Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 4. Прорыв линии противника

Часть 1

Словно муравьи, облепившие сахар.

Рой чёрных сикигами начал разъедать возвышающееся здание Академии Оммёдо.

Защищающий академию барьер ещё не исчез полностью, но уже практически не действовал. Сикигами, лишь испытывающие эффект «лага» при контакте с преградой, разбивали окна и один за другим проникали в здание.

Звуки бьющегося стекла, странный шум летающих монстров и крики учеников разносились по всей академии.

— …Да как… — простонала сикигами директора.

Она ставила на то, что барьер продержится до прибытия помощи или, по крайней мере, выиграет достаточно времени для отступления учеников в подвал. Директор не ожидала, что его уничтожат настолько легко.

— Ну что ж, простите за беспокойство, — сказав так, Доман поставил ногу на ступень. Придя в себя, кошка ловким движением отпрыгнула назад.

Двойные автоматические двери открылись снаружи.

Кошка остановилась перед внутренней дверью, и уставилась на старика, а шерсть на её спине встала дыбом. В небольшом пространстве между автоматическими дверями по обе стороны от прохода находились двое комаину.

— …Сикигами, освобождение! Альфа, Омега! Остановите его!

Одновременно с приказом директора по телам двух прислужников пробежал эффект «лага».

Первоначально «лаг» возникал, когда материализованный сикигами подвергался сильному физическому воздействию, и его материализация становилась «нестабильной». В этом аспекте, у механических сикигами, чьи тела являлись физическими сосудами, не имелось таких проблем. И, естественно, эффект «лага» не был с ним связан.

Но Альфа и Омега отличались. Они являлись механическими сикигами, но, честно говоря, в обычное время «маскировались».

— …Наш мастер.

— …Как прикажете.

Словно от электронных помех, тела двух комаину, покрытых свирепым эффектом «лага», треснули.

А затем, из-под «маскировки» каменных комаину появились сложно выполненные стальные статуи с множеством подвижных частей.

Их размеры полностью совпадали с размерами комаину, под которых маскировались. Но когда они с лязгом поднялись с пьедесталов, то в длину их тела оказались почти в два раза больше. После трансформации их стоило называть не комаину, а стальными доберманами. Стройные и свирепые, в их фигурах ощущалась красота и практичность.

Отполированные до блеска тела, на лбах которых были нарисованы пентаграммы. Они являлись настоящими сосудами двух механических сикигами — Альфы и Омеги.

Парочка выгнула свои тела и с лязгом спрыгнула с пьедесталов.

Кошка, оставив это место двум сикигами, прошла через внутренние автоматические двери.

А в следующий миг…

— …Хи-хи… — раздался смех Домана. И затем чудовищный порыв ветра ворвался в здание из-за спины старика.

Ветер оказался чёрным, словно в нём распылили тушь. К тому же, при касании рукой от него ощущалось тяжесть. Он больше походил на поток воды, чем на ветер.

Внешние автоматические двери разлетелись на кусочки, внутренние также были мгновенно снесены. Естественно, трёхцветная кошка не смогла сопротивляться этому порыву и с невероятной лёгкостью взлетела в воздух, словно танцующая на ветру листва. В мгновение ока её отбросило на пол дальней части холла.

Тем не менее, Альфа и Омега не сдвинулись.

Держась четырьмя лапами, они сопротивлялись чёрному шквалу. Сикигами обнажили клыки и прыгнули, устремившись к Доману.

— Хо, — счастливо пробормотал старик. В то же время перед ним возникли два они.

Словно нарисованные тушью карикатуры, эти чёрные демоны производили такое же впечатление, как и прежде выпущенные Доманом фамильяры. Они являлись защитными сикигами старика. Два демона с грохотом перехватили прыгнувших механических зверей и отбросили их вглубь холла.

Откинутые Альфа и Омега изогнулись в воздухе и приземлились на пол. Тем временем Доман с идущими перед ним они наконец ступил в академию.

