Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Введение

1

— "Хочешь, я расскажу тебе об этом?"

Голос Мей Мисаки нарушил тишину. Ее тонкие пальцы медленно погладили белую тканевую повязку, прикрывающую ее левый глаз.

— "Хочешь, я расскажу тебе, Сакакибара? Историю, которая произошла прошлым летом, о которой ты не знаешь"

Я вопросительно поднял голову. "Что?"

— "Историю, произошедшую этим летом, о которой ты не знаешь. Об еще одном человеке по имени Сакаки. Интересно?"

В сумеречной дымке, типичной для магазина кукол «Пустые синие глаза в сумраке Ёми» в районе, в котором проживает Мисаки, улыбка Мей казалась немного натянутой. Было видно, что она сильно колебалась.

— "Я поведаю тебе эту историю, если ты обещаешь никому ее не рассказывать"

— "Еще один Сакаки…?"

— "Не Сакакибара. Этого человека зовут Теруя Сакаки."

Она показала мне иероглифы, которыми пишется это имя. Теруя Сакаки. Никогда раньше не слышал о нем.

— "Помнишь, как я на неделю уезжала из Йомиямы перед школьной поездкой?"

— "Мм…да. Ты с семьей отправилась в ваш загородный дом, так ведь?"

— "Там я и встретила его"

— "Того самого Сакаки?"

— "Более того, я встретила его призрака"

— "Что, прости?" Я склонил голову на бок. "Его призрака…? То есть, ты имеешь ввиду…"

— "Сакаки-семпай скончался этой весной. Он погиб. Так что когда я увидела его этим летом, это был его призрак"

— "Хм, ты думаешь…?"

— "Это не относится к феномену Йомиямы. Ничего связанного с несчастными случаями в классе 3-3."

Мей медленно закрыла свой правый глаз, затем открыла снова и сказала,

— "Нет, он определенно был призраком."

Она знала это, т.к. "кукольный глаз", спрятанный под глазной повязкой, имел способность видеть цвет смерти. Поэтому она знала…

Меня охватили сомнения, мои глаза метались из стороны в сторону, пока я дышал холодным застоявшимся воздухом в выставочной комнате в подвале «Сумерек Ёми».

Феномен этого года подошел к концу в ночь школьной поездки в Августе, затем летние каникулы закончились, и начался второй семестр… Конец Сентября. Время, когда сезон неуклонно переходит в осень. Помню, это был выходной день четвертой Субботы месяца. Я отправился в Муниципальную Клинику Юмигаоки для того, чтобы получить прогноз по операции на легких, которую я перенес после школьной поездки, и уже был по пути домой.

Вдруг мне захотелось посетить то место, спустя столько времени.

Когда я пришел туда, галерея на первом этаже была закрыта. Я колебался по поводу того, чтобы звонить по домофону в семейную резиденции Мисаки на верхнем этаже, но в итоге я не решился и начал было уходить, когда я получил звонок на мой мобильный телефон, лежащий в кармане куртки.

Он был от Мей Мисаки.

— "Сакакибара? Ты ведь возле моего дома, не так ли? "

Я был поражен – как она могла знать об этом? – но она вежливо ответила.

— "Просто догадалась. Я глядела из окна…"

— "С третьего этажа? Совершенно случайно? "

Я тут же задрал голову, чтобы взглянуть на здание. Я заметил небольшую движущуюся тень в одном из окон третьего этажа.

— "Ты звонишь мне с мобильного?

— "Да. У меня записан твой номер"

Мей сказала, что выкинула свой телефон в реку сразу же после школьной поездки. Однако Кирика все равно заставила ее взять новый, как только узнала об этом…

— "Похоже галерея на сегодня закрыта? "

— "Бабушка Аманэ приболела, для разнообразия"

— "Вот как"

— "Не хочешь зайти? "

— "О…хм, а можно? "

— "Ты давно не заходил в гости. Кирики… моей мамы сегодня нет. Я спущусь и впущу тебя. Никуда не уходи"

2

Кажется, прошло 2 месяца.

