Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 3

— Эй, Такасу, Ами дала мотоцикл и попросила съездить в магазин. Пока девушки занимаются уборкой, садись сзади, и мы…

— …Хм?

При виде поднявшего глаза Рюдзи красивое лицо Китамуры в очках моментально оцепенело.

В правой руке Рюдзи держал «палочку Такасу». В левой — флакон с чистящим средством. На поясе сухая тряпка, а позади ведро с мокрой. Он надел на руки резиновые перчатки и на четвереньках энергично надраивал импортную раковину совершенной формы, словно находясь у себя дома. Процесс был в самом разгаре.

Освободив руки, чтобы иметь возможность нормально ответить Китамуре, он снял перчатки…

— Что такое? Что ты сейчас сказал?

— А, ничего… неважно. Продолжай… Ты весь в уборке, верно?

— Ну, да, это то, чем стоит заниматься.

Вздохнув, Рюдзи опустился на колени на пол в японском стиле и осмотрелся. Его налившиеся кровью глаза грозно блестели, он свирепо облизывал губы… но только потому, что они пересохли.

Эта вилла оказалась ещё более изумительной, чем ему показалось поначалу. Двухэтажное здание. На первом этаже гостиная размером в двадцать татами*, с камином. Затем столовая с прекрасным видом на пляж. Кухня со столом, отделённая стойкой, похоже, не меньше шести татами размером. Он слышал ещё, что на втором этаже находятся пять спален. Ну и конечно ванные здесь и там — на обоих этажах.

— Ами говорила нам, что здесь всего пять комнат… Смешно, тут одна гостиная побольше всей моей квартиры будет.

— Дом Ами, когда она жила по соседству со мной, был даже больше этого, и держу пари, что её апартаменты в городе ещё больше… Даже в голове не укладывается. Как бы выразиться… Думаю, можно сказать, что она из элиты.

— Элита, хе…

Схватившись руками за лицо, словно пожилые дамы, юноши посмотрели на высокий потолок. Над их головами, словно в иностранной пьесе, крутился вентилятор. Они действительно почувствовали, что попали в другой мир… Ни Рюдзи, ни Китамура не могли представить себе, зачем он нужен. Они непроизвольно вздохнули, пребывая в рассеянности, когда…

— Ладно, Юсаку, вот ключ. Ну что? Такасу-кун едет с тобой в магазин?

Элита неожиданно показалась в дверном проёме. Удивившись «Что ещё за магазин», Рюдзи несколько опешил.

— Нет, похоже, у него уборка в разгаре, так что я сам управлюсь.

— Э? Не выйдет. На нём нет корзины, и это не мотороллер, в ногах покупки не пристроишь. Или ты хотел их верёвкой привязать? Так у нас и её нет, так что нужен кто-то, кто будет держать покупки. Говорю тебе — иначе никак.

— Ладно, может, ты поедешь?

— Если я поеду, здесь не останется никого, кто знает эту виллу, верно?

М-да, теперь понимаю… Разобравшись наконец в ситуации, Рюдзи поднял руку, высказывая своё предложение.

— Возьми Тайгу. Эта девчонка всё равно уборкой не занимается, так что если и останется здесь, всё равно ничем не поможет. Э-эй, Тайга-а!

— Ну, вот чего ты орёшь?

— Ого!

Он был удивлён. Тайга неожиданно оказалась рядом.

То ли она мыла пол, то ли просто сидела недалеко, а может, почувствовала присутствие Китамуры и втихаря подкралась поближе. В любом случае, она стояла на четвереньках и выглядывала, просунув голову между длинных ног Ами.

— Какого чёрта?! Не суй свою башку в интимные места!

Вопль Ами был проигнорирован. Тайга, словно постоянный покупатель, просовывающий голову в магазин с вопросом «Вы ещё открыты?», из-за колен Ами смотрела только на Рюдзи, старательно не обращая внимания на Китамуру.

— Слушай, нужен кто-нибудь, кто съездит в магазин с Китамурой. Я подумал, что ты сможешь.

Поддерживая предложение Рюдзи, Китамура поднял к лицу полученные от Ами ключи и позвенел ими.

— Ну что, поедешь со мной? Помнишь гору, с которой мы спускались? Держу пари, будет здорово взлететь на неё на мотоцикле.

— …!

Неожиданно оцепеневшая Тайга сложила губы в маленький треугольник. Её круглое лицо порозовело, глаза сузились и самопроизвольно сошлись вместе. Такое выражение появлялось на лице Тайги, когда она нервничала или боялась. Верно, верно, кивнул своим мыслям Рюдзи. Проехаться с Китамурой по побережью… Наверно, она и в мечтах представить себе не могла такую ситуацию. Хорошая помощь. По счастливой случайности он наконец-то смог помочь Тайге. Хотя, раз уж это просто совпадение, это не…

— Я-я не поеду.

— Что?!

Рюдзи, опьянённый собственной доброжелательностью, бездумно огляделся вокруг с демоническим выражением лица. Не потому, что разозлился — просто он был ошарашен. Хорошая помощь, замечательная возможность, ну почему она ей не пользуется?

Не подозревая о мыслях Рюдзи, Тайга прижалась лицом к тыльной стороне коленок Ами, пряча его, словно старшая дочь в бедной семье, наблюдающая из-за дерева за младшим братом, стремящимся присоединиться к Гигантам, и своим слегка параноидальным отцом.

— Мотоциклов боюсь… Не поеду.

Она непроизвольно потёрлась о спину Ами, которая раздражённо отскочила. Теперь Тайга стояла у стены, нервно ёрзая.

— Думаю, Минорин поедет, схожу за ней.

Зовя «Ми-но-рин!», она сбежала в холл.

Она не только уничтожила представившуюся ей счастливую возможность, но и собиралась проделать то же самое с его шансом поговорить с Минори? Да что она творит? подумал Рюдзи, быстро вскочил на ноги и помчался за Тайгой. Поймав её за локоть и потянув обратно…

— Подожди-ка! О чём ты вообще думаешь?!

Он убедился, что говорит достаточно тихо, чтобы Китамура и Ами не слышали из кухни, как он её допрашивает, но…

— …Заткнись.

— Ух!

Она сильно врезала локтем Рюдзи в живот, заставив его упасть на колени, не в силах сказать ни слова. Затем посмотрела на него сверху вниз невероятно ледяным взглядом, словно замороженное тело саблезубого тигра, найденное в вечной мерзлоте через тысячи лет…

— У меня есть идея. Я не ты, я действую организованно и последовательно.

— …Да ты просто застеснялась. Я всё видел… О-ох!

— Комар. Это был комар, знаешь ли.

Получив этот удар по губам, он не рискнул спрашивать что-либо ещё.

— Магазин? Еду, еду! —

…Подрядившись на поездку, Минори небрежно отбросила свою швабру, вскочила на мотоцикл и вместе с Китамурой отправилась в супермаркет возле станции. Она ещё успела крикнуть что-то вроде «Полетим как ветер», прежде чем они умчались.

Недалеко от входа, на веранде, откуда они только что проводили эту парочку, Тайга тихо сказала…

— Понял? Пока Минорин не вернулась, мы найдём место, где сможем реализовать наш план. Например, на чердаке или забравшись к окну Минорин снаружи. Найдём все места на вилле, где можно спрятаться, места, где можно застать Минорин врасплох. Раз уж ты пёс, для тебя это должно быть несложно.

Сделав вид, что не расслышал оскорбительную добавку, Рюдзи кивнул.

— …Ладно, сделаю. Но будет нехорошо, если нас заметит Ами. Вот я и думаю, куда она пошла?

Обнаружив, что Ами тут нет, он огляделся, но не заметил никаких признаков её присутствия. Тайга просто фыркнула и пожала плечами…

— Без понятия. Да и если она нас застукает, нам всего лишь надо будет убедиться, что она не поняла, что мы делаем.

Она ткнула Рюдзи в спину и велела поторапливаться. Хоть она и заявила себя как «организованная и последовательная», эти её слова больше смахивали на действия наобум. Хотя другого варианта всё равно не было. Продолжая подталкивать Рюдзи, она зашла с ним в дом.