Выглядя заинтересованным, старик уставился на Альфу с Омегой:

— …Этот сосуд. Внутри него выгравирована магия барьера. Точно такой же метод, что и у Бронированного Джаггернаута. Может ли так быть, что это работа Яко?

Ударившаяся о противоположную стену кошка, пошатываясь, поднялась и напряжённо уставилась на Домана.

Старик предположил верно. Первоначально сосуды Альфы и Омеги создал Яко, а позже директор наполнила их своей магической силой, приказав охранять Академию Оммёдо. Проще говоря, сами сосуды являлись творением Имперского Оммёдо.

— Хмм… ладно, если вспомнить предшественника Академии Оммёдо, то в этом нет ничего удивительного, — не дожидаясь ответа директора, с пониманием пробормотал Доман.

С другой стороны, Альфа с Омегой и пара они встали друг напротив друга в центре холла.

Судя по форме, защитные сикигами Домана не являлись прислужниками*, а вероятнее, были его собственными творениями. Однако по сравнению с сикигами, хлынувшими из багажника лимузина, эти двое обладали исключительно сильной магической энергией. Казалось, старик специально сделал их отличающимися от остальных, так как они сопровождали его в качестве защитников.

— Хоси! Я же сказала. Крыла ворона здесь нет! — снова выдавила директор. Доман без какого-либо энтузиазма посмотрел на кошку.

— Я тоже сказал, не так ли? Что собираюсь осмотреться сам. Бессмысленно спорить дальше. Это лишь испортит удовольствие.

От поведения старика шерсть кошки снова встала дыбом.

И тогда…

— Директор!

Четыре преподавателя быстро спускались по лестнице, ведущей на второй этаж.

Все они являлись учителями, ответственными за практические занятия, и возглавлял их Фудзивара. Когда он увидел разрушения на первом этаже и Домана с двумя они, то рефлекторно остановился и затаил дыхание.

Тем не менее, он быстро взял себя в руки и подбежал к Альфе с Омегой. Три других преподавателя тоже последовали за Фудзиварой.

— Задержите его. Оставляю это место вам…

— …Положитесь на нас. Мы не умрём здесь.

Они обменялись парой фраз, и кошка побежала к лестнице. Доман не спешил преследовать сикигами директора, осматривая только что прибывших учителей.

— …Асия Доман… Домахоси? — удостоверился Фудзивара с напряжённым выражением лица.

— В самом деле, — великодушно ответил старик, поочередно взглянув на каждого преподавателя, а затем обратился к Фудзиваре. — Вы кажетесь достаточно талантливыми. Тем не менее, я не вижу чего-то особенного. Вы сумеете развлечь меня?

— …Сделаем всё, что в наших силах. Хотя ваш визит оказался внезапным, мы также по-своему подготовились.

Фудзивара вытащил амулет и три других преподавателя заняли позиции для магического сражения.

Однако Доман, словно не замечая движений Фудзивары и остальных, повернулся к лестнице.

— Он…

— Что?

— Где одноногий парень? Почему он не показывается?

Удивление показалось на лице Фудзивары.

— …Вас это беспокоит?

— Ну, не то чтобы…

Доман запнулся, подбирая слова в ответ на осторожный вопрос Фудзивары.

Тем не менее…

— Ну да ладно. Мне надо кое-что найти, — сказав так, старик по какой-то причине внезапно развёл руки. Фудзивара с остальными сразу же насторожились, и двое учителей начали читать заклинания.

Однако Доман оказался быстрее.

Старик взмахнул рукавами косодэ. А затем из них, словно от трюка фокусника, вырвалось огромное число талисманов, заставлявшее усомниться в собственных глазах.

Прежде чем упасть на пол, талисманы превращались в сикигами, ловко танцуя в воздухе. Они выглядели так же, как и те, которые появились из багажника. Поток чёрных слуг в мгновение ока заполонил весь холл. Более того, хлынув в коридор, он устремился на верхний этаж по лестнице.

