Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 2

До виллы Ами было полтора часа езды на скором поезде.

Лето, но время Обона* ещё не наступило, поэтому поезд был заполнен от силы наполовину. На свободных местах (по три в ряд, ряды лицом друг к другу) размещалась наша пятёрка.

Ами быстро и аккуратно закинула свою суперфирменную дорожную сумку на багажную полку…

— Йя-а! Давно не виделись, ребята! У вас всё хорошо? Минори, я хотела тебя увидеть!

Изящно откинув свои прекрасные гладкие волосы, слегка подкрашенные (возможно, только на время каникул), она повернулась к Минори с ангельской улыбкой, словно готовая заплакать от ностальгии.

— И ты говоришь это после того, как убегала от меня? — шутливая нотация Минори была тщательно проигнорирована.

— Юсаку-у, ты такой же, как всегда! Разве не так, очкарик! А-ха-ха!

К своему другу детства она обращалась с поверхностной мягкостью и небрежной улыбкой. Затем…

— И Такасу-кун!

Повернувшись, она почти нырнула в грудь Рюдзи, придвинулась вплотную и улыбну-у-улась… Её лицо надулось, как у невинного дитя. Рюдзи непроизвольно отодвинулся. Продолжая демонстрировать наивную детскую улыбку, Ами придвинулась ещё, не оставляя Рюдзи места для отступления.

— Эх, парень! Эй, что с тобой случилось на каникулах? Ты мне не писал и не звонил! Я так скучала!

— …Вообще-то, ты мне ни номера, ни адреса не оставляла…

— Ха-а, правда? Фух, ладно, поездка должна быть весёлой… Ты так не думаешь? Я жду с нетерпением, а ты?

Ами понизила голос, проигнорировав ответ Рюдзи, в её уставившихся прямо на него глазах горел насмешливый огонёк. Вдобавок она осторожно скользнула холодными пальцами по запястью Рюдзи.

Её едва ли не чересчур длинные руки и ноги в простой рубашке и джинсах, её фигура с идеальными пропорциями сегодня, как, впрочем, и всегда, притягивали всеобщее внимание. «Знаешь, я уверена, что уже видела эту девушку» «Должно быть, она модель, тебе не кажется?» и так далее. Услышав разговор двух школьниц, она довольно улыбнулась, кивнув…

— О нет! Сегодня я надела солнечные очки сразу, как умылась. Я совсем без косметики! Бог мой, и кожа не так хороша… Кошмар…

Ами обхватила своё белое, безупречно гладкое лицо ладонями и подняла брови, словно и впрямь забеспокоившись. Оставаться такой красивой и без косметики… Она буквально купалась в завистливых взглядах окружающих…

— Ну вот, наша поездка началась! А косметика не так уж и нужна, верно? Это при-ми-тив-но!

Ой! Это был нокаутирующий удар. Собрав воедино даже безупречных и не сильно накрашенных женщин и сокрушив их единым махом, Ами засияла ещё ярче, словно вампирша, наслаждающаяся кровью своих жертв. Её большие глаза чихуахуа блестели, а в изящном, не накрашенном, но грозном лице сочетались оттенки молочно-белого и розового цвета, придавая ей ангельское очарование. Всем своим видом она словно кричала «Я-так-прек-рас-на! Вы, обычные женщины, будьте счастливы, что можете дышать одним воздухом со мной, избранной Ами-сама! Ха-ха-ха! Падите ниц и поклоняйтесь мне!». Ами, похоже, сегодня была в прекрасной форме. Как и всегда.

И в довершение…

— Ах да, Такасу-ку~ун, кажется, Айсаки-сан до сих пор нет, ты не хочешь ей позвонить? Хотя если она решила не приходить, я ни капли не расстроюсь.

Она полностью игнорировала Тайгу, которая прямо перед ней пробиралась мимо Рюдзи с угрожающим выражением на лице. Затем, лишь поезд тронулся…

— Ай!

Ами рухнула на сиденье у окна. В её глаза вонзились пальцы Тайги, погрузившись почти по первый сустав.

— …Б… больно… …?!

— Раз уж ты всё равно не пользуешься глазами, я подумала, что стоит их удалить. Я здесь, знаешь ли.

— …Э-э… Ты такая маленькая, вот я тебя и не заметила…

— Значит, они тебе и впрямь не нужны, не так ли?

Приготовившись к новой атаке (на сей раз до костяшек), Тайга зловеще развела пальцы маленькой руки, но…

— Нет, нет! Хватит на сегодня. Просто посмотри мне в глаза!

Это вмешалась Минори, вклинившись между ними и оттягивая пальцами свои изящные веки, словно пытаясь выглядеть иностранкой. От изумления глаза Рюдзи стали не менее причудливыми, но, не выказав удивления…

— Минорин, ты тоже не корчи гримасы и садись, а то шлёпнешься.

Тайга отчитала Минори и усадила её рядом с Ами. После этого она вцепилась в руку стоящего в проходе Рюдзи и буквально швырнула его на сиденье рядом с Минори, а сама уселась напротив Ами. Удивившись, что Тайга так демонстрирует свою поддержку, Рюдзи в какой-то мере был тронут. Китамуре же оставалось лишь сесть напротив Минори, то бишь рядом с Тайгой. Но та, максимально отодвинувшись к окну, старательно продолжала концентрироваться на Ами, практически игнорируя его присутствие.