Если моя память не подводит, в последний раз я посещал галерею 27 июля. В тот день была годовщина смерти моей мамы, умершей 15 лет назад вскоре после того как родила меня. Тэсигавара попросил зайти меня в кафе. Что я и сделал.

Должно быть, тогда Мей и сказала мне о том, что собирается в загородный дом со своей семьей.

— "Мой отец вернулся"

Произнося эти слова, выражение лица Мей становилось все мрачнее.

— "Он хочет поехать в наш загородный дом. На самом деле я не в восторге от этого, но это стало чем-то вроде традицией, так что я не могу сказать "нет"

— "А где находится ваш загородный дом? "

— "У пляжа. Три часа езды на машине"

— "За пределами Йомиямы?"

— "Ну да. В Йомияме же нет пляжа, так ведь? "

Пришлось изрядно подождать с тех пор, как Мей произнесла "никуда не уходи" прежде чем она появилась, чтобы бы помахать мне изнутри пустынного интерьера «Пустых синих глаз в сумраке Ёми».

Мей появилась с грохотом открывающейся двери. На ней было черное платье с длинным рукавом, усеянное синими стежками. Ее левый глаз как всегда прикрывала повязка.

Не произнеся ничего кроме "входи", она направилась прямиком к задней лестнице, ведущей в подвал.

Когда я шел за ней, то заметил, что Мей держала под рукой альбом. Он был размером с лист формата 1/8, с обложкой тусклого оливкового цвета.

Вид подвальной галереи, больше напоминающей склеп, с ее бесчисленными куклами и частями кукол, занимающих все свободное пространство, нисколько не изменился с тех пор, когда я был тут два месяца назад. Единственным дополнением были стол и стулья в углу комнаты: небольшой круглый стол, окрашенный в черный цвет и два стула с подлокотниками и красной обивкой.

— "Проходи", снова сказала Мей, приглашая меня сесть. "Или ты бы предпочел поговорить где-нибудь в другом месте?"

— "Нет, все хорошо", я сел на стул, положил руку на грудь и глубоко вздохнул. "Думаю, что уже привык к этому"

— "Ты ехал домой из больницы?"

— "Откуда ты знаешь?"

— "Ты сказал мне на днях"

— "Ох. Разве?"

Я оценил то, что она помнила об этом. Прогноз по моей операции был весьма оптимистичен. Главный врач сказал, что риск повторного возникновения легочного разрыва был крайне мал.

Мей села на стул по другую сторону круглого стола и положила альбом на стол. Я взглянул на его тусклую оливковую обложку. Мое внимание привлекли крошечные цифры "1997", написанные в уголке и я пробормотал "Так я и подумал".

— "Подумал что? "

— "Это не тот альбом, что ты обычно носишь с собой. Обложка другого цвета. У твоего – коричневый цвет. И на нем написано "1997".

— "А ты намного наблюдательней, чем многие люди"

— "Значит ли это, что это твой прошлогодний альбом? Почему ты носишь его с собой?"

Должно быть, на то были причины.

— "Я думала показать его тебе, Сакакибара", ответила Мей с намеком на улыбку.

Я спросил: "В нем есть какая-то особо важная картинка?"

— "Я бы не стала заходить так далеко", Мей издала короткий вдох, затем выпрямилась и подняла глаза. "Но я думаю, что это может иметь своего рода смысл".

Своего рода смысл? Для чего?

— "Хорошо, тогда ..."

Я начал говорить, но не знал , что сказать дальше, и просто сидел под непоколебимым взглядом Мей, в недоумении, пока она не заговорила снова.

— "Хочешь я расскажу тебе об этом?"

Ее тонкие пальцы медленно прошлись по белой тканевой повязке, прикрывающей ее левый глаз.