— У-у?!

Фудзивара с остальными сразу же развернули барьер, защищая себя. Но пока они ставили его, рой сикигами, сравнимый с тем, что вырвался из багажника, стремительно заявил о себе.

— Найдите Крыло ворона. Я же… немного повеселюсь.

Часть 2

Впавший в ступор Тэнма широко распахнул глаза.

Его взгляд застыл где-то в воздухе — там, где только что вылетевший из кармана листок засиял и активировал заклинание. С бледным лицом и плотно сжатыми губами парень пристально смотрел на эту точку.

В то же время окна столовой разбивались одно за другим, и чёрные сикигами влетали внутрь.

Они глупо хихикали и вели себя так, словно это место принадлежало им. Продолжая и дальше проникать в академию, сикигами прыгали на пол, опрокидывали столы и летали по столовой. И не только здесь. Вероятно, такие сцены разворачивались по всему зданию. Отовсюду раздавались испуганные вопли учеников и крики учителей.

«Барьер рухнул.

И более того, его уничтожил…»

— Вставайте! — воскликнул Тодзи. Тэнма съёжился от страха.

Сикигами, с которым они недавно говорили, спикировал с потолка. Он нацелился на Харутору. Парень приготовился защищаться.

— Мерзавец! — закричала Кон и запустила огненный шар в приближающегося монстра.

Лисье пламя попало ему в голову, и, завопив, противник скорчился в воздухе. Его туловище загорелось, и с каждым взмахом крыльев он разбрасывал искры. Воспользовавшись этим шансом, Харутора сразу же начал преобразовывать ауру.

Парень влил магическую энергию в сякудзё. Кольца, прикреплённые к навершию посоха, быстро завращались.

— Получай!

Харутора вонзил оружие в противника.

Всё тело сикигами замерцало «лагом», и он с шумом взорвался. А затем обгорелый талисман медленно опустился на пол.

— …П-получилось!

— Ещё не всё! Они продолжают прибывать. Отходим от окон и встаём в круг!

Чёрные сикигами продолжали вторгаться в столовую один за другим. Харутора, Нацуме, Кёко и Сузука сразу же последовали инструкции Тодзи.

Однако…

— Тэнма! Что ты делаешь?! — закричала Кёко, но тот не двигался.

Разум парня опустел. Он не мог понять текущую ситуацию. Нет, он отказывался понимать.

— Тэнма! Отходи! — воскликнул Харутора с бледным лицом. Позади Тэнмы раздался звук бьющегося стекла, отчего парень рефлекторно обернулся и увидел разбившего окно чёрного сикигами, приземлившегося за ним.

Его чудовищно нестабильный внешний вид напоминал монстра из кошмаров. Однако разум Тэнмы парализовало, и он не мог пошевелиться от сцены перед глазами.

— Хакуо!

Кёко призвала своего защитного сикигами. Фамильяр, напоминавший рыцаря в белых доспехах, был создан Агентством Оммёдо — «модель G2 Якша».

Хакуо материализовался перед собравшимся напасть на Тэнму сикигами и мгновенно взмахнул катаной. Разрезанного противника охватил лаг, отчего он перестал двигаться. В тот же миг Кёко подбежала к Тэнме, схватила его за руку и насильно подняла на ноги.

— Идиот! Что ты тормозишь? Пожалуйста, соберись!

Раненный сикигами испустил разгневанный крик и разорвал дистанцию с Якшей. Однако он не намеревался сбегать. Сикигами запрыгнул на стол и обнажил клыки, угрожая Хакуо и шестерым ученикам. Кёко призвала второго защитного сикигами — Кокуфу. Он встал рядом с Хакуо, приготовив свою нагинату*.

Харутора с остальными подвинулись, добавив Кёко с Тэнмой в круг.

— Тэнма-кун, ты ранен?