— Ух ты, какая агрессивность… Ты коротышка, но смахиваешь на толстую стенку…

Ами с отвращением отвернулась, но…

— И раз я маленькая, агрессивности быть не должно, что ли?

Резко стукнув ногами по полу, Тайга продолжала сверлить взглядом лицо Ами. Затем…

— А. Тупая Чи.

Тайга укоротила кличку «Тупая Чихуахуа», которую дала Ами.

— Это ты обо мне?!

— Какие кошмарные морщины.

— Э-э?!…

Она ткнула пальцем, указав на глаза Ами. После этого даже Минори повернулась, внимательно вглядываясь в лицо Ами…

— Э, на прекрасной коже Ами ничего такого не будет, может… Ой…

Сказав «Извини», она глубоко вздохнула. Почему-то и Китамура вежливо кивнул, словно говоря «Не надо извиняться, спасибо за заботу». Теперь, когда об этом заговорили, даже Рюдзи заметил тоненькие обесцвеченные ниточки прямо под глазами на привычно безупречном, лучезарно розовом лице Ами.

— Да что с тобой… Похоже, у тебя морщины. Не высыпаешься?

— П-по-подождите, если даже Такасу-кун, глядя на чьё-то лицо, говорит «морщины», значит, так и есть… Чтобы такое появилось на моей коже… Ах!

Вытащив маленькое зеркальце, и внимательно изучив отражение своего прелестного лица, Ами громко вскрикнула. Зеркальце выскользнуло из рук.

Затем она осторожно потрогала кожу вокруг глаз дрожащими пальцами, и даже её голос задрожал.

— Ах, что за чёрт… Поверить не могу. Я знаю, что была занята в последнее время, очень занята, но… Ё-моё, что ж делать-то… Может, просто умереть…

Схватившись за голову и закрыв глаза, она, казалось, пребывала в шоке. Минори встряхнула её за плечо, пытаясь привести в чувство.

— А~мин, давай вместе! Что стряслось?

— …Когда начались каникулы, я уехала домой и всё время плотно работала. Когда, наконец, всё закончила, собиралась вернуться последним поездом, чтобы вечером быть уже здесь, но чуть-чуть опоздала. В результате пришлось ехать первым утренним. Спала только три часа… А-а…

Ох, на лицах Минори и Китамуры отразилась жалость. Даже Рюдзи чувствовал что-то похожее, но попытайся он выразить это мимикой, его могли принять за убийцу или, скажем, умалишённого. Что же до Тайги, она, к досаде Ами, попыталась потрогать те морщины протянутой рукой.

— Понятно, должно быть, это просто кошмар, А~мин. То есть, все твои каникулы — это следующие несколько дней?

— Так и есть, — ответила Ами.

— Ну так… В таком случае мы должны сделать всё возможное, чтобы Ами получила удовольствие от поездки. Эй, ребята, мы не должны позволять отбивающим делать то, что они хотят, знаете ли. Создадим очерёдность. Итак, пусть наша армия парней отправится на хоумран с весёлой беседой, чтобы облегчить страдания Ами. Отлично, постараемся!

Несмотря на её слова, армия состояла лишь из двоих. Одним из них был Китамура, сидящий напротив Минори…

— Очерёдность отбивающих, хе… Ладно, почему бы не попробовать поговорить на общие темы. Хотя мне интересно, какие темы предпочитает Ами? Может, о чемпионской гонке этого года? Или о ситуации со стадионом Косиэн? Или, раз уж нам в следующем году сдавать экзамены, как насчёт поговорить о сокращении набора в колледж?

Он выбил на милю. Очередь Рюдзи была следующей.

— Да кто захочет о таком говорить… Давайте лучше позавтракаем. Я приготовил онигири*.

— Не может быть, правда? У-у, замечательно!

Едва не подпрыгивая, Минори захлопала в ладоши. Следом за ней заблестели глаза у Тайги и Ами, сказавшей «Онигири?! М-м, это может оказаться неплохо! Я сегодня вообще ещё ничего не ела и не пила!». Даже Китамура выглядел неожиданно довольным, поправляя очки. Как будто он словно выполнил первый удар в своём первом выходе на биту.

Открыв завёрнутую в ткань коробку, Рюдзи начал раздавать всем её содержимое. Держась как можно дальше от Китамуры, Тайга буквально ползла животом по Ами («Э-эй!») и Минори («О, я чувствую твою грудь!»), протягивая руки и получая свои рисовые шарики от Рюдзи. Держа их в обеих руках, она со счастливым видом вернулась на своё сиденье.

Минори откусила немножко от своего и немедленно воскликнула в полном восторге…

— О-о, здорово! Это Такасу-кун делал? Онигири, онигири, они невероятно вкусные! Ба, да тут ещё и слива! Обожаю сливы! Это хоумран на первом же выходе!

Размахивая в экстазе ногами, она несколько раз попала по ноге сидящего наискосок от неё Китамуры. Но, несмотря на эти пинки, Китамура довольно сказал «О, это действительно здорово».

— Ехать в поезде и есть что-нибудь простенькое вроде онигири — это замечательно! Как и ожидалось от Такасу-куна… Выйдешь за меня замуж?

Блестя большими глазами, Ами сказала нечто, живо напомнившее ночной кошмар…

— Нет.

