Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

112. Роковая встреча

Бай Сяочунь кипел гневом, сидя со скрещёнными ногами перед алхимической печью.

— Эти змеи — настоящее зло! — сказал он, холодно хмыкнув. — Ни капли не симпатичные! Теперь, когда я в совершенстве освоил перегонку лекарств третьего ранга, думаете, я не смогу проучить вас, тупые змеюки?! Вы всё время плюётесь ядом и шипите, да? Хм! Что ж, я приготовлю такую пилюлю, что вы все позакрываете свои рты!

Полный уверенности в своих силах, он махнул рукавом и начал продумывать лекарственную формулу. «Если я хочу, чтобы эти змеи замолкли, мне нужна по-настоящему действенная пилюля, которая сможет удержать их рты закрытыми…» Зловеще посмеиваясь, он принялся подбирать нужные ингредиенты.

Шло время. Через семь дней Бай Сяочунь погрузился в одержимое состояние. Одно за другим он вынимал лекарственные растения из сумки и внимательно осматривал, чтобы подобрать подходящие. В итоге он отобрал тридцать семь лекарственных растений. Если особым образом перегнать их, то они образуют очень липкую субстанцию, но и этого Бай Сяочуню было недостаточно. Используя принципы взаимного усиления и подавления, он начал делать поправки, чтобы пилюля получилась ещё более липкая.

Через месяц его волосы полностью растрепались. Из алхимической печи валил чёрный дым, в котором содержались загустевшие ошмётки лекарственных ингредиентов. Это была уже десятая неудача за месяц. За окном как обычно громко шипели змеи. Бай Сяочунь нахмурился, его стремление проучить их всё больше росло.

«Может быть, я выбрал неправильный подход. Я пытался заставить смесь стать ещё более липкой при помощи внешней силы. Хотя я в некоторой мере использовал техники взаимного усиления и подавления, но, возможно, мне нужно получше узнать, как устроены змеи. Это может вдохновить меня и помочь увеличить эффективность лекарства!»

Обдумав все ещё раз, он вышел из каменного домика и стал расхаживать туда-сюда вдоль границы магической формации. Улучив удачный момент, он быстро, словно молния, высунул руку, схватил и втащил внутрь магической формации очковую кобру, не успевшую среагировать. Сразу после того, как рука Бай Сяочуня снова спряталась за магическую формацию, град ядовитых плевков змей окатил поверхность формации. Однако Бай Сяочунь так погрузился в Дао медицины, что полностью это проигнорировал. Уверенно сжимая в руке очковую кобру, он вернулся в домик. Вскоре после этого оттуда раздался безумный гогот.

Очковая кобра обладала силой третьего уровня Конденсации Ци, но в руках Бай Сяочуня оказалась слабее, чем духовная хвостатая курица. Вскоре Бай Сяочунь вскрыл змею и изучил все в подробностях, даже кости и кровь. Обдумав увиденное, он подправил сочетание лекарственных трав и вернулся к перегонке. На следующий день алхимическая печь задрожала, и повалил чёрный дым. Бай Сяочунь закашлялся, но не так надрывно, как до этого. Немного пораскинув мозгами, он отправился за ещё одной змеёй для изучения. Вскоре его снова посетило вдохновение.

Через три дня из алхимической печи вновь повалил чёрный дым. Рассвирепевший Бай Сяочунь издал рык и с налившимися кровью глазами снова пошёл добывать материал для исследования. Прошёл ещё месяц, и к этому времени Бай Сяочунь успел позабыть, зачем он создаёт эту лекарственную формулу. Он с головой ушёл в творческий процесс, время от времени выхватывая из-за границы защитной формации очередную жертву исследований. Это у него теперь получалось мастерски. За прошедший месяц он поймал и исследовал десятки змей. Змеи снаружи морозили его взглядом, словно заклятого врага. Их шипение и плевки ядом никогда не прекращались. Змеи на восьмом уровне Конденсации Ци продолжали время от времени испытывать барьер магической формации на прочность, надеясь полакомиться Бай Сяочунем.

