Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

109. Легкий дождичек над Вершиной Пурпурного Котла

В первый месяц пребывания на Вершине Пурпурного Котла Бай Сяочунь тихо работал в своей пещере Бессмертного. Никто из учеников даже не замечал, что он там есть. Большой толстяк Чжан почти перестал беспокоиться. Сначала он довольно часто заходил понаблюдать, как Бай Сяочунь занимается перегонкой, но со временем стал появляться все реже. Но потом… прошел еще месяц.

Бай Сяочунь смотрел на лекарственную пилюлю перед собой, и глаза его блестели. Внимательно ее изучив, он громко рассмеялся. За последний месяц он испытал четыре различных подхода, изобретая новый метод очищения от примесей, и сейчас наконец нашел нужное направление.

«Использование молнии в качестве внешней силы, чтобы очистить пилюли, — это один метод. А другой — это заставить духовное лекарство само изнутри начать изгонять примеси! Бай Сяочунь, ты просто гений! Ха-ха-ха! Теперь я точно знаю, что делать! Используя принципы взаимного усиления и подавления, я смогу создать горящую силу внутри во время перегонки — что-то, что выведет наружу примеси. Когда примеси выделятся, то получившаяся пилюля перестанет быть ядовитой!»

Все больше воодушевляясь, он глубоко вздохнул и приступил к работе. Упорядочив лекарственные растения, он одно за другим начал помещать их в алхимическую печь. В процессе он добавлял другие растения, которые не являлись частью лекарственной формулы, и тщательно все документировал. Через четыре дня он снова впал в одержимое состояние, сосредоточившись только на перегонке. Постоянно ходя вокруг алхимической печи, он время от времени регулировал земляной огонь, иногда добавлял еще другие лекарственные растения. Следуя за своим чутьем, он то разбавлял, то усиливал смесь.

Наступила ночь. Предвкушение Бай Сяочуня все нарастало, особенно при щелкающих звуках, доносящихся из алхимической печи. Скоро она затряслась, а потом из нее повалил ядовитый черный дым. Бай Сяочунь быстро помахал рукавом, чтобы выгнать дым наружу из пещеры Бессмертного. Там он поднялся вверх в ночное небо. Некоторая его часть впиталась в облака над Вершиной Пурпурного Котла, а часть унесло ветром к Вершине Зеленого Пика.

Проветрив пещеру Бессмертного, Бай Сяочунь кинулся к алхимической печи и заглянул внутрь. Там оказалась одна лекарственная пилюля, которую он взял в руки и начал изучать. Очевидно, что это была ядовитая пилюля, но если раньше такие пилюли состояли из примесей на сто процентов, то в этой их содержалось только девяносто восемь-девяносто девять процентов. Это очень порадовало Бай Сяочуня и убедило, что он на правильном пути. Все, что ему нужно было теперь сделать, — это найти идеальную комбинацию элементов, чтобы получить работающий метод.

«Ха-ха-ха! Этот метод перегонки намного меньше привлекает внимание. Нет молний. Нет грома. Я совсем никому не мешаю!»

Он был очень счастлив. В конце концов, он совсем не желал злить других учеников, занимаясь перегонкой лекарств. Довольный, он сел со скрещенными ногами, чтобы какое-то время помедитировать. Покончив со своей ежедневной практикой трактата Формирования Моря Дракона Мамонта, техники Неумирающей Вечной Жизни и Озерного Царства, он снова направился к алхимической печи заниматься перегонкой.

Он полностью посвятил себя работе. Каждый день он изготавливал четыре-пять партий, и каждый раз выделялся черный дым, который он выветривал из пещеры Бессмертного прямо наружу. Дым неизменно поднимался в небо. Через десять дней Бай Сяочунь радостно обнаружил, что хотя из десяти партий четыре по-прежнему получались ядовитыми, но уровень примесей в них стабильно уменьшался. Последнее время он опустился до девяносто семи процентов. Это был большой шаг вперед относительно изначальных ста процентов. И это было не единственное его достижение. Те пилюли, что выходили успешно, тоже содержали меньше примесей. Если так пойдет и дальше, то скоро он сможет стабильно получать среднее качество у духовных лекарств третьего ранга.