Ответил он без колебаний. У него не было времени увлекаться этой Чихуахуа с рисом на губах. Мельком взглянув в сторону Ами, которая с холодным взглядом щёлкнула языком, Рюдзи быстро принял беззаботный вид.

— Кстати, ребята, а чем вы занимались на каникулах?

Хоумран весёлой беседой… нет, цель не в этом. Это было начало плана, который они с Тайгой разработали заблаговременно.

— Бог мой, я всё время работала.

Это сказала, добавив «Ох, я так устала», Ами. Следом, не прекращая жевать…

«Клуб, работа, клуб, клуб, работаработаработа, клуб, клуб, клуб, работа».

Это была неутомимая труженица Минори. Китамура согласно кивнул…

— Клуб и школьный совет затягивали меня день за днём. В прошлом году умер мой прапрадедушка, так что я ещё ездил в родной город на поминальную службу.

Следующей будет Тайга. Давай, сказал ей быстрый взгляд Рюдзи. Я знаю, слегка кивнула Тайга…

— Записала на CD сборник голосов пойманных привидений. Вот, Минорин, послушай.

Она аккуратно достала белые наушники, заранее приготовленные в сумке, и вложила их в уши Минори. С большой громкостью, с мерзким звуком потусторонний голос произнёс «…Сэмпа-а-ай…» — вот какую запись можно было услышать. В то же мгновение — «Бух!» — что-то вылетело изо рта Минори. Пронеслось как пуля и врезалось в лоб Китамуре. Китамура схватился за поражённое место, застонал и спрятал лицо. Между колен свалилось какое-то зёрнышко — это была косточка сливы, которой плюнула Минори.

— И-извини, Китамура-кун. Вернее… Какого чёрта, Тайга?!

Пока Минори извинялась перед Китамурой, вырывала из ушей наушники и ругала Тайгу, у неё нервно подёргивалось лицо. И даже голос стал неровным.

— Извини.

— Ты ведь совсем не сожалеешь, не так ли?! Что это сейчас было?! Это было «это», разве нет?! Словно из преисподней воззвал младшеклассник… А-а-а-а! Что мне делать, он же меня позвал! Он и меня затянет в преисподнюю! Точнее, обиды продолжаются!

— Ну, ну, Кусиэда, успокойся… Во-первых, сделай что-нибудь с этой косточкой.

— Ох, прости, семя судьбы Кусиэды.

Вернув косточку сливы Минори, он повернулся к Тайге с искренней улыбкой.

— Айсака, тебе действительно нравятся такие ужастики?

— Э?! Спрашиваешь… н-нравятся… или нет… наверно… …?…

— Удивительно!

Получив удар его улыбки в упор, Тайга занервничала и начала собирать зёрнышки риса с пальцев. Выбравшись из своего сиденья и усевшись на колени к Ами, Минори схватила Тайгу за плечо и затрясла…

— Что?! Так я не первая, кто это слышал?! На самом деле тебе такое не нравится, так ведь?!

Минори впала в состояние отрицания. Она кричала, не обращая внимания на окружающих, лицо покраснело, действия стали необузданными. Она полностью игнорировала слабость Ами, её жалобный стон «Тяжело…».

Видя её в таком состоянии, Рюдзи и Тайга обменялись взглядами и слегка кивнули друг другу. Похоже, Минори действительно не переносит всяческие ужастики.

Правильно… Тайга придумала величайший план, который поможет им добиться своей цели в этой поездке. Озаглавленный «Операция Напугаем Минори И Появится Рыцарь».

«Минорин, знаешь ли, терпеть не может ужастиков, привидений и прочего сверхъестественного. Она сказала это, когда мы все представлялись друг другу, перейдя в старшую школу. Она покрывается гусиной кожей, едва заметив рекламу ужастика в городе, так что думаю, что это правда…» Этой информацией Тайга поделилась с ним в Судобаксе.

Итак, в этой поездке Рюдзи и Тайга намеревались, действуя совместно, сыграть роль привидений и до смерти напугать Минори. Затем, когда страх её дойдёт до предела, появляется Рюдзи. «Всё хорошо, если кто-то нападёт, я защищу тебя». Привидения улетучиваются, и Минори охватывает облегчение.

«Такасу-кун, ты действительно защитил меня… Такасу-кун, ты мой ангел-хранитель…» или что-то вроде. Если им удастся провернуть что-нибудь такое эффектное, пусть это не слишком красиво, зато хороший шанс стать ближе.

Не ведая об их планах, Минори с криком «Конфискую!» схватила iPod Тайги и засунула в свою сумку…

— Чёрт побери, Тайга… Больше никаких ужастиков! Вообще ничего сверхъестественного! Вместо этого нам надо попробовать дать Ами отдохнуть, так что давайте поговорим о чём-нибудь более приятном или отвлечённом. Например, что вы предпочитаете класть в онигири? Или о друзьях детства, или о рамэне*, или о животных, ну и так далее!

— О, раз уж вы заговорили об ужастиках, знаете, на прошлой неделе я…

Неожиданно открыла рот Ами, придерживающая Минори, которая сидела у неё на коленях, словно ребёнок. Минори яростно замотала головой…

— Не-не-не-не-не-не! Этого не нужно! Ами, лучше не рассказывай такие истории!

— О нет, это не ужастик. Это весёлая, забавная история!