— Нет. Все не то. Недостаточно липкое!

Прошло уже два месяца с момента начала работы над лекарственной пилюлей, которая заклеит ядовитым змеям рты. Бай Сяочуня уже постигла сотня неудач, при этом успеха он не добился ещё ни разу. Создание лекарственной формулы — дело непростое, в чём он уже успел хорошо убедиться. Но он не сдавался. Напротив, он ещё глубже погрузился в свои эксперименты, словно безумный. Прошло ещё два месяца, за плечами была сотня неудач, но один раз у него все же получилось. Когда это случилось, то он недовольно осмотрел чёрное духовное лекарство в своих руках.

«Почему вышла только одна пилюля… Здесь так много змей! Если я заставлю закрыть рот только одну, то от этого не будет никакого проку… — С налившимися кровью глазами он сердито подёргал себя за волосы и уставился на пилюлю. — Нужно распространить действие на всех. Лучше всего будет, если, съев пилюлю, змея начнёт распространять что-то типа ауры, которая заразить остальных змей… Хм… Заразит? Точно! Зараза! Мне нужно создать лекарственную формулу, которая начнёт эпидемию!»

С ярко сияющими глазами и прерывистым тяжёлым дыханием Бай Сяочунь уверился, что нашёл правильное направление. Вскоре после этого он неожиданно рассмеялся. Если бы кто-нибудь увидел Бай Сяочуня в этот момент, то его безумный смех заставил бы такого человека поклясться никогда больше не приближаться к Бай Сяочуню, пока тот изготавливает лекарства. Сейчас от Бай Сяочуня так и веяло злодейством.

После нового озарения он снова принялся за перегонку. Он смешивал и сравнивал лекарства, подправлял усиление и подавление, вносил то там, то сям небольшие поправки. Он притаскивал змей все чаще. Несколько возникших опасных ситуаций ничуть его не тронули, казалось, что он совсем не замечает происходящего вокруг. Он полностью сосредоточился на создании новой лекарственной формулы. Шло время. Один месяц. Два месяца. Три. Четыре…

Вскоре прошло уже полгода с тех пор, как Бай Сяочунь начал работать над лекарственной формулой. За это время он потерпел неудачу так много раз, что и не сосчитать. Он совсем не следил за собой: одежда помялась, волосы растрепались, лицо перепачкалось в саже. Но его покрасневшие глаза горели энтузиазмом, пока он наблюдал за алхимической печью.

— На этот раз все получится. Ха-ха-ха! На этот раз я это сделаю!

Пока он оживлённо голосил, алхимическая печь задрожала. Он вложил всё сердце и душу в эту пилюлю, сейчас, когда она вот-вот должна была явить себя миру, Бай Сяочуня захлестнуло лихорадочное возбуждение.

— Змей Ли! Прохиндей Ли! Когда ты бросил Лорда Бая в этом месте, неужели ты думал, что он не сможет справиться с какими-то презренными змеями? Только подожди, когда эта драгоценная пилюля наконец будет готова, тогда я преподам урок твоим тупым змеям. Хм! Кто знает, после этого, возможно, я даже смогу завоевать весь мир при помощи этих змей!

Он хвастал и смеялся, как маньяк, но вдруг его лицо помрачнело, когда он что-то увидел снаружи каменного домика. Тут же у него отвисла челюсть. Он не мог сказать, когда именно, но к нему пришёл гость и теперь стоял в дверях. Он был не очень высоким, с двумя белыми лапами и двумя длинным ушами, которые торчали вверх. У него даже был пушистый хвостик, которым он вовсю махал из стороны в сторону. А ещё у него были красные глаза и симпатичный ротик с двумя выдающимися вперёд зубами. И сейчас он стоял и смотрел на Бай Сяочуня. Время неожиданно растянулось и стало ползти со скоростью улитки. У Бай Сяочуня расширились глаза.

— Что ты тут делаешь? — закричал он.

