Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 4

После шокирующе острого ужина…

— Отлично, посуду можете оставить на меня!

Единственная пребывающая в хорошем настроении Минори собрала в стопку пустые тарелки и понесла их на кухню. Все остальные лежали недвижимо — их мысли метались от «было вкусно, но остро» к «было остро, но вкусно» и обратно. Несмотря на пульсирующую боль в губах и во рту, они не могли не взять добавки, и теперь, с полным брюхом, распухшими губами и уставшие до невозможности, похоже, даже не могли подняться.

Однако было бы неправильно позволить Минори убирать со стола в одиночку. Рюдзи встал, намереваясь ей помочь, но Тайга схватила его за футболку.

— Хм? Что такое?

— …Похоже, я нежданно съела слишком много острого. Мне нужны желудочные таблетки…

— Живот болит?

— …Не уверена…

Нахмурив лоб, она посмотрела так, словно не может выразить, как себя чувствует. Потёрла живот и покачала головой.

— У меня нет ничего желудочного. Кавасима, а у тебя?

— Э, вряд ли… У меня только аспирин от головной боли.

Подумав «Хм, ну и что нам делать?», Рюдзи пощупал лоб Тайги, нет ли у неё жара, когда поднялся Китамура.

— У меня кое-что есть. Болеутоляющие, желудочные и смешанные. Пошли в мою комнату, посмотришь этикетки и выберешь, что тебе подойдёт.

— …

— Что не так?

Хотя Китамура говорил весьма доброжелательно, Тайга, играя с кружевами на рукаве, беспокойно заёрзала, словно кошка, намывающаяся в преддверии хорошей погоды. Подумав «Не время стесняться, верно?», Рюдзи подхватил её за локоть и заставил встать.

— Давай, иди с ним.

Рюдзи слегка подтолкнул её в спину. На мгновение показалось, что Тайга сейчас рухнет от этого толчка, но она всё-таки заставила ноги двигаться и пошла за Китамурой. Они покинули гостиную. Ни о чём не думая, он озабоченно смотрел ей вслед…

— …Ай!

— Ты действительно бестолковый.

Он слишком поздно обнаружил приближающуюся Ами. Тихо подойдя поближе, она слегка наклонилась над столом прямо перед глазами Рюдзи, прежде чем он заметил её…

— Если Такасу-кун так беспокоится об этой девушке, тебе стоит пойти с ней.

Её большие глаза слегка сузились в притворно недоброжелательной манере, розовые губы растянулись в улыбке, намекая, что на самом деле она нашла способ развлечься.

— …И что с того, что я беспокоюсь о Тайге?

— О-ох, ушёл в оборону.

— Если бы на боль в животе пожаловался кто-то другой, будь то Китамура, Кусиэда или даже ты, я беспокоился бы точно так же.

— Э-э, правда? Ну, тогда Ами-тян ду-умает, что у неё то-оже, может быть, живот боли-ит.

Заставив свои глаза чихуахуа увлажниться, Ами шлёпнулась рядом с Рюдзи.

— Просто шучу.

Не дав ему возможности попасться на уловку, она непосредственно улыбнулась, слегка высунув язык и пожимая плечами. Да о чём эта девчонка думает — Рюдзи, которому уже надоело, что его дразнят, лишь посмотрел на холодное и привлекательное лицо Ами.

— …Да чтоб тебя…

— Что-о?

Наверно, вполне понимая раздражение Рюдзи, Ами надела свою ангельскую улыбку. Её губы сжались, глаза расширились, ярко мерцая, словно звёзды. Но хоть её облик и был до невероятности прекрасен, под столом она выглядела отнюдь не скромницей. Заложив ногу за ногу, она бесстыдно демонстрировала свои бёдра, покручивая лодыжкой. Похоже, она даже не пыталась как-то прикрыть их.

Ох… Рюдзи поднял взгляд к потолку, сочувствуя фанатам Ами по всей стране и непроизвольно улыбаясь.

— …Как бы это сказать… С тобой не соскучишься.

— Это что, комплимент?

— Это сложно, тут тонкая грань.

Он на самом деле так думал. То есть, что она действительно странная.

На первый взгляд, она была бесподобной красавицей, настоящим бриллиантом. Но по правде — неприятно злой особой. Как бы то ни было…

— Тонкая грань? Э? Я… сложная?… Что это должно означать… Сказать, что я сложная…

Сидящая рядом с Рюдзи сделала серьёзное лицо и наклонила голову. Это выражение само по себе почему-то было привлекательным. Такое нормальное, что даже удивительно. Или, может, лучше сказать удивительно нормальное. Или ему следует сказать, что оно заставило его пересмотреть своё мнение, подтвердив, что даже она похожа на любую другую шестнадцати-семнадцатилетнюю девчонку.

Такие девушки, чья внешность не соответствует содержанию, всё-таки довольно странные, как ни посмотри, думал Рюдзи. Но это не было неприязнью.

— …Что-о такое, ты уже довольно долго на меня пялишься. Хм-м, может, ты очарован? М-м, это хорошо, это замечательно, я знаю, что тут ничто не поможет, потому что я самая-самая поразительно привлекательная…

Да-да, всё понятно, конечно, самодовольно кивнула она. Но что удивительно, на довольное лицо Ами, словно лёгкая вуаль, постепенно наползала странная детская улыбка.

— О, я знаю! Кстати, Такасу-кун, мы можем прогуляться по пляжу и…

Когда она хотела что-то сказать…

— Упс, я забыла часть посуды, да?

Они услышали чьи-то лёгкие шаги. Бормоча про себя, из кухни в гостиную вернулась Минори. В приподнятом настроении, нисколько не обижаясь на Рюдзи и Ами, которые просто болтают, ничем не помогая, она собрала оставшиеся на столе чашки и тарелки, пытаясь унести всё одним махом…

— Это опасно, бери только чашки.

Позади неё появился Рюдзи и забрал тарелки.

— Ты хочешь помочь, Такасу-кун? Не стоит, ты готовил ужин, а я уберу со стола.

— Да всё нормально, я помогу.

Держа тарелки в одной руке, он поспешно протёр края стола тряпкой. Затем развернулся, рассчитывая, что Ами тоже поможет, но…

— Я и правда терпеть не могу ковыряться на кухне, знаешь ли. Я ухожу.

