Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 6

— Преступником была я!

Бу-бум!

…Видя указывающую на себя Минори, Рюдзи, Тайга и даже Ами были потрясены до онемения. Сидя плечом к плечу на диване, они разинули рты, словно дети в ступоре.

Затем Минори указала на сидящего рядом Китамуру.

— А он — мой сообщник!

— Простите.

— Я очень извиняюсь!

Они низко склонили головы.

В гостиной виллы воцарилась тишина, нарушаемая лишь непрекращающимся шумом прибоя. Солнце уже село, и небо за окном напоминало прозрачный полог тёмно-синего цвета.

— …Что именно… ты имеешь в виду?…

Слабый, жалобный, едва ли не с паническими нотками голос Тайги немного дрожал.

Сначала Минори и Китамура сознались насчёт подушки в комнате Рюдзи. Затем про разбросанные вещи в комнате Тайги. Ещё о дрожащем окне и захлопнувшейся двери. И даже про волосы в пещере. И на закуску — про ужасного монстра.

— Ну и, понимаете… Это так… Вы оба были такими наивными, что я решила показать вам, ребята, как делать это правильно, понимаете? Кстати, вязкая жидкость — это всего лишь концентрированный лосьон. А волосы мои собственные.

Ухватив волосы на затылке, Минори продемонстрировала пучок коротко обрезанных волос.

— Наивными, говоришь… Тогда… Это значит, что ты всё знала? О нашем с Тайгой плане?

Недоверчиво спросил Рюдзи. Минори кивнула.

— Я с самого начала думала, что тут что-то не так. Случилось много странного. А Тайга и Такасу всё время шушукались. Я решила, что эти двое что-то замышляют. Но что окончательно убедило меня, так это «двойник» Китамуры, когда вы готовили карри. Такасу-кун, ты должен был изображать, что Тайга всё время с тобой, верно?

— У-угу.

— Вот тогда я и убедилась в верности своих подозрений. Как, спрашиваешь? Хотя Тайга ненавидит работу по дому, Такасу-кун всё время говорил «как хорошо, как умело», и тому подобное.

Ну, он подумал, что если бы это слышал Китамура, было бы неплохо улучшить его мнение о ней… Конечно, сказать это во всеуслышание Рюдзи не мог.

Совершенно не выглядя раскаивающимся, Китамура поскрёб затылок, прежде чем сказать Рюдзи…

— Но тебе не показалось, что это странно? В пещере шла сплошная череда провалов. Ты не подумал «Да не может быть, чтобы Китамура оказался таким ненадёжным» или что-то вроде?

— А, нет, я просто подумал «этот парень действительно идиот»…

— П-правда?

Услышав столь невысокую оценку от лучшего друга, Китамура помрачнел. Что угодно, только не это…

— …Я был полностью одурачен выдающейся игрой Кусиэды… Я думал, что ты действительно напугана.

— Э? Так это не смотрелось неестественно? Такая странная реакция не слишком похожа на действия напуганной девушки, разве не так?

— Нет, это же Кусиэда. Я думал, ты должна реагировать именно так.

— П-правда?

На лице Минори появилось непонятное выражение. Но она на самом деле его полностью одурачила. Он и не думал, что Минори из тех людей, которые с лёгкостью могут обмануть других. Но может, он решил это слишком поспешно.

— …Ох… блин… так всё это было зазря, ха…

Крепко схватив измученную Тайгу за плечо, Минори улыбнулась.

— М-м, ну это было очень весело! Спасибо тебе, Тайга. И тебе, Такасу-кун.

— …Ты не сердишься? Что мы пытались сыграть на твоём страхе перед ужастиками? Ну, мы облажались, но…

— Я не сержусь.

Минори показала двойной знак мира и покачала головой.

— На самом деле, все рассказы, что я легко пугаюсь, были рассчитаны именно на такой случай. Другими словами, это… Я говорю что-нибудь вроде «Я боюсь ужастиков, очень боюсь» или «Зомби такие страшные». Это всё просто приманка.

— Ум-м… Э? Что ты имеешь в виду?

— То есть, если я продолжаю рассказывать, как я боюсь, рано или поздно кому-нибудь в голову придёт идея «А давайте её напугаем». И я получаю удовольствие. Говоря начистоту, я правда-правда очень люблю это. Ужастики, триллеры, потустороннее, зомби — мне всего этого просто недостаточно. Я вскрикиваю «Ой, ай!» и суечусь, но на самом деле получаю массу удовольствия. Ну, и ещё я люблю американские горки.