Когда на Вершине Душистых Облаков творился хаос, Бай Сяочунь обыскал всё её уголки, но не смог найти именно этого… говорящего кролика! После того как Бай Сяочунь закричал, кролик неожиданно повторил его позу и тоже закричал:

— Что ты тут делаешь?!

С большими глазами кролик развернулся и умчался на полной скорости, одновременно повторяя последовательность фраз.

— Небеса! Что это?!

— Вы это видели? Этот кролик может говорить!

— Никому не говорите, но вчера я видел, как старейшина Чжоу заходил в комнату со своими фениксами. А потом я слышал оттуда очень странные звуки…

— Старший брат Хоу Юньфэй, ты такой проказник! Что ты делаешь?.. Ах… что это? Почему эти обезьяны бьются в конвульсиях?!

— Младшая сестра Мэйсян, я, Ли Цинхоу, верен в любви. Когда я достигну Золотого Ядра, я обязательно сделаю тебя моей даосской спутницей!

— Ха-ха-ха! Эта лекарственная пилюля просто невероятна! Я, Бай Сяочунь, совершенно определённо великолепен. Этот кролик и вправду может говорить!

— Змей Ли! Прохиндей Ли! Когда ты бросил Лорда Бая в этом месте, неужели ты думал, что он не сможет справиться с какими-то презренными змеями? Только подожди, когда эта драгоценная пилюля наконец будет готова, тогда я преподам урок твоим тупым змеям. Хм! Кто знает, после этого, возможно, я даже смогу завоевать весь мир при помощи этих змей! Ха-ха-ха-ха!

Повторяя фразы, кролик умчался из каменного домика. Когда Бай Сяочунь услышал его последние реплики, то моментально помрачнел и испустил яростный вой. Он попытался поймать кролика, но тот был слишком шустрым. Бай Сяочунь выскочил из домика, но от его крика множество змей в пещере зашипело и начало плеваться ядом. Кролик оказался невероятно юрким, он с лёгкостью избегал встречи со змеями. Когда они пытались его укусить, их зубы смыкались в воздухе, а кролик… исчез, оставив за собой только облачко пыли. Можно было услышать, как он удаляется, постоянно повторяя выученные фразы, которые эхом отражались от стен пещеры.

Бай Сяочунь был готов свалиться без чувств. Он хотел погнаться за кроликом, но было очевидно, что Бай Сяочуню не хватит прыти. Всё, что ему оставалось, — это смотреть в сторону убежавшего кролика, стараясь не заплакать. Подумав о повадках кролика и его громком голосе, он сразу жутко вспотел. Если кролик раструбит это по секте, а Ли Цинхоу прознаёт, то Бай Сяочунь хорошо представлял, какую катастрофу это за собой повлечёт.

«Проклятье! — подумал он, стискивая зубы. — Что это за кролик такой?!»

Однако правда была в том, что ответа на этот вопрос не знал никто. В конце концов, это Бай Сяочунь был тем, кто создал кролика. Ощущение, что он подложил свинью сам себе, разъярило Бай Сяочуня ещё сильнее. Беспокойно прочистив горло, он прокричал:

— Глава горы Ли великолепен и могущественен! Он неуязвим, куда бы ни пошёл! Он мой самый любимый родственник! Дядя Ли, я, Бай Сяочунь, обязательно буду в будущем стараться изо всех сил и обещаю, что никогда тебя не разочарую! Я, Бай Сяочунь, от природы непослушный и вредный, я, конечно же, отправлен сюда в наказание. Я провожу всё время в созерцании. Спасибо, спасибо тебе, глава горы…

Чуть ли не плача, он продолжал беспрерывно выкрикивать фразы в надежде, что кролик его услышит и запомнит их. Вскоре послышался грохот из алхимической печи в домике, и по нему распространился лекарственный аромат. Расстроенный Бай Сяочунь про себя отругал кролика, потом вздохнул и повернулся к дому. Когда он открыл алхимическую печь, то увидел там черно-белую пилюлю, сияющую странным светом.

Комментарии