Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

106. Сумасшедший кролик

А в это время Сюй Баоцай и несколько других учеников внешней секты сдавали экзамен на подмастерье аптекаря. Старейшина Сюй сидел в стороне с серьёзным видом, следя за проведением экзамена. Вдруг в небе появилась стая голубей, послышались чпокающие звуки, и на головы собравшихся обрушились потоки птичьего помёта. Словно дождь, они заляпали Сюй Баоцая, остальных сдающих экзамен и зрителей. Даже волосы старейшины Сюя были испачканы помётом. Все в полном изумлении наблюдали, как стайка голубей исчезла вдали, продолжая поливать помётом всё, над чем они пролетали.

— Эти голуби… я таких раньше никогда не видел…

— Проклятие! Что происходит? Я не могу поверить… Не могу поверить, что они непрерывно срут!

Все ученики шумели, старейшина Сюй застыл с отсутствующим взглядом, потом у него задёргалось лицо.

Чень Цзыан и Чжао Идо стояли на горной тропе и угрожающе смотрели друг на друга. Они не ладили ещё со времён, когда были слугами, а потом их противостояние только обострилось. Обычно они просто сердито смотрели друг на друга, но сейчас всё было куда серьёзнее.

— Сегодня мы наконец определим, кто… — однако прежде чем фразу успели закончить, мимо проскочила стайка рыбок на ножках, подняв за собой облако пыли.

Не успели Чень Цзыан и Чжао Идо отреагировать, как к ним на полной скорости уже бежали несколько кошек, громоподобно рыгая и пытаясь угнаться за рыбками. Чень Цзыан и Чжао Идо осоловело смотрели на происходящее, позабыв о своих разногласиях.

— Ты сейчас видел… кучу рыб с ногами? — выпалил Чжао Идо, пытаясь определить, не привиделось ли ему.

— Эти кошки рыгали, словно гремел гром, — с широко распахнутыми глазами сказал Чень Цзыан.

Ниже по склону горы послышались крики множества учеников внешней секты, которых пыталось покусать за ноги полчище красноглазых кроликов. Хотя кроликов достаточно легко было схватить, но их зубы так клацали в попытке укусить, что становилось не по себе. Но самым поразительным был особый кролик, что сидел на слоноподобной курице.

— Э-э-э? Ты можешь говорить? Ха-ха-ха! Эта лекарственная пилюля просто невероятна! Я, Бай Сяочунь, совершенно определённо великолепен. Этот кролик и вправду может говорить!

Все на Вершине Душистых Облаков сходили с ума… Множество людей слышало слова кролика. Они быстро сообразили, что зачинщик всего этого безобразия был не кто иной, как Бай Сяочунь! По территории внутренней секты группкой прыгали жабы. Все ученики внутренней секты, которым они попадались на глаза, поражённо ахали. Вид жабы, покрытой глазами, мог напугать кого угодно. В окрестностях также бегал девятиголовый тигр. Вершина Душистых Облаков пребывала в полном хаосе.

А одна особенная обезьяна в это время забралась на самый верх, на крышу дома Ли Цинхоу. Там, на самой высокой точке горы, она сидела, подперев подбородок ладонью, и задумчиво наблюдала, как вдаль уходила Сюй Мэйсян, только что закончившая беседу с Ли Цинхоу. Когда Ли Цинхоу увидел обезьяну, его лицо посерело. Он уже хотел начать кричать, когда раздались чпокающие звуки и его окатило душем из голубиного помёта.У Ли Цинхоу отвисла челюсть.

Прошло достаточно много времени с тех пор, как на Вершине Душистых Облаков последний раз что-то случалось. А теперь ученики внешней и внутренней секты стояли на ушах. Большей частью животные не причинили им никакого вреда. Однако никто не мог понять, каким образом небольшая стайка маленьких голубей может производить такое количество птичьего помёта…

Постепенно кролик, который сначала знал только несколько слов, научился говорить новые фразы. Ещё он научился громко их выкрикивать:

— Небеса! Что это?!

— Вы это видели? Этот кролик может говорить!

— Это точно проделки Бай Сяочуня!

