Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

108. Верный друг Большой толстяк Чжан

Даже Ли Цинхоу ужаснулся тому, что происходит. Времени на то, чтобы развеять молнии, уже не было, он быстро выполнил жест заклятия и указал на небо. В результате над Вершиной Душистых Облаков появилось сияющее, переливающееся разными цветами защитное поле. В то же время более, чем тысяча молний начали бить в Вершину Душистых Облаков. Защитное поле преграждало им путь. Раздался сильный грохот, и защитное поле пошло рябью, нейтрализуя удары молний. Через тридцать вдохов, заслонив гору от последней молнии, защитное поле исчезло. Ученики Вершины Душистых Облаков дрожали от ужаса, чувство опасности не отпускало. Через мгновение они направили взгляды налившихся кровью глаз в сторону пещеры Бай Сяочуня.

— Бай Сяочунь! — завыло бессчётное множество голосов.

Сложно сказать, кто был первым, но вскоре к пещере Бай Сяочуня хлынула огромная толпа. К ним присоединились старейшины, и даже Ли Цинхоу в ярком луче света летел в ту же сторону.

В своей разваливающейся пещере Бессмертного Бай Сяочунь в нетерпении смотрел на алхимическую печь и удивлялся, что до сих пор нет молнии. Отвлёкшись на мгновение, он вдруг понял, что снаружи слышен страшный шум, который превосходит даже звуки раскатов грома. С побледневшим лицом, он вскочил на ноги и только тогда понял, что его пещера Бессмертного близка к полному разрушению. Тут же он выбежал наружу. Через мгновение пещера не смогла выдержать ударную волну грохота, доносящегося от гомонящей толпы, и полностью развалилась. Бай Сяочунь безмолвно открывал и закрывал рот, глядя на облака пыли, окружившие развалины. И вот тогда он осознал, что вокруг него раскинулось море из разгневанных учеников с Вершины Душистых Облаков.

— Это…

Прежде чем он успел начать что-то объяснять, в толпе раздался пронзительный вопль Чжоу Синьци.

— Бай Сяочунь, ты должен мне возместить за пещеру Бессмертного!

— Долой Бай Сяочуня!

— Проклятие! Ты разрушил мою пещеру Бессмертного!

— Это уже слишком! На самом деле ты ведь не занимался изготовлением лекарств, ведь так? Сначала взрывались алхимические печи, потом появились все эти странные звери, и наконец эти молнии. Ты…

Два года мучений от проделок Бай Сяочуня довели толпу до белого каления…

Бай Сяочунь чувствовал себя ошибочно обвинённым сильнее, чем когда бы то ни было в жизни, ведь он на самом деле изготавливал лекарства. Но потом он заметил, что от пещеры Бессмертного Чжоу Синьци осталась лишь груда камней, и почувствовал в душе необходимость извиниться. Хоу Сяомэй и Хоу Юньфэй тоже были среди толпы, но не могли ничего поделать. Хоу Сяомэй посмотрела на Бай Сяочуня, сжала зубы и уже хотела начать за него заступаться перед толпой, когда испуганный Хоу Юньфэй закрыл ей рот ладонью. Момент был неподходящий, учитывая, насколько разозлёнными была люди…

Все ученики Вершины Душистых Облаков постановили, что нельзя позволить Бай Сяочуню изготовлять лекарства. Пока он занят перегонкой, никто из них не будет чувствовать себя в безопасности. При мысли о случае с молниями, крики ярости стали ещё громче. Когда толпа начала терять терпение, прибыли старейшины и Ли Цинхоу. Ученики тут же успокоились и горестно уставились на Ли Цинхоу, вынуждая его принять меры.

Ли Цинхоу почувствовал, что подступает сильнейшая головная боль, и строго глянул на Бай Сяочуня. Вызвать молнии было не так уж и сложно. Молния являлась янским природным явлением, нужно было только спровоцировать определённые реакции между растениями, чтобы появилась янская аура и привлекла молнию. Однако даже Ли Цинхоу был поражён тем количеством молний, что в итоге ударили с неба. Кроме того Ли Цинхоу был убеждён, что до таких масштабов явление доросло благодаря самой природе Вершины Душистых Облаков, которая обладала иньской аурой. Конечно, обычные ученики об этом не знали, поэтому не догадывались, что Бай Сяочунь послужил только одним из факторов.