— Ты проверишь второй этаж. Начиная от лестницы, сначала будет комната Китамуры, затем твоя, моя, Минорин и затем тупой Чихуахуа. Раньше та дура сказала, что она меняла простыни или что ещё.

— Замётано. А ты займись первым этажом. И осторожнее, здесь водятся тараканы.

— Э?!…

Оставив Тайгу со сложным выражением на лице, Рюдзи поднялся по лестнице на второй этаж. Хорошо, что это Тайга, вряд ли она уступит тараканам.

Осторожно двигаясь по деревянному полу, он поражался ширине коридора и дверям в спальни, выстроившимся по южной стороне. Он почувствовал, что они сделаны куда более тщательно, чем в жалких пансионатах или небольших отелях.

Квартира Тайги и дом Ами — похоже, в мире чертовски много богатых людей… Думая о своём сравнительно уютном жилище, Рюдзи быстро подошёл и заглянул в комнату Минори. Он собирался проскользнуть внутрь и проверить, можно ли постучать в окно снаружи. А если будет время, он планировал ещё и на чердак слазать.

По правде говоря, Тайга и Рюдзи намеревались напугать Минори до полусмерти. Конечно, это достойно презрения, думал Рюдзи, но если сегодня или завтра у них не получится, от появления рыцаря следующим вечером толку не будет. И они безнадёжно застрянут в том псином будущем, сломленные и растоптанные. Вместе со щенками. Конечно, это крайне эгоистично, но когда дело касается неразделённой любви, люди всегда эгоистичны. В первую очередь придумывают себе всяческие фантазии и подходящие недоразумения… Несмотря на все попытки оправдать свои действия, чувство вины никак не хотело его покидать.

Он понимал, что входить в её комнату сродни сталкерству. Но он был совершенно уверен, что она ещё ничего не распаковала и ему не доведётся трогать её вещи, так что на самом деле тут ничего страшного… Споря сам с собой, он направился в коридор, когда…

— А? Что тут такое?

Напротив дверей в спальню расположенной на южной стороне оказались ещё две непонятные двери рядом с лестницей. Рюдзи осторожно попробовал открыть одну из них и затем пожал плечами. Это был всего лишь туалет. Я вернусь и вычищу тебя, так что готовься — отложил приговор Рюдзи, указывая на унитаз.

Значит, рядом должна быть ванная… Он открыл дверь, решив заглянуть и туда.

— Хм? …Что за чёрт?

Он не включал свет, но раздевалка и комнатка со стиральной машиной были ярко освещены. Хоть Рюдзи не отвечал за оплату здешних коммунальных услуг, он и не относился к тем, кто позволяет подобное расточительство. Он хотел выключить свет, но не знал, где здесь выключатель. Наверно, где-то за полуоткрытой скользящей стеклянной дверью. Рюдзи зашёл внутрь и огляделся. Увидел раковину и ванну, задёрнутую занавеской. И да, на стене рядом со стеклянной дверью был выключатель.

А? Задумался он на секунду. Похоже, здесь почему-то сыро… Да быть того не может, отверг он смутные предчувствия, шагнул вперёд и щёлкнул выключателем.

— Эй?!

— Ой, прости!.. А?

Вскрикнула девушка. Рефлекторно снова включив свет, Рюдзи склонил голову. Но кто…

— Бог мой, да это ты, Такасу-кун? Не мог бы ты не входить в ванную, когда там девушка?

…По другую сторону занавески.

…Послышался звук открываемого крана и звук работающего душа.

…Потянуло паром.

…Этот был голос Ами.

Ой.

— И-и-и-и-извини-и! Я не заметил… Ай~!

— …Хм, фу-фу…

Из-за закрытой занавески ванной неожиданно высунулась белая рука. Отчаянно пытаясь увернуться, Рюдзи хотел смыться, но мокрая рука цепко держала его за запястье. Влекомый с невероятной силой, Рюдзи безуспешно боролся в попытке сбежать, хватаясь за плитки.

— Ка-ка-какого чёрта ты делаешь?!…

— Э-эй…

Голос Ами, похожий на голос котёнка, резко заполнил собой ванную.

— Такасу-кун, да ты храбрец, правда? Я и не догадывалась… Так ты пришёл удовлетворить своё желание?

— Да ничего подобного! Не хотел я! Я просто тебя не заметил!

— Давай… Не надо извиняться, верно? Никто не увидит… Мы здесь только вдвоём…

— Ты что, дура?

Из-за занавески донёсся сдавленный смешок. Ами смахивала на демона. На попавшегося в ловушку Рюдзи её журчащий голос, отдающийся эхом, действовал как парализующее заклинание.

— Ты не рад?… Я сохраню всё в тайне ото всех… И от Юсаку, и от ревнивого тигра… И даже для Минори-тян это будет секрет…

— Ай!

Занавеска качнулась. Через тонкую ткань он мог видеть медленно встающий силуэт. Подожди, пожалуйста, подожди — Рюдзи почти не мог дышать и в диком смущении отчаянно прикрывал глаза рукой.

— О-о-о чём ты вообще думаешь?!

— Это замечательно… Это то, чего хочет Такасу-кун…

— Я не хочу этого, не хочу!

— Правда?… Эй, ты серьёзно?… Ты на самом деле этого не хочешь?…

— Хочу чего?!

— …Этого!

— Ай-я-а-а-а!

— …А?

Рюдзи отчаянно отвёл взгляд от неожиданно отброшенной занавески, отвернул лицо, беззвучно крича и опрокидываясь назад. Глядя на него сверху вниз…

— …Фу-фу!

Надувая щёки, демон истерически расхохотался.

— Ай-я-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!

Она громко хохотала над идиотом, прилипшим к полу, разбросав ноги. Этот смех казался пулемётной очередью. Она безжалостно отшвырнула и высмеяла его.

— Ч-чт… э?!

Тело Ами, стоящее в покрытой пеной ванне, скривилось от дьявольского смеха. Весело приплясывая и радуясь до слёз, она показывала на выглядящего донельзя жалко Рюдзи и корчилась от хохота.

— О боже! Та-ка-су-ку-ун?! Интересно, а чего ты ожидал?! Посмотри на своё лицо… Уха-ха-ха-ха-ха! Как смешно! Ой, не могу! Ха-ха-ха-ха-ха!

Ами в футболке и джинсах, с губкой в руке, колотила рукой по стене и, похоже, получала массу удовольствия.

— Ты… Да что ты тут делаешь?…

— Мо-ю-ван-ну. Раз уж Такасу-кун так любит уборку, я подумала, что могу уступить ему своё место, если он захочет.

— А, Рюдзи! Ну что со вторым этажом? Я нашла лестницу, ведущую на чердак… Да что такое?

Шокированный почти до оцепенения, смущённый и униженный, он сбежал вниз по лестнице. Воткнувшись в стоящую Тайгу, он начал пытаться объяснить ей, яростно жестикулируя всем телом, что Ами с ним сотворила. Его дикие глаза налились кровью и слезами. Он был совершенно уверен, что окажись сейчас перед ним не Тайга, а кто-либо ещё, его бы арестовали, обвинили, судили и послали бы на каторгу.

— Э? Фу… что сделала тупая Чихуахуа? Вот это? Притворилась, что принимает душ? Она… дразнила тебя? Рюдзи? Сделала вид, что она голая, и пыталась тебя соблазнить?

Как ему удалось добиться, чтобы его поняли, осталось загадкой даже для него самого, но ущипнув себя за уши, Рюдзи яростно закивал, давая понять, что она попала в точку.

— …Ладно, а что с нашим планом? Ты как следует проверил комнату Минорин?

Он старательно замотал головой из стороны в сторону.

— Ты бесполезен!

От мгновенной и резкой ругани Тайги сверхчувствительный Рюдзи отступил к стене, машинально потянувшись рукой к телефону в заднем кармане… Может, если он сейчас позвонит домой, Ясуко возьмёт трубку и даст ему поговорить с Инко-тяном…

— Не ищи утешения! Что за бесполезный парень, как можно было попасться на розыгрыш тупой Чихуахуа? О боже, ну хорошо, это сделаю я. Я пойду и сама проверю комнату, а заодно скажу пару слов этой дуре.