Улыбнувшись, Ами начала нашёптывать Минори на ухо.

— …Итак, это случилось на прошлой неделе, когда я снималась для журнала в одной студии. Мне надо было поправить косметику, и я вернулась в гримёрную. Она в этой студии ужасно тесная (хоть и с раковиной), но о-очень старая. Трубы напоказ, свет слабый, зеркало треснуло, так что мне там правда не нравится. Но выбора у меня не было. Ну, гримёр велел мне смыть косметику, которую я наложила до того. Другого места для этого не было. Как только я вошла, то увидела… Это выглядело как кровь. На раковине, на зеркале, на полу, везде… кровавые пятна. Такие красные, и я чётко ощущала запах крови, так что это наверно… нет, точно… была кровь. Но чья она?

— …Как страшно…

Закрывшая лицо руками Минори выглядела так, словно готова отдать богу душу. Глаза её открылись невероятно широко, словно спрашивая «Это всерьёз, или просто шутка?». Тело обмякло, она начала соскальзывать с колен Ами. Ами крепко ухватила её и подтянула обратно.

— У-упс, извини, извини.

Весело улыбаясь, Ами начала покачивать Минори на своих коленях, словно пытаясь успокоить ребёнка…

— Да не было ничего такого, а теперь финал, финал! Ха-ха, это была просто кровь из носа одного из ассистентов. Фотографом в этот раз был человек со сложным характером, мужик средних лет, который частенько неистово размахивает камерой. Вот он и попал одному из ассистентов по лицу, похоже, сильно попал, совсем нос набок свернул. Очень смешно!

— Ха-ха-ха, — беззаботно расхохоталась Ами, её смех эхом разнёсся по покачивающемуся вагону. Рюдзи промолчал и лишь подумал, что этот финал получился не слишком приятным.

— …Т-так вот что это было… Это не так плохо…

Подняв глаза, Минори, которую по-прежнему держала Ами, вытерла со лба пот, проступивший во время рассказа.

— А я думала, что на верхнем этаже случилось какое-то странное убийство, что расчленённый труп спустили в канализацию, она засорилась, трубы треснули, и кровь с кусочками тела жертвы выплеснулась из сливного отверстия раковины на пол и заляпала всё вокруг… Похоже, части тела были нарезаны на кусочки филе толщиной с человеческий волос и тщательно перемешаны, вокруг разбросаны зубы, и… Ух, как страшно!

Минори снова прошиб холодный пот. На этот раз промолчав, Ами небрежно сдвинула её в сторону, усадив на сиденье. Группа погрузилась в мрачную тишину.

Ни история Ами, ни ужасный финал или что-то ещё — намного больше смущало воображение Минори, но… это было лишь её воображение. Однако Минори не остановилась. Картинно заламывая руки…

— И затем, знаете, глаза сделали «Пуф» и выскочили. Что мне делать, если я вижу это?… Эй, Тайга, а что, если и я так закончу? Эй, Ами, что мне делать? Не-ет, я не хочу закончить жизнь в канализации! Я не хочу умирать та-а-ак! — Минори зажала свои беспокойные руки между ног и застонала. Видя такую Минори, глаза Рюдзи блеснули словно клинки бритвенной остроты. Но он не примерял к себе эту ситуацию. Просто размышлял про себя.

Несомненно, она относится к определённому типу людей. Возможно, это можно назвать саморазрушительной трусостью? Последовательно придумывая ужасы, она, в конце концов, сама себя запугивает. В любом случае, с непреднамеренной помощью Ами план запугивания Минори стартовал просто отлично.

Неожиданно в этот момент…

— Ого!

Высказался Китамура.

За окном резко посветлело. Сначала Ами, сидящая у окна, затем Тайга и Рюдзи, и последней Минори, все подняли глаза. На её лицо быстро вернулся цвет, и глаза заблестели как обычно.

— Ура! Мы сделали это! Какая красота!

За окном поезда, везущего нашу пятёрку, летнее солнце сияло над сверкающей синевой Тихого океана, заставляя воду блестеть ещё ярче.

Под лазурным летним небом прекрасная августовская синева простиралась, насколько хватал глаз.

***

— ПОТ-РЯ-СА-Ю-ЩЕ! Потрясающе… ающе… ще… — голос Минори эхом взвился в небеса.

Сойдя на станции поблизости от виллы, они ещё добрых двадцать минут весело шлёпали вниз по дороге, огибающей гору.

Когда они вышли из-под деревьев, растущих вдоль песчаной тропинки, пейзаж открылся во всей своей красе.

— Знаете, мне очень жаль, что нам пришлось столько идти.

Ами оглянулась на остальных. «Ладно» проворчала Тайга, но остальные трое — Минори, только что закончившая выражать обуревавшие её чувства, Рюдзи и Китамура — остались безмолвными. Недвижимо стоя с широко раскрытыми глазами, сбившись вместе, словно маленькие пугливые зверьки, они продолжали благоговейно смотреть на представший перед ними пейзаж.

Они слышали про виллу у моря, но… не ожидали увидеть такое.

— …Т-ты действительно богатая… Грубо говоря, дом просто офигенный… Мне, наверно, не стоило удивляться, раз уж дом Ами в городе в три раза больше моего…

С трудом выдавливая из себя слова, Китамура изумлённо тряхнул головой.