Бай Сяочунь на самом деле сочувствовал всем пострадавшим, но в то же время считал, что это несправедливо по отношению к нему самому. Не зная, что делать, он просто встревоженно смотрел на Ли Цинхоу. Слегка покачав головой, Ли Цинхоу произнёс:

— Бай Сяочунь, отныне тебе запрещено изготовлять лекарства на Вершине Душистых Облаков. Если тебе нужно заняться перегонкой, сделай это в другом месте!

Ученики возрадовались гениальности решения Ли Цинхоу.

— Да! Если тебе нужно заняться перегонкой, сделай это в другом месте! Держись подальше от Вершины Душистых Облаков!

— Изготавливай лекарства, где хочешь, только подальше от нас!

— Точно! Если бы ты продолжил в том же духе, то разрушил бы Вершину Душистых Облаков! Ничего удивительного, что тебя просят уйти!

— Но я… —

Прежде чем Бай Сяочунь смог хоть что-то объяснить, Ли Цинхоу взмахнул рукавом.

— Всё уже решено. Пора всем разойтись.

Договорив, Ли Цинхоу бросил суровый взгляд на Бай Сяочуня, который тут же прикусил язык. Казалось, что он вот-вот заплачет. Он правда чувствовал себя ужасно, так сильно разочаровав Ли Цинхоу. Ученики в толпе ещё раз злобно посмотрели на Бай Сяочуня и начали расходиться. Когда все ушли, Ли Цинхоу остался стоять рядом с Бай Сяочунем. Он устало вздохнул.

— Ну хорошо, теперь объясни мне Великую Магию Деактивации Ядов Молнией.

Бай Сяочунь поднял глаза. Он широко улыбнулся и стал в деталях описывать свою великую магию. Закончив, он с нетерпением уставился на Ли Цинхоу. Ли Цинхоу немного подумал, потом кивнул.

— Дао медицины безгранично, никто никогда не посмеет сказать, что у него есть предел. Всё что угодно может случиться на долгом пути постижения Дао медицины. Описанный тобой метод в прошлом уже опробован другими, но ни у кого ничего не вышло. Молнии очень мощные, и их чрезвычайно сложно контролировать. Хотя некоторой доли успеха добиться можно, но он незначителен. Ты должен подождать, пока не вырастет твоя основа культивации, прежде чем пробовать снова. По крайней мере дождись Возведения Основания. Сейчас же любые дальнейшие попытки будут бесполезны.

Видя, насколько Бай Сяочунь одержим Дао медицины, он постарался объяснить всё как можно мягче. Договорив, он ободряюще потрепал Бай Сяочуня по плечу и ушёл.

Бай Сяочунь вздохнул и опустился в задумчивости на землю. Он действительно жалел, что разрушил так много пещер Бессмертных. После слов Ли Цинхоу, он принял решение на время прекратить работать над Великой Магией Деактивации Ядов Молнией.

«Нужно посмотреть на проблему под другим углом, — подумал он. — Мне нужно найти другой способ очищения от примесей, что-то без молний и создания неприятностей для других. Но как это сделать?»

Ещё немного подумав, он посмотрел в сторону Вершины Пурпурного Котла, и его глаза заблестели. Ночь ещё не наступила, поэтому Бай Сяочунь, приведя себя в божеский вид, посмотрел на развалины своей пещеры, и его глаза наполнились решимостью.

«Ради Дао медицины и моей пилюли вечной жизни!»

После этого он сошёл с Вершины Душистых Облаков и отправился на Вершину Пурпурного Котла.

Бай Сяочунь уже хорошо знал Вершину Пурпурного Котла. В прошлом он и Большой толстяк Чжан излазили почти половину горы в поисках духовных хвостатых кур. Позже, когда он увлёкся демонстрацией своего статуса дяди по секте, он тоже исходил гору вдоль и поперёк.

Попав на Вершину Пурпурного Котла, он внезапно успокоился. Ученики здесь не были так раздражены, как на Вершине Душистых Облаков, многие даже здоровались с ним. Бай Сяочунь быстро вздохнул с облегчением. Улыбаясь всем подряд, он шёл по знакомой тропинке к дому Большого толстяка Чжана. Большой толстяк Чжан до сих пор не попал во внутреннюю секту, поэтому жил там же, где прежде. К тому времени, когда Бай Сяочунь подошёл к его воротам, настал вечер. Большой толстяк Чжан увидел, кто пришёл, и тут же широко заулыбался. Когда они оба оказались во дворе, Большой толстяк Чжан гордо похвастался своими способностями к духовному улучшению, объяснив, что теперь он получил признание на Вершине Пурпурного Котла в качестве чудесного мастера духовного улучшения. Бай Сяочунь тут же его поздравил, что ещё сильнее осчастливило Большого толстяка Чжана. Наконец Бай Сяочунь прочистил горло.