Он не был уверен, что пары слов хватит, но сейчас Рюдзи хотел свалить всё на Тайгу. Да, скажи ей, неважно, пару слов или тысячу, недовольство или ругань. Пожалуйста, отчитай этого демона. Он жалок? Неважно. Гордость и рыцарство Рюдзи уже были безжалостно стёрты в прах.

Поднявшись по лестнице с явно раздражённым выражением на лице, Тайга громко крикнула «Эй! Тупая Чи!». Для Рюдзи, ждущего на первом этаже, это прозвучало очень многообещающе.

Затем он услышал звук открывающейся скользящей двери, затем пронзительный вопль, затем что-то, смахивающее на потасовку, и наконец… тишина.

На некоторое время воцарилась неприятная тишина. Не зная, что же там произошло, Рюдзи уже начал волноваться, когда…

— …П-поверить не могу, ё-моё, о чём ты вообще думаешь, в самом деле…

Щедро расточая недовольство, по лестнице спустилась Ами, оттолкнув стоящего внизу Рюдзи. Она выглядела более потной, чем раньше, и, пожалуй, раздражённой. От её мокрых волос донёсся сладкий запах.

…Мокрых волос?

Затем спустилась Тайга.

— Ч-что случилось?

Почему-то она слегка дрожала всем телом, да к тому же на её лице чётко просматривалась красная отметина в виде пятерни. Лицо застыло, глаза невероятно расширены, словно у кошки, попавшей под автомобиль. Затем…

— …Эта тупая Чихуахуа действительно принимала ванну…

Сказала она.

— И не смей больше ничего говорить!

Ами стремительно развернулась. Рюдзи гадал, что же произошло между ними, но прямо спросить об этом было выше его сил. Уверен он был лишь в одном — глаза Тайги теперь косили.

— Та… Тайга?… Да соберись же, что ты там увидела?

— Рюдзи, знаешь… Тупая Чи, она… бум!

Резко открыв правую руку у правой груди…

— Вот так, бум!

Так же открыв левую руку у левой груди, она под конец поднесла обе руки к нижней части тела, сложила их вместе, и затем преувеличенным броском раскрыла их.

— …Бу-у-ум!… Понимаешь ли.

Ами одним прыжком оказалась рядом с ними…

— Я уже сказала, заканчивай!

Она врезала Тайге по голове. Конечно, в обычной ситуации это бы не прошло (Карманный Тигр просто уклонился бы), но Тайга была явно не в себе. Она нетвёрдо добрела до телефонной стойки и взяла листок бумаги и карандаш…

— Знаешь, Рюдзи… Тупая Чи, здесь у неё вот так… И поразительно, здесь вот так… А здесь так, бу-ум!

— Не смей рисовать других в голом виде!

Эта далёкая от реальности картинка была немедленно выхвачена и порвана в клочки. Несмотря на то, что она совсем не получилась (точнее, именно из-за этого).

Прошло добрых полчаса, прежде чем Тайга пришла в себя.

***

Это случилось примерно час спустя. Сразу после того, как он услышал, что снаружи затормозил мотоцикл…

— Мы вернулись! Э-эй, Такасу-ку-ун!

Рюдзи с видом преданного пса оторвал взгляд от столового серебра, которое он полировал. Да, сейчас Минори действительно обратилась к нему.

Когда он в тапочках пробежал по длинному коридору и выскочил к входу, откуда она его позвала…

— Прости-прости, не поможешь дотащить это?

— Ого, да вы, ребята, неслабо накупили!

— Ага, но нам же надо было набрать на пятерых на сегодняшний ужин, на три раза завтра, и, может быть, ещё и на послезавтрашний завтрак. Ещё здесь и чай Улунг, и приправы, и кое-что ещё.

— Вообще-то, здесь ничего нельзя оставлять.

— А мы всё съедим, и всё будет замечательно. Ох.

Минори заволокла на веранду четыре здоровые сумки, набитые продуктами. Услышав, что в них хрустнуло что-то хрупкое, Рюдзи поспешно выхватил сумки из её рук.

— Не надо их волочить. Чёрт возьми, чем Китамура занят?

— Мотоцикл в гараж ставит. Извини, эту понесу я. А чем занимаются Тайга и Амин?

— Кавасима смотрела телевизор, но взбесилась от плохого качества приёма и теперь звонит родителям. Тайга… в ванной, наверно. Как бы то ни было, давай отнесём всё это на кухню.

Когда Минори согласно кивнула, он был отчасти счастлив, отчасти смущён, потому что почувствовал себя так, словно они только что поженились. Хе-хе-хе… Скрывая своё расплывшееся в улыбке лицо, он пошёл впереди, таща тяжелые сумки на кухню. Но бездумно поддаться этой короткой радости он себе позволить не мог. Это всё хорошо, но о своей главной цели нельзя забывать.

Конечно, всё уже подготовлено. В конце концов, вряд ли Тайга ограничилась взглядом в ванну Ами. Прислушавшись к тихому скрипу наверху, Рюдзи хладнокровно прикинул расстояние. Может, здесь?

— А давай пока оставим эти продукты здесь, ага? Разберём, что класть в холодильник, а что нет.

— Хо-ро-шо.

Он как бы невзначай остановил Минори перед входом в кухню. Присев в коридоре, Минори начала разбирать сумки.

— Посмотрим… Соус хранится при комнатной температуре, верно? Это заправка для карри… наверно, при комнатной. А что с тобой, лук, тебя куда?

Встав на колени перед ней, Рюдзи зарылся в другую сумку. Он взглянул на мягкое склонённое лицо Минори и заметил, что кожа в том месте, где расходились её блестящие волосы, покраснела от солнца и что её верхняя губа тонкая и слегка надутая. Ох, это так привлекательно… Нет, погоди. На это нет времени.

Он прочистил пересохшее от волнения горло.

— Ку-Кусиэда. А вот это надо класть в холодильник? Может, где-то здесь написано?

— Э? Дай-ка посмотреть. Хмм…

Он передал Минори банку томатной пасты (которой со всей очевидностью в холодильнике делать нечего), чтобы она прочитала написанное мелким шрифтом. Когда она начала читать, её большие сияющие глаза сузились, а затем…

— …Ай?!

Неожиданно она судорожно взвизгнула.

— Хм? Что случилось?

Взглянув вверх, Рюдзи попытался выглядеть удивлённым, но голос его прозвучал скорее беспечно.

— Н-н-нет, нет, нет, н-н…

Минори словно превратилась в Дзюндзи Инагаву*. Глаза широко раскрылись, лицо оцепенело, она яростно крутанулась, бросая взгляды то на Рюдзи, то назад через плечо.

— Н-нет, нет, нет, п-просто… что-то… позади меня… Э-это было, ох… Что это?

Оглядываясь вокруг, словно что-то ища, и энергично отбрасывая чёлку, словно желая показать, что не верит своим глазам, она снова посмотрела в лицо Рюдзи.

— Здесь же ничего нет, может, это просто твоё воображение?

— …

— Что-то не так?

— Нет… ничего… полагаю. Должно быть… я ошиблась. Верно… Дол-жно-быть-так…

Нараспев пытаясь убедить себя, она с застывшим лицом пошлёпала себя по щекам и снова опустила взгляд на банку.

Позади неё.

Снова. Как и перед этим, кое-что произошло. Конечно, Рюдзи видел, что именно.

Панель в потолке откинулась в сторону. Из темноты проёма появились свежие морские водоросли, незадолго до этого собранные на пляже, и стали опускаться к шее Минори. Круглый пухлый комок водорослей двигался к откинутому капюшону куртки беззащитной Минори. И наконец, мягко коснулся её кожи. Да, целое приспособление «Тайга и чердак». Кстати, об этом «пакостном» комке водорослей — «Это летающая имитация привидения, Тупая Чи №1»… примерно так сказала ему Тайга. Честно говоря, ему хотелось всё это прекратить.

— …~…

На лице Минори застыла гримаса. Очень, очень медленно она повернулась. Конечно, Тупая Чи №1 уже успела вернуться, исчезнув без следа.

— Да что такое, Кусиэда?