С горящими глазами он страстно погрузился в работу, полностью позабыв о мире снаружи. Это походило на уединенную медитацию. Бай Сяочунь дотошно вел записи и постоянно, по мере необходимости, вносил в процесс поправки. Скоро он уже изготовлял по семь — восемь партий в день. Черный дым поднимался в небо почти непрерывно. Через полмесяца он был рад обнаружить, что уровень примесей в ядовитых пилюлях снизился до девяносто пяти процентов.

К этому времени Бай Сяочунь гостил на Вершине Пурпурного Котла уже два месяца — многие ученики с Вершины Душистых Облаков успели вздохнуть с облегчением. Они не знали точно, куда ушел Бай Сяочунь, но чувствовали, что спокойные времена наконец возвращаются. Кроме Большого толстяка Чжана, больше никто не знал, что Бай Сяочунь пришел на Вершину Пурпурного Котла заниматься перегонкой. Однако известия обо всем, что случилось на Вершине Душистых Облаков по вине Бай Сяочуня, уже распространились по другим горам. Наслушавшись историй, Большой толстяк Чжан дрожал от страха. Он никогда бы не подумал, что Бай Сяочунь мог вызвать такой огромный переполох на Вершине Душистых Облаков. И хотя Большой толстяк Чжан немного переживал, Бай Сяочунь пока что вел себя очень тихо и не привлекал к себе внимания. Вскоре Большой толстяк Чжан снова начал успокаиваться.

Шло время. Бай Сяочунь уже три месяца провел за перегонкой лекарств. Черный дым постоянно валил из его пещеры Бессмертного, что наконец стало привлекать внимание учеников по соседству. Однако никто из них особо об этом не задумывался. Большой толстяк Чжан совсем успокоился. Но не так давно он стал замечать одну неприятную вещь: на Вершине Пурпурного Котла стали идти дожди. Дожди были очень странными, так как они шли только над Вершиной Пурпурного Котла и нигде больше. Более того, дождевая вода была грязной, попав на одежду, она оставляла темные разводы. Постепенно другие ученики Вершины Пурпурного Котла тоже стали обращать на это внимание и задумываться, в чем может быть причина.

Бай Сяочунь же в это время как безумный перегонял пилюли… К этому времени он производил уже около пятнадцати партий в день. Он почти совсем не отдыхал и заметно исхудал. Количество примесей в ядовитых пилюлях продолжало уменьшаться. Теперь их было около девяносто двух-девяносто трех процентов.

«Еще несколько месяцев, и я смогу разделаться с токсичностью пилюль: примесей станет меньше девяноста процентов, и пилюли превратятся в низкокачественные духовные лекарства!» С радостными возгласами Бай Сяочунь еще больше погрузился в процесс перегонки. Тем временем снаружи нарастал гул.

Большой толстяк Чжан шел по одной из тропок Вершины Пурпурного Котла, когда вдруг дождь усилился. Вместе с этим воздух наполнил едкий запах. Глаза Большого толстяка Чжана полезли на лоб, когда он понял, что дождевые капли, попадая на кожу, начинают жечь. Более того, дождевая вода начала разъедать его одежду. Большой толстяк Чжан пораженно раскрыл рот, потом в тревоге закричал, понимая, что еще немного и от его одежды ничего не останется. Он тут же рванул обратно домой. По дороге он слышал тревожные возгласы других учеников. Также то тут, то там проскакивали бегущие ученики, одежда на которых держалась на честном слове. Чем больше на одежду попадало воды, тем больше ткань разъедало. Нескольким ученикам так не повезло, что они остались совсем голыми.

— Небеса! Что… что происходит?!

— Моя одежда!

— Что это за дождь такой? Он воняет и даже жжется! Он даже разъедает мою одежду!

— Проклятие! Даже магические щиты ему не преграда!

Вершина Пурпурного Котла переполошилась. Все, кто не успел спрятаться от дождя, остались почти без одежды. Вершина Пурпурного Котла постепенно погружалась в хаос. Даже бывалые ученики внутренней секты сходили с ума. За всю свою жизнь им еще не доводилось пережить подобное. Особенно пронзительными были вопли учениц.

