Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

113. Что-то действительно ужасное...

Что-то странное было в этой лекарственной пилюле третьего ранга. К тому же её качество превзошло низкое качество, достигнув среднего. Бай Сяочунь пришёл в восторг и тут же позабыл, как расстроил его кролик. Держа пилюлю в руке, он тяжело задышал, его переполняло нетерпение.

— Эта пилюля сможет изменить судьбу долины Десяти Тысяч Змей! Больше ни одна змея не раскроет рта.

Гордая улыбка озарила его лицо, но тут он снова вспомнил кролика, и его сердце часто забилось. Потом он услышал, как змеи неистово шипят и бьются о защитную магическую формацию.

— Замолкните! — зарычал он, злобно буравя их взглядом.

Тут он вынул черепашью сковороду и духовно улучшил пилюлю… Он не стал ограничиваться двукратным улучшением, а использовал уже заканчивающиеся духовные хвосты для трёхкратного. Засиял серебряный свет, и уровень примесей в пилюле понизился: среднее качество превратилось в высочайшее. С пилюлей в руке Бай Сяочунь важно прошагал к краю магической формации, где окинул взглядом плюющихся ядом и таранящих защитное поле змей.

— Полгода назад Лорд Бай обещал вам показать, насколько он велик. Не забывайте. Вы вынудили меня на это!

С этими словами он выкинул лекарственную пилюлю за пределы защитной формации прямо в гущу змей. Он добавил в её состав каплю своей крови, поэтому, как только пилюля оказалась над змеями, они стали бросаться на неё, борясь друг с другом, чтобы вперёд других проглотить пилюлю. В конце победила гадюка остекленевших глаз смерти на четвёртом уровне Конденсации Ци. Как только она проглотила пилюлю, по её телу прошла дрожь, а глаза засветились странным светом. Бай Сяочунь оживлённо наблюдал, но прежде чем что-то ещё успело случиться, на неё напала кобра кровавого бога. Учитывая, что кобра была на восьмом уровне Конденсации Ци, то все змеи, попавшиеся на её пути, превратились в кровавое месиво. Затем кобра заглотила гадюку остекленевших глаз смерти в один присест.

Бай Сяочунь большими глазами уставился на кобру кровавого бога, она ответила холодным взглядом, а потом уползла на каменистую площадку, где улеглась, свернувшись в клубок. Бай Сяочунь забеспокоился, но у него не было другого выбора, как только сидеть и ждать, что будет дальше. Спустя время горения палочки благовоний кобра кровавого бога вдруг задрожала. Очевидно, что она захотела открыть пасть, но что-то очень липкое не давало ей это сделать. Пытаясь изо всех сил, она наконец смогла чуть приоткрыть рот, но между верхней и нижней челюстью натянулись нити липкой субстанции. Бай Сяочунь с радостью наблюдал, как его опыт удался, и нетерпеливо ожидал, когда в силу вступит второй эффект действия пилюли.

Снова прошло время горения палочки благовоний. Пасть кобры кровавого бога теперь была полностью запечатана. Кобра вытаращила глаза, которые теперь уже не были столь холодными и злыми, а напоминали скорее глаза золотой рыбки. Змея, казалось, растеряна, и вместо того, чтобы быть свирепой, как раньше, теперь даже стала симпатичной. Вскоре со стороны кобры кровавого бога раздалось пукание. Появилась розовая газообразная субстанция, которая быстро преобразовалась в туман и распространилась во все стороны. Потом снова послышалось пукание, кобра кровавого бога явно ещё не закончила.

Бай Сяочунь оживлённо наблюдал, как процесс набирает обороты и продолжается целый день. Кроме территории, защищённой магической формацией, вся пещера стала наполняться розовым туманом, который вдыхали змеи. Постепенно в их ртах появилась липкая субстанция, а глаза повылезали из орбит. Вскоре следующая партия змей начала пукать. В конце концов пещеру наполнил оглушительный непрерывный пердёж. Когда туман полностью заполнил пещеру, под его действие попали все змеи. Даже змеи из самой глубокой части пещеры, чьи блестящие глаза больше всего пугали Бай Сяочуня, тоже начали пукать.

Через несколько дней туман рассеялся. Бай Сяочунь стоял под защитой магической формации и смотрел вокруг на пещеру, полную молчащих змей. Больше не было ни шипения, ни плевков ядом. Пасти всех змей намертво склеились, а пустые глаза навыкате отражали растерянность.

Запрокинув голову, Бай Сяочунь раскатисто рассмеялся. Гордо выпятив подбородок, он по привычке принял позу одинокого героя и взмахнул рукавом.

— Одним щелчком пальца я закрыл рты всем змеям долины Десяти Тысяч Змей. Ну, а столь совершенную пилюлю, изобретённую мной, я именую Захлопни Пасть Пилюля!