Извини… Хоть Рюдзи и подумал так, его лицо честно выражало вопрос. Минори смущённо указала куда-то не туда, её глаза выдавали полную растерянность…

— П-прямо сейчас, я уверена, совершенно уверена, что-то коснулось меня… Это было… что-то скользкое… точнее, липкое… Это было похоже на… водоросли? Как будто…

Потому, что это на самом деле были водоросли…

— …Волосы трупа похожи на водоросли… Это смахивает на историю о призраке существа, которое запуталось в водорослях и погибло… Морская выдра? Раз запуталась в водорослях, это должна быть морская выдра, верно? Труп морской выдры?.. Морская выдра, набитая трупами моллюсков?!

Вот оно, вздохнул Рюдзи. Как и ожидалось от Минори, прорезалась её безграничная способность выдумывать нечто странное и исступлённо раздувать это до невероятных размеров. Вскоре она уже судорожно стиснула зубы и задрожала от страха…

— О-оно мокрое… Место, где меня коснулись, мокрое! Оно пахнет…

Потрогав след от водорослей на шее, Минори понюхала руку…

— Ай! Я знала это, оно пахнет водорослями-и-и-и-и-и-и!

В яблочко.

— Э-эй!

— Это труп морской выдры!… Вонь водоросле-е-е-е-е-е-е-е-е-ей!…

Вытянув руку как можно дальше, словно она коснулась чего-то мерзкого, Минори помчалась по коридору так, словно от этого зависела её жизнь. Для неё так просто чего-либо напугаться… Рюдзи почти что был благодарен небесам за то счастье, которое испытал, глядя, как она бежит.

Немного погодя…

— …Кажется, я чувствую себя виноватым…

Шаги Минори затихли. Потолочная панель откинулась, оттуда показалось покрытое пылью лицо Тайги. Она посмотрела на Рюдзи.

— За этим можешь отправляться в преисподнюю, знаешь ли.

Так мог бы сказать астролог.

— …Что до тебя, ты настоящая преступница.

— Преступник в первую очередь ты. Ладно, давай избавимся от Тупой Чи №1. Как думаешь, я смогу здесь спрыгнуть?

— Что за безрассудство… Даже не думай об этом, слишком опасно.

Со словами «Не волнуйся, не волнуйся» Тайга распахнула панель шире. Лицо исчезло в темноте, вместо него появились ноги.

— Спускаться по лестнице будет слишком сложно.

— Эй, подожди… Ты что, серьёзно? Только не упади, хорошо?

— Да ладно, не такая уж я недотёпа.

Она свалится. При её неуклюжести этого не избежать.

Полностью уверенный в этом, Рюдзи расположился прямо под ней и протянул руки, готовый подхватить её при необходимости. Помахав босой ногой и взглянув вниз, оценивая расстояние до пола, Тайга начала медленно опускать тело в отверстие в потолке, когда…

— У-ух…

Что она сейчас сказала?… Прежде, чем он успел спросить, Тайга неожиданно скользнула, опустившись на несколько десятков сантиметров. Вовремя ухватив её босую ногу, Рюдзи удержал Тайгу от падения на пол.

— О-о-ох… Наверно… плохо… Руки скользят!

Тайга еле-еле держалась на локтях, ничем больше не цепляясь. Она тщетно махала ногами, в голосе звенело беспокойство.

— Ай, вверх, вниз, пожалуй, иначе не получится…

— Вот видишь, а я тебе говорил! Я тебя подхвачу, так что сдвинься вперёд и прыгай!

— Н-ни в коем случае!

— Почему?

— Держу пари, ты хочешь посмотреть на мои трусики, похотливый пёс! Пытаешься заглянуть под юбку даже в такой ситуации! Ты невозможен!

— Это ты невозможна! У меня в мыслях даже буквы «Т» от трусиков не было!

Хотя Рюдзи наконец подхватил её, Тайга пыталась ударить его, шлёпая босой ногой по лицу, и как раз, когда он собирался сдёрнуть её вниз…

— О-ой! Призрак морских водорослей на самом деле появился!

— Дух водорослей? А что это?

— Должно быть, это был дух Тэцуо Исидатэ!*

— Э-э? А кто это? Кто-то из родственников Минори-тян?

— Или это было привидение морской выдры!

— Дар морской выдры? Звучит мило, да?

Рюдзи резко побледнел. Не потому, что его резко расширившиеся глаза стремились превратить двух подходящих девушек в оболочки из водорослей или нечто подобное. Нет, просто он был столь взволнован, что сердце, казалось, готово выпрыгнуть из груди.

— Ай, нет-нет-нет-нет-нет!…

Этими девушками, разумеется, были Минори и Ами. Тайга, услышав, наверно, их разговор, стала брыкаться ещё яростнее. Она отчаянно пыталась вскарабкаться обратно. Рюдзи, не обращая внимания на пинки, поддерживал босую ногу Тайги обеими руками, изо всех сил стараясь запихнуть её обратно на чердак. Однако…

— Быстрее… Ай-й!

Разнервничавшаяся Тайга уронила свой фонарик, угодив им Рюдзи точно по носу. Он скрючился от боли. Тайга же наконец сумела влезть обратно на чердак и быстро вернула потолочную панель на место.

— Э, так это был дух Тэцуо, да? Я тут вижу только сидящего Такасу-куна… Такасу-кун, а что ты делаешь?…

— Хм-м, как странно… Такасу-кун, что случилось?

Когда он повернулся сказать им, что ничего не было…

— Э-э-э-э-э?!…

Нечеловеческий вопль ужаса вырвался одновременно из уст Минори и Ами. Гадая, с чего бы это, Рюдзи невзначай поднёс руку к травмированному носу…

— …Ой!

Он тоже был шокирован, ощутив горячую вязкую жидкость. Взглянув на руку, он увидел, что она вся красная — кровь из носа текла довольно сильно. Может, это была божья кара… Хотя, истины ради, орудием возмездия послужил фонарик Тайги. Не в силах дать никаких объяснений, Рюдзи молча забежал в кухню и вымыл руки и лицо.

— Что так неожиданно случилось с Такасу-куном? Это дело рук призрака морских водорослей?

Минори озабоченно спрашивала это, небрежно шлёпнув Рюдзи по загривку, а он даже не мог ответить. Лихорадочно пытаясь остановить кровотечение, он зажал нос и задрал голову. Ами удивлённо уставилась на лицо Рюдзи…

— На, возьми салфетку. Знаешь, я удивляюсь, ну что такого могло случиться?! Ах, может… может, ты перевозбудился от того, что случилось чуть раньше, «тогда»?

Старательно притворяясь, что он не расслышал шёпот Ами с неуместным «Фу-фу»…

— Да нет. Просто я слишком глубоко поковырялся в носу.

— Ну ты даёшь, прямо как первоклассник!

Делая вид, что она сильно страдает от уязвлённой гордости, Ами безупречно сыграла роль цуккоми*, заставив Рюдзи смутиться. Так что, пока Минори не видит, он плотно скрутил салфетку и осторожно засунул её в нос, думая при этом, Ох, ненавижу себя… Я негодяй… негодяй…

— Эй, что происходит, почему все тут собрались?

Отчётливым голосом спросил Китамура.

— Ох, призрак морских водорослей Такасу-куну кровь из носа пус… Боже, что с тобой?

Услышав неожиданную взволнованность в голосе Минори, Ами и Рюдзи повернулись и взглянули на Китамуру. Это зрелище лишило их дара речи.

— Ха-ха-ха!

— Эй, это не та ситуация, в которой надо смеяться, так ведь?!

— Ну, я уже почти поставил мотоцикл в гараж, а он такой тесный… Попытался запихнуть за какой-то тяжёлый агрегат… и немного застрял.

Смеющийся Китамура в очках, теперь похожих на солнцезащитные, был весь в чёрном масле, капающем с него на пол. Пятна крови от небольших порезов покрывали лицо и руки. Его вид полностью затмил впечатление от крови из носа Рюдзи.

— Ох, поверить не могу. Ты цел, Юсаку?

Забрав салфетки из рук Рюдзи, Ами направилась к гораздо более пострадавшему Китамуре. Затем…

— …Что за шум? Что стряслось?