Слегка улыбнувшись, Ами поднялась. И поразительно быстро улетучилась, не дав ни малейшего шанса остановить её. Хех, так она действительно ненавидит уборку. Но это действительно удача, что я буду работать вместе с Минори, только я и она. Сейчас он даже был благодарен Ами за её королевские замашки.

— Правда, всё в порядке? Разве вы с Ами-тян не беседовали?

Рюдзи лишь махнул рукой, словно говоря, что это неважно, и они направились на кухню.

Минори тщательно вычистила её. Всё — от сковородок до ножей — было вымыто и расставлено в образцовом порядке, так что даже Рюдзи оценил это. Пока он изумлённо оглядывался, Минори забрала у него тарелки. И не успел он сказать «Да я сам»…

— Вот так, с посудой разобрались!

Она сделала всё в мгновение ока и уже стремительно расставляла тарелки на сушилке. Конечно, у него не было причин быть недовольным уровнем её мастерства.

— …Ха, да у тебя совершенная техника, да?

— Хе-хе, догадываюсь. Мне на работе всё время уборка достаётся, знаешь ли, и я всегда стараюсь закончить так быстро, как только могу!… Так что я всё время ковырялась с этим и, в конце концов, отлично научилась.

Итак, он открыл ещё одну хорошую сторону Минори. То есть, он имел в виду красоту её улыбающегося лица, когда её хвалят. Застенчивое и смущающееся, а ещё печальное и немножко гордое. Говоря честно и откровенно, он хотел бы родиться таким, как она. Он до глубины души восхищался её скромной чистотой. Будь он похож на Минори, его не волновали бы ни обстоятельства его рождения, ни доставшаяся от отца физиономия, не пришлось бы то и дело терзаться тревогами. Он мог бы расти твёрдым и непоколебимым, как росток бамбука. Да, будь все в этом мире похожи на Минори, такие вещи, как война или стихийные бедствия, исчезли бы без следа. И все могли бы жить так же радостно, как она.

Не замечая сияющего взгляда Рюдзи и продолжая смеяться с растянувшимися в щёлочки глазами, Минори неожиданно подняла взгляд и сказала «Ах да».

— Я дам Такасу-куну кое-что вкусненькое.

Открыв холодильник и заглянув в него, она извлекла оттуда пару мороженых. Таких же, какие они ели на десерт после ужина, но…

— Как видишь, остались ещё два. Я думала, что мы можем потом устроить соревнования по сумо, вроде королевской битвы без запрещённых приёмов или что-то вроде, но… Хе-хе, это будет наш маленький секрет, так что давай съедим их на пару. Тебе какое больше нравится, ванильное или с зелёным чаем?

— С… с зелёным чаем.

— Хо-ро-шо.

Широко улыбаясь, Минори отдала одно из мороженых Рюдзи. Затем, оглядевшись вокруг…

— Будет нехорошо, если нас застукает Тайга. Она такая обжора. Такасу-кун, слопаем их одним глотком.

Решившись отправить большое мороженое в желудок одним глотком, она сорвала обёртку. Подожди, подожди, это же невозможно, намеревался остановить её Рюдзи…

— …Мы можем прямо отсюда выйти на веранду, давай съедим их снаружи.

Он показал на окошко для мусора, через которое недавно вылезала Тайга с Тупой Чи №2. Минори, отреагировавшей «Э-э?» и широко распахнутыми глазами, он ответил «Тс-с», приложив палец к губам. Оставаясь в тапочках, через которые хорошо чувствовался песок, он тихонько открыл окошко и вылез на веранду.

На секунду ему пришлось закрыть глаза от сильного порыва ветра, едва не затолкавшего его обратно. Осмотревшись, Рюдзи увидел, что на небеса над океаном легло покрывало ночи. Только звёзды и луна слабо подсвечивали разбивающиеся волны. Звук прибоя в пугающей темноте казался более мирным, чем полная тишина.

— Осторожно.

— Угу.

Молча пройдясь по направлению к морю, подальше от гостиной, они уселись на краю веранды, свесив ноги наружу. Даже забыв об открытом мороженом, Минори просто смотрела на ночное море.

— …Ох… Как здесь темно… Подожди, что это, отражённый свет луны?

Недалеко от берега, куда она показала, на воде блестела сверкающая белая дорожка. Рюдзи заметил в небе медленно двигающуюся блестящую точку. «Смотри, НЛО!» — конечно же, он такого не сказал. Он точно знал, что это. Просто спутник, творение рук человеческих.

Нарушая тишину, Рюдзи начал срывать обёртку с мороженого…

— Как… Как здесь красиво, правда?

Он откусил кусочек. Конечно, он едва почувствовал вкус — такой подарок судьбы, им вдвоём удалось скрыться из виду. Морской бриз трепал волосы Минори, ровный свет Луны очерчивал в темноте её профиль…

— …Такасу-кун.

Его плечи нервно вздрогнули. Восторгаясь Минори этой прекрасной ночью, он с трудом мог отвести взгляд от неё, словно она притягивала его.

— Как зелёный чай, вкусно?

— …Ага.

— А какое досталось тебе до того?

— …С фасолью.

— И какое лучше?

— …С зелёным чаем.

Два кусочка, три кусочка, он яростно вгрызался в своё мороженое. Всё, что было до сих пор, произошло естественно и случайно, но он понятия не имел, что делать дальше. Может, это и есть «шанс»? Но что это за шанс? О чём вообще говорят люди в такой ситуации?

— Э-эй, Ку… Кусиэда, хочу у тебя спросить…

— Хм-м?

— У-у тебя есть парень?

…Он взял и сделал это. И немедленно раскаялся. Слишком нетерпеливый, он нечаянно перешёл границу. Он действительно сказал что-то подобное.

Минори ничего не ответила. Она просто молчала, словно не слышала его. Такое молчание — это скверно. Минори Кусиэда, прошу тебя, пожалуйста, поскорее развей эту ужасную атмосферу какой-нибудь своей обычной вспышкой. Пожалуйста, сделай вид, что никакого вопроса не было.

Не молчи так, что мы практически тонем в этом молчании, пожалуйста.