— Осторожнее, Тэнма! Сейчас было действительно опасно!

Нацуме быстро проверила состояние Тэнмы, а Харутора, продолжая наблюдать за окрестностями, нервным голосом отругал его. Услышав слова беспокоящейся за него парочки, парень, наконец, начал соображать.

Пока Кёко всё ещё держала его за руку…

— …Простите.

Извинения сами по себе вырвались из уст парня.

— Простите. Мне очень жаль. Это всё из-за меня… — бормотал побледневший Тэнма. Он не мог прямо взглянуть на своих друзей.

Причина разрушения барьера академии была предельно ясна. Тэнма даже не заметил, как пронёс амулет Домана — этот маленький клочок бумаги — внутрь здания. Как и сказал старик, барьеры обычно предназначены для защиты от нападения снаружи, и хрупки при атаке изнутри. Подготовленный Академией Оммёдо барьер против Домана оказался разрушен ошибкой Тэнмы.

И в результате всё пришло вот к этому.

— Что же делать? Из-за меня… я ничего не знал. Простите. Я, я…

Естественно, остальные пятеро тоже понимали причину уничтожения барьера. Отпустив руку, Кёко пробормотала: «Тэнма…»

Сочувствие в её голосе, казалось, пронзило грудь парня.

Жалкий. Чувство отвращение к самому себе, от которого хотелось умереть, накатывало на него, словно цунами.

Он прикладывал усилия, чтобы приносить пользу друзьям или по крайней мере не быть обузой, но, в конце концов, всё пришло к этому. И более того, эту ошибку уже не исправить. Сколько бы он не просил прощения и не извинялся, это будет бесполезно.

Он позволил врагу проникнуть в Академию Оммёдо.

Наверняка из-за произошедшего пострадают учителя и ученики. Но у Тэнмы не хватало силы, чтобы предотвратить всё это.

— …Простите.

Извинениями не решить проблему, но всё равно парень не мог не извиняться. Тэнма повторял их, словно в бреду.

Однако…

— Ха-а-а? Ты кем себя возомнил?

Сильно нахмурившись, Сузука выплюнула едкие слова.

— …Э?

Тэнма рефлекторно поднял голову.

Сузука даже не пыталась скрыть раздражение. Хотя она следила за окружавшими их сикигами, девушка бросила взгляд на Тэнму.

— Разве это не супер классический метод — уничтожить барьер изнутри, спрятав ловушку? И то, что в качестве пешки выбрали тебя — это просто случайность. Или, вернее будет сказать, что он установил ловушку, так как ты знаком с этими ребятами, да? В конце концов, они его цель. А ты просто идёшь в довесок. Честно говоря, ты слишком много о себе мнишь.

— Это…

В самом деле, сказанное ею казалось разумным. Противник не стал бы делать целью такую мелочь, как Тэнму. К тому же Доман сказал: «свой подарок я специально доверил тому, кто близок к Цучимикадо».

Однако именно его выбрали для ловушки, и это означало то, что Тэнма являлся слабым местом Харуторы и остальных. Хотя парень смутно осознавал ситуацию, он продолжал находиться вместе с ними. Тэнма не понимал своего положения — разве это не являлось доказательством избалованности? Не имея таланта, он не мог добиться хороших результатов.

Однако…

— Противник же D, верно? Я уже говорила много раз: он настолько силён, что в течение длительного времени переигрывал Мистических Следователей. Человек твоего уровня никак не смог бы заметить его. В самом деле, кем ты себя возомнил? Винить в этом себя — твоё нахальство не знает границ. Слушай, очкарик-кун, послушно отойди в сторонку и не мешай мне.

Сузука говорила безжалостно. Однако именно поэтому в её словах отсутствовали нотки сочувствия и утешения. Грубая и неприкрытая манера речи девушки сдула угрюмость Тэнмы.

Тодзи ухмыльнулся, глядя на ошеломлённого парня.