— Ой, да брось ты, Юсаку, что ты такое говоришь. Это совершенно обычный дом, о-быч-ный.

Выходит, мы все тут ниже среднего? Как бы то ни было, не время хандрить.

Короткая дорожка, расширяющаяся после выхода из-под деревьев, вела к идущей вниз каменной лестнице. И за этой лестницей было море.

Сверкающий белый песок и чистое море глубокого синего цвета, волны, катящиеся под лучами яркого света с летнего неба, океанские брызги, сверкающие подобно звёздам. Всё вокруг было ярким и сверкающим. Пейзаж, простирающийся до края Тихого океана, казался просто картиной, но влажный бриз с запахом соли и звук мягко разбивающихся волн давали понять, что всё это реальность.

Полностью песчаный пляж, где красиво катящиеся прозрачные волны не встречали сопротивления, простирался вдоль всей бухты, окружённой скальными обрывами. Не стало бы сюрпризом, принадлежи весь этот пляж семье Кавасима.

Пляж — просто фантастика, кусочек рая. Плеск набегающих и откатывающихся волн, шум ветра, запах лета, лучи солнца, и ещё… здесь была вилла.

Деревянная веранда, выходящая к пляжу, а с другой её стороны — дом, похожий на небольшой европейский отель, с входом из изящного белого камня. И хотя его частично закрывали ветви противостоящих эрозии деревьев, тут было на что посмотреть. Каменные стены, сложенные без раствора — редкость для Японии, кринумы, растущие вдоль пляжа, создавая под ногами зелёный ковёр с розовыми цветками, окна, находящиеся вдвое выше, чем в обычном доме.

— М-м-м…

Ступив на каменную ступеньку…

— Мы действительно останемся здесь?

Резко развернувшись, Минори прыгнула к Ами. Её сумка крутанулась вместе с ней, едва не смазав Рюдзи и Китамуру по лицу. Парни с трудом избежали угрозы, инстинктивно отдёрнув головы.

— Добро пожаловать, Минори-тян. Конечно! Это не то, что ты ожидала?

— Ой! Ух, изумительно, слишком изумительно! Я так тронута! Получить разрешение остаться в воплощённой мечте! Ох, ну давайте, Ами, Тайга, побежали! Вы тоже, парни!

— Ха-ха, ну давай, от тебя столько суматохи!

Несмотря на эти слова, Ами, похоже, совсем не раздражали экстатические манеры Минори. Она неспешно поскакала на своих длинных ногах следом за Минори, которая буквально слетела по лестнице, едва ли не в свободном падении.

— Эй, подожди! Осторожнее, девчонки! Не споткнитесь!

Даже Китамура помчался по ступенькам, догоняя девушек…

— Ты так и впрямь споткнёшься, не беги, ладно?

— Э? Когда это я спотыкалась?

Как только Тайга собралась рвануть за этой парочкой, Рюдзи ухватил её за шкирку. Не только потому, что она была недотёпой, но и потому, что она только что продемонстрировала, что страдает амнезией.

— Спускайся осторожно. На песке можно поскользнуться, так что ступай аккуратно.

Держа раздражённую Тайгу за локоть, он попробовал помочь ей медленно спуститься, но…

— Слишком близко, ты, сексуальный маньяк!

— Се… кто?!

— Сексуальный маньяк! Что ты себе воображаешь, извращенец?!

Воспользовавшись моментом его замешательства, она выдернула руку. Затем — «бах» — от души врезала Рюдзи по спине, отталкивая его…

— Ай!

Пока Рюдзи с трудом пытался удержаться, слетев на несколько ступенек, она приняла надменную позу. Затем зло посмотрела на Рюдзи сверху вниз своим пронзающим взглядом…

— Иди передо мной. Тогда, если случится невероятное и я упаду, ты остановишь меня своим телом. Только в этом случае я разрешаю тебе прикоснуться ко мне.

Она была на редкость бесцеремонна. Покрывшись холодным потом, ошарашенный Рюдзи стоял недвижимо.

— Т-ты до того невозможная… Просто язык отнимается. У меня чуть сердце не остановилось…

— Ты же сейчас говоришь, разве не так? Ты такой болтун… Заканчивай!

— Э?!

— Заткнись! Пасть захлопни!

Он был захвачен штормом оскорблений несдержанной девчонки.

Заметив, что обстановка там накаляется, Минори резко развернулась.

— О-о, Тайга и Такасу-кун в раж входят… Ай!

Посмеиваясь над этими двумя, кое на что намекая, она в величественной манере промахнулась мимо последней ступеньки. В результате зарылась физиономией прямо в пляж, разбросав руки по раскалённому песку.

— Горячо-о-о-о!

— Ми-Минори-тян, что с тобой?

Ами поспешно подбежала к ней, но…

— По-орядок! Просто трение и горячий песок немножко обожгли мне лицо!

Перекатившись вперёд и с улыбкой приняв позу победителя, она проигнорировала отпечаток человеческого тела, оставленный ею на песке, повернулась к деревянной веранде виллы и снова безудержно помчалась, выкрикивая что-то вроде «Плата за проезд!»

С другой стороны…

— Ох… Песок в сандалии набивается…

Когда Тайга наконец преодолела каменные ступени, осталось загадкой, куда подевалась её былая энергия и почему она стала такой робкой. Она остановилась, когда в её сандалии набился песок, и тщетно по очереди трясла обеими ногами.

