Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

II

При взгляде на вошедших принца и эрана лицо короля стало ещё грознее. Потому что тот вмиг понял причину визита своего сына и высшего сановника.

— Отец… — позвал Арслан, но его в десять раз громче перебил невидимый барьер:

— Я тебя не звал, зачем пришёл? Уж тебе не следует совать нос сюда. Не лезь не в своё дело и думай только о своих боевых подвигах!

От слов, не просто укорявших, а скорее даже отталкивавших, в Арслане вскипело отвращение. Он полагал, что его царственный отец говорил правильно. И всё-таки оставалось тайной, почему тот позволил себе такую манеру высказаться. К королеве Тахамине, матери Арслана, отец был не просто добр, а даже мягок.

В армии Парса королю Андрагорасу III и эрану Вахризу подчинялись двенадцать марзбанов: Саам, Кубад, Шапур, Гаршасф, Каран, Кишвад, Манучурф, Бахман, Кушаэта, Курп, Хаир и Дариун. Из них Кишвад и Бахман несли гарнизонную службу на восточных границах, Саам и Гаршасф охраняли столицу Экбатану, а остальные восемь вместе с королём и великим полководцем участвовали в стычке на Атропатене. Эти восьмеро командовали десятью тысячами кавалеристов каждый, а у короля в охране было ещё пять тысяч кавалеристов, прозванных «Атанатами»* — итого 85000 кавалеристов вместе с пехотинцами расположились на поле Атропатена.

Получалось, что Арслан как наследный принц, став королём, будет главным над всеми ими. Но социальный статус и законное право — вещи разные, поэтому он был не более чем офицером низкого ранга, командующим сотней кавалеристов. Конечно, в силу того, что это была первая битва, вести за собой подчинённых было уже трудно, и подчинённых стоило назвать скорее руководителями. Но всё же его можно было бы и выслушать хоть немного…

На смену Арслану, потерявшему дар речи, пришёл Вахриз. Более того, он для начала предпочёл словам действия. Он решительно подошёл к племяннику и внезапно нанёс ладонью по его щеке лёгкий, но всё же удар.

— Ах ты нахал! Как ты посмел перечить Его Величеству, который стольким тебя облагодетельствовал? Знай разницу в статусе.

— Дядюшка, я ничего…

Возразив и получив ещё один удар по губам, Дариун глубоко вздохнул и без всяких слов глубоко склонил голову перед королём. Эран Вахриз тоже встал на колени и поклонился королю:

— Ваше Величество, я, старая развалина, прошу прощения за моего бестолкового племянника. Прошу вас, будьте так милостивы, простите племяннику его проступок.

— Достаточно, Вахриз, — ответил король старику, но в его голосе и выражении лица была неприкрытая неприязнь. Он не замечал, что тот хоть и сделал племяннику выговор, но на самом деле искусно за него заступался. Разумеется, этим спасалась и честь короля Андрагораса. Возможно, если бы оба они начали высказываться на повышенных тонах, наступила бы невообразимая катастрофа.

— Дариун! — без всякого дружелюбия обратился король Андрагорас к молодому всаднику, смотревшему вниз. — Я лишил тебя звания марзбана и не изменю своим словам. Но я дам тебе шанс восстановиться в должности. Выступи в грядущей битве как рыцарь. Ты можешь искупить свою вину боевыми подвигами.

— …я не нахожу слов, чтобы выразить мою благодарность.

Даже не глядя на Дариуна, который отвечал явно с трудом, король уже собрался уйти в глубь шатра, но остановился и бросил ледяной взгляд на Арслана:

— Что, ты ещё здесь?

— Извольте не беспокоиться, я уже ухожу.

Арслан тут же вышел из шатра, как и обещал. Отцу было неприятно, но и ему тоже. О Вахризе король Андрагорас побеспокоился, а разве не стоило бы проявить хоть немного сострадания, обращаясь к нему, принцу?

Дариун, догнавший его сзади, со смущённым видом согнул длинное тело в поклоне:

— Я причинил вам хлопоты. Прошу меня извинить.

— Ничего страшного, ты же говорил правильно. Верно?

— Да, господин Каран считает так же. Ну, я вовсе не пытаюсь разделить вину с кем-то, но именно господин Каран сказал мне, что стоит дать такой совет.

С видом «Ясно» Арслан кивнул, но его мысли были обращены к другому человеку, который не присутствовал на этом поле битвы.

— Дариун, какой человек этот Нарсас?

— Это мой друг, и, насколько я знаю, нет второго мужчины, такого же изобретательного, как он.

— Ты что, он же упрямец, — старый великий полководец Вахриз одним словом перебил племянника.

Дариун устремил на него протестующий взгляд:

— Дядюшка, разве вы сами не признали, что Нарсас по мудрости не имеет себе равных во всей стране? Это был обман?

— Я говорю о характере. Не о разуме.

Глядя на переговаривавшихся дядю и племянника, Арслан ощутил, как грудь пронзила лёгкая зависть. Он задумался, что было бы, будь он сам и отец друзьями, которые разговаривают прямо, но с теплотой. Решив, что вмешиваться будет плохо, Арслан повернул лошадь назад.

Поклонившись вслед уходившему принцу, великий полководец снова принялся бранить племянника на чём свет стоит:

— Дариун, даже для того, чтобы отговаривать, есть нужное время. Его Величество наконец признал твои заслуги и талант и сделал тебя марзбаном, и своими руками обратить этот выбор в ничто — это опрометчиво.

— Да. Для отговоров есть подходящее время. После поражения это делать поздно.

Перед королём и принцем Дариун должен был быть сдержан, но перед дядей он таким не был.

— Ну, дядюшка, я не обязательно могу остаться в живых к концу битвы. А я не настолько ловок, чтобы уметь отговаривать, став призраком…

Старый великий полководец засопел.

— Ты говоришь оскорбительные вещи. Нарсас тоже был таким. Он думал, что прав, и поэтому не выносил, если ему говорили что-то против.

Дариун хотел было что-то сказать, но подумал, что дядя найдёт, что возразить, и промолчал. Старик внезапно сменил тему разговора.

— С тех пор, как мне присвоили титул эрана, уже будет шестнадцать лет.

— Когда я родился, вы уже были марзбаном.

— Да, прошло не так уж мало времени. И борода моя вся побелела.

— Но ваш голос всё ещё громкий.

Льстить ты не умеешь. Ну да ладно, я думаю, что мне стоит скоро уступить место кому-нибудь молодому.

Дариун моргнул. Дядя менял наобум темы разговора, и он никак не мог уловить его мысль. Не обращая внимания на замешательство племянника, старик очень спокойно произнёс:

— Следующий великий полководец королевства Парс — ты. Я сказал об этом госпоже королеве, которая защищает столицу, пока я на фронте.

Дариун в шоке смотрел на дядю.

— Я благодарю вас, но на то должна быть воля Его Величества короля. Тем более, после того, что случилось сегодня, Его Величество наверняка не будет вас слушать, сколько бы вы к нему ни обращались.

— Что ты, он послушает. Его Величество довольно хорошо осведомлён о твоих способностях.

Старик слегка зевнул.

— Кстати, Дариун.

— Ха?

Дариун приготовился, раздумывая, что сейчас скажет дядя.

— Что ты подумал о чертах лица принца Арслана, когда увидел Его Высочество спустя долгое время?

— У него красивые черты лица. Ещё два-три года — и столичные барышни наверняка засуетятся. Но, дядюшка…

— Как ты думаешь, на кого он больше похож: на короля или королеву?

Дядя наседал с вопросами на Дариуна, отчего тот растерялся. Красота или уродство лица ничего не значили для того, чтобы быть королём, так почему же дядя уделил этому так много внимания?

— Ну что ж, вынужден сказать, что больше на королеву, пожалуй.

Точнее говоря, Дариун думал, что на отца Андрагораса он вовсе не похож, но его сознательность как подданного не дала ему сказать это прямо.

— Ясно, значит, на короля он не похож? — кивнул великий полководец, представив себе чувства племянника. Если бы принц походил на отца, он бы имел более массивные черты, показывающие жёсткую мощь и отвагу. После кивка великий полководец продолжил: — А не поклянешься ли ты принцу Арслану в верности, Дариун?

И молодой воин, недавно бывший марзбаном, удивлённо посмотрел на дядю в ответ. В таком поведении дяди перед битвой, на которую он привёл армию, явно был немалый смысл.

— Я постоянно предан королевской семье Парса. Клясться сейчас…

— Принцу лично, Дариун.

— Хорошо, если вы того желаете, дядюшка.

— Поклянешься мечом?

— Мечом, — заявил Дариун, и на его напряженном лице проступила горькая усмешка. Ему показалось, что дядино упрямство несколько вышло за рамки. — Может, давайте я тогда письменную клятву дам, дядюшка?

— Нет, просто поклянись — и хватит, — не выказав и слабой улыбки, торжественно сказал Вахриз с серьёзным видом, и у Дариуна пропало желание иронизировать. — Только тебе я хочу предложить стать союзником Его Высочества. Думаю, ты в одиночку можешь превзойти тысячу рыцарей.

— Дядюшка…

Дариун не выдержал, и его голос стал тоньше. После слов любимого и уважаемого дяди он согласился, но имел право уточнить что-то из недоверия даже у него.

В этот миг по их ушам ударил звук горна, прорезавший туман. Начиналась битва. Вахриз с силой, не присущей пожилому возрасту, погнал лошадь в главную ставку, и Дариун так и не смог спросить о намерениях дяди.

Примечания

  1. «Атанаты» — «Бессмертные»

Комментарии