Пусть прошло всего несколько секунд, он уже всерьёз думал о том, чтобы умереть…

— Эй, Такасу-кун. Как думаешь, тот призрак морских водорослей всё ещё бродит где-то здесь?

— У… Э?

— Э-эй! Призрак во-до-рос-лей! Ты откуда родом?

— …Пф-ф.

Он непроизвольно выплюнул кусок мороженого, но это было хорошо. Вот оно, её шутовские речи. Прекрасно, просто прекрасно, это её обычная странность, именно та вспышка, о которой я думал. Ты свела на нет моё фальшивое па… Встретившись с Минори взглядом, Рюдзи почувствовал, что его сердце на секунду замерло. Словно его жизнь на самом деле подошла к концу.

— Такасу-кун, а ты когда-нибудь видел привидение?

Минори смотрела Рюдзи прямо в глаза. Несмотря на абсурдность вопроса, её глаза были серьёзны и решительны, хотя до сих пор её взгляд оставался мягким и необычно нежным.

— Что… Ну, нет, но…

— Знаешь, я действительно верю, что привидения существуют.

Она утвердительно кивнула своим словам, но затем решительно подчеркнула «Однако».

— Однако, честно говоря, до сих пор я ни одного из них не видела. Ты знаешь этих медиумов, так называемых «людей, которые видят привидений»? По правде, я им совсем не верю. Нет оснований думать, что они действительно могут что-то видеть. И вряд ли есть люди, которые на самом деле разговаривают с призраками. Люди, которые говорят, что могут делать это, просто обманом вымогают деньги, вот во что я верю.

Не понимая, к чему она ведёт, Рюдзи бездумно смотрел на профиль Минори. Повернувшись к тёмному морю, она внимательно всматривалась во что-то, непонятное Рюдзи, совсем незаметно дыша.

— …И насчёт этого я думаю так же. Я верю, что когда-нибудь встречу того, в кого влюблюсь. Мы начнём встречаться, поженимся и будем жить счастливо. Но до сих пор ничего подобного ни с кем не испытывала.

Глядя на море и покачивая ногами, Минори своими носками словно очерчивала белую кривую на краю поля зрения Рюдзи.

— Вполне естественно, что уже в средней или старшей школе есть люди, которых влечёт друг к другу. Они знакомятся, начинают встречаться, теряют интерес друг к другу и расходятся. Обычные отношения. Они говорят, что это настоящая любовь… Эти люди, похоже, очень далеки от меня. Разве мало людей, которые говорят «Я действительно что-то чувствую» или «Я вижу это»? Они заявляют «Ах, я чувствую тяжесть на плечах, их здесь так много, только посмотрите». И тут, похоже, что-то подобное. Так и хочется усомниться в них. Я начинаю думать «Действительно ли они видят призраков?» и дохожу до «Действительно ли они любят?». Я просто не вижу этого. Стоит мне почти поверить, как оно продолжает ускользать от меня. Знаешь, я никогда не переживала ничего подобного. Того, о чём другие говорят как о совершенно естественном, никогда со мной не было. Вот почему я не могу в такое поверить. Я остаюсь снаружи… Я хочу верить, но я почти сдалась. Всё, что я могу, это смотреть на «тех, кто может видеть», кусая пальцы и приветствуя их со стороны. Просто здесь есть что-то общее, я думаю… «Сколько лжи! Это всё обман! Плод вашего воображения!» …вот что мне хочется кричать, потому что я до сих пор не могу побороть свои сомнения. Так что ответ на твой вопрос — «Нет».

Высказав всё одним махом, она повернулась и всмотрелась в лицо Рюдзи, понял он всё сказанное, или нет.

— Такасу-кун, а ты… можешь видеть привидений?

Он медленно облизнул губы.

Убедившись, что он не перевозбуждён и не дрожит, Рюдзи осторожно заговорил…

— …Я никогда их не видел, но думаю… я верю, что они существуют.

— То есть, ты такой же, как я?

Он покачал головой.

— Я из тех, кто «хочет видеть». Я даже хожу по всяким местам, где они должны обитать, и всматриваюсь в темноту… Похоже, ты из тех, кто просто верит. Это не то же самое. Потому что на самом деле ты боишься, верно? Больше похоже, что ты думаешь, что их не существует. Потому что ты что-то чувствуешь, но боишься этого, так?

Минори странно молчала, продолжая смотреть на Рюдзи и даже забывая моргать. Отчаянно пытаясь сообразить, почему же он начал спорить, он наконец кое-что понял. Он не хотел слышать такое от Минори. Он совершенно не хотел слышать, что такой человек — иначе говоря, любимый — никогда не появится. Рюдзи, который надеялся в один прекрасный день добиться взаимности от Минори, воспринял эти слова как смертный приговор. Как что-то, чего она никогда не должна говорить.

Сейчас, пусть даже Минори не сказала это прямо, он болезненно осознал, что она не любит его. Он не мог не почувствовать боль от таких её слов. Но вместо того, чтобы плакать от этой боли, он хотел ухватиться за возможность потом, в будущем, стать кем-то для неё.

И если он хочет понять, почему Минори, такая привлекательная и, несомненно, нормальная девушка, которая может спокойно общаться с парнями, думает такое, у него просто нет выбора.

— …И ещё. Если человек, который чувствует призраков, вдруг на самом деле увидит их, он может сильно удивиться.

— Э?…

— Увидев призрака, очень многие люди удивятся, верно? Даже если они увидят его, они запросто могут просто отмести увиденное — «этого не может быть». Так же, как люди, увидев что-то поначалу и не увидев потом, начнут задаваться вопросом, а не было ли это иллюзией или сном. А ещё есть люди, которые изначально думали, что увидеть такое совершенно невозможно, но в конце концов всё-таки видели это. И у них появлялась новая перспектива. Иначе говоря, как бы это сказать… Не думаю я, что это дело обычное. Наверное, они решили «я хочу видеть» и прилагали для этого неимоверные усилия. И действительно начинали видеть. Значит, ты не должна считать, что в твоей жизни никогда не случится такое, верно? И ты не должна думать «это всё ложь», не взвесив всё хорошенько ещё раз. Я… то есть… как бы это сказать…

Рюдзи заметил, что Минори затаила дыхание и смотрит на него широко раскрытыми глазами. Он пока не мог понять, о чём она думает, но она хотя бы услышала его.