— Никому не говорите, но вчера я видел, как старейшина Чжоу заходил в комнату со своими фениксами. А потом я слышал оттуда очень странные звуки…

— Старшая сестра Чжоу Синьци, старшая сестра Ду Линфэй, мне всё равно, даже если Бай Сяочунь попытается меня остановить, вы обе обязательно будете со мной, Сюй Баоцаем!

— Старший брат Хоу Юньфэй, ты такой проказник! Что ты делаешь?.. Ах… что это? Почему эти обезьяны бьются в конвульсиях?!

— Младшая сестра Мэйсян, я, Ли Цинхоу, верен в любви. Когда я достигну Золотого Ядра, я обязательно сделаю тебя моей даосской спутницей!

— Ха-ха-ха! Эта лекарственная пилюля просто невероятна! Я, Бай Сяочунь, совершенно определённо великолепен. Этот кролик и вправду может говорить!

Пока кролик бегал туда-сюда, его словарный запас постоянно пополнялся. У него был очень чуткий слух, и он повторял всё, что слышал. Это затронуло множество людей, к их большому огорчению. Вездесущий кролик скоро начал выбалтывать многие секреты, даже называя имена. В некоторые истории кролика было почти невозможно поверить. Особенно это касалось истории о Ли Цинхоу. Об этом никогда никто не слышал, и многие люди оказались сильно удивлены, включая старейшин. Сюй Баоцай был поражён, у Хоу Юньфэя глаза полезли на лоб, а Ли Цинхоу начало трясти от гнева.

Как раз в это время Бай Сяочунь возвращался с рынка, ведя за собой множество небольших животных и предвкушая продолжение экспериментов. Однако как только он ступил на склон Вершины Душистых Облаков, пошёл дождь из птичьего помёта. Отпрыгнув в сторону, он увидел в небе пролетающую стаю голубей.

— Э-э-э? Почему они так знакомо выглядят?..

Вдруг ближайшие кусты зашелестели, и оттуда выскочила стайка рыбок на ножках. У Бай Сяочуня отвисла челюсть. За рыбками выскочили рыгающие кошки. Через мгновение его глаза полезли на лоб: мимо пробежало несколько дёргающихся в припадке обезьян с пеной у рта. Бай Сяочунь задрожал, и все волосы на его теле встали дыбом.

— Это… Это невозможно!

Он быстро достал меч Золотого Ворона и взмыл в воздух. За спиной выросли крылья, и он полетел в гору на максимальной скорости. На своём пути он повсюду внизу замечал животных. Люди, которые видели его, очень странно на него глазели. К тому времени, когда он долетел до своей пещеры Бессмертного, его сердце начало бешено стучать. Тут он увидел, что дверь открыта и в пещере больше никого нет, кроме гусей, которые остались стоять на посту.

— Как им удалось вырваться?! — ошеломлённо подумал он. Это казалось невозможным. Вдруг он заметил, что в стороне бежит кролик, выкрикивая целую кучу фраз, которые заканчивались так:

— Ха-ха-ха! Эта лекарственная пилюля просто невероятна! Я, Бай Сяочунь, совершенно определённо великолепен. Этот кролик и вправду может говорить!

Бай Сяочунь вытаращил глаза, тут кролик его увидел, тоже вытаращил глаза, потом развернулся и тут же помчался наутёк. Хорошо понимая масштабы катастрофы, Бай Сяочунь бросился догонять кролика. К сожалению, кролик обладал взрывным ускорением и его и след простыл. У Бай Сяочуня округлились глаза. И тут он услышал рёв Ли Цинхоу.

— Бай Сяочунь! Немедленно разберись с этим кошмаром! Если я увижу хоть одного животного или каплю птичьего помёта, то ты сразу же отправишься прямиком в долину Десяти Тысяч Змей. И заставь этого проклятого кролика замолкнуть!

И не имело никакого значения, что Бай Сяочунь победил на битвах избранных и что он добился такого невероятного прогресса с Неумирающей Серебряной кожей. Как только он услышал «долина Десяти Тысяч Змей», он затрясся. Ему стало страшно уже от одной только мысли об этом месте. С видом, как будто сейчас заплачет, он безотчётно глянул выше на гору, после чего его глаза широко распахнулись. На крыше дома Ли Цинхоу, подперев рукой подбородок и глубоко задумавшись, сидела обезьяна.