Последней появилась Тайга. Взглянув на Китамуру, похожего на искупавшуюся в мазуте птицу, и на Рюдзи с заткнутыми ноздрями, она наморщила лоб…

— …Апчхи!

И оглушительно чихнула. Однако.

— Ох… О нет-нет-нет-нет-нет… С Тайгой тоже что-то случилось?!

— Э-э? А, нет, просто… Апчхи! Я прибиралась… Апчхи! И там было столько пыли, что мой нос слегка… Чхи! О-ох… Чхи! А-а…

Жалобно хлюпая носом, Тайга тёрла покрасневшие глаза. Её волосы, одежда, руки и даже ноги, всё её тело было обильно усеяно хлопьями пыли. Наверное, потеряв фонарик, она вслепую весь чердак исползала. Поднимая клубы пыли даже при малейшем движении, она делала всю сцену похожей на страницу из девичьей манги каждый раз, когда чихала. Разве что вместо цветов её окружали клубы пыли.

— Ну вы, ребята, странные. Каждый из вас, все-е странные!

Заявив это без тени сомнения, Ами забрала коробку с салфетками у Китамуры и отдала Тайге, у которой текло из носа. Не беспокойся, ты и сама весьма странная — мог бы подумать он, но высказать эти мысли вслух было решительно невозможно.

***

Во всех этих заботах — вроде игр в море сразу по приезду, генеральной уборки, поездки в магазин, создания Тупой Чи №1 или атаки ею — время пролетело как одна секунда, так что никто из них так до сих пор и не перекусил, а время уже катилось к четырём пополудни.

— …Какой прекрасный закат…

Стоя на кухне, которую он самолично надраил до зеркального блеска, Рюдзи смотрел в окно, словно пытаясь убежать из окружающей его реальности. Кстати, кровь из носа уже не шла. Он сменил пахнущую пляжем футболку, и, кажется, наслаждался приятным морским бризом, стоя у открытого окна. Да… Это действительно светлое пятно.

Сияющие лучи солнца уже начали темнеть, и через окно он ясно видел море, мерцающее оранжевым блеском до самого горизонта. Слышал плеск разбивающихся волн и шум ветра снаружи, а порой и жалобные крики чаек.

Для Рюдзи, живущего в изрядно населённом городке (хоть его и не назовёшь большим городом), это место было словно другой мир. Сама атмосфера, когда парень может пригласить нравящуюся ему девушку на прогулку и говорить с ней о совместном будущем, неспешно бродя по пляжу и слушая плеск волн… Но тут в мысли Рюдзи вторглись резкие крики, выдернув его обратно в реальный мир.

— Я сказала, будем это! Проклятая коротышка!

— Ни за что! Я не выношу эти специи! Эта заправка не годится!

— Ты такая шумная. Если ты только о себе и думаешь, почему не поехала в магазин?! Это отличная заправка! И мне правда нравятся специи! Эй, Такасу-кун, лови!

— …

Поймав брошенный Ами, пакет с заправкой, он понял, что его втянули в эту кутерьму, когда…

— Ох!…

Рюдзи скривился от боли. Тайга в акробатическом прыжке вцепилась в руку Рюдзи, обхватив его босой ногой пониже талии, словно краб клешнёй, и повиснув на нём.

— Не-е-е-е-е-ет!

— Ой… больно!

Затем она начала трясти его, как гигантская обезьяна могла бы трясти дерево, с такой силой, что он всерьёз испугался, как бы ему руку не вывихнули.

— Какого чёрта?! Ты вообще думаешь, что творишь?! И зачем ты залезла на меня?!

— Рюдзи, ты можешь приготовить вкусную еду даже без этой заправки, правда?! Ты же делал это раньше, так?! Обжарить с мукой и добавить специи, ты же знаешь, как всё это делается, верно?! Так вот, просто сделай это на ужин, потому что эта заправка не годится!

Не дожидаясь ответа Рюдзи, Ами пробормотала «ну и эгоистка», прежде чем попытаться оторвать Тайгу…

— Использовать полуфабрикаты — это проще всего, да и вкусно получается!

— Рюдзи готовит намного, намного вкуснее!

Рюдзи, которому орали практически прямо в уши, цеплялись за руку и трясли его помимо его воли, в конце концов рухнул на колени. Он стащил с себя Тайгу одной рукой и оттолкнул Ами другой…

— …Хорошо! Я уже понял!… Но, Тайга, у меня с собой нет моей фирменной коллекции пряностей, так что я не смогу приготовить так же, как обычно.

— Э?!

Ами насмешливо фыркнула, словно говоря «Ну, посмотрим».

— И ещё… Это потому, что ты не любишь острое, верно? Я приготовлю отдельную порцию специально для тебя, добавлю больше молока и кетчупа, чтобы сделать послаще.

Тайга оставалась несколько недовольной, но хотя бы перестала кричать. Зато, подхватывая эстафету…

— Ты её балуешь!

На этот раз надулась Ами. Нахмурившись и прищурив глаза, она приложила руку к губам, словно маленький ребёнок.

— О боже, Такасу-кун, опять спец-обслуживание исключительно для Айсаки-сан! Если так и дальше пойдёт, разве остальные девушки тебя не возненавидят?

Она по-прежнему оставалась в своей обычной позе скромницы. Даже её злость была лишь частью игры. Но вдруг криво ухмыльнулась половиной лица, глаза начали наливаться неприязнью, пока ещё удерживая её внутри. Понизив голос до предела, чтобы её не слышала Тайга…

— …Даже Минори-тян в конце концов может возненавидеть тебя, знаешь?

— Чт… …!

Что ты сказала? Рюдзи оцепенел. Она была так близко, что он чувствовал на ухе её дыхание. Он до глубины души был поражён её словами, прозвучавшими как отрывок из песни.

— Ага, понятно, побледнел. Фу-у…

Дразнящие глаза Ами сеяли хаос в душе Рюдзи. Она растянула губы в лёгкой улыбке…

— Такасу-кун, если ты и дальше будешь так себя вести, может быть, я расскажу Минори-тян про «это»… Что-нибудь вроде «Такасу-кун подсматривал за мной в душе»…

— Н-но ты же на самом деле не принимала душ!

— …Фу-фу. Может и так, но кто это подтвердит?

Откинув волосы, Ами отошла. С дьявольской улыбкой на прекрасном лице она выглядела просто замечательно. Но в этом явно было что-то неправильное, потому что внутри неё была тьма, которая, в конце концов, просочилась наружу. В любом случае, Рюдзи больше не мог произнести ни слова. Почему она вдруг… Иначе говоря, как она узнала про мои чувства к Минори?

В центре этого неприятного напряжения вдруг появилась Тайга…

— …Что там насчёт Минорин?

Она посмотрела вперёд и назад, на Рюдзи и Ами, с подозрением вглядываясь в их лица. Ами со своей обычной ангельской улыбкой сказала «Ничего», а Рюдзи лишь сглотнул. Но здесь был кое-кто ещё…

— Вы звали? Звали меня?

В узком пространстве между Тайгой и Ами стояла Минори… И давно она уже здесь? Невинно улыбаясь, она тепло смотрела на друзей сверкающими глазами. Всё-таки, похоже, что она не слышала слова Ами, произнесённые несколько секунд назад. Рюдзи осторожно облизнул свои пересохшие губы.

— Хм? Минорин, ты уже хорошо себя чувствуешь?

— Угу, полежала немного, и мне уже гораздо лучше. Так что теперь пришла помочь на кухне. Хе-хе-хе, а ещё я наслышана про «Божественный Нож Такасу» и хочу на это посмотреть. Кое-кто говорил, что Такасу-кун может полностью нашинковать луковицу всего за десять секунд, да?

Ах, от улыбки Минори Рюдзи готов был простереться перед ней. Из-за того, что Тайга напугала её Тупой Чи №1, ей пришлось до сих пор отлёживаться. И теперь здесь, где собрались настоящий преступник, исполнитель и даже прототип Тупой Чи №1, она мягко дарила улыбку более прекрасную, чем чья-либо ещё.