— …Дайрендзи права. В самом деле, мало кто бы заметил злую шутку Асии Домана. По крайней мере, я не уверен, что справился бы с этим.

— Да. Как и сказали Дайрендзи-сан и Тодзи. В первую очередь, мы тоже не увидели ловушку. По правде, хотя сегодняшним утром Альфа с Омегой проверяли учеников намного внимательнее, чем обычно, даже они не сумели найти амулет. Ответственность за произошедшее лежит не только на Тэнме-куне. Это неприятно, но наш противник искусен.

— Верно. В первую очередь, неприятности, которые доставляем мы с Нацуме, гораздо хуже. Но ты никогда не выказывал неприязнь и продолжал общаться с нами, да, Тэнма?

Тодзи, Нацуме и Харутора по очереди обратились к Тэнме.

Харутора же продолжил:

— В конце концов, мы ещё ученики. Все здесь неопытны, и потому, думаю, нам стоит объединить силы. Не так ли?

— …Харутора-кун.

Слова товарищей тронули парня. А затем Кёко хлопнула Тэнму по плечу.

— Эй! Ты же слышал? Оставь печаль и сожаление на потом. Ведь сейчас им тут не место.

— Да. Я полностью согласен с мнением Кёко, — ответил Тодзи, посматривая по сторонам.

В столовую уже вторглось не меньше десяти чёрных сикигами. К тому же, они нацелились на ребят, и вместо того, чтобы направиться в другие места, окружили их.

Харутора вновь приготовил сякудзё, а Кон развернула клинок лезвием вперёд. Кёко, со стоявшей перед ней парой защитных сикигами, Нацуме, Тодзи и Сузука смотрели на фамильяров Домана с серьёзными, или даже с бесстрашными выражениями лиц.

Следуя плану Тодзи, ребята встали спина к спине и сформировали круг, уставившись на врагов. Тэнма не считал, что его нахождение среди друзей хоть как-то им поможет.

Но…

— Простите… и спасибо.

Парень встал между Харуторой и Кёко, а затем развернулся, доверив спину товарищам.

Кольцо чёрных сикигами сжималось. Сейчас число врагов практически достигло двадцати.

Вскоре Тэнма встретился взглядом с одним из них. Монстр с ярко-красными глазами обнажил клыки и злобно посмеивался. Он брызгал слюной, пока насмешливо подпрыгивал.

«Вероятно, мне не победить такого врага. Наверное, в одиночку я не сумею ни отогнать его, ни защититься от него.

Но, по крайней мере, я больше не боюсь».

Он не мог дышать из-за огромного чувства беспомощности и вины, словно попал в трясину. Держа это в себе, Тэнма сфокусировался на сражение перед собой.

Сузука вновь бросила взгляд на парня и проверила, что все шестеро готовы действовать.

— …И?

— Что теперь будем делать? Неплохо бы расправится со всеми ними.

Сузука решила подтвердить общее согласие, нежели спрашивать каждого.

И затем:

— Нацуме. Тебе решать, — сразу же произнёс Тодзи. Та с удивлением посмотрела на него через плечо.

Тодзи не обернулся.

— В конце концов, сейчас ты ведущая фигура. Мы согласимся с твоим решением. Дайрендзи, тебе же это устроит?

— …Ха-а? Если мне не понравится, то я уйду одна. Мы отличаемся, мне и одной будет нормально.

— Вот как. Будешь сражаться с такой группой сикигами в одиночку? Даже если и не проиграешь, то это будет ужасным зрелищем, на которое не взглянешь без слёз.

— Эй! Ты слишком многого хочешь, бандана! Почему мои слова так исказились?!

— Всё в порядке, Сузука-тян. Никто тебя не выгонит.

— Что ты имела в виду под выгонит?! В первую очередь, я не ваш товарищ! Или вы в самом деле ни во что не ставите Двенадцать Небесных Генералов?! Нашу силу? Таких, как я, всего лишь дюжина в стране! — раздражённо заявила Сузука, и остальные ребята притворно вздохнули.