Да, он смог сказать это.

— …Я надеюсь… что когда-нибудь… ты сможешь… увидеть привидение. Я надеюсь, что ты захочешь увидеть его. Может, я неудачно выражаюсь, ведь ты так легко пугаешься, но… наверняка где-то есть привидения, которые хотят, чтобы ты их увидела… Вот что я думаю.

Он смог сказать, что думает, и не сожалел об этом.

— …Знаешь… Сегодня случались странные вещи, правда? Это попытка привлечь твоё внимание. «Взгляни на меня», «я здесь», «найди меня»… вот что хотел сказать тот призрак.

Иначе говоря, это был я… Конечно, он не мог зайти так далеко, чтобы сказать это вслух.

— А…

Мгновение спустя Минори неожиданно замолчала. Она внимательно всмотрелась в ночное небо, явно чем-то ошарашенная, запнулась и ничего не сказала.

— …А почему ты говоришь мне всё это?

Прошептав лишь в своём сердце «для меня это то же, что привидение для тебя», Рюдзи отвёл глаза от профиля Минори. Чернота её глаз, вглядывающихся в ночное небо, была слишком глубока. Он чувствовал, что начинает таять. Глубоко вздохнув и подарив ему лёгкий намёк на улыбку, она ответила…

— Знаешь, я сегодня почему-то думала, что меня преследует привидение. Но до сих пор никого не видела. А теперь что-то вижу. НЛО — или просто спутник, смахивающий на НЛО. Сперва я подумала «О!», но потом поняла, что это, конечно же, не оно… Так что в итоге я так ничего и не увидела, хотя чувствовала, что оно так близко… или что-то ещё… Не знаю почему, но мне просто нравится говорить с Такасу-куном об этом.

— …Как странно…

Да, Рюдзи ответил так, но сам кое-что понял. Что блестящая точка, ползущая по небу, очень похожа на НЛО. И он понял, что так удивило Минори. Это была его любовь.

Не существует никакой мистики вроде призраков или НЛО. Здесь он был на стороне Минори. Это должно быть ясно, как ни посмотри.

Сидя рядом с Минори, ощущая порывы ветра, Рюдзи просто смотрел на волнующееся море и думал. Если Минори сможет увидеть это, этого будет достаточно, чтобы он был счастлив. Лишь бы она заметила. Пусть даже он надоест ей и она отвернётся от него, это всё равно гораздо лучше, чем если бы она просто не замечала его чувств.

***

— …Рюдзи…

Он только что закончил мыть руки и открыл дверь ванной.

— Хм?… Тайга, это ты?…

Час ночи.

Может потому, что они рано встали, а может потому, что переволновались, но все разошлись по спальням сравнительно рано. Мирная ночная атмосфера. Из-за одной из дверей высовывалась маленькая физиономия, слабо освещённая светом из ванной.

— Что такое? Не спится?

Тихо спросив, чтобы никого не разбудить, он осторожно закрыл дверь ванной. Тайга, тихонько, словно кошка, выскользнула из своей комнаты — даже тапочки надевать не стала, так и пошлёпала к нему босиком.

— …Я услышала твои шаги.

— …Ну ты мастер, почти сверхчеловек.

Её длинные волосы уже были заплетены на ночь. Утирая нос рукавом летней хлопковой пижамы, которую она и дома часто носила, Тайга кивнула. Это выглядело совсем по-детски, но сонной она не казалась — её большие кошачьи глаза были широко раскрыты. Да и у Рюдзи глаза не слипались, раз он только что был в ванной.

— …Пойдём вниз?

Он показал на лестницу.

— Ага… Мы должны подумать насчёт завтра, и крепко подумать.

— Да, верно… Мы не можем целиком полагаться на Тупую Чи №1 и №2.

Перешёптываясь, они тихонько спустились по лестнице. Пройдя по коридору, они вошли в гостиную, включили настольную лампу на маленьком столике и уселись на диван.

В тишине еле слышно доносился шум прибоя. В этой тихой темноте, где лампа ярко освещала лишь стол, они могли видеть только контуры лица собеседника. Рюдзи попытался подкрутить лампу, чтобы она дала немножко больше света…

— Ох… Это очень дорогая лампа…

Он заметил, с каким мастерством она сделана. Светло-розовый абажур из матового стекла, тонко отделанный пурпуром. Проходя через такое стекло, свет лампочки становился похожим на свет очага, словно мягко окутывая теплом. Рисунок в модерновом стиле изображал стрекозу, парящую над лесными цветами. Он не удивился бы, окажись лампа работой знаменитого дизайнера, такого как Лалик или Галле, но с уверенностью определить не мог.

Тут прямо под глаза Рюдзи, продолжавшего восхищаться лампой, неспешно вторгся неучтивый палец.

— Что за отвратительная штуковина?

— …Чёрт бы тебя побрал…

Тайга небрежно поскребла тонкую гравировку рисунка. Такое искусство было не в её вкусе. Или стоит сказать, что людям вроде неё, которые не ценят элегантность, стиль модерн, лучше смотреть «Адского учителя Нубэ» или что-нибудь подобное.

Какая дура… Ни о чём не думая, он уставился на привлекательное как у феи лицо Тайги, когда…

— Давай поедим оставшегося карри.

Сказала она. И добавила «Иди, разогрей». «О-ох», вздохнул Рюдзи…

— …Погоди, ты знаешь, что уже час ночи? Хочешь, чтобы снова живот заболел? Кстати, а сейчас-то ты как?

— В полном порядке. Мой желудок забастовал в начале ужина. В результате я не брала вторую порцию и слишком мало съела.

— Я и не заметил, что ты не брала добавку… Очень необычно. Должно быть, ты и впрямь чувствовала себя отвратительно, хе-хе.

— Ага. Когда я пошла за таблетками Китамуры, он всё время оставался рядом. Знаешь, он всё спрашивал «Хватит ли тебе воды?», «Может, дать ещё одну?», «Как ты себя чувствуешь?», «Таблетка подействовала?»… Я здорово занервничала и быстро ушла. Потом подремала, и теперь больше ничего не болит.

— Не могу поверить, что у тебя живот болел…

— …Кстати, а ты где был, пока я лечилась? Я тебя нигде не видела.