— Ну, десять секунд — это вряд ли… Но…

Даже отчаянно отворачиваясь от её сверкающего великолепия, он хотел оправдать её ожидания, насколько это только возможно. Он профессионально подхватил три луковицы одной рукой…

— …пятнадцати секунд должно хватить.

Заявил он.

— О-о! Ты и правда сказал это! Отлично, позволь мне взглянуть на твоё умение. Я могу чем-то помочь? Догадываюсь, что Такасу-кун сегодня будет шеф-поваром, верно?

Он прослезился, но не от лука, который даже ещё не начал резать. «Я могу помочь?» От этих простых слов. Он был бы счастлив, кто бы их ни сказал, но сказал их человек, от которого он больше всего хотел их услышать. Без раздумий развернувшись…

— …Хм? Что за взгляд?

Он упёрся взглядом в Тайгу. Конечно же, она помогать совсем не собиралась. Шлёпнулась на стул и играла со стоящим на столе йогуртом, словно собираясь слопать его, пока Ами не попыталась отобрать. Конечно, он бы рад услышать от неё предложение помочь, пусть и не так, как услышав его от Минори, но… Ну и ладно. Может, оно и к лучшему.

— Ладно, Кусиэда, тогда… Почему бы тебе не почистить картошку.

— Хо-ро-шо. А картофелечистки тут нет? Сколько надо начистить?

Как только Минори запустила руку в мешок и подцепила несколько небольших картофелин своими тонкими пальцами…

— Ах, как свежо!

…на подходе к кухне неожиданно послышалось шлёпанье босых ног по полу…

— О, ты уже начал готовить обед? Я знаю, что повар из меня никакой, но мог бы позвать меня помочь хотя бы стол накрыть!

Свежо пахнущий мылом Китамура, который в первую очередь принял душ, чтобы смыть грязь, хлопнул Рюдзи по плечу. Однако.

— …Э-эй! Твоя одежда…

— Ну, было так жарко… Упс! Ой, виноват, так здесь девушки?

— …?!

Обернувшаяся на голос Китамуры Тайга уронила йогурт. Откинулась на спинку стула, ударилась затылком о стену и свалилась на пол. Лицо судорожно мерцало красным, синим и белым оттенками, словно она проглотила смертельный яд. Прильнув к стене, она отчаянно искала, где можно спрятаться, пока наконец не заныкалась за Ами, с которой ругалась лишь секунду назад. До сих пор не обращавшая внимания на происходящее, Ами раздражённо крутанулась…

— Какого чёрта ты… А?!

Теперь и она заметила. Словно не веря собственным глазам, Ами ошеломлённо поморгала, уставившись на своего друга детства, и убедившись, что это ей не мерещится…

— Юсаку!!! Ты спятил?!

Да, так она и сказала. Рюдзи вполне разделял её реакцию. Но Китамура лишь захихикал и мотнул мокрой головой без малейших признаков смущения.

— Я просто забыл свежую одежду в своей комнате. И как раз шёл туда одеться.

— Тогда зачем ты сначала сюда зарулил?!

— Ну, потому что увидел Такасу.

— Ты что, идиот?!

— Ха-ха-ха, ну кто мог предположить, что вы, девушки, тоже здесь окажетесь. — … Этот парень, староста класса, вице-президент школьного совета, капитан софтбольного клуба, что он пытается скрыть, так смеясь… Да нет, он вообще ничего не скрывает. Демонстрируя натурально туземный стиль, лишь прикрывая самые важные детали нижней части тела полотенцем, он стоял в твёрдой стойке. Даже с мужской точки зрения Рюдзи, в его умеренно атлетичном телосложении отлично сочетались завидная стройность и достаточная сила… Но не время думать об этом. Сейчас он был даже больше открыт, чем в плавках в бассейне. Похоже, при взгляде сзади будет виден весь его тыл.

— Та-Тайга, возьми себя в руки!

— …Фух…

Тайга, занимающая идеальную позицию, чтобы обозревать этого взбалмошного парня именно сзади, была на грани взрыва. Её глаза совсем потускнели, она уставилась на стенку, скрючившись в позе эмбриона. Похоже, она увидела это, его «open-source» тыл. Он не мог не подумать, что она действительно склонна смотреть на других в голом виде.

— Это такая разновидность эксгибиционизма или что? Кошмар…

С фамильярностью друга детства Ами бросила холодный взгляд на обнажённое тело Китамуры, но…

— Фу-фу-фу… Для меня, Кусиэды, эксгибиционист не столь неприемлем…

Прошептав это почти рычащим тоном, Минори подняла опущенное лицо.

— Ты, нарцисс, послан свыше! Дай-ка мне запечатлеть тебя в таком виде!

Прыгнув, словно кузнечик, она нырнула к полу. Затем, скользнув плечом по полу, словно исполняя брейк-данс, кувыркнулась к ногам почти обнажённого Китамуры…

— Какого чёрта, прекрати, убирайся!

— Поздно так говорить! Ты уже зашёл слишком далеко, ага?! Как ты можешь говорить «нет» или «прекрати», словно ты невинное дитя, а?! Блюди деревенские обычаи в деревне, раздевайся догола среди нудистов, какая неожиданность, извращенец!

Она выхватила из кармана мобильник и решительно нацелилась объективом на Китамуру. Непонятно было, действительно ли она сделала снимок, но широкую стойку, открытый тыл и бесстыдство они забыть не могли.

— П-почему-то это и впрямь смущает!

Под влиянием изрядно подзадержавшегося смущения Китамура, наконец, собрался покинуть кухню. Именно в этот момент…

*Потрясение*

— …!

В этот момент полотенце, сохранявшее хоть какое-то приличие, упало на пол. Рюдзи стремительно метнулся вперёд, уберегая глаза девушек от неподобающего зрелища. В этом нырке он непостижимым образом сумел прикрыть некоторые области тела Китамуры тарелкой…

…Я, кажется, что-то увидела… Что-то вроде… Чёрное?…

Гримасничая, Минори, похоже, что-то заметила краем глаза. Резко усевшись на пол, она наклонила голову…

— Это… Это был призрак морских водорослей. Наверно.

Делая всё возможное, чтобы прикрыть наготу, Рюдзи молился про себя. Забудь, пожалуйста, забудь всё это. Он повернулся к Минори.

— Кусиэда, я здесь и сам могу управиться, почему бы тебе не пойти в гостиную ещё отдохнуть? Мы позовём тебя, когда карри будет готово, хорошо?

— …Правда?… Думаю, я так и сделаю, тогда… Почему-то вид призрака водорослей застрял у меня в голове… Или он выжег своё изображение у меня на сетчатке, я не совсем уверена…

Минори неуверенными шагами покинула кухню. Как только она исчезла из поля зрения Рюдзи, его глаза наполнились звериной яростью, словно он превратился в демона…

— Чёрт тебя побери, ты действительно ужасен! Отвратителен!

Он от души врезал тарелкой Китамуре по голой заднице (Здорово будет потом подсунуть эту тарелку Тайге).

— Так ты отправился в эту поездку только потому, что можешь здесь вытворять подобные трюки?! Даже если ты собираешься стать председателем школьного совета на следующих выборах, я не буду за тебя голосовать!

— Я подумаю о том, что я сделал!

Рюдзи выпихнул парня, который даже назывался его лучшим другом, вон из кухни и пинком задал ему направление на второй этаж, к спальням. Серьёзно, ну что за тип… Он действительно хотел бы показать всё это Мае, Нанако и прочим поклонницам Китамуры. Он действительно хотел бы, чтобы они узнали, что их «любящий подразнить, но милый Маруо-кун» способен на столь безрассудные поступки. Эй, не правда ли, Ното, Харута? Он непроизвольно вспомнил улыбки своих друзей, которых здесь не было. Их воображаемые образы крутились вокруг него, перешёптываясь. Да, ты прав, Такасу… Действительно странно, что этот тип так популярен… Это совершенно непонятно… Он ещё и дурак… Нет, он полный идиот… Да, верно, верно, как в этот раз.

— …Вот дерьмо, проклятье, этот тип…

Даже когда он приготовил мешок для мусора, чтобы вернуться к чистке лука, которым он занимался до того, его злоба ещё не угасла. Он наконец-то здесь, на кухне, получил шанс сблизиться с Минори, но никогда не подозревал, что именно Китамура поведёт себя подобным образом.

