Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

11. Хоу Сяомэй

Надежда! Она появилась у длиннолицего юноши после слов Бай Сяочуня. Он бросил взгляд на горы плоти за его спиной, которые ехидно улыбались, и засомневался.

— Вы…

Бай Сяочунь выступил вперед, сверкая в высшей степени очаровательной улыбкой, как человек, который не обидит и мухи. Он похлопал длиннолицего слугу по плечу и сказал:

— Поздравляю с принятием во Внешнюю секту, Старший брат. Ты как карп, перепрыгнувший Врата Дракона. Ты взмоешь в небеса как звезда, тебя ждет бескрайнее будущее. Но твой Младший брат здесь очень сильно постарался, пока бежал весь этот путь к финишной черте. Как ты думаешь, разве не будет правильно дать ему за труды соответствующую компенсацию?

Лицо слуги потемнело. Если бы он до сих пор не понял, в чём дело, это бы означало, что он прожил столько лет зазря. Он посмотрел на Бай Сяочуня, потом на Большого Толстяка Чжана и Третьего Толстяка Хэя. Потом его выражение лица сменилось, он лихорадочно пытался сообразить, что предпринять. Недолго думая, он сжал зубы и принял решение.

Могло показаться, что если он пропустит этот шанс, то он потеряет всего лишь месяц времени. Но кто мог предсказать, появится ли в следующем месяце еще кто-то сильный. И неизвестно, придут ли эти трое с Кухонь на состязания в следующий раз… Самое главное — этот юноша твердо решил, что станет учеником Внешней секты, и сейчас прямо перед ним были надежда и возможность сделать это. Наконец он топнул ногой.

— Сколько ты хочешь? — спросил он сквозь сжатые зубы.

Широко улыбаясь, Бай Сяочунь быстро ответил:

— Не много, не много. Знаешь, я решил принимать участие в испытаниях огнем еще несколько месяцев. Как насчет двадцати духовных камней? Этого будет достаточно.

Когда длиннолицый юноша услышал цифру, его сердце дрогнуло. Он взмахнул рукавом и хотел отказаться, но Бай Сяочунь снова заговорил:

— Послушай, это вовсе не потому, что я такой жадный. Мы все втроем вместе, поэтому ты должен подумать не только обо мне. Мой Самый Старший брат и Третий Старший брат оба голодали и потеряли в весе, всё ради этого испытания огнем.

В этом Бай Сяочунь ни капли не соврал. Большой Толстяк Чжан и Третий Толстяк Хэй оба потеряли достаточно много жира, пока взбирались на гору. Длиннолицый слуга оглядел Большого Толстяка Чжана и Третьего Толстяка Хэя и про себя стал извергать череду проклятий. Затем он начал торговаться и в конце согласился на шестнадцать духовных камней. С болью в сердце он, наконец, передал сумку с камнями Бай Сяочуню.

— Всё в порядке? — спросил он хриплым голосом.

— Всё прекрасно, — радостно ответил Бай Сяочунь. — Хорошо, Старший брат, пожалуйста, подожди в сторонке минутку. Как только появятся еще двое покупателей, мы откроем проход к выходу, — Бай Сяочунь передал сумку с духовными камнями Большому Толстяку Чжану.

Когда длиннолицый слуга осознал, что они будут ждать еще двух человек, он начал предвкушать. Это была ситуация: «Если уж я попался, пусть и другим достанется». К этому моменту два ученика Внешней секты по ту сторону от финишной черты поняли, в чём дело; они выпучили глаза и не могли в это поверить.

— Чем это вы там занимаетесь? — закричал один из них. — Вы в самом деле продаете места во Внешней секте? Какая наглость!

Большой Толстяк Чжан в экстазе считал духовные камни, когда услышал слова учеников Внешней секты. Он повернулся, рассержено посмотрел на них и раздраженно спросил:

 — Зачем же так орать? Я очень устал, пока добирался сюда, и теперь у меня нет настроения идти дальше. Только не говорите, что нам нельзя пропускать вперед других наших товарищей? Если они хотят возместить нам за наши труды, что же в этом плохого, а? — два ученика Внешней секты не знали, что на это ответить.