— "Хочешь, я расскажу тебе, Сакакибара? Историю, которая произошла прошлым летом, о которой ты не знаешь?"

3

Теруя Сакаки – или просто Сакаки.

Мей сказала мне, что она впервые познакомилась с ним за год до их последней встречи, летом 1996 года, когда Мей было тринадцать. Ее первые летние каникулы в средней школе проходили, как было принято, в загородном доме ее семьи.

— "Там рядом проживает семья одного из знакомых моего отца - не так далеко от нашего дома в Хинами. Знакомого зовут Хирацука. Мы ходили в гости друг к другу, а иногда устраивали посиделки, что-то типа званого ужина ... "

Интересно, кто занимается готовкой, когда к Мисаки приходят гости? Такая незначительная мысль промелькнула у меня в голове.

Сомневаюсь, что Кирика умеет хорошо готовить, да и способности Мей были близки к нулю. Получается, ее отец?

Это не имело никакого значения, однако Мей будто прочитала мои мысли.

— "Отец делает это ... мой отец со стороны Мисаки. Кажется, ему это нравится, так как он долго жил заграницей. Но еда в основном покупная, такие дела…"

Звучит правдоподобно.

— "И вот позапрошлым летом Сакаки-семпай приехал с этой семьей. Он был младший брат жены Хирацуки-сана"

Мей протянула руку к наброскам на столе, перевернула обложку и взяла фотографию, заправленную внутрь.

— "Она была сделана тогда," сказала она, осторожно протягивая ее мне. Я издал утвердительный звук, "Хм, понятно" и уронил взгляд на фотографию. Это была цветная фотографии пять дюймов в ширину и семь – в длину.

Похоже, эта фотография была сделана на террасе загородного дома.

Кирика и Мей выглядели на ней совершенно такими же, что и сейчас, что было странно, учитывая, что фотография была сделана 2 года назад (хоть на Мей здесь и не было повязки). Помимо них на фотографии присутствовали еще пять человек.

— "А где твоя повязка? Здесь на тебе ее нет"

— "Мама говорила снимать ее, когда у нас были гости"

Мей потеряла свой глаз, когда была меленькой, и Кирика, кукольный мастер, сделала специально для нее искусственный глаз. Вероятно, Кирике было грустно, что Мей скрывает его под повязкой.

— "Человек с самого правого краю – Сакаки-семпай. На тот момент ему было 24 года"

— "А где здесь твой отец? "

— "Он сделал эту фотографию. Так что его на ней нет"

Также там была супружеская пара и маленькая девочка, сидевшая между ними, семья Хирацука, как я предположил. Неподалеку от них рядом с Теруи Сакаки стоял худощавый парень.

Большинство людей на фотографии как и принято улыбались. Единственными, кто этого не делал, были Мей и Сакаки.

— "Мальчика рядом с Сакаки-семпаем зовут Сю. Жена мистера Хирацука… ее зовут Тцукихо. В общем, это ее сын. Тогда он был на четвертом году обучения в младшей школе"

Так он на три года младше нас с Мей.

Он выглядел очень бледным и подавленным, хоть и не настолько как Мей. Он старался улыбаться на фотографии, но было в нем что-то несчастное. Возможно, мне так только показалось.

— "А та девочка? "

— "Это малышка Мирей. Здесь ей вроде около трех лет. Она младшая сестра Сю, но от другого отца"

— "Получается…"

— "Хирацука-сан – второй муж Тцукихо-сан. С ним от первого брака была Мирей, а Сю был ребенком от ее первого брака. Ее первый муж умер незадолго после рождения Сю"

Хм. Это было немного запутанным, но не сказать, что непонятным.

— "Так или иначе…"

Мей поместила локти на край стола и положила свой подбородок на руки, глядя сверху вниз на фотографию в моих руках.