— Ах, несчастная Минори-тян…

Тем, кто довольно пробормотал это без намёка на сострадание, оказалась Ами. Развернувшись в ярости…

— …Кавасима, иди сюда и помогай. Выходка твоего друга детства в итоге лишила нас пары рук.

Подбородком он указал на картофелины, которые Минори не успела почистить. Но…

— Ха?

Ответ последовал практически мгновенно.

Лицо Ами тут же перекосилось, так что ему захотелось сказать ей, что не надо строить такие гримасы. Ами почти что сплюнула, словно говоря «Да ты, наверно, шутишь», прежде чем продемонстрировать ему слабую улыбку…

— И почему Ами-тян должна этим заниматься?

Он не мог выбрать одну характеристику, точно отражающую её личность, из множества таких, как «эгоистичная», «деспотичная», «ограниченная», «высокомерная» и так далее. Почему Ами-тян занимается готовкой? Почему я, прекрасная и привлекательная Ами-тян, должна возиться с этой картошкой? Почему, ну почему я, Ами-тян, богатая, из элиты, да ещё и модель, должна помогать кому-то вроде тебя?

Рюдзи точно знал, что Ами на самом деле хочет ему сказать, так что он просто кивнул.

— …Ладно, тогда отнеси Кусиэде ячменного чая.

— Э?! Но я собираюсь остаться здесь и посмотреть, как Такасу-кун готовит… Фу!

Когда он ловко очистил луковицу до половины, Ами, смотревшая в свой мешок, быстро отвернулась.

— …Л-ладно, я сделаю это! Я отнесу чай!… Похоже, меня прогоняют… Я этого не вынесу…

Её глаза моментально покраснели. Ами с недовольным видом покинула кухню с чашкой чая в руке. Остались только Рюдзи и Тайга, но…

— Эй, ты как?

— …

Тайга по-прежнему сидела у стены, её плечи заметно дёргались при дыхании. Шок от созерцания обнажённого тыла Китамуры, должно быть, был чудовищный. К тому же она, похоже, ещё не отошла от травмы после встречи с голой Ами. Не раздумывая, он протянул руку, чтобы подхватить её и помочь встать, но…

— Эй, ты, сейчас не время заботиться о других.

Стряхнув его руку, Тайга нетвёрдо встала на ноги, держась за стену.

— Я и правда в порядке… Я просто подавлю эту травму более сильной… У Я-тян большая грудь, у Я-тян большая грудь, у Я-тян большая грудь… О-ох…

— Не используй для этого чужих родителей.

Во всяком случае, Тайга наконец встряхнула головой, и её дыхание, похоже, вернулось к нормальному. Взглянув в глаза Рюдзи, который обеспокоенно всматривался в её лицо, она сказала только одно.

— Ты тупой пёс.

Ха-а, подчёркнуто вздохнув, Тайга вернулась к неприязненной манере общения.

— Я совершенно шокирована. Как ты мог именно сегодня упустить возможность готовить ужин вместе с Минори, после всего, через что мы прошли? И это, по правде говоря, был твой первый и единственный шанс продемонстрировать ей свои таланты.

— Даже если и так, делу уже не поможешь, верно? Я не виноват. Это всё из-за Китамуры.

— Опять ты сваливаешь вину на других! Вот почему собаки лишь пресмыкаются! Похоже, ты не представляешь себе, в насколько сложном мы положении, совершенно не представляешь!

Отбросив волосы, Тайга придала лицу выражение глубокой депрессии и ещё большей жалости. И посмотрела прямо на Рюдзи.

— Ч-что ты подразумеваешь под сложным положением?

— В этой поездке, прямо сейчас, всё идёт не так, не замечаешь? Мы прошли только полпути, запугивая её, и даже не пытаемся сделать что-то ещё. Ты почти не прикладывал усилий, чтобы сблизиться с Минорин. Даже не верится.

— …Постой, не говори так. Кроме того, разве мы не напугали её? Ну, ты помнишь, этой штукой. Тупой Чи №1.

— Но наш план совсем не продвигается. Ты же не можешь думать, что уже сделанного достаточно, так ведь?

— …Да не думаю я так, но…

Резко щёлкнув языком и пожав плечами, Тайга прервала Рюдзи, словно говоря, что его расплывчатый ответ для неё ничего не значит.

— Хватит пустых оправданий. Я помогаю, я делаю практически всё возможное, чтобы избежать этого псиного будущего. Но я просто не могу зайти так далеко, чтобы управлять сердцем Минори. Это полностью на тебе. Откровенно говоря, до сих пор я не видела, чтобы ты хоть чуть-чуть постарался.

— …

Выслушав всё это, он не мог представить, что же можно сказать в ответ. Посмотрев на луковицу, которую он разрезал пополам и забыл, Рюдзи молча подумал, Она совершенно права.

— Бог мой, какое неприятное лицо… Отныне ты должен прилагать все силы, с кровью, потом и слезами, чтобы всё перевернуть, понятно? Я просто помогаю, чем могу. И прямо сейчас, если говорить о помощи, я могу сделать лишь что-нибудь вроде этого…

Продолжая бормотать, она осторожно открыла холодильник. И достала то, что они спрятали на случай, если оно понадобится снова. Тупую Чи №1. Известную также как призрак морских водорослей.

— …Это повтор, но у нас нет выбора. Думаю, лучше это, чем ничего.

Голыми руками она оторвала длинную нитку, на которой эта штука спускалась с потолка. Затем, прикрепив водоросли к концу швабры, стоявшей в углу кухни, она продолжила…

— Вот. Теперь это тычущая имитация привидения, Тупая Чи №2.

— …Ха, как просто.

Тайга посмотрела на ту стенку кухни, в которой было окошко, изначально предназначенное для выметания мусора, но вместе с тем непосредственно выходящее на веранду. Внимательно осмотрев его, словно кошка…

— Если я вылезу здесь, то смогу пройти по веранде к гостиной. Поскольку Минори сидит на диване со стороны окна, я смогу осторожно открыть окно и устроить ей сюрприз этой штукой прямо сейчас… Конечно, ты должен симулировать, что я ещё здесь.

— Симулировать, говоришь, но как?…

— Хотя бы сделай, что в твоих силах, блин.

Скинув туфли, чтобы шагать неслышно, Тайга уже приготовилась вылезти наружу, когда…

— …!

Катится посуда, катится… Она свалила миску. Оба моментально замерли и прижались к стене, не дыша. Но, похоже, этого никто не заметил. Аккуратно подхватив эту миску, Тайга поставила её на место и, крадучись, выскользнула на веранду через окошко для мусора.

Так, если ему надо симулировать, что Тайга ещё здесь, тогда… может, что-нибудь вроде этого?

— …О! У тебя хорошо получается, Тайга! Ты удивительно умелая!

Стук, стук, стук, стук… Мастерски орудуя ножом, нарезая лук тонкими ломтиками, Рюдзи громким голосом симулировал разговор. Надеясь, что этого будет достаточно, чтобы любой мог услышать его чётко и ясно.

— Эй, не могла бы ты подать мне ту миску? О! Спасибо! Теперь займись морковкой! Замечательно! У тебя здорово получается, Тайга!

Этот фарс в исполнении одного актёра звучал совершенно неправдоподобно. Но делать это было необходимо, по крайней мере сейчас. Даже когда лицо Рюдзи онемело, он продолжал неистово повышать голос.

— Отлично, Тайга! Теперь давай…

Затем это случилось.

— А-а-а-а-а-а-а-а-а!… — Из гостиной донёсся крик ужаса. Через секунду после того, как он посмотрел вверх и подумал, Отлично

— …Я действительно сделала это. Всё прошло замечательно!…

Крадучись, Тайга проскользнула обратно в кухню через окошко для мусора. Осторожно закрыв его, они беззвучно хлопнулись ладошками.

— Минорин сидела на диване, так что я просто стукнула её этой штукой по плечу из-за занавески!

— Хорошо сделано!

Показав друг другу большой палец и кивнув, они взяли в руку нож и морковку, чтобы выбежать с ними…

— Кто-то кричал, что случилось?!