Одинокий герой вышел за пределы защитной формации, чтобы прогуляться между миленькими змейками. Оглядываясь вокруг, он счастливо улыбался и ещё сильнее ощущал себя героем. Но потом он заметил, что одношаговая гадюка вдалеке стала ярко-красной, как если бы её тело сильно накалилось. А затем она вдруг начала яростно биться о землю. Теперь, когда рот одношаговой гадюки был заклеен, она не могла шипеть и, казалось, совсем не чувствовала боли. Вскоре её кожа изодралась, и она начала истекать кровью, но при этом продолжала биться обо всё вокруг. Поражённый Бай Сяочунь думал что-то сделать, но эта одношаговая гадюка, похоже, просто сошла с ума.

И тут Бай Сяочунь помрачнел, ведь другие змеи поблизости тоже начали раскаляться докрасна и биться о землю. Жар, который от них исходил, вызвал в воздухе марево. Больше всего внимание привлекала кобра кровавого бога, которая после приёма пилюли сильно выросла и билась о землю слишком неистово. В глубине пещеры раздался грохот, и скоро все змеи бились о землю как ненормальные. Некоторые кидались на стены.

Глаза Бай Сяочуня расширились до размеров блюдец, он быстро нырнул за защитное поле магической формации. Тут же множество змей стали бросаться на защитный барьер, словно безумные. У Бай Сяочуня от одного этого вида занемел затылок.

«Чёрт, это плохо. Эти змеи посходили с ума. Если они продолжат долбиться о землю, то случится что-то действительно ужасное!»

Бай Сяочунь начал серьёзно переживать. Он ведь просто хотел, чтобы змеи закрыли рты, и никогда не думал, что произойдёт что-то подобное. Он задрожал при одной мысли о том, как разозлится Ли Цинхоу, если увидит змей в таком состоянии. Снедаемый беспокойством, он вбежал в домик и принялся за перегонку. Достав множество разных лекарственных растений, он надеялся приготовить какое-нибудь временное средство для разрешения проблемы. От его гордого самодовольства не осталось и следа. Казалось, что он вот-вот заплачет и что он до чёртиков напуган. Через несколько дней с растрёпанными волосами и налившимися кровью глазами он вылетел из домика.

В его руке было три пилюли, которые он изготовил за последние три бессонных дня и ночи. Он надеялся, что эти пилюли помогут успокоить змей, чтобы дать ему какое-то время на изобретение антидота. То, что он увидел, когда вышел, потрясло его до глубины души. Все змеи извивались и бились о землю в неистовом бешенстве. Каменные стены потрескались, многие змеи покрылись кровавыми ранами. Бай Сяочунь был готов заплакать. Он быстро кинул лекарственные пилюли, они взорвались в воздухе, и туман окутал змей. Почти сразу же они стали успокаиваться, а их раны начали исцеляться.

Прошло несколько дней, змеи оставались спокойными и больше не бились о землю. Наконец Бай Сяочунь облегчённо вздохнул.

— Вы чуть не напугали Лорда Бая до смерти! Я думал, что случится что-то ужасное. Хм! С моими познаниями в Дао медицины это было проще простого!

Очень гордый собой Бай Сяочунь уже собирался пойти работать над антидотом, когда вдруг застыл на месте и с трудом сглотнул, глядя на одну из змей вдалеке. Это была гадюка остекленевших глаз смерти, которая полностью поправилась и начала излучать очень мощную ауру. Излучения порождала не основа культивации, а физическое тело. Вдруг гадюка дёрнулась и ударила валун поблизости, его сразу разнесло на мелкие кусочки.

У Бай Сяочуня расширились глаза. В пещере было немало гадюк остекленевших глаз смерти, и хотя их яд был смертелен даже в мизерных дозах, их тела раньше были сравнительно слабыми. Определённо они не должны были быть настолько мощными, но нет, его глаза совершенно точно не врали ему. Тяжело дыша, он посмотрел на других змей, и пот начал капать со лба.

— Как такое возможно? — хрипло пробормотал он.

Ещё больше змей дёргались, и сила их физического тела резко увеличивалась. Они не бились о землю, но их любое малейшее движение заставляло землю дрожать. Валуны рассыпались на щебень, словно змеи были хлыстами в руках всемогущего существа, хлыстами, которые могли разбить вдребезги любое препятствие.

Все змеи обрели, казалось, неограниченную силу физического тела, и что хуже, некоторые из них направились в его сторону. Раньше магическая формация легко могла их остановить, но теперь она дрожала и трещала. Бай Сяочунь просто не представлял, как сможет справиться с таким количеством бесконечно сильных змей, если формация не выдержит. И тогда кобра кровавого бога, тело которой было сильнее, чем у остальных, тоже врезалась в магическую формацию.

В то же время из глубин пещеры показалась голова ещё одной змеи. Она уставилась на Бай Сяочуня вылупленными глазами. Огромная голова была примерно три метра в длину, можно только представить, каким длинным было всё остальное тело. Перепуганный Бай Сяочунь закричал и скрылся в каменном домике, чтобы начать перегонять ещё одно временное средство.

Комментарии