— Если такое тебя беспокоит, ты не сможешь гулять по пляжу, так?

Сказал Рюдзи, шествуя перед ней, но она лишь бросила на него злой взгляд и пожаловалась, что песок горячий. Она просто не могла сделать очередной шаг. Раздражённый, он подумал «Что за упрямая девчонка. Я даже не знаю, что ещё можно сделать», когда…

— Что случилось, Айсака? Ты в порядке? Я помогу нести вещи.

— А…

Неожиданно появился Китамура и очень ловко подхватил большую сумку из её рук. Легко неся две сумки, он продемонстрировал неожиданно мускулистые руки…

— Тебе больно? Мы шли совсем недолго… Извини, что не предупредил.

Пристально вглядываясь в лицо Тайги, его большие глаза буквально переполнились заботой.

— Я… всё в порядке! Со мной всё хорошо!

— Правда? Ну, тогда пошли!

Он двинулся раньше Тайги, продолжавшей мотать головой, но вместо того, чтобы оставить её позади, пошёл медленной походкой, держа её в поле зрения.

Конечно, Тайга покраснела до кончиков ушей. С чем-то средним между улыбкой и гримасой боли на лице, она почти дрожала, сжимая зубы с такой силой, что лицо выглядело ввалившимся. Спина стала жёсткой как доска, правая рука двигалась синхронно с правой ногой, но она всё-таки начала двигаться.

Рюдзи интроспективно обдумал свои слабые места. Он не мог выказывать такую учтивую заботу девушкам, как Китамура, да и привлекательным телом не отличался. Если бы он относился к парням, которые такое умеют, он бы провернул то же самое с Минори. Если бы он мог просто спокойно подхватить сумку Минори, сказав что-то вроде «Лицо горит, да? Извини, что не смог защитить тебя, когда ты падала»… Но в реальности он мог лишь смотреть, как она падает, прекращает смеяться, снова встаёт и бежит дальше.

Это безнадёжно, я ничего не могу добиться, вот о чём он подумал. Он начал постепенно впадать в депрессию, когда…

— Здесь целый год никого не было, так что если не сделаем уборку, всё будет в пыли.

— Что-о?

Услышав, что сказала Ами, сбросив сумку на веранду, Рюдзи быстро посмотрел вверх.

— Т-ты сказала «уборка»?

Его жуткие глаза, даже в обычной ситуации выглядевшие грозно, разгорались огнём страсти. «Уборка — фу, это совсем не прельщает, да гори оно огнём»… нет, это и близко не было к тому, что он думал. На самом деле он любил уборку. Да, Рюдзи до невозможности любил убираться.

Возьмём, к примеру, пыльный пол. Ему нравилось, как половая тряпка чернеет после первого прохода. Или когда поверхности, не защищённые от влаги и оставленные на какое-то время, покрывались грязью и чёрной плесенью… Момент, когда он со средством от плесени в руках отправлялся на проверку, насколько всё поплохело за прошедшее время, тоже радовал его.

Загнать ёршик в загрязнившийся слив и выдрать оттуда накопившуюся грязь — этого было достаточно, чтобы заставить его подрагивать от наслаждения. После чистки нагревателя в ванной, где перестали расти красные дрожжи, момент, когда он задавался вопросом «Действительно ли чисто?» и слышал скрип под пальцами, проверяя это, был просто неотразим. Когда он видел чёрную плесень в трещинах, он говорил что-то вроде «Вот дерьмо, да сколько ж можно», но на лицо неудержимо наползала экстатическая улыбка.

Итак, он просто не мог не содержать дом в безукоризненном состоянии. Он поддерживал такую чистоту, что не стал бы колебаться, прикажи ему кто-нибудь лизать пол. Храня под рукой всё снаряжение, облегчающее уборку и чистку, он обожал расставлять всё в правильном порядке, так что мог постоянно поддерживать безукоризненную чистоту. И не спрашивайте, почему. Повсюду так — кто любит аниме, кто игры, кто музыку, кто-то даже полностью посвящает себя кумирам, так что есть и те, чья страсть — уборка.

Стоит ещё упомянуть тайное хобби Рюдзи — листать зарубежные журналы по дизайну интерьеров. Будь у него лишние деньги, он бы купил полный комплект этих роскошных тканей и холстов всех цветов. Его желание опробовать что-нибудь столь элегантное отчасти утолялось ежедневной помощью в работе по дому в шикарных апартаментах Тайги, но…

— Такой большой… Почти слишком большой…

Инстинктивно схватившись руками за лицо, как это делают молоденькие девушки, он с благоговением рассматривал виллу. Он действительно хотел вычистить этот особняк…

Это было то, что он ожидал от виллы неудачливого детектива из отдела убийств Рэйко Юдзуки. Здесь чувствовалась абсолютная правильность, в отличие от безвкусицы типичных японских нуворишей. Обстановка должна быть невероятно элегантной. И наверно, до сих пор вся покрыта пылью, ждущей Рюдзи.

— Эх, — вздохнул он, ставя сумку на деревянную веранду. — Хорошо… Если надо убраться, неважно, насколько всё здесь запущено, я займусь этим…

Возбуждённо бормоча про себя, он вытащил из сумки тряпку и палочки Такасу (в небольшом припадке безумия Рюдзи сделал их из деревянных палочек для еды и хлопковой ткани, на манер известного чистящего средства «Палочки Мацуи»).