— Старший брат, я хочу кое-что с тобой обсудить.

— Только скажи! — сказал Большой Толстяк Чжан и великодушно помахал рукой.

— Можешь ли ты помочь мне найти место, чтобы пожить на Вершине Пурпурного Котла? Я хочу заняться здесь изготовлением лекарств.

И тут он умоляюще посмотрел на Большого толстяка Чжана.

— Изготовлением лекарств? Ты же уже ученик внутренней секты! В твоей пещере Бессмертного должна быть специальная лаборатория. Да, кстати, я какое-то время занимался уединённой медитацией. Я слышал, что на Вершине Душистых Облаков было какое-то происшествие, связанное с молниями. Что там в действительности случилось?

Почти ни с кем не общаясь большую часть прошедшего года, Большой толстяк Чжан не знал многого из того, что творилось за пределами Вершины Пурпурного Котла. В конце концов, на Вершине Душистых Облаков была своя жизнь, естественно, что он мало о ней слышал. Бай Сяочунь слегка нахмурился.

— Эм… я был немного неосторожен в процессе изготовления лекарств и привлёк немного молний. Моя пещера Бессмертного в итоге разрушилась.

— Что? — Большой Толстяк Чжан широко распахнул глаза.

— Послушай, самый старший брат, тебе не нужно ни о чём волноваться, — сказал Бай Сяочунь, с гордостью ударяя себя в грудь. — Здесь и сейчас я клянусь, что если я буду перегонять лекарства на Вершине Пурпурного Котла, я не привлеку никаких молний. Я серьёзно, ведь я всегда держу своё слово. К тому же сейчас я занимаюсь перегонкой лекарств третьего ранга. Я дам тебе целый пузырёк, когда закончу!

Когда Большой толстяк Чжан услышал про лекарства третьего ранга, его сердце застучало быстрее. Такое лекарство можно было купить на рынке, но его продавали по заоблачным ценам. От такого предложения он просто не мог отказаться. Учитывая клятву, Большому толстяку Чжану хватило мгновения на раздумья, прежде чем он от души рассмеялся.

— Никаких проблем. Здесь у меня перегонкой заниматься негде. Но я дружу со старшим братом, который отвечает за распределение пещер Бессмертных. Если его немного подмаслить, то он тайно выделит тебе пещеру Бессмертного ученика внутренней секты. Конечно, это только ненадолго.

— Ненадолго! — согласился Бай Сяочунь, в его глазах засветился восторг. — Совсем ненадолго. Максимум на полгода!

Большой толстяк Чжан кивнул. Оставив Бай Сяочуня одного, он ушёл на время горения палочки благовоний, а потом вернулся, гордо держа в руках командный медальон.

— Готово, — объявил он. — Это не очень хорошая пещера Бессмертного, но в ней есть лаборатория для перегонки лекарств. Она здесь рядом, я провожу тебя.

Бай Сяочунь радостно воскликнул «ура», а потом сказал Большому толстяку Чжану ещё несколько приятных слов. Лопаясь от счастья, Большой толстяк Чжан отвёл Бай Сяочуня к пещере Бессмертного. Она оказалось довольно простой, грубой и очень маленькой, совсем не похожей на его хоромы на Вершине Душистых Облаков. Но здесь имелась лаборатория для изготовления лекарств, и этого Бай Сяочуню было достаточно. Сидя там с очень довольным видом, он глубоко вздохнул и произнёс:

— Самый старший брат по-настоящему верный друг!

Растроганный Бай Сяочунь повторил сам себе, что больше никаких экспериментов с Великой Магией Деактивации Ядов Молнией. И никаких экспериментов над животными. Что касалось взрывающихся алхимических печей, он был уверен, что такого не произойдёт. Учитывая всё это, он был убеждён, что никаких неприятностей из-за перегонки лекарств возникнуть не должно.

«Пришло время отыскать другие способы избавления от примесей!»

Успокоившись, он вытащил несколько духовных растений, которые принялся подробно изучать, постепенно погружаясь в Дао медицины.

Комментарии