— "Это был самый первый раз, когда я встретила мистера Сакаки. Он был замкнутым и ему трудно было угодить. Он мог ответить, если кто-то спросит у него что-то, но сам он никогда не начинал диалог. Такое было мое первое впечатление о нем"

— "Тебе не кажется, что он немного напоминает Тибики-сана?"

— "Возможно"

— "Не тем, как выглядел Тибики в молодости. Он создает настолько разное впечатление между тем, каким он был в молодости и тем, какой он сейчас, тебе не кажется? Больше похоже на то, если б мы взяли сегодняшнего Тибики-сана и перенесли его в те времена, когда ему было 25 лет. Уверяю, если надеть на этого парня очки, он станет напоминать его еще больше"

— "…Возможно"

— "Так что, этот Сакаки не живет вместе с семьей Хирацука?"

— "Нет", ответила Мей, беря обратно фотографию. "Мистер Сакаки всегда жил сам по себе в Поместье Лейкшор…"

Убирая фотографию на другую сторону круглого стола, Мей на мгновение поколебалась, но затем еще раз достала свой альбом. Она открыла его где-то посередине и показала мне.

— "Вот"

Это был рисунок здания. Он был нарисован карандашом, причем, весьма профессионально для ученицы средней школы. Располагающийся напротив леса дом был несколько большим, насколько я мог понять, глядя на картинку. Это и было Поместье Лейкшор, о котором упоминала Мей.

Он был двухэтажным, сделанным в западном стиле. Стены были обделаны вагонкой, так это, по-моему, называется. Окна были обычными – высокими и вертикально открывающимися. Крыша не была двухскатной, но вместо этого имела соединяющую два склона форму. Также имелись несколько небольших окон, располагающихся в ряд на небольшой высоте от земли.

— "Есть еще один эскиз этого дома на следующей странице"

Композиция этой показывала здание уже с другого угла. Окна второго этажа характерно отличались от всех остальных. Они имели эллиптическую форму и срезаны в нижней половине под углом. Их таких было двое, словно зеркальное отражение. Они создавали впечатление глаз дома.

— "Напоминает о доме в Амитивилле, тебе не кажется? "

Впечатление заставило меня высказаться об этом. Мей склонила голову в замешательстве, так что я спросил: "Не смотрела Ужас Амитивилля? Там тоже был дом".

Взбешенный демонический дом.

— "Никогда о нем не слышала", категорически ответила Мей, ее голова была все еще склонена набок.

4

— "Так это было прошлым летом?"

Этот вопрос возник из-за накарябанной надписи "8/1997" в углу рисунка.

— "Мы отправились в дом отдыха примерно в это же время в прошлом году, и когда я там гуляла, я нашла это здание…, и мне захотелось нарисовать его"

Мей аккуратно закрыла альбом.

— "Оказалось, что это был дом Сакаки-семпая"

— "Так ты снова с ним столкнулись?"

— "Пару раз, да"

— "Пока рисовала эту картину?"

— "Тогда тоже ... Но в том году в первый раз я увидела его на берегу моря».

— "Берегу моря? Но ты же говорила о поместье на берегу реки"

— "Да. Оно находится у реки… не такой большой, на самом деле. Больше похоже на пруд"

Мей прищурила свой правый глаз.

— "Если пойти немного от побережья моря и пройти через небольшой лес, то можно выйти на пруд. Его называют озером Миназуки. Так что все же это озеро.

Даже после ее пояснений, я не мог толком представить это. Правда, у меня всегда были проблемы с определением местности.

— "Сакаки-семпай делал снимки на берегу моря. Кажется, это было его хобби. Сю был с ним в тот день. Я шла по берегу ... и таким образом, мы столкнулись друг с другом в том году в первый раз. Он тоже вспомнил нашу первую встречу"

— "Так вы поболтали?"

— "Немного"

О чем? Хотел я спросить, но так и не решился.