Меня совершенно одурачили… Полностью обессиленный, Рюдзи уставился в потолок. Рот Тайги беззвучно открылся. В изнеможении она положила голову на руки и закрыла глаза. Та выдумка, что она рассказала Китамуре прошлой ночью, оказалась правдой. Минори разгромила Тайгу и Рюдзи в прах. С самого начала.

— Знаете, на самом деле прошлой ночью, когда я поняла, что к чему, я уговорила Китамуру-куна помочь мне. Мы устроили тактическое совещание. А затем этим же занялись Тайга и Такасу-кун. Пользуясь случаем, я послала его как шпиона.

— На всякий случай подключили Ами.

Названная «на всякий случай», Ами ничего не сказала, лишь скорчила какую-то гримасу. Похоже, главной неудачницей оказалась именно она.

Глядя в потолок, Рюдзи не мог даже пошевелиться. Да что ж я такое творил?

Такая поездка, такая возможность, как всё могло вот так закончиться?

Тайга, должно быть, ощущала то же самое. Она, свернувшись, сидела на диване и озабоченно морщила лоб. Она даже отказалась от шанса сблизиться с Китамурой, и ради чего? Никакого результата, пустышка, верно?

Это было такое расточительство. А теперь их лето заканчивается.

Больше ничего. И его отношения с Минори не изменились. И заканчивается его первое и единственное семнадцатое лето.

— Ну, гм, как бы то ни было… Та-да!

Возможно, чувствуя свою вину, Минори и Китамура подчёркнуто весело вытащили большой мешок.

— На самом деле мы вчера купили ещё и фейерверки. Пошли на пляж!

Рюдзи был не в настроении что-либо делать, но подумал, что тоже может пойти. Возможно, именно это ему и нужно.

Расцветающие, рассыпающиеся фейерверки — ну, у него самого не было шанса расцвести…

Вечерний бриз, веющий над пляжем, доносил от гор печальный плач цикад. Солнце село быстрее, чем ожидалось, и даже показалось, что уже приближается осень.

Слушая шум прибоя, Рюдзи в сандалиях брёл по неожиданно холодному песку. Незадолго до того, когда они возвращались с прогулки, он был хорошо прогрет солнцем.

— Ай!… Страшно, это страшно, Минорин!

Он повернулся на крик Тайги.

— Да всё хорошо, тут нет ничего страшного. Просто смотри! Как здорово!

Тайга протянула руку, и Минори зажгла её фейерверк. Неожиданно цилиндр, который Тайга держала, стал выбрасывать устойчивые струи бледно-зелёного пламени, с шумом и искрами, затмевая слабый свет звёзд. Словно не уверенная, что она делает, Тайга просто стояла и глазела на него. Пламя подсвечивало очень бледное лицо Тайги и улыбку Минори.

— Отлично, который бы мне взять… Может, этот?

Вытащив выбранный фейерверк из пакета, Минори подожгла его. После небольшой паузы…

— Упс!

— Ай!

Минори и Тайга вскрикнули от яркой розовой вспышки и вырвавшегося пламени. Оно ярче горело и лучше освещало…

— А-ха-ха! Потрясающе!

Минори закружилась в экстазе. Протянув руки и размахивая в темноте этим розовым пламенем, она оставляла за ним ленту света, замыкающуюся в кольцо вокруг неё.

Какая удивительная улыбка, подумал Рюдзи. Жемчужные зубы улыбающейся Минори сияли даже ярче фейерверка. А блестящие глаза сверкали ещё сильнее.

Что же до того, кто наблюдал за ней, он собирался исчезнуть. Не оставив следа в жизни Минори, не оставив даже крохотного доказательства своего существования. Стать её другом, сблизиться с ней, суметь удивить её — ничего этого он не смог… Он даже пошёл на то, чтобы использовать столь презренную тактику запугивания, но, в конце концов, это даже не сработало. Сделать её счастливой — это совершенно не в его силах.

Он почувствовал, что готов заплакать. И не только потому, что лето кончается.

Немного в стороне Китамура настроил устройство для запуска фейерверков и поджёг шнур. С пронзительным свистом ракеты взмыли в небо. «Ого!» крикнула Минори. Тайга безмолвно смотрела, разинув рот. Там, куда глядели девушки, гремели взрывы, распускаясь красными и зелёными цветками над морскими волнами.

В другой стороне сидела Ами. Делая вид, что тоже любуется фейерверками, на самом деле она ни на что не смотрела. С отсутствующим взглядом она просто обнимала свои колени, выглядя скучающей и немного одинокой.