В это время семь или восемь слуг с раскрасневшимися лицами показалось на дороге. Они дышали так тяжело, что их пыхтение оглушало почти как гром. Впереди был крепкий мужчина лет тридцати. Его грудь была обнажена, и он выглядел впечатляюще, вышагивая вверх к вершине горы. Бай Сяочунь тут же вышел вперед с горящими глазами.

— Ты немного опоздал, Старший брат. Однако я вдруг передумал становиться учеником Внешней секты. Хочешь моё место?

Здоровяк в шоке уставился на него, потом оглянулся посмотреть на группу других слуг, которые поднимались по дороге за ним. Он холодно усмехнулся и сказал:

— Ты думаешь, что можешь стрясти с меня денег, Младший брат? Забудь! — зарычав, мужчина взмахнул рукой, излучая духовное давление третьего уровня Конденсации Ци.

Бай Сяочунь отступил на шаг и прокричал:

— Самый Старший брат!

Почти сразу гора плоти спустилась сверху. Здоровяк опешил, увидев это. Потом с сильным грохотом гора плоти врезалась в него. Здоровяк жалобно вскрикнул, а Большой Толстяк Чжан оседлал его. Тот сопротивлялся, но освободиться не мог. Если бы он сам не был таким большим и сильным, то из его легких бы выдавили весь воздух, и он бы потерял сознание.

Когда семь или около того слуг, которые поднимались по горе за здоровяком, увидели, что происходит, они потрясенно выпучили глаза. Двое учеников Внешней секты тоже с шумом втянули воздух в раскрытые рты. Здоровяк, который застрял, погребенный под Большим Толстяком Чжаном, был, казалось, почти полностью раздавлен. Они просто не могли не пожалеть его.

Стреляя глазами по сторонам, Бай Сяочунь наклонился и прошептал:

— Самый Старший брат, у нас есть зрители.

Зная Бай Сяочуня уже на протяжении года, Большой Толстяк Чжан тут же понял намек. Зло глядя вниз на крепкого мужчину, он сжал свои ручищи в кулаки, подобные молотам, и стал бить здоровяка.

— Как ты смеешь не заплатить за труды Дедушки Толстяка! Какая неслыханная наглость! Сюда было так тяжело подниматься. Мы хотели стать учениками Внешней секты, но так получилось, что мы передумали в последнюю минуту. Конечно же мы хотим небольшую компенсацию! Черт! Не могу поверить, что ты отказываешь нам!

Поколотив его еще немного, Большой Толстяк Чжан подпрыгнул вверх в воздух, а потом со всей силы опустился вниз на мужчину. Здоровяк жалобно завизжал, едва дыша. Когда Большой Толстяк Чжан приготовился снова подпрыгнуть, мужчина неожиданно вынул сумку и протянул её в вытянутой руке. В ужасе он вымолвил:

— Вот, возьмите, здесь компенсация!

Большой Толстяк Чжан тут же помог мужчине подняться на ноги. Просияв, он взял сумку и заглянул внутрь, а потом помог мужчине отряхнуть пыль с одежды.

— Ха-ха-ха! Что же ты раньше не сказал, брат? Смотри, люди уже выстраиваются в очередь впереди тебя. Еще один человек, и мы откроем дорогу к финишу.

Крепкий мужчина чувствовал себя сразу и униженным, и рассерженным, но не смел ничего возразить. Сильно подавленный, он прошагал, чтобы встать рядом с длиннолицым слугой. Что до длиннолицего слуги, он уже чувствовал себя немного лучше и не мог не думать, что он гораздо умнее, чем этот крепкий мужчина.

— Это восхитительно, Самый Старший брат! — сказал Бай Сяочунь, улыбаясь до ушей.

Затем он радостно посмотрел на остальных слуг, которые пришли вслед за здоровяком, а теперь стояли с выражением ужаса на лицах. Большой Толстяк Чжан гордо улыбнулся, потом отошел обратно на своё место загораживать путь. Двое учеников Внешней секты обменялись растерянными взглядами. Вымогательство денег у длиннолицего слуги казалось почти умеренным и вежливым по сравнению с тем, что случилось сейчас.

— Они… они же грабят людей!

— Это грабеж! — они были рассержены, но еще и немного завидовали, жалея, что такая идея не пришла им в голову, когда они сами принимали участие в испытании огнем.