Я не знаю, что это было, но я чувствовал себя невежливо, может быть неуютно, задавая так много вопросов, один за другим. Также я почувствовал, что рано или поздно меня бы заткнули – ненавижу, когда меня допрашивают.

После этого Мей продолжила.

— "На самом деле, г-н Сакаки был первым, кто тогда заговорил. " О, вижу, у вас повязка на глазу…"

— "Мей, не так ли? Мы ведь встречались в доме Мисаки-сана в том году?"

Теруя Сакаки подошел к ней, все еще держа свою однолинзовую камеру в руках. Его левая нога неуклюже волочилась.

— "Ты ранен?", спросила Мей.

— "О, ты про...", была его реакция, но он слегка кивнул и ответил: "Когда-то давно я попал в аварию".

Травма после аварии была вылечена не полностью, так что он все еще хромал на левую ногу. Он попал в нее, когда учился в средней школе. Весь его класс ехал в автобусе, который врезался грузовик ...

— "Что?!"

Когда я услышал это, то в памяти возникли чувства, от которых меня начало трясти.

— "Автобусная авария в средней школе?"

Два года назад Теруя Сакаки было двадцать четыре года ... Вот что сказала Мей. Так что в этом году ему было двадцать шесть. Это означало, что он был в средней школе чуть более десяти лет назад ...

— "... Не может быть", прошептал я и сделал глубокий вдох. "Этот парень Сакаки жил в Йомияме? Ты же говорила, что он отправился в Северную Йоми на время обучения в средней школе и был в классе 3-3, получается… Не может быть…"

— "Трагедия 1987 года", серьезно кивнула Мей. "Я подумала о том же, когда началась трагедия в этому году и когда я слушала рассказ Тибики-сана о трагедиях прошлых лет. Это заставило меня вспомнить о том, что сказал Сакаки-семпай".

Одиннадцать лет назад, весной 1987 года, несчастье, постигшее класс 3-3 во время школьной поездки – учеников разделили по автобусам и отправились из Йомиямы в аэропорт, расположенный за чертой города, когда по пути их настигло проклятье. Водитель грузовика заснул за рулем, выехал на встречную полосу и врезался в автобус ... Это рассказал нам Тибики.

В общей сложности погибло семь человек, в том числе ученики и завуч. Мог ли это быть тот самый случай, после которого Сакаки получил травму?

— "В общем, этим летом," Мей продолжила, слегка понизив голос. "Когда мы поехали в загородный дом, и там я увидела Сакаки-семпая, мне захотелось разузнать у него об этом. Я подумала, что это стоило того, если бы существовал даже крошечный шанс, что он мог сказать мне что-нибудь, что могло оказаться полезным".

Поверить не могу! Подумал я и посмотрел прямо в лицо Мей.

Как она могла сделать что-то подобное и никому не сказать?

Если бы она хотя бы намекнула мне. Хотя стоит признать, что это было вполне в духе Мей.

Как всегда не обращая внимания на мою эмоциональность, Мей продолжала говорить.

— "Вот что я подумала, когда мы уехали, но Сакаки-семпай уже был мертв. Это произошло в мае этого года. Так что…"

Коротко вздохнув, Мей небрежно смахнула челку и сказала:

— "Но я была в состоянии говорить с его призраком ... Ну так что, Сакакибара? Хочешь узнать больше об этой истории? Или бы ты предпочел не ворошить старые воспоминания?"

— "Фух..."

На секунду я сморщил брови и нажал большим пальцем на высок. Все это время я ощущал небольшой низкочастотный звук, резонирующий где-то в моей голове, "ВММ ... вммммммм ... "

— "Я хочу услышать об этом"

Это был мой ответ. Уголки рта Мей растянулись в ухмылку, и она кивнула. Затем она начала свою историю.

— "Сакаки-семпай умер весной этого года. Но тело его не нашли … Он стал призраком. И он искал его"

Комментарии