Чуть ли не плача, Бай Сяочунь помчался в гору к обезьяне. Когда он подбежал, то обезьяна глянула на него, в её глазах читались осмысленные эмоции, казалось, что она думает о том, как замечательно находиться на свободе. Хотя Бай Сяочунь очень этому удивился, он всё равно схватил обезьяну и отправил к себе в бездонную сумку.

Потом он начал обеспокоенно прочёсывать всю остальную территорию Вершины Душистых Облаков. Куда бы он ни пошёл, его одаривали странными взглядами. Вторым он поймал девятиголового тигра, а потом покрытых глазами жаб. Вскоре ему попались слоноподобные куры, а за ними и рыбки на ножках. Сразу за ними поймались рыгающие кошки. Самым простым оказалось схватить уток.

День уже близился к концу, когда ему удалось отправить в свою бездонную сумку дёргающихся обезьян. С испражняющимися голубями пришлось помучиться. Когда ему удалось схватить последнего, была уже глубокая ночь. Пересчитав всех, он понял, что на свободе остался только говорящий кролик. Однако, несмотря на все усилия, Бай Сяочуню так и не удалось его найти. Кролик мастерски спрятался.

— Эх, — вздохнув, он посмотрел на покрытую птичьим помётом Вершину Душистых Облаков и принялся её очищать. На это ушла целая ночь. К тому времени, когда он вернулся к себе в пещеру, забрезжил рассвет.

С восходом солнца ученики Вершины Душистых Облаков обнаружили, что всё везде блестит от чистоты. Вспоминая вчерашние события, они неожиданно стали лучше понимать действенность лекарственных пилюль Бай Сяочуня. Конечно, те ученики, что побывали под душем из помёта, сердились на Бай Сяочуня, но ничего поделать не могли. В конце концов, они понимали, что Бай Сяочунь не специально. Однако это была уже не первая его выходка. Поэтому страхи по поводу Бай Сяочуня всё сильнее крепли в сердцах людей.

Бай Сяочунь проспал до обеда. Когда он проснулся, то понял, что больше не посмеет продолжить эксперименты с пилюлями. Покинув территорию секты, он ушёл далеко в безлюдные места, где, по его мнению, можно было безопасно выпустить всех зверей из бездонной сумки.

— Теперь вы свободны… — сказал он, горько улыбаясь.

Животные, которые не пробовали его пилюль, быстро разбежались. Однако его подопытные просто стояли и смотрели на Бай Сяочуня. Он тоже, в свою очередь, смотрел на них, а потом достал из сумки ещё несколько пилюль.

— Если вы съедите эти пилюли, то, возможно, у вас получится начать культивировать. Не безобразничайте, хорошо? Из-за вас у меня вчера были большие неприятности.

Он дал каждому животному по пилюле, потом помахал им и развернулся, чтобы уйти. В этот момент девятиглавый тигр издал мощный рык. Бай Сяочунь оглянулся и заметил, что он смотрит на него со странным выражением в глазах, будто запоминая его облик. Потом тигр развернулся и убежал. В глазах всех остальных животных тоже было подобное выражение, включая уток, голубей, ходячих рыб, рыгающих кошек, гусей-охранников, покрытых глазами жаб и дёргающихся обезьян. Бросив на Бай Сяочуня прощальный взгляд, они тоже разбежались. Последней ушла задумчивая обезьяна, которая смотрела на Бай Сяочуня с явным признаком интеллекта в глазах. По какой-то причине Бай Сяочуню казалось, что в этой обезьяне скрыто что-то глубокое. Напоследок одарив Бай Сяочуня выразительным взглядом, она развернулась и ушла. Бай Сяочунь разинул рот. Ему показалось, что эта обезьяна обладает человеческим интеллектом. Глубокий взгляд в её глазах был ясным. Достав в задумчивости нефритовую табличку, он нашёл сведения о пилюле, которую он давал обезьяне.

— В этой пилюле что-то есть, что-то непонятное!

Он грустно посмотрел на удаляющихся животных и пожелал им удачи. Их жизни изменились благодаря ему, и он очень надеялся, что они будут счастливы. Наконец на спине Бай Сяочуня показались крылья, и он умчался обратно в секту.

Комментарии