Ами видимо знает об его чувствах к Минори. И как только это могло случиться… Затем, когда он смотрел на лицо Ами, она, кажется, заметила его взгляд.

Посмотрев на Рюдзи, она пожала плечами. Даже без намёка на смех, лишь лёгкое движение.

Он задумался над этим. Ами что-то спрашивала у него в пещере… «Такасу-кун, ты чувствуешь себя одиноким?» — вот что она спрашивала. Тогда Рюдзи не ответил. Теперь он подумал, что да.

Может быть, то, что он отвечал раньше, заставляло её чувствовать то, что он чувствовал сейчас. Словно исчезни он сейчас, и никто этим не заинтересуется. Может быть, она чувствовала именно это. Что значит Минори для него и что значит он для Ами — сколько ни думай, он не мог поверить, что это соразмерно.

Рюдзи поднялся. Преодолев свою неприязнь, он встал рядом с ней.

— Эй… Сегодня было смешно, хех.

— …

С досадой взглянув на Рюдзи, Ами быстро отвела глаза.

— Насчёт нашего разговора тогда. Я ничего не ответил… Знаешь, мне было бы одиноко, если бы тебя не было здесь. Но, как бы это сказать…

Он понимал, что должен сказать.

— …Это… Это не значит, что одинок кто-то другой, речь о том, одинока или нет ты, верно? Если чувствуешь себя одиноким или начинаешь так чувствовать, то хочешь найти решение… разве не так? Послушай. Это как с нами. Просто ты сказала… мы похожи. Если ты одинока, я думаю, что будет лучше просто сказать это.

Упорно избегая смотреть него, Ами ярко блеснула своими большими глазами. В них чётко отразились фейерверки, которые Китамура запустил в небо. Это было очень красиво. Неважно, правда это или ложь, он просто чувствовал, что это прекрасно.

— …Такасу-кун…

Ами заговорила.

— Знаешь, я… я…

По-прежнему отворачиваясь, не встречаясь с ним взглядом, она шептала почти неслышно. Заглушаемый прибоем, её слабый голос опадал, как вспышки фейерверка.

— …никогда не задумывалась, одинока я или нет, — сказала она.

— Подумай. Подумай как следует.

— …Это… не будет больно?

— Если ты можешь что-то с этим сделать, я не думаю, что это будет очень больно.

Одиночество… Он понял. И пошёл. Всё, что он говорил Ами, было и про него тоже. Было кое-что, что он определённо должен сделать. Что-то, что позволит ему встать наравне. На самом деле, это что-то — очень просто.

— Эй, Кусиэда.

— Хм?

Минори повернулась, держа в руке несколько фейерверков. Он печалится тем, что ему нет места рядом с ней. Они точно не наравне. Значит, он должен попытаться докричаться до неё. Использовать любую возможность найти себе место, что-то крикнуть ей, всё равно что. Он хотел крикнуть «Я здесь!»

— Ум-м…

Тайга, стоявшая рядом с Минори, побежала прочь, пробормотав «Отнесу Тупой Чи несколько фейерверков». Она освободила ему дорогу. Выражая свою признательность за её поддержку, он собрался с духом.

— …Ум-м, Кусиэда. С-спасибо.

— Э?

— Я действительно испугался. Но теперь я думаю, что это было весело. Ты полностью меня одурачила. Когда ты рядом, как бы это сказать, это всегда удивительно. Когда ты рядом — это всегда интересно. В любой ситуации.

Словно утомившись, Минори была на удивление молчалива. Но затем…

— …А-ха-ха, так должна говорить я!

Она оглянулась на Рюдзи со своей обычной улыбкой.

— Мне в самом деле было весело в этой поездке. Правда, спасибо тебе. Ты действительно подарил мне замечательное время. Призрак морских водорослей, а ещё острый карри. Очень вкусный… Да, и когда мы вместе делали сэндвичи. Ты попробовал мой «особый Минори», с горчицей. И… ещё… ты без смеха выслушал мои бредни. Ты действительно понял.

Минори медленно крутила фейерверки в руках, внимательно глядя на потоки пламени и улыбаясь.

— И прости, что напугала тебя. И за испачканное полотенце тоже прости. В следующий раз я сделаю тебе подарок… Просто я на самом деле хотела показать тебе привидение, но перестаралась.

— Ты хотела показать мне?…

— Да. Правда.

Минори наклонилась, глядя на искры, но затем медленно подняла взгляд. Огонь ярко отразился в её глазах, когда она посмотрела прямо на него.