Я был с Минори — почему-то он не хотел ей признаваться. Пока он не мог понять почему. Его горло сжалось, и, глядя на слабо освещённые контуры персикового лица Тайги, почему-то, по какой-то совершенно непонятной причине Рюдзи…

— Я убирался в своей комнате.

…соврал. В свете лампы он заметил, что длинные ресницы Тайги слегка дрогнули. Её глаза блеснули, когда она неожиданно отвернулась, глядя в темноту за окном, где не было ничего интересного.

— …Пф-ф.

— …Пойду подогрею карри.

Почему-то… Прежде, чем Тайга взглянула на него, он быстро поднялся с дивана.

В гостиной, мягко освещённой лампой в стиле модерн, явственно пахло карри.

— …Ох, я так наелась…

— Да и я тоже….

К тому времени, как он понял это, перед ним образовались две пустые тарелки — просто кошмар. Очаровательный вкус слегка забродившего карри уже не укладывался в разумные пределы.

Он отнёс тарелки на кухню, быстро вымыл их и вернулся в гостиную с двумя стаканами ячменного чая. А тут…

— Эй… Только спать здесь не надо, ладно?

Набивший живот тигр лениво развалился на диване. Покачивая пальцами босых ног, она сладко зевнула.

— Э-эх… Да не сплю я. Разве я не говорила, что нам надо обсудить планы на завтра? Я просто… немного перенапряглась… и устала… вот и всё. Хотя прошёл всего один день.

— …Знаешь, ты на самом деле засыпаешь…

Такое уже случалось в прошлом, и каждый раз Тайга действовала по коровьему сценарию — набить живот, лечь, быстро заснуть. Поэтому Рюдзи, не раз наблюдавший это трёхступенчатое действие, не счёл её заявление «Я не сплю» достаточно убедительным. И каждый раз, когда она так поступала, он и сам в конце концов оказывался на полу, пуская слюни. Каждый раз, когда он видел счастливое спокойное выражение на лице спящей Тайги, казалось, его тело тут же само расслабляется. Словно она испускала какую-то ауру, гипнотизирующую людей и заставляющую их проваливаться в сон.

— …Если ты заснёшь в таком месте, только подумай, что завтра скажет Кавасима…

— …Глупая Чихуахуа?…

— …Ага…

— …

…Сидя на полу, прислонившись к дивану, на котором развалилась Тайга, пристроив голову в районе её живота, он почувствовал, что голова тяжелеет, а перед глазами всё расплывается… так неожиданно…

— …Ты спишь?

Вернувшись в вертикальное положение, Рюдзи заставил себя проснуться. Нехорошо, таким макаром и я скоро отрублюсь.

— Тайга, не спи. Сядь нормально.

— …

— Эй.

Подхватив под голову, он перевёл её из распростёртого положения в сидячее. Всё такая же расслабленная, Тайга начала сворачиваться в клубок…

— Холодно… так холодно…

— Ай-й, щекотно! Отпусти!…

Рюдзи, пытаясь разбудить Тайгу, встал одним коленом на диван. Неожиданно она прижалась головой к его бедру, словно обнюхивающая кошка. Но…

— …!

Совершенно неожиданно она удивлённо подскочила. Только что закрытые глаза широко распахнулись.

— Это была твоя промежность!…

— Ты сама туда сунулась!

Не-е-е-е-ет… Пока она обиженно смотрела на него, Рюдзи смог хорошо повеселиться, шлёпнув её по голове.

— Блин… Ну всё, теперь я окончательно проснулась… Хорошо бы снять кожу с лица, продезинфицировать и натянуть обратно.

Зевнув ещё раз, несмотря на заявления насчёт «окончательно проснулась», Тайга наконец уселась рядом с Рюдзи на диване. И решила высказаться…

— Как бы то ни было, кое в чём я совершенно уверена… Поездки очень утомляют.

— Да о чём ты говоришь?

Беззащитно потянувшись, Тайга посмотрела на потолок.

— Думаю, тут много чего заставляет напрягаться… Я думала, что это счастье — быть с Китамурой с утра до вечера, но… похоже, я больше нервничаю, чем радуюсь.

— Ну, я понимаю, о чём ты… Он в довершение всего даже голым показался.

— …Ты чувствуешь то же самое? Вряд ли Минори показывалась голой, но ты всё равно устал, верно?

— Угу, очень.

Хоть он не мог рассказать Тайге об этом, проводить время вместе было очень приятно, но… это ещё и вымотало его. Через сколько неожиданных стрессов прошло сегодня его сердце. Он задумался, во сколько лет жизни это ему обойдётся.

— …Знаешь, я думала, что брак — это что-то очень приятное, но на самом деле это совсем непросто… Только ты и любимый, наедине, долгое время, верно? Я чувствую, что если всё время так будет, я умру молодой.

Тайга распустила заплетённые волосы, заставив их мягко прыгнуть в темноту. Затем занялась концами волос, распутывая их в темноте, пропуская пряди через свои красивые руки снова и снова. Тихо добавив «Теперь я понимаю, почему папа и мама развелись». Сейчас Тайга была беззащитна настолько, что её всё ещё болящие раны были совершенно открыты.

Неожиданно взглянув на Рюдзи, безмолвно слушающего её, Тайга высокомерно хмыкнула.

— Только подумать, когда я с тобой, таких проблем нет… Похоже, мы уже заражены тесной квартиркой.

— …Как грубо. Какого чёрта ты несёшь?

— Сам посмотри. Такая большая комната, не думаешь, что мы здесь дурачками выглядим? Ощущаем себя как в маленькой комнатке в шесть татами* и жмёмся друг к другу.

— А… понимаю. Синдром шести татами, хе.

Слушая Тайгу, Рюдзи почему-то понял. То, что она сказала, имело смысл. Вряд ли здесь был только диван. Если они хотели поговорить, они могли бы усесться за стол. Но вместо этого сентиментально жались друг к другу, не пытаясь даже отвести ноги, и разговаривали, чуть не прижавшись друг к другу. Он только что заметил, что даже их босые ноги соприкасались.

Но Тайга не выказывала никаких признаков беспокойства по этому поводу. Она не кричала «Отойди!», или «Убирайся!», или ещё чего подобное. Ну и к тому же была уже поздняя ночь, так что это действительно в самый раз для тихого разговора. Да и не похоже, чтобы у Рюдзи было сильное желание отодвинуться.

— …Мда, с тобой не соскучишься. Это просто необычные обстоятельства. Не уверен, что смогу выдержать, если что-то подобное будет каждый день повторяться.

— М-м-м… апчхи!

Несильно чихнув, Тайга наклонилась вперёд. Когда он протянул ей салфетку, она осталась в той же позе, энергично высморкавшись.

Они знали, что между ними не больше десятка сантиметров. Их ноги соприкасались. Тишина, лишь слабое эхо прибоя. Для юной пары, юноши и девушки в такой ситуации логично было бы ожидать, что сейчас ещё что-то произойдёт, но…

— Дай ещё салфетку. Я не закончила.

— Ох, должны быть ещё.

— Холодно.

Глядя на профиль Тайги, остающийся изящным даже когда она сморкалась, Рюдзи чувствовал странную лёгкость. Он наконец мог перевести дух от шумного и незнакомого окружения, почти как если бы вернулся домой. Несмотря на то, что рядом была красивая девушка. И что ещё более важно — это был Карманный Тигр, Тайга, экзотическое существо, чьи цели и намерения были весьма далеки от понятия «спокойный».

— …А может, у меня аллергия…

— Ты захватила какие-нибудь лекарства от простуды?

— …Нет… О-ох, если Китамура увидит меня с сопливым носом…

Пока она перебрасывались короткими фразами, Рюдзи тоже стал бездумно зевать. Прикрывая рот ладошкой, он погрузился в размышления.

И вот так каждый раз рядом с Тайгой, где бы они ни были, в усадьбе знаменитости или в его съёмной квартирке. Попросту говоря, в конце концов получается именно такая семейная атмосфера. Он почти что мог представить себе, что рядом стоит клетка с Инко-тяном или что Ясуко уже идёт домой, пьяно пошатываясь. Прислушавшись сейчас, он мог услышать её мягкую невнятную речь и стук каблуков в такт нетвёрдым шагам. Каждый раз рядом с Тайгой он чувствовал эту атмосферу.

Он подумал, что это, в общем-то, странно, но неприятным это определённо не было. На самом деле он мог бы даже сказать, что она приносит с собой ощущение безопасности, словно амулет удачи… Конечно, если не принимать во внимание свирепую личность Тайги.

Пока он задавался вопросом, что об этом думает сама Тайга, та сонно тёрла глаза.

— Эй, Рюдзи… Знаешь, я вот думаю сейчас… о том сне… удивительно…

— Хм? Ты говоришь о том сне-предупреждении?

Когда он повернулся к ней, Тайга замолчала. Затем, немного отведя взгляд…

— …На самом деле… Ладно, забудь. Важнее, что нам делать завтра? Ещё один вариант Тупой Чи — слишком шаблонно.

Почему-то его немного волновало, что же она пыталась сказать, но они уже перешли к планам на завтра. Снова вздёрнув себя, Рюдзи сел попрямее и задумался.

— М-да, ты права… Она не говорила, что завтра хочет порезвиться в море или что-то вроде того?

— В воде радостно и весело, да и спрятаться негде. Нет, тут у нас ничего не выйдет.

— Похоже на то… Что же нам делать…

— Что-то, что может напугать Минорин…

Они оба одинаково покачивали головой в раздумьях, когда…

— …Что вы имели в виду под «что-то, что может напугать Кусиэду»?

Неожиданно спросил голос из темноты.

Ни слова не говоря, эти двое практически слетели с дивана на ковёр. Напуганные, они сжались в комок у ножек дивана, пытаясь как-то спрятаться…

— Ка… Какого чёрта это было?

— Э-эк!…

— Ай!…

Их крепко ухватили за плечо и практически вздёрнули вверх. Сверху на них смотрело лицо в очках — нудист, Китамура. Бежать было поздно.

— Так, ребята… Если вы спустились сюда водички попить, то что вы тут замышляете?… И вроде здесь карри попахивает.

— Д-да ничего мы не замышляем…

— Ну, тогда что насчёт того, что Кусиэда вела себя сегодня необычно? Эти фокусы — ваших рук дело, так?

Поскольку он был совершенно прав, Рюдзи и Тайга потеряли дар речи. Они неловко и обеспокоенно смотрели друг на друга с застывшими выражениями лиц, не в силах объясниться. Такое молчание, по сути, было прямым признанием «Да, это сделали мы».

— …О боже…

Поправив очки, Китамура недоверчиво вздохнул.

— Но почему вы занялись этим… Вам совсем не жалко Кусиэду?

Как и следовало ожидать, в его тоне прорезалась строгость старосты класса. Ощущая себя наказанным, Рюдзи непроизвольно уселся по-японски рядом с диваном, положив руки на колени и отчаянно пытаясь сообразить, что же ему сказать…

— Э-это… Это подарок для Минорин, правда.

Тайга, сидящая рядом с ним в точно такой же позе, принялась отчаянно придумывать оправдание.

— Подарок?

— Ага. Хотя так и не подумаешь, но Минорин на самом деле любит всяческие ужасы. Даже больше, чем есть три раза в день… Я говорю это как её подруга, так что ошибки быть не может. Вот так удивляться и пугаться — это её самые любимые занятия. Вот я и пугаю её, чтобы у неё остались хорошие воспоминания о лете.

Рюдзи подумал про себя, Ну кто поведётся на такую байку, в самом деле?…

— О!

Он получил ответ.

Вот этот стоящий перед ним парень, хлопнувший в ладоши и блеснувший очками.

— Понима-аю, так вот что это было? То-то её глаза алчно блестели, хотя по идее она должна была быть напугана.

Наверно, это лишь привиделось Китамуре, но если он так думает, значит, на их счастье байка сработала. Энергично кивая в ответ, Рюдзи и Тайга искренне надеялись, что Китамура займёт позицию «Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу» и позволит им действовать, но…

— Отлично, я понял. Ну, тогда я вам помогу.

Вляпались? — подумал Рюдзи в отчаянии.

— Если мы будем действовать вместе, то завтра действительно сможем удивить её, верно?