Старейшины Вершины Пурпурного Котла пораженно смотрели на происходящее. Некоторые старейшины проводили лекции о магических техниках на открытом воздухе. Когда дождь попал на них, даже они дрогнули… В то же время многие люди обратили взгляды на пещеру Бай Сяочуня, откуда валом шел черный дым. Он поднимался в небо, и ядовитый черный дождь усиливался. Один из учеников внутренней секты в попытках спасти остатки своей одежды и прикрыться, случайно залетел прямо в облако черного дыма. Вся его одежда тут же растворилась. Издав вопль, он высвободил силу молнии и окутал себя электрическими разрядами. Через несколько мгновений он надел новую одежду и сразу обнаружил, что и ее уже начало разъедать.

— Что происходит? Чья бы пещера ни была, а ну выходи!

Этим учеником внутренней секты был не кто иной, как Люй Тяньлэй. Когда другие люди заметили источник проблемы, они взревели в ярости.

— Проклятие! Это идет оттуда! Я знал, что здесь что-то не так! Раньше никто не жил в той пещере Бессмертного, но последние несколько месяцев я видел, как оттуда идет черный дым!

— Все дело в этом черном дыме! Он поднимался в небо уже несколько месяцев. Он влияет на климат! Из-за него идет кислотный дождь!

Пока люди в ярости выкрикивали свои догадки, Большой толстяк Чжан спрятался в своем доме, беспомощно наблюдая за разворачивающимися снаружи событиями. Его голова шла кругом, пока он смотрел на дождь. Неожиданно он начал понимать, как чувствовали себя ученики на Вершине Душистых Облаков.

На самой верхушке глава горы Вершины Пурпурного Котла Сюй Мэйсян озадаченно смотрела по сторонам. Не осмеливаясь выходить наружу, она взмахнула пальцем и активировала защитную формацию Вершины Пурпурного Котла. Появилось защитное поле из света, которое временно заслонило гору от дождя. Но скоро стало видно, как дождь разъедает защитное поле.

Ученики Вершины Пурпурного Котла воспользовались передышкой, чтобы надеть новую одежду. Взбешенные, источающие желание убивать, они устремились к пещере Бай Сяочуня. Вскоре ученики Вершины Душистых Облаков заметили, что на Вершине Пурпурного Котла активировано защитное поле, на которое падает дождь.

— Что происходит на Вершине Пурпурного Котла?

Пока они думали об этом, голоса бесчисленного количества людей соединились в один сотрясающий небеса и переворачивающий землю яростный рев, который донесся со стороны Вершины Пурпурного Котла.

— Бай. Сяо. ЧУНЬ!!!

Рев разнесся во все стороны, Вершина Пурпурного Котла даже задрожала. Ученики с Вершины Душистых Облаков пораженно заозирались. Потом в их памяти всплыл образ определенного человека, и они сразу все поняли.

— Бай Сяочунь ушел на Вершину Пурпурного Котла, чтобы перегонять лекарства!

— Наверняка все дело в этом. Глава горы запретил ему делать это здесь, вот он и пошел на Вершину Пурпурного Котла!

Рев учеников Вершины Пурпурного Котла заставил Бай Сяочуня вскрикнуть в ужасе. Он как раз собирался приступить к следующей партии, когда услышал, как при помощи множества магических техник люди долбятся в его пещеру Бессмертного. Раскрыв рот от удивления, он выглянул наружу и увидел разгневанную толпу, окружившую пещеру. Из толпы на Бай Сяочуня ринулся окруженный молниями Люй Тяньлэй. У перепуганного Бай Сяочуня прорезались крылья, и он тут же сбежал. За его спиной раздавались рассерженные вопли — ученики Вершины Пурпурного Котла ринулись в погоню.

Большой толстяк Чжан, наблюдавший за этим со стороны, с трудом сглотнул и быстро притворился, что ничего не видел. Ни при каких обстоятельствах он не желал, чтобы хоть кто-нибудь узнал, кто договорился о пещере Бессмертного для Бай Сяочуня.

Пока ученики с Вершины Пурпурного Котла гонялись за Бай Сяочунем, вдруг… со стороны Вершины Зеленого Пика стали раздаваться встревоженные возгласы.

Комментарии