— Ты говорил мне, что хочешь увидеть привидение. Вот я и решила показать его тебе… В конце концов, Такасу-кун, похоже, очень старался, чтобы показать его мне. Хоть насчёт страха я притворялась, но разговаривали мы вполне серьёзно. Это мои настоящие чувства.

Слушая объяснения Минори, Рюдзи молчал. Минори снова нарушила тишину.

— Такасу-кун, а почему ты решил попытаться напугать меня?

— Э… Ну… Потому, что Тайга сказала, что ты не любишь ужастики, наверное…

— Подшутить надо мной?… Просто поиздеваться?… Вряд ли. Такасу-кун не тот человек, который открыто демонстрирует свою неприязнь к кому-то. Ты скорее из тех, кто стремится сделать других счастливыми.

Он онемел. Но, хоть он и молчал, Минори не злилась, не смеялась, лишь просто продолжала смотреть на него.

— …Пугая меня, ты наверно чувствовал, что можешь как-то порадовать меня, верно, Такасу-кун? Мне действительно хочется в это верить… Думаю, это на самом деле непостижимо.

Он облизнул сухие губы. Его колотило, словно рыбу, раненую в сердце.

Но он заговорил.

Он хотел сказать это.

— …Я хотел, чтобы ты поверила, что привидения существуют. Я хотел показать их тебе. Это не обман. И ты не одинока, вот… вот почему.

Он лишь молился, чтобы Минори правильно поняла его путаные слова.

— …Я понимаю.

Минори ничего больше не сказала, но её лицо смягчилось. Может, она и впрямь была способна понять то, он пытался выразить. Это очень хорошо, хотя он не был полностью уверен.

Со слабой улыбкой она продолжила.

— Такасу-кун, а ты видишь привидения?

Он медленно кивнул. Да. Я точно нашёл одно.

Может быть, Минори заметила. Привидение — и его самого, может быть, она найдёт их. Ничего не спрашивая, Рюдзи уставился на песок под ногами.

Он на самом деле надеялся, что она заметила.

Он надеялся, что она уделит ему хоть немного места в своих мыслях… Может даже не как привидению, а как кусочку духа, этого хватит.

— …Ну, тогда в следующий раз… О, я знаю. Эй, Такасу-кун. Почему бы нам вместе не поискать НЛО? Не спутник, а настоящее.

Внимательно вглядываясь в небо, её глаза сузились в улыбке.

— После привидений будет НЛО… А после этого — Цутиноко*. Если мир вот так будет постоянно меняться… Если я буду искать то, что хочу найти… когда мой мир изменится, тогда, может быть, однажды…

В этот момент.

Краем глаза Рюдзи увидел свет.

Он быстро указал на море.

Развернувшись, Минори увидела, на что показывал Рюдзи.

Это был шарик света, взлетающий над тёмным горизонтом. Затем он взорвался.

В тёмно-синем небе расцвёл большой круг. Через секунду донёсся сильный грохот.

Прямо над головой Минори это выглядело, как дождь падающих обломков.

Минори раскинула руки. Её широко распахнувшиеся глаза сияли даже ярче звёзд. Свет фейерверков слегка подкрашивал кончик носа. Затем она пробормотала. Может, не хотела, чтобы её слышали, а может просто говорила сама с собой…

— Он взорвался… Это был НЛО.

Китамура тоже смотрел вверх.

Даже Тайга и Ами так же подняли глаза к небу.

Они все онемели. Это было так неожиданно, блеск пламени в небесах.

Огни продолжали взлетать, взрываться, сопровождаемые грохотом, и осыпаться обратно на землю. Красные, жёлтые, синие, зелёные — летние фейерверки блестели и рассыпались в ночном небе.

— Это… начало галактической войны?…

Пробормотала Минори, простерев руки к небу, словно не могла в это поверить. — Снова и снова, как во сне, я вижу их, — сказала она.

Под ослепительным небом было кое-что, чего не замечал Рюдзи.

Поднятые руки Тайги медленно упали. Фейерверки пугают, только посмотри на них, глупый пёс… Не имея возможности ухватиться за его футболку, как она обычно делала, Тайга уронила руки.

Затем она наконец поняла. Что ничего не понимает.

Понимаю.

…Раз это похоже на то, это то, подумала она.

Только глаза находящейся неподалёку Ами внимательно смотрели на лицо Тайги. Под небесами, где продолжали сверкать фейерверки, в её взгляде было больше ошеломления, чем жалости. Но она по-прежнему стояла рядом с ней, не говоря ни слова.