Теперь, когда он был готов, он развернулся со словами «Ну, Кавасима, открой дверь и дай мне войти», но…

— Нет-нет, Ами, перед нами такой великолепный пляж, не говори ни о чём вроде уборки!

Э? Эти невероятные слова слетели с губ драгоценной Минори. Она ловко перемахнула через перила и приземлилась на песок пляжа…

— Ура! Море, море! Это море!…

Скинув туфли и носки, она помчалась к воде. Проигнорировала набегающие волны и зашла в воду по лодыжки.

— Йя, холодная! Ха-ха-ха, ну давайте, волны! Я не проиграю!

Среди плещущейся воды, сверкающей под летним солнцем, она встречала набегающие волны пинками. Беспрерывно улыбаясь, она крутилась и махала руками, крича «Эй, ребята-а! Скорее, давайте сюда-а!» Видя такую Минори, Ами скинула свои сандалии и закатала джинсы.

— Держу пари, это здорово! Я тоже бегу-у!

— Уборкой займёмся потом!

Даже Китамура разулся и побежал. «Ой!», «Как холодно!» — радостно кричали они…

— Эй, давайте, ребята! Нам надо сначала прибраться, верно?!

Раскольническая мольба Рюдзи мгновенно рассеялась в солёном воздухе. Подумав «Вот дерьмо», он повернулся к последней оставшейся на веранде, не умеющей плавать, которая, похоже, не проявляла никакого интереса к морю. Конечно, она осталась здесь.

— Эй, Тайга! Как я вижу, ты осталась здесь. Ты чувствуешь то же, что и я, хочешь сначала прибраться, вместо того, чтобы развлекаться в океане, верно?! Правильно, вдвоём мы можем поработать над нашим планом прямо сейчас, во время уборки.

Но стоило ему лишь шагнуть к ней, она отшатнулась как о прокажённого…

— Не-ет, не подходи ко мне!… Ты сейчас… У тебя было лицо извращенца.

— Э?…

— Отвратительно.

Её сузившиеся глаза наполнились презрением, Тайга холодно и надменно отвернулась, полностью игнорируя его. Скинув сандалии, она побежала к остальным, веселящимся у воды.

— О, а вот и она! Тайга, давай сюда! Здесь столько рыб!

— Эй, где? Я хочу посмотреть!… Ой, холодная!

— Не бойся, скоро привыкнешь!

Тайга, приподняв подол юбки и демонстрируя нижнюю половину снежно-белых ног, вошла в воду, держась за руку Минори. Единственный не примкнувший к остальным Рюдзи остался в полном одиночестве. Все радостно смеются. Похоже, им весело…

Хотя он всё ещё не мог совсем подавить своё стремление к уборке, не было никакого смысла оставаться в стороне. Не желая разрушать радостную атмосферу, Рюдзи нерешительно сошёл с веранды, постоянно оборачиваясь, чтобы посмотреть на виллу. Он дошёл до края беспокойного моря и, переминаясь с ноги на ногу, задумался, стоит ли снять ботинки, когда…

— Получай!

— Ай!

В лицо ударили холодные брызги. Он прочувствовал вкус соли на губах и в носу, глаза жгло. Ами тем временем хохотала.

— Давай, давай, Такасу-кун, поиграем вместе!

— Поиграем, говоришь… Фу на тебя!

— У-фу-фу, скорее, скорее!

Игнорируя тот факт, что он послал её, Ами своими прекрасными белыми руками безжалостно плескала водой в Рюдзи, который всё ещё был полностью одет. Хотя её улыбка была ласковой, как у ангела, а манящий голос напоминал мимолётный бриз…

— Давай, давай, давай!

Целясь брызгами точно ему в лицо, она демонстрировала свою переменчивую натуру и явно недобрые намерения.

— Проклятье… Хочешь получить?!

— Ой!…

В такой ситуации больше не было смысла сдерживаться. Он намеревался беспощадно отплатить ей вдвойне, но стоило лишь попытаться, как Ами со смехом отступила в море. Океанская пыль, сверкающая под летним солнцем, намочила края шорт Рюдзи раньше, чем он это заметил, а жаркое солнце обжигало его кожу.

— О-о, холодно! Холодно!

Смеясь и убегая, Ами закатала джинсы достаточно высоко, чтобы стали видны коленки. Если не брать её в расчёт, всё происходящее напоминало рекламу содовой или спортивного напитка. Плещущаяся у ног вода, общий смех — он начал чувствовать, что это действительно лето. Увяла даже его тяга к уборке. Поднимающиеся кучевые облака в голубом небе тоже добавляли летних ощущений.

Когда он осознал это, он уже гнался за Ами, громко хохоча. На его коже смешались пот и морская вода…

— Она действительно холодная! Бог мой, Такасу-кун — хулиган!

Однако…

— В самом деле — холодная? Прямо как это?

— Ай! Прекрати! Я… А?!

— Холодная как эти морские тараканы?

— О… Ой-ёй-ёй!!!

Незаметно для Рюдзи позади него появилась Тайга, вступившая в схватку с Ами вместо него. Сейчас она продолжала швырять в Ами морскими тараканами, в изобилии водящимися у ближайших камней. Белая майка Ами неожиданно вся оказалась в прилипшей живности.

