунь, постоянно охая, пошел взбираться обратно на Вершину Душистых Облаков. Неожиданно его прекрасная беззаботная жизнь кончилась, и он был в отчаянии. Он действительно боялся, что может погибнуть от голода.

«Интересно, были ли в Секте Духовного Потока ученики, которые в прошлом умерли от голода. Я совершенно точно не хочу стать первым». Пока он жутко рассердившись и расстроившись пытался придумать, как ему решить проблему с едой, вдали прокукарекал петух. Этот звук заставил его остановиться и посмотреть в ту сторону.

«Куры…»

Оглянувшись, чтобы убедиться, что никто за ним не наблюдает, он нырнул в близлежащие заросли кустарника, мгновенно исчезая из виду. Затем он прокрался вперед, как хорек. Через минуту он появился возле забора, который окружал птицеферму для духовных птиц Вершины Душистых Облаков. Внутри было видно несколько кур размером с теленка и трехцветными хвостами, которые вышагивали с важным видом. Бай Сяочунь оглядел их блестящими глазами, и у него потекли слюнки.

— Мясо… — прошептал он и начал посмеиваться, звуки его жуткого смеха и широкая плотоядная улыбка могли напугать кого угодно.

--------------------

Хорек в конце главы https://vk.com/awilleternal?z=photo-141897009_456239046%2Falbum-141897009_00%2Frev

Комментарии