***

— …!

Проснувшись, Тайга не понимала, где она сейчас находится. Она чувствовала, что только что видела странный сон. И все её чувства ещё оставались в атмосфере сна. Она испугалась, подумав, что её бросили в каком-то ужасном месте.

— Что ты делаешь, поднимайся, мы приехали!

— …А? …Э?

Перед ней стоял Рюдзи. Рядом с ним был Китамура, вытащивший вещи Ами и навьючивший их на себя. Сама Ами, ни на что не обращая внимания, смотрелась в пудреницу от Шанель и причитала «Ах, я знала, что этот поезд иссушит меня-а-а!»

— Тайга! Мы выходим!

Улыбающаяся до ушей Минори вытащила Тайгу с сиденья и сунула ей её багаж.

Конечно, поездка закончилась, подумала Тайга. Прежде чем она осознала это, поезд уже подошёл к знакомой им всем станции. Платформа заполнилась выходящими пассажирами.

Торопливо подхватив сумку, она уцепилась за руку Минори и двинулась по узкому проходу между сиденьями. Она не помнила, как заснула, но теперь от пересыпа у неё сильно болела голова. Да и живот тоже.

— Минорин… Кажется, у меня живот болит…

— Э? Правда? Ум-м, ничего серьёзного? Такасу-кун, Тайга говорит, что у неё живот болит!

Что такое? Рюдзи повернулся. Китамура тоже.

— Хочешь принять таблетки? Мы немного отдохнём на платформе.

Из-за очков его добрые глаза, один взгляд на которые мог бы заставить прослезиться, мягко смотрели на лицо Тайги. Но Тайга затрясла головой, говоря, что с ней всё в порядке, и отвернулась.

Всё хорошо.

Всё хорошо как сейчас.

Всего лишь за несколько дней закончились летние каникулы. Жизнь будет продолжаться как обычно.

Неизменный статус, неизменный класс, неизменные дни и ночи. И может быть, что-то хоть немного изменится.

Ничего, подумала Тайга, всё хорошо. В конце концов, нет причин, чтобы всё не было хорошо.

У турникетов, где они встретились два дня назад…

— Поездка не закончилась, пока мы не вернулись в дом! Удостоверьтесь, что ваш разум вас не покинет, пока не доберётесь до дома!

Китамура выдал несколько смущающую речь. Полностью игнорируя его, Рюдзи погрузился в раздумья…

— Может, зайти в супермаркет… Сегодня пятница, должен быть дешёвый тунец.

А что Тайга? Он попробовал спросить её…

— Умолкни, я устала! Вечно ты как домохозяйка, блин.

…и был безжалостно отвергнут.

Ами тоже потерялась в своих мыслях. Видимо, озабоченная своим слегка обгоревшим носом…

— Может, мне стоит съездить сегодня в поместье к родителям…

Величественно заявила она. Насильно таща дезорганизованную группу, Минори была серьёзна.

— Эй, эй, эй! Давайте, идите сюда!

— Эх, очень важно завершить поездку без каких-нибудь ЧП! Ну, в любом случае, увидимся! До нового семестра! Встретимся в школе!

…«Хотя у нас завтра занятия в клубе…» Китамура со своими банальными словами остался позади. Они помахали, прощаясь. Затем отделилась Минори. Она свернула к северному выходу, к стоянке велосипедов. Но вдруг развернулась и позвала Рюдзи по имени. «Знаешь, я в следующий раз захвачу полотенце! Ты какой цвет предпочитаешь?» — спросила она. «Ум-м, синий!» «Э? Ярко-розовый?» «Я сказал синий!» «Э? Хочешь отделанное золотом и серебром?» «С-И-Н-И-Й!» «А, поняла, хаки!» Минори продолжала не понимать, улыбаясь всё шире и шире. «А, ну… пусть… Хаки…» согласился он.

Что за дураки, с холодным взглядом сказала сидящая Тайга. Мельком глянув на неё со слабой улыбкой, Ами попрощалась «Увидимся!», хлопнув Рюдзи по спине и надела солнечные очки. Лицо старшеклассницы на летних каникулах снова превратилось в лицо модели. Она пошла к турникетам, собираясь отправиться к родителям. Китамура дал Тайге несколько таблеток, перед тем как попрощаться. «Я тоже оставил здесь велосипед», сказал он, прежде чем отправиться вслед за Минори.

Вот так закончились летние каникулы ученика второго года старшей школы Рюдзи Такасу.

Примечания

  1. мифическая змея

Комментарии