«…В некотором роде, это её талант», — радостно подумал Харутора. Сузука, казалось, действовала против своей воли, но они могли подшучивать над ней и это не стало бы проблемой, даже будучи окружёнными сикигами Асии Домана без возможности побега.

— Нацуме, полагаюсь на тебя.

Харутора тоже доверился Нацуме.

Девушка глубоко задумалась на несколько секунд, и затем:

— …По крайней мере, Асия Доман сказал, что не будет вовлекать в это остальных учеников. Другими словами, нам стоит беспокоиться только о самих себе, — произнесла Нацуме с серьёзным выражением лица, отчего Тодзи сразу же пошутил:

— Ну, в первую очередь мы и не можем позволить себе беспокоиться о других.

Противник чётко объявил своей «целью» именно их. Если бы здесь находился преподаватель, они могли попросить его о помощи. Но сейчас ребятам оставалось лишь сконцентрироваться на самообороне.

— …С другой стороны невозможно сражаться против D лишь собственными силами. Даже если барьер пал, у нас нет иного выбора, кроме как ждать помощи от Агентства Оммёдо.

— Ясно. Так будем защищаться здесь? Или стоит сбежать из академии?

На вопрос Харуторы Нацуме осторожно ответила:

— Нет… в данной ситуации невозможно сбежать, будучи незамеченным врагом. А если они заметят, то, вероятно, последуют за нами и нанесут ущерб городу. Нам следует избегать этого всеми силами.

— Решено. Остаёмся здесь, — произнёс Тодзи и утвердительно кивнул.

— Вероятно, это станет сражением на истощение, но мы не можем укрыться на поле магических тренировок в подвале. Тогда…

— А разве другие классы для практических занятий не свободны? В них также установлены барьеры, пускай и не настолько сильные, как на поле. Если укрыться там, то, по крайней мере, мы выиграем немного времени, — предложил Тэнма. Нацуме сразу же приняла мнение парня:

— Можно попробовать. В любом случае, противников слишком много. Мы просто выдохнемся, если будем сражаться с каждым из них.

— Верно. В конце концов, запасы наших амулетов тоже имеют пределы.

— Ага. Укроемся за барьером, сохраняя силы. А если его прорвут, то направимся в другой класс практических занятий. Максимально ограничивая затраты, мы будем понемногу выигрывать время.

На озвученный Нацуме план Кёко также согласно кивнула.

— Поняла. Тогда ближайший к нам — восьмой класс практических занятий.

— Ну, сначала нам придётся выбраться отсюда.

Тодзи слегка улыбнулся.

Незаметно для Харуторы и остальных количество окружавших их сикигами стало бесчисленным.

Хотя формами противники не походили друг на друга, они производили впечатление целого, словно ребят окружил «рой». Эта сцена напоминала не современное духовное бедствие, а больше походила на шествующее в ночи Хякки Яко периода Хэйан.

Нацуме глубоко вздохнула.

— …Все готовы? Во-первых, идём медленно. Ни в коем случае не отходим в сторону. Стараемся двигаться, не нарушая круг.

— Хорошо, Нацуме. В любом случае нам не стоит спешить.

— Да, как ты и сказал, Харутора. И ещё… Тодзи. Как долго ты сможешь поддерживать «трансформацию»?

— Сейчас — около десяти минут. Но если использовать её всерьёз, то не больше пяти.

— Ясно. Тогда держи её, пока не посчитаешь ситуацию опасной. В авангарде пойдут Харутора, Кон и я. Следом — Курахаси-сан и Тодзи. Курахаси-сан, поставь Хакуо с Кокуфу слева и справа от круга.

— Поняла!