— Минорин, что с тобой?

Симулируя спешку, они с большим шумом побежали к гостиной. Добежав, они увидели Минори лежащей на полу, с раскинутыми руками и ногами.

— Минори-тян, в чём дело? Возьми себя в руки!

— Кусиэда, держись!

Ами и уже одетый Китамура помогали Минори. Та выглядела совершенно измученной и почему-то указала на Китамуру…

— О-о-о-он появился… Он действительно пришёл… Дух, овладевший Китамурой… Призрак Китамуры!…

— Что?! Мой?!

Каким-то образом это превратилось в историю о призраке Китамуры. Совершенно обессиленная Минори вся покрылась гусиной кожей и начала неудержимо дрожать. Возможно, из-за сверхвозбуждения её лицо было уже не белым, а розовым.

— Ми… Минорин…

Как настоящий преступник, Тайга приближалась очень неуверенно. Должно быть, она испытывала такое же чувство вины, как и Рюдзи. Осторожно присев рядом с Минори…

— Та-Тайга… э-это действительно ты?…

— Да.

Полная раскаяния, она вытерла пот со лба Минори.

— Тайга… Будь осторожна… В этом доме водятся злые духи… О-ох…

— Ч-что такое?…

Глаза Тайги подозрительно забегали. Правильно, правильно, как причина слов «злые духи», Тайга должна чувствовать себя сейчас просто ужасно. Что же до Рюдзи, он даже не мог посмотреть Минори прямо в глаза, чувствуя резкую боль в груди.

— Ми-Минорин, если есть что-то, что я могу сделать для тебя…

— …Карри… Карри уже готово?…

— Даже Рюдзи не может приготовить его за пять минут, Минорин…

— Понятно… Тогда… Сделайте его очень-очень острым, пожалуйста… Я думаю… это действительно прогонит страх прочь… если не возражаете…

Мягко и ласково коснувшись щеки Тайги дрожащей рукой, Минори исчерпала остаток сил и закрыла глаза. Твёрдо кивнув, Тайга утешающе шепнула «Конечно, я сделаю это для тебя». Раз это было ради Минори, похоже, даже Тайга решительно отбросила свой эгоизм насчёт отдельно приготовленной порции.

Рюдзи тоже пришёл к твёрдому решению. Если острое карри может облегчить эти ужасные угрызения совести, он пойдёт на всё, чтобы сделать его достаточно острым для неё. И неважно как.

Итак, Рюдзи превратился в повара-демона.

— Ого! Потрясающе!

Умело орудуя сковородкой, Рюдзи заставлял еду свободно танцевать в воздухе так, что заглянувшая Ами потеряла дар речи. Он задействовал бар отца Ами, чтобы приготовить фрукты фламбе на десерт. Затем, поменяв сковородки, принялся за соус чатни в стиле Такасу…

— Я могу чем-то помочь?

Спросившему это Китамуре, в недавнем прошлом главе колонии нудистов, он приказал «Помой рис. Мой так, словно от этого зависит твоя жизнь!»

— …Тайга. Ты поняла, да?

Блеснув глазами, словно лезвием меча якудзы, он устремил взгляд на Тайгу. Вряд ли он собирался продать куда-то Тайгу, чтобы заработать на покрытие просроченного кредита; просто он надавил на неё, чтобы она приняла решение.

— Да. Раз уж у тебя нет с собой твоей коллекции пряностей, будет правильно, если мы их чем-то заменим…

Тайга кивнула. В руках она держала пакетик с красным перцем, который был прикреплён к заправке для соуса. Этикетка на нём гласила: «Дополнительные специи для приправки. Невероятно ОСТРО (из-за чрезвычайной остроты добавляйте очень маленькими порциями; также предупреждаем, что этот продукт может повредить вашему здоровью)». Но раз этого хочет Минори, остальное уже не важно… С решительным выражением на лице он полностью раскрыл этот пакетик. Для Тайги, которая не пробовала ничего, кроме лёгких специй, это было настоящее приключение. Нет, это было совершенно безрассудно и отчаянно.

Трясём, трясём, трясём… Всё пошло в кастрюлю, где должно было готовиться примерно пятнадцать минут. Затем, сказав «Я нашла вот это. Прошлогодние, но может мы их всё равно используем?», Ами показала пакетик с карри и перцем чили, которые нашла в кухонном шкафу, и ни секунды не раздумывая, бросила в кастрюлю и их, обнулив отсчёт пятнадцати минут до полной готовности блюда.

Таким образом, соответствуя невысказанному плану Рюдзи избежать излишне долгой готовки и доведения карри до вида, в каком его подают в школьной столовой, картошка оставалась аккуратными кружочками, лук тоже был узнаваем, когда простое карри с морковкой и слегка обжаренной свининой наконец было готово.

— …Даже если я попробую уложить всё это в одно слово вроде "острый" или, к примеру, "солёный", васаби будет жечь вам нос, перец чили — язык, они будут жечь вам горло… Думаю, после этого ваш опыт поедания пряных блюд изрядно обогатится. Я уже попробовал этот карри, и должен сказать, что у него экстремальный вкус, который ударил мне прямо в голову. Я выполнил просьбу Кусиэды, но даже при этом я старался сделать его попроще, следуя канонам деревенской кухни.

Наложив рис и карри на свои тарелки, все расселись вокруг стола, внимательно глядя на губы представляющего своё творение Рюдзи, потому что они заметно припухли и почти дрожали.

Такое состояние, вызванное всего лишь дегустацией блюда, заставило всех задуматься, что же их ждёт. Над столом, в тишине, нарушающейся лишь звуком разбивающихся волн, уже поплыл пряный запах.

— …Как бы то ни было, приготовимся и начнём. Приятного аппетита!

— Приятного аппетита! — вернулось эхом. Все взяли ложки, открыли рты и быстро набили их. Тишина над столом царила не более секунды.

— …Хм? Разве это не деликатное?

Отреагировала Минори.

— Да, да, но хорошо, что вкус нормальный.

Ответила Ами.

— Эта свинина, мне достался жирный кусок.

Высказалась Тайга.

— Да, неплохо, неплохо, как и ожидалось от Такасу.

Заявил нудист.

Около трёх секунд — вот сколько это продолжалось, прежде чем было достигнуто всеобщее согласие «Да что за чёрт», выразившееся в беззвучном вопле.

— …!…

— Э-это оно! Меня действительно пробрало!

— Ж-ж-жё-о-о-от! Воды, воды, скорее, воды!

— Жжёт… ой… как остро… ай… Я пролила воду!

— А-а… *кхе*, *кхе*… моя глотка… *кхе*!

Пока остальные корчились в муках, Рюдзи предусмотрительно сосредоточил всё внимание на Минори.

— Да! Это оно! Как пробрало! Я действительно чувствую это! Вот опять! —

…Минори действительно оживилась, отважно отправляя карри в глотку раз за разом. Затем, заметив взгляд Рюдзи…

— Т-Такасу-кун! Ты самый лучший! Супер остро, так здорово! Остро, великолепно, первоклассно! Я действительно счастлива! Это превзошло все мои ожидания, оно полностью прогнало мои страхи и печали!

Она показала ему большой палец. Его рот словно горел в огне чистилища, но где-то глубоко внутри он не мог не почувствовать поднимающуюся волну смущения и счастья.

— А, ну… Это потому, что ты сказала, что любишь поострее…

— Э, так ты действительно сделал его таким острым специально для меня?! Бог мой, я глубоко тронута! Ну, тогда, похоже, что я возьму вторую порцию!

Улыбаясь и смеясь, хотя её лицо покраснело от специй, Минори показала Рюдзи свою тарелку, которую уже успела очистить. Подумав про себя «Ух!», он практически растворился в эйфории. Если такое может дать подобное блаженство, он готов заниматься этим каждый день всей оставшейся жизни… Конечно, высказать это вслух он не мог, поэтому молча взял тарелку Минори и наложил ей вторую порцию.

Примечания

  1. примерно 33 кв.м.
  2. известный японский режиссёр ужастиков
  3. японский актёр
  4. наряду с бокэ, является частью мандзай дуэта

Комментарии