Обмениваясь взглядами, Рюдзи и Тайга спрашивали друг друга «И что теперь? Что нам делать?», но всерьёз увлёкшийся идеей Китамура не обращал внимания на их тревогу и недовольство. Похоже, он что-то придумал…

— Правильно, позовём ещё и Ами.

— Э?!

— Тупую Чи тоже?!

— Угу. Она же знает эти места лучше всех и, к тому же, уже раздумывала над этим. Ами и правда любит такие вещи, будьте уверены. И она обидится, если окажется единственной, кто в этом не участвует. Сейчас сбегаю за ней.

Придумывать, как можно остановить его, времени не было, так что Китамура побежал на второй этаж за Ами. Стоило его спине скрыться из поля зрения, эти двое обмякли, прислонившись друг к другу…

— Ч-что нам теперь делать, Тайга? Весь первоначальный план летит к чертям!

— Да что ты теперь спрашиваешь, мы всё равно ничего не можем сделать! Если всё и дальше так пойдёт, мы должны просто сотрудничать с ними.

— Хоть ты и говоришь, что надо просто сотрудничать…

[Все пугают её], [Минори напугана], [Появляется рыцарь Рюдзи], [Все собираются вместе], [Напуганная Минори злится], [Но Такасу и Айсака сказали…]… Если всё так и выйдет, с какой радости считать, что это позволит нам сблизиться? Если сеять страх и ложь, не станет ли она в итоге презирать меня? Да ещё и Ами в это впутываем. Она может просто всё бросить или даже, продолжая провоцировать Тайгу, всё сорвать.

Однако облизывающая губы Тайга, похоже, что-то придумала, пока вглядывалась в темноту.

— Тут уже ничем не поможешь… Но раз так случилось, мы просто пересмотрим наши планы. Ты теперь будешь только защищать Минорин. Затем, когда всё раскроется, скажи ей: «Я просил их прекратить. Я беспокоился. Я пытался защитить тебя».

— Ч-что… Ты действительно думаешь, что она на это купится?! Как такая фигня может сработать?!

— Постарайся, чтобы сработала! У нас нет выбора!… Ты же не хочешь иного, верно? Псиное будущее!

Глаза Тайги горели в темноте. Но не успел он кивнуть в ответ, как услышал жалобный и раздражённый голос Ами «Я сплю-у-у-у-у-у!» и шаги двоих, приближающиеся к гостиной.

— Вы что, ребята… дураки? Больше заняться нечем? Так спать хочется, ё-моё…

Вот что сказала Ами, как только Китамура стащил её вниз.

Она уже отказалась от попыток пококетничать, потому что усталость и плохое настроение выдавали её сварливую натуру с головой.

— Успокойся, не надо так говорить.

— Не трогай меня, паразит!

Когда друг детства попытался утешить её, похлопав по спине, она оттолкнула его, яростно сверкнув глазами. Несмотря на такую агрессивность Ами, Тайга подобралась к ней поближе…

— Эй, Тупая Чи.

— …Что?

— Если будешь помогать, я позволю тебе поразвлечься с твоим дорогим Рюдзи три дня и ночи.

Тайга ухватила лицо Рюдзи обеими руками и повернула его прямо к Ами. «Почему ты толкаешь на меня на это?», всерьёз спрашивали глаза Рюдзи, когда он повернулся и посмотрел на неё, но…

— …Если откажешься, она всё разболтает Минорин.

Услышав её тихие рассудительные слова, он не нашёл, что ответить. В конце концов, она почти полностью права.

— Смотри, Тупая Чи, я даже могу предоставить нудистскую версию, если так больше нравится.

— А…

Прямо перед Ами Тайга нагло задрала футболку Рюдзи, открывая его сексуальные чёрные соски, но…

— …Не хочу.

Грубо отпихнутый отвернувшейся Ами, Рюдзи рухнул на диван. Почему-то ему было немного обидно. Тайгу же, с другой стороны, это нисколько не смутило…

— Нет, нет, нет, Тупая Чи должна быть вместе с нами, я и правда этого хочу! Эй, эй, ну давай вместе, ну давай!

— Ау, ау, ау, ау…

Уткнувшись, словно кошка, носом в живот Ами, скрестив ноги сидящей на диване, Тайга прилипла к ней и раскачивала её. Глаза Ами были полузакрыты от сонливости, казалось, у неё даже нет сил, чтобы остановить это, и она продолжала раскачиваться помимо своего желания. Затем, качая Ами вперёд-назад и вроде бы подлизываясь к ней, как к ребёнку, в один прекрасный момент…

— …Спектакль на 150 перевоплощений…

— Чт…

Тайга посмотрела вверх и едко прошептала, угрожая. Глаза Ами моментально широко раскрылись.

— Эй, эй, да!… Какое унижение… Ну ладно, ладно!… Если это попадёт в сеть… Да, да!… Мне никогда не услышать, что с этим покончено…

Как и следовало ожидать, теперь Ами проснулась окончательно. Она крепко ухватила Тайгу за голову и оттолкнула её…

— Хватит уже! Поняла! Говорю же, поняла я, ё-моё!… И я быстро укачиваюсь, завязывай уже…

Резко и раздражённо взъерошив волосы, она посмотрела на Тайгу и Китамуру. И бросила мгновенный взгляд на Рюдзи.

— …Итак, мы пугаем Минори-тян, чтобы развлечь её… Почему Ами-тян должна делать что-то этакое… Бог мой, как это раздражает… Эй, Юсаку, дай мне что-нибудь пишущее.

Задействовав своего друга детства, Ами получила шариковую ручку и начала рисовать на листке бумаги что-то похожее на карту.

— …Вот вилла, где мы сейчас находимся. А вот тут пещера, про которую я вам рассказывала на пляже.

— …Какой ужасный почерк…

Мрачно посмотрев на Тайгу, пробормотавшую это, Ами продолжила.

— Вот здесь поднимаются скалы, а здесь мы можем войти в пещеру. Бок о бок там могут идти двое, может трое. Ну, дальше она расширяется, но свет туда не проникает. И ходить там не очень удобно, особенно когда туда заносит морскую воду. Так что если вам охота пройти испытание смелости с карманными фонариками… Там очень легко кого-нибудь напугать, не думаете?

Ох… В слабо освещённой гостиной раздались негромкие аплодисменты.