— И последними будут Тэнма-кун с Дайрендзи-сан. Дайрендзи-сан, хотя ты и оказалась в конце…

— Ну же. В самом деле, как долго ты собираешься говорить? Одарённая-сама из Двенадцати Небесных Генералов внимательно посмотрит за всем со спины, — ответила Сузука, особо выделив «Двенадцать Небесных Генералов» и «Одарённую».

— Хорошо, — слегка улыбнулась Нацуме.

В соответствие с инструкциями девушки, они быстро поменялись местами. Сикигами всё ещё не делали свой ход, но их кольцо постепенно сжималось. Стоявшие ближе всего враги издавали странные звуки и царапали когтями пол, пытаясь напугать ребят.

«…Чёрт, нас словно заперли в клетке дикого зверя».

Руки парня, сжимавшие сякудзё, вспотели. Вытерев пот о край пиджака, он вновь сжал своё оружие.

— …Ладно. Тогда… пойдём, — тихо произнесла Нацуме. Ребята кивнули и начали осторожно двигаться.

Первая цель — дойти до выхода из столовой. А так как их стол находился у окна, ребятам придётся пройти почти всё помещение от начала до конца.

Окружавшие сикигами заметили движения Харуторы и остальных.

Их угрозы резко усилились, и они даже стали делать вид, будто нападают. Идущий впереди Харутора реагировал на каждое движение сикигами, беспокойно переводя навершие сякудзё с одного противника на другого. Неосознанно парень стиснул зубы до боли в висках.

Прежде у Харуторы промелькнула мысль, что их заперли в клетке дикого зверя, но сейчас эта ассоциация казалась очень уместной. Движения чёрных монстров напоминали действия стаи гиен, окруживших свою добычу. Выглядело так, словно они движутся разрозненно, но в действительности они действовали, как организованная группа, разделяя общий «ритм охоты».

И сейчас исполнялась лишь «увертюра*». Однако ребята кожей ощущали, что она стремительно приближалась к кульминации.

— …Эй. Скоро…

— …Да. Они начинают…

Харутора и Тодзи шепотом обменялись этими фразами.

Естественно, их разговор достиг ушей остальной четвёрки. Нервы ребят так взвинтились, что, казалось, можно было услышать, как кто-то из них сглатывает.

В таком тягучем времени ребята продолжали идти вперёд скользящими шагами. А поведение сикигами, напротив же, становилось всё более шумным и яростным.

И в конце концов равновесие нарушилось.

Противники перед Харуторой особенно громко заревели и рванулись на него.

— Они наступают!

Парень сделал выпад своим посохом, останавливая рывок сикигами. Кон в тот же миг взмахнула айкути* и отрезала ногу врагу.

Однако сикигами не дрогнул. Не обратив внимание на атаку Кон, он продолжил давить на сякудзё. Харутора спешно направил магическую энергию в оружие, создал магические лезвия вокруг колец на его навершие и порезал монстра.

Но даже так враг продолжал приближаться.

Харутора не знал, чувствуют ли боль эти чёрные сикигами. Тем не менее, на лице антропоморфного зверя, уставившегося на парня, не было ни капли боли. Хотя он и страдал от сильного лага, охота на добычу взволновала монстра.

— …Твою-ю ж… он?!

Харутора ещё больше усилил подачу магической энергии. Тогда же стоявшая рядом Нацуме взмахнула рукой и бросила амулет элемента металла во врага.

— Приказ!

Амулет превратился в острое лезвие и отрубил голову противнику. Ужасающий эффект лага охватил сикигами, и в конце концов монстр исчез.

Однако в то же время другие фамильяры продолжили атаку. Первый сикигами послужил искрой, вызывающей пожар, и остальные враги хлынули на ребят со всех сторон, словно накатывающие волны.

Тодзи, Кёко и Тэнма стали произносить заклинания в сторону сикигами. Они бросали амулеты и активировали магию одну за другой. Хакуо и Кокуфу тоже наносили удары катаной и нагинатой во всех направлениях.