Больше всего не знали, что и думать, семь человек, которые пришли после крепкого мужчины. Пока они смотрели, как Большой Толстяк Чжан расплющивает его и избивает, у них загорелись глаза. Раньше стать учеником Внешней секты казалось невозможным. Но сейчас… у них вдруг появилась надежда. Возбужденно смотря на всех этих людей, Бай Сяочунь вдруг крикнул громким голосом:

— Дамы и господа, осталось всего одно место. Как насчет того, что мы отдадим его тому, кто заплатит больше всех!

Сразу же группа слуг поняла, что происходит, и они запыхтели еще сильнее. Взгляд их глаз затуманился, а в мыслях замелькали варианты самых невероятных возможностей. Почти сразу люди начали выкрикивать ставки, будто на аукционе.

— Даю десять духовных каменей!

— Одиннадцать!

— Это место принадлежит мне. Даю пятнадцать духовных камней.

Бай Сяочунь, Большой Толстяк Чжан и Третий Толстяк Хэй сразу же пришли в восторг. Когда два ученика Внешней секты услышали, что происходит, это только подлило масла в огонь. С их точки зрения вымогательство было одним, даже ограбление можно было бы спустить с рук. Но то, что ситуация превратилась в аукцион, заставило их пересмотреть свою позицию. Это было так возмутительно, что волны шока вздымались у них в сердцах. Для них самым большим злодеем из трех был не Большой Толстяк Чжан, а на первый взгляд очаровательный и невинный Бай Сяочунь!

— Возмутительно! Бесстыдно! — один из них наконец развернулся, с глазами налившимися кровью то ли от зависти, то ли от ярости, он не был уверен, от чего именно, он полетел, чтобы сообщить о происходящем Почетному стражу.

Бай Сяочунь на самом деле не был доволен уровнем ставок, которые выкрикивали. Он на мгновение посмотрел вверх, задумавшись, а потом объявил:

— Дамы и господа, нам нужно поспешить. Иначе другие слуги подоспеют и тогда, кто знает, на что они пойдут, чтобы выиграть!

В ответ на его слова, голос молодой девушки послышался с дороги дальше по склону:

— Я, Хоу Сяомэй, ставлю тридцать духовных камней! Я из клана культиваторов и у меня куча денег. Давайте посмотрим, кто посмеет отнять у меня моё место!

Симпатичная молодая девушка, тяжело дыша и пыхтя, поднималась к вершине. У неё была белая кожа, стройная фигура, и она выглядела очень юной. Когда Большой Толстяк Чжан увидел красивую молодую девушку, его глаза расширились. Он уже хотел что-то сказать, но вовремя остановился и посмотрел на Бай Сяочуня.

Почти сразу после того, как прозвучали слова Хоу Сяомэй, остальные слуги засуетились и начали выкрикивать всё более крупные ставки. В конце она назвала цену, которая заставила длиннолицего слугу и здоровяка дрожать от страха. На самом деле они даже почувствовали, что им крупно повезло.

Хоу Сяомэй сделала несколько шагов из толпы, пышная грудь впереди. Она презрительно посмотрела на оставшихся позади слуг и присоединилась к длиннолицему слуге и здоровяку, который звал себя Лордом Волком. Вместе они прошли последние несколько шагов и завершили испытание огнем. За ними Бай Сяочунь, Большой Толстяк Чжан и Третий Толстяк Хэй соединили руки и низко поклонились.

— Поздравляем, Братья Даосы. Вы словно карпы, перепрыгнувшие через Врата Дракона, вы словно летящие божественные скакуны!

Длиннолицый слуга и остальные растерянно стояли там на вершине. Хотя теперь они стали учениками Внешней секты, они не были так счастливы, как ожидали. Услышав слова Бай Сяочуня и остальных, длиннолицый слуга и здоровяк обменялись грустными, горькими взглядами. Хоу Сяомэй с другой стороны была чрезвычайно рада. Ее очаровательное личико даже немного раскраснелось.

«Никогда бы не подумала, что мне, Хоу Сяомэй, так крупно повезет», — гордо думала она.

--------------------

Хоу Сяомэй https://vk.com/awilleternal?z=photo-141897009_456239031%2Falbum-141897009_00%2Frev

Комментарии