— Как и ожидалось от Ами, всё-таки она местная.

— Когда дело доходит до интриг, вряд ли кто сможет потягаться с Кавасимой.

— …Не называйте меня «местная», это на ругательство смахивает…

Ухватив Ами за плечо, пока она смотрела на ребят…

— Хорошо придумано! Если ты придёшь ко мне домой, я позволю тебе поиграться с моим попугаем!

Тайга хлопнула его по спине.

— Эй, ты, когда ты говоришь «мой», ты на самом деле говоришь о моём доме и моём питомце…

— …Что именно ты подразумеваешь под «поиграться», Айсака?

— …А, так ты говоришь об этом безобразном попугае? Да не хочу я с ним играться…

Скорчив гримасу раздражения, Ами мельком посмотрела на Рюдзи. У неё были глаза человека, думающего о чём-то, совершенно не связанном с тем, что продолжали обсуждать друзья. Словно у девушки, весьма далёкой от такого рода банальностей.

***

После примерно часового обсуждения планов насчёт пещеры и испытания на смелость Ами и Китамура разошлись по своим комнатам. Что же до Рюдзи и Тайги…

— …Чёрт тебя побери, уж в туалет могла бы и одна сходить…

— Но тут темно.

Вынужденный сопровождать Тайгу в ванную, он поднимался по лестнице сразу позади неё. Затем, расставшись с ней перед своей дверью, Рюдзи вошёл в тёмную спальню.

— …Ну всё, надеюсь, теперь можно поспать…

Почти как шум прибоя, накатывала и откатывалась сонливость. Откинув практически совсем остывшие простыни, он уже готов был снова улечься в кровать, но…

— …! Что за чёрт!

Забыв даже приглушить голос, Рюдзи подпрыгнул. На подушке он нащупал какое-то странное переплетение. Тонкие, длинные, совсем как нитки… Да к тому же, похоже, ещё и липкие?

Как бы то ни было, он попытался включить свет, который ослепил его привыкшие к темноте глаза…

— Ух…

Разнервничавшись, он рефлекторно напрягся.

Несколько прядей длинных волос прилипли к дорожному полотенцу, которым он накрыл подушку. Не сказать, чтобы они были повсюду, но здесь словно спала какая-то женщина, оставив после себя такой след. Он посмотрел на руку, которой прикасался к подушке — с неё свисало несколько прядей. Его замутило и едва не вытошнило. Отпрыгнув от кровати, он схватил салфетку и начал яростно вытирать руку.

Понятно, что это не его волосы — слишком длинные. К тому же, когда он уходил некоторое время назад, их тут не было… Правда, тогда он свет не включал.

Когда же они здесь появились?

Конечно, здесь не было никого, кто мог бы ответить на его вопросы, так что спинным мозгом чуя нехорошее, Рюдзи непроизвольно задержал дыхание. Звук прибоя за окном… Шум ветра… Ну, это не страшно. И правда, нечего опасаться. Начнём с того, как они тут оказались. Должно быть, я случайно по ошибке прихватил одно из полотенец Ясуко. Это её волосы. Слизь… должно быть, моя слюна или что-то вроде этого. Других разумных объяснений нет.

Пытаясь оставаться спокойным, Рюдзи осторожно покинул комнату. Может быть, эти волосы — дело рук Тайги. Он не представлял, как она могла сделать это, но может быть, всё-таки за этим стоит она. Это на самом деле не страшно… Он повторял себе это снова и снова, пока быстро шёл по коридору, почти бежал. Остановившись у двери соседней спальни, спальни Тайги, он без стука открыл дверь.

— Та-Тайга, в моей комнате, это ты… э-э?…

— Рюдзи…

Свет в комнате был включён. Тайга стояла, она даже не легла в постель.

— Эй… ты знаешь что-нибудь об этом?…

Спрятавшись за спиной Рюдзи, Тайга показала на одно из своих платьев, распластанное на полу.

— …Ты переодевалась? Я уже говорил тебе, что вещи нужно развешивать как следует.

— Это не то… Я их вообще пока не надевала. Я собиралась надеть их завтра. А сейчас они должны были быть сложены и лежать в сумке…

— …Т-ты не могла ошибиться?…

— …И я сначала так подумала. Но когда я хотела поднять его… оно было тёплым. Словно кто-то только что его снял… так что…

Тайга крепко вцепилась в его футболку. Чувствуя, что его сердце словно зажато в тиски, Рюдзи не мог и шагу ступить. На полу вокруг брошенного платья кто-то оставил мокрые следы ног. Нет, это не вода в следах, это какая-то вязкая жидкость.

— Я… В моей комнате тоже что-то странное… Словно кто-то… уже поспал на моей постели… И оставил слизь на подушке…

— …

На комнату опустилась тишина. Только докатывался повторяющийся звук разбивающихся волн, словно ритм бас-гитары…

— Ох!

Неожиданно вздрогнуло окно.

Наверно, это всего лишь ветер, подумал он, но Тайга пригнулась. Даже забыв подать ей руку, Рюдзи оцепенел.

Я чувствую это… Присутствие. Чьё-то присутствие. Словно кошка, оборачивающаяся, чтобы осмотреть пустое на вид пространство, Тайга нервно оглядывалась, отчаянно цепляясь за стену, чтобы не упасть…

— Н-не может быть… Это… действительно странно… П-пойдём к кому-нибудь в комнату…

Она схватила Рюдзи за руку и потянула. Но как только она попыталась выйти из комнаты через остававшуюся открытой дверь — «БАМ!» — та захлопнулась снаружи.

— …!

Тайга рухнула. Даже Рюдзи, подхвативший её маленькое тело, больше не мог стоять. Проползя друг рядом с другом, они съёжились у стены…

— Э-э-эт-это сон… да? Это должен быть сон, да, Рюдзи!

— Ага… Это должен быть сон… Должно быть, это продолжение того сна про щенков и конуру!

— Если мы просто закроем глаза, то проснёмся в любую секунду!

— Давай проснёмся!

…Рюдзи с Тайгой отчаянно зажмурились. Они чувствовали, что если они откроют глаза, может случиться что-то действительно невероятное, и по-прежнему неудержимо дрожали.

Примечания

  1. примерно 10 квадратных метров

Комментарии