— Чёртова коротышка, ты соображаешь, что делаешь?!

Выглядящая как Праджняпарамита, сердитая Ами начала швырять благоприобретённой живностью обратно в Тайгу.

— Заткнись и забирай своих тараканов, тупая Чихуахуа!

— Тебе они больше идут, коротышка!

Невероятно мерзкую схватку на этой во всех прочих отношениях приятной летней морской сцене прервало появление примирителя. Пока Рюдзи сжимался от страха и готовился драпануть, тем, кто не побоялся вмешаться, оказался…

— Послушайте, вы обе! Мы же так долго ждали этой поездки, что за драка!

…не кто иной, как Юсаку Китамура, настоящий староста класса. Однако, теперь морские тараканы, которыми девушки яростно швырялись друг в друга, прилипали к рубашке Китамуры, вставшего между ними, прямо на линии огня…

— Ай, эй, подождите… Вы не должны их трогать, верно?! Просто не верится… Я-я не могу сделать это, пожалуйста, снимите их с меня… Ами! Сними их, пожалуйста!

— Ни за что! Юсаку отвратителен! Не приближайся ко мне!

— Что?! Тогда ты, Айсака, сними их, пожалуйста!

— У… И-извини…

— Что за чёрт?! Вы не хотите снять их с меня?! Но вы же хватали их голыми руками всего секунду назад!

Он сказал правду, но видимо, когда за тобой гоняется парень, весь облепленный морскими тараканами — это поистине отвратительно. Рюдзи испытывал некоторое сочувствие, но даже просто посмотреть Китамуре в лицо — это было слишком, потому что они свисали даже с его очков…

Так что с криком «Ой!» две девушки, вплотную преследуемые очкариком, облепленным морскими тараканами, дружно помчались вдоль кромки воды. Похоже, они моментально нашли общий язык.

Затем…

— Ха-ха-ха, ну и потеха! Они и впрямь богатый урожай морских тараканов собрали!

— А-ага.

Захваченный врасплох Рюдзи неожиданно увидел широко улыбающееся лицо Минори. Она смотрела на бешено несущуюся троицу и улыбалась.

— Ну, на самом деле я сама поймала морской огурец…

— Чего?!

Она протянула руки, демонстрируя Рюдзи свежепойманную голотурию*. Он инстинктивно отшатнулся, но…

— Знаешь, вода, в которой живут морские огурцы, очень чистая. Они сами очищают воду. Кстати, они ещё и вкусные.

Минори была в хорошем настроении, разговаривала очень возбуждённо. Нелепо изобразив руками перекрещивающиеся кости, она бросила голотурию обратно в воду…

— Ха-ха-ха, теперь мои руки пахнут морем!

Обнюхав свои руки, Минори заулыбалась ещё веселее. Столкнувшись с бьющей через край живостью её беззаботного настроения, Рюдзи тоже начал улыбаться, но…

— …Кстати, Кусиэда…

— М-м?

Он не мог упустить из вида цель этой поездки. Надо использовать свой шанс и сделать всё возможное, чтобы продвинуться в реализации плана, вот о чём он думал.

— Вон там какая-то штука плавает, тебе не кажется, что она смахивает на человеческую голову?

— …!

На самом деле он указал на обычные водоросли, болтающиеся на поверхности воды. Но если присмотреться, они действительно смахивали на плывущую человеческую голову. Как бы то ни было, он имел дело с Минори, которая в итоге подключала собственное необузданное воображение и сама себя запугивала. Как он и ожидал, всё тело Минори начало покрываться гусиной кожей…

— Ух… Ой! Труп… Это труп! Эта вода, в которой гниют трупы… А-а-а!

Развернувшись, чтобы бежать, она потеряла равновесие и вцепилась в руку Рюдзи, навалившись на него всем весом. Ощущения от её пальцев и ладони оказались горячее, чем он мог ожидать…

— Э… Ты в порядке?

Он почувствовал, что может прямо сейчас умереть. От затылка по спине побежали мурашки. Он чувствовал… Нет, он чувствовал себя хорошо, действительно хорошо.

— Как я могу быть в порядке? Мы стоим в трупной воде!

Рядом с возбуждённым Рюдзи лицо Минори совершенно покраснело — она выглядела неподдельно напуганной. Хотя так бодро улыбалась всего за несколько мгновений до того. Естественно, он чувствовал себя виноватым, что так эгоистично возбудился…

— И-извини, что помянул нечто ужасное… Это просто водоросли.

Рюдзи признался, не задумываясь, но…

— Ой! Так это трупы водорослей!

Кувыркнувшись из своей неустойчивой позиции, она выкатилась на мокрый песок. «Значит, по её логике мясо, рыбу и всё прочее в супермаркете тоже можно рассматривать как трупы?» — подумал он, но, не давая ему возможности утешить её, Минори уже умчалась к веранде. Он заметил несколько шокированную Ами, наблюдавшую эту сцены со стороны.

Хотя план всё ещё находился на предварительном этапе, Минори уже глубоко залезла в ловушку.

Примечания

  1. трехдневный праздник поминовения усопших
  2. блюдо из пресного риса, слепленного в виде треугольной или круглой формы
  3. японская пшеничная лапша
  4. беспозвоночное животное типа иглокожих

Комментарии