Однако им не удавалось остановить врага.

Чёрные сикигами оказались сильны. Победить даже одного было «не так просто».

Они ускользали от лезвий Хакуо с Кокуфу или просто не беспокоились о полученном уроне, пробиваясь вперёд. Харутора, Тодзи и Тэнма с их уровнями техник могли лишь едва задержать врагов. Объединившись вместе, ребята отчаянно атаковали и, в конце концов, побеждали сикигами, но его место сразу же занимал другой. Хотя ребята предполагали длительный бой, они сражались во всю силу с самого начала. Казалось, что если они потеряют концентрацию хоть на мгновение, то их тут же сокрушат.

— Эй-эй! Эти ребята похожи на мелких сошек, но это совсем не так! — взмахнув сякудзё, воскликнул Харутора.

— Плохо! В таком темпе у нас скоро закончатся амулеты! — крикнул побледневший Тэнма и метнул талисман. У Нацуме же с Кёко не было времени даже на ответ. Они безостановочно читали заклинания и применяли магию. Кон, Хакуо и Кокуфу вне круга казались полностью окружёнными черными сикигами.

— Кон! Ты слишком отошла от нас!

— Х-Харутора-сама! Не беспокойтесь о Кон!..

Сколько бы лисичка не взмахивала своим айкути, они всё равно не продвигались вперёд. А из-за того, что враги и союзники находились рядом, она не могла необдуманно использовать лисий огонь. Но даже так, Кон отчаянно сражалась, не позволяя фамильярам приблизиться к Харуторе.

«Чёрт! Мы недооценили их, так как легко расправились с тем первым!»

Если подумать, то сикигами, через которого говорил Доман, весь разговор прикасался к барьеру академии, не обращая внимание на сильный эффект лага. Вероятно, за то время он получил приличный ущерб.

Тем не менее, внешне фамильяр никак не показал эти повреждения. Поэтому-то, из-за легкой победы Харуторы с Кон, они подсознательно недооценили врага.

К тому же, сейчас разница в числе стала слишком большой. Хотя у ребят ещё имелось много магической энергии, им просто не хватало рук. Речь уже не шла о продвижение к выходу, они могли лишь поддерживать круг, который теснило подавляющее количество врагов.

Нет, если всё так и продолжится, то вскоре они не сумеют даже этого.

— Чёрт! Это не тот случай, когда можно сдерживаться!

Не беспокоясь о брошенных амулетах, один из сикигами взмахнул когтями. Они пронеслись в опасной близости от сорвавшего бандану Тодзи.

Он намеревался снять печать с они, и Нацуме не планировала останавливать его. В первую очередь, у неё не было свободного времени, чтобы дать указание.

Но в тот миг:

— …Отбросьте их, — приказала Сузука.

В какой-то момент в руке девушки появилась книга. Писание в изысканном переплёте. Книга в руках Сузуки раскрылась сама собой, словно на неё подул ветер. Страницы одна за другой вырывались и взлетали в воздух, складывались, соединялись, взгромождались друг на друга, и быстро принимали «форму».

Возникшие существа напоминали различных диких зверей — изысканные оригами в настоящую величину. Более того, они двигались так энергично, словно в них вдохнули жизнь. Харутора невольно ахнул. Он видел их раньше. Это были уникальные сикигами, которыми управляла «Одарённая» Дайрендзи Сузука.

Призванные девушкой бумажные сикигами бросились на чёрных фамильяров Домана.

Численное преимущество врага подавили тем же. Бумажные звери прошли через образованный ребятами круг, выскочив через прорехи между ними, и — следуя приказу своего мастера — отбросили чёрных сикигами.

Готовое в любой момент распасться построение восстановилось, и военный потенциал обеих сторон внезапно стал сопоставим. Харутора с Тодзи однажды видели этих сикигами, а Нацуме, так или иначе, осознавала их истинную силу. Но Кёко с Тэнмой, