Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

17. Черепашка

На следующий день Бай Сяочунь проснулся рано на рассвете. Он вышел из домика, посмотрел на Бамбук Духовной Зимы и увидел, что он уже размером с невысокого человека. Он удовлетворенно покивал головой и, покинув двор, отправился к Павильону Десяти Тысяч Лекарств.

Солнце поднялось над горизонтом и ярко сияло в небе. Радужный солнечный свет танцевал в тумане, это напоминало золотых карпов — потрясающее зрелище. Бай Сяочунь спешил по тропинке вместе с толпой учеников Внешней секты. Он никого из них не узнавал, и от этого неожиданно заскучал по Старшим братьям с Кухонь.

«Интересно, как там поживают Самый Старший брат и Третий Толстяк Хэй…»

Вздыхая про себя, он целый час шел вперед, пока солнце не поднялось высоко в небе. Наконец-то он увидел вдалеке Павильон Десяти Тысяч Лекарств и десять огромных каменных стел рядом с ним. Такие каменные стелы были только в Павильоне Десяти Тысяч Лекарств. Над ними сиял зеленый свет, который вздымался еще на сто или около того метров вверх. Это было завораживающее зрелище. Казалось, что там стоят десять великанов, вселяющих трепет.

На поверхности каменных стел отображались списки лучших учеников, от первого места до сотого. На самом верху в списке вместо имен были отличительные знаки, которые служили подписями различных Избранных Внешней секты; все эти ученики прославились как аптекари в Павильоне Десяти Тысяч Лекарств.

У каждого аптекаря был свой отличительный знак, он использовал его, чтобы пометить удачные экземпляры созданных им духовных лекарств. Эта традиция пошла с незапамятных времен, и это было честью для всех аптекарей.

Когда последний раз он был здесь с Хоу Юньфэем, тот всё это коротко объяснил ему. Но сейчас Бай Сяочунь пришел сюда один и с интересом стал разглядывать десять каменных стел. Он сразу обратил внимание на выделяющийся на общем фоне отличительный знак, занимающий первое место на самой ближней стеле. Это была магическая бутылка (1). По словам Хоу Юньфэя, эта магическая бутылка являлась отличительным знаком… Чжоу Синьци. Бай Сяочунь уже слышал раньше это имя. Когда он был слугой, помнится, они сидели под луной с Большим Толстяком Чжаном, и тот жевал мелкие отростки корня женьшеня, вздыхая о Чжоу Синьци.

Она была родом из клана смертных, и несколько лет назад её привел один из Старших членов секты. Он обнаружил, что у неё незаурядный скрытый талант. Когда при принятии в секту её официально проверили, сила её скрытого таланта наделала много шума в Секте Духовного Потока.

У неё был редкий духовный меридиан растений и растительной жизни, который не только позволил ей в несколько раз быстрее обычных людей добиваться успехов в культивации, но и наделил её изумительными способностями в области изготовления лекарств. Когда она поселилась на Вершине Душистых Облаков, она стала единственным учеником Ли Цинхоу и считалась самым важным аптекарем после него, а также будущим столпом секты!

По правилам секты, каким бы скрытым талантом не обладал человек, он не мог сразу же стать учеником Внутренней секты. Поэтому Чжоу Синьци имела такой же официальный статус, как и остальные Избранные с других гор южного берега. Все они начинали как ученики Внешней секты и усердно тренировались, чтобы совершенствоваться. Однако всем необходимым для культивации их снабжала Внутренняя секта.

Все знали, что Чжоу Синьци сможет быстро доказать свои способности и стать ученицей Внутренней секты. К тому же она была исключительно красива, за что множество учеников мужского пола её просто обожало. В итоге она стала очень известна на Вершине Душистых Облаков. В действительности, ученики Внутренней секты не относились к ней так, как к ученикам Внешней. И сама Внутренняя секта считалась с ней.

Задумавшись об этом, Бай Сяочунь неожиданно заинтересовался Чжоу Синьци. Затем он перешел к следующей стеле и так далее, пока не рассмотрел все десять. В итоге он практически потерял дар речи.

«Чжоу Синьци просто невероятна. Она на первом месте на восьми из десяти стел! На последних двух её вообще нет, скорее всего, она еще не сдавала там экзамены!» Глаза Бай Сяочуня были величиной с блюдца, пока он рассматривал эти каменные стелы.

К этому времени толпа учеников вокруг Павильона Десяти Тысяч Лекарств значительно увеличилась. Бай Сяочунь оторвал взгляд от каменных стел и нашел место, где можно обменять нефритовую табличку на второй том растений и растительной жизни. Он огляделся и понял, что народу собралось действительно много. Похоже, что они пришли заранее и чего-то ждали. Тут он услышал, как люди взволнованно переговариваются друг с другом:

— Придет Старшая сестра Чжоу!

— Ха-ха-ха! Значит слухи не соврали! Старшая сестра Чжоу сегодня придет! Мы не зря собрались!

— Старшая сестра Чжоу уже заполучила первое место в пяти томах растений и растительной жизни и в трех томах духовных существ. В этот раз она определенно попытается сдать экзамен за четвертый том духовных существ!

Разговоры в толпе то разгорались, то замолкали, и народу скапливалось всё больше. Бай Сяочунь застрял в самой середине толпы, хорошо, что он уже не был таким толстым, как раньше. Немного растолкав народ, он пробился вперед. Как раз в это мгновение показался яркий луч света, летящий по небу.

Это был голубой летающий шелк, на котором стояла девушка в шэньи ученицы Внешней секты. Её длинные черные волосы развевались за спиной, её тонкие брови вразлет были подобны фениксу, а глаза холодно сияли, словно луна. Цвет её кожи казался прелестным, а стан — строен и гибок. Пока она подлетала к одной из десяти каменных стел, из толпы учеников Внешней секты стали раздаваться приветственные крики. Она приземлилась и, ни разу не оглянувшись, сразу же пошла к одному из домиков, стоявших под каменными стелами.

Только сейчас Бай Сяочунь обратил внимания, что домики были под каждой из десяти стел. Люди постоянно входили и выходили оттуда. Прилетевшая молодая девушка тоже вошла в домик.

Окружающие ученики были очень взволнованы. Бай Сяочунь оглянулся, выбрал одного ученика, который на вид был худее и слабее остальных, и бочком подобрался к нему. Затем он громко воскликнул:

— Ну наконец-то мне удалось снова посмотреть на Старшую сестру Чжоу! В этот раз она наверняка получит первое место на девятой каменной стеле!

После этого он повернулся и спросил худенького паренька о подробностях происходящего. Учитывая, что юноша был в прекрасном настроении, он быстро всё объяснил.

— Старшая сестра Чжоу хочет занять первое место на всех десяти стелах. Такое случится впервые с древних времен. И она единственная, кому это действительно под силу. Ей осталось только сдать экзамен по четвертому и пятому томам духовных существ, и она определенно займет первое место в обоих!

Бай Сяочунь решил, что самое важное — это заполучить второй том растений и растительной жизни, а значит, ему нужно сдать экзамен в соответствующем домике. Если у него получится, то ему выдадут том. Поэтому он начал проталкиваться сквозь толпу к первой каменной стеле. Ему это с трудом удалось, а когда он туда попал, оказалось, что все нужные домики уже заняты. Через какое-то время он увидел расстроенного ученика, горестно выходящего из одного из домиков. Это его ничуть не напугало. Бай Сяочунь тут же вошел в освободившийся домик.

Попав внутрь, он оказался полностью отрезанным от шума и гама извне, здесь были тишина и спокойствие. Комната была небольшая, посередине лежал коврик для медитации перед маленькой каменной стелой. Бай Сяочунь, как предписывалось, уселся со скрещенными ногами и достал нефритовую табличку с первым томом растений и растительной жизни. Он приложил её к вершине каменной стелы, и она утонула внутри. Каменная стела содрогнулась и ярко засветилась.

«По словам Старшего брата снаружи, сейчас я должен решить, как будет выглядеть мой отличительный знак аптекаря». После минутного раздумья он усмехнулся и нарисовал черепашку. Он любил черепах, и, хотя его рисунок был немного кривоватым и уродливым, ему он казался вполне симпатичным.

Нарисованная черепашка немного померцала, и Бай Сяочунь глубоко вздохнул. Он успокоил свою ци и очистил разум, его глаза ярко засветились. Наконец, он вытянул руку и прикоснулся к каменной стеле. В его голове сразу загромыхало, а перед глазами всё расплылось. Когда зрение прояснилось, вокруг уже была не комната в домике, а иллюзорный мир. Прежде чем он успел оглядеться, перед ним сверкнул свет, и насколько хватало глаз, везде были бесчисленные лечебные растения. Ни одно растение не было целым. Каждое было разделено на десять или более частей, перемешанных с частями других растений. Было невозможно сказать, сколько же всего там растений, просто посмотрев на это.

Этот метод проверки знаний Павильона Десяти Тысяч Лекарств вселял ужас во многих учеников Внешней секты Вершины Душистых Облаков. Годами множество учеников пыталось пройти экзамен, в итоге полностью теряя веру в свои способности. Поэтому если имя ученика появлялось на каменной стеле в первой сотне лучших, то такой ученик становился объектом массовой зависти и одобрения. Это особенно касалось первого места, которое гарантировало большую славу.

Вдруг раздался холодный, равнодушный голос:

 — За время горения палочки благовоний, восстановите духовные растения. Результат экзамена будет зависеть от того, сколько целых растений получится в итоге. Можете начинать.

«И это всё?» — подумал Бай Сяочунь. Он с трудом мог в это поверить. Он так прилежно изучал лекарственные растения из нефритовой таблички, что сразу же заметил сотни растений, которые он мог восстановить.

Ранее он очень волновался из-за экзамена, но сейчас, увидев, в чем он заключается, вздохнул с облегчением, однако до конца не успокоился.

«Не может быть, что всё так просто. Если задание такое простое, то количество растений, которые нужно восстановить, чтобы сдать экзамен, скорее всего, просто огромное».

Снова забеспокоившись, он быстро замахал пальцем в воздухе, показывая на дюжину или около того фрагментов лекарственных растений. Тут же эти фрагменты сложились вместе, формируя два растения. Затем он начал использовать обе руки, махая ими в воздухе, чтобы безостановочно указывать на бесчисленные фрагменты растений, которые взлетали и собирались вместе в растения. Так одно за другим он восстановил сто лекарственных растений.

Он посмотрел вверх, на мгновение задумавшись, и повеселел. Отбросив посторонние мысли, он полностью сосредоточился на фрагментах растений, которые быстро слетались по мановению его рук. Потом он вдруг представил, как ужасно будет, если он провалит экзамен, и со свирепой решимостью продолжил, не жалея сил. Его глаза налились кровью, а руки стали двигаться еще быстрее. Сто растений. Двести растений. Триста растений. Пятьсот растений… Тысяча растений!

По его лицу градом катился пот, белый пар струился из макушки, а руки летали. Он оглядывался, мгновенно узнавая больше фрагментов, чем он мог сложить вместе. Когда он запоминал лекарственные растения из нефритовой таблички, он был так предан делу, что был готов перемолоть растения в порошок, только чтобы иметь возможность более глубоко их изучить. Однако это было невозможно, поэтому он изучал их максимально подробно, пока у него не появлялась уверенность, что он полностью понял их.

Если бы какой-нибудь из учеников увидел это, то он бы пораженно ахнул. Для них этот экзамен был настолько страшен, что волосы вставали дыбом на голове. Никто из них даже представить не мог, как дотошно Бай Сяочунь изучил лекарственные растения из нефритовой таблички.

Шло время. Две тысячи растений. Три тысячи растений…

Глаза Бай Сяочуня полностью налились кровью, пока он заставлял свои руки следовать за мыслью. Он даже использовал силу четвертого уровня Конденсации Ци в страхе, что не справится. Как бы быстро он не двигался, он не был уверен, что сможет набрать нужное количество растений, поэтому он только сжимал зубы и продолжал изо всех сил. Четыре тысячи растений. Пять тысяч растений. Шесть тысяч растений. Семь тысяч растений…

Он не знал, сколько прошло времени, но вокруг по-прежнему оставались фрагменты растений. Вдруг свет окутал его со всех сторон, и перед глазами всё поплыло. Комната в домике снова стала видна, а на поверхности стелы появилась нефритовая табличка. Это была та же самая табличка с первым томом растений и растительной жизни, что он положил туда в начале.

«Я не смог собрать их все, но осталось немного…» — подумал он в тревоге. Потом он забрал нефритовую табличку и с поникшим видом вышел из домика. Как раз в это время послышались радостные возгласы толпы. Он посмотрел в направлении домика, куда вошла Чжоу Синьци. Когда она вышла, её отличительный знак появился в первой строчке на стеле.

--------------------------

(1) Похожа на ритуальную буддийскую бутылку. Она выглядит как пузатая ваза с очень узким и длинным горлышком. https://vk.com/awilleternal?z=photo-141897009_456239043%2Fwall-141897009_27

Черепашка Бай Сяочуня https://vk.com/photo-141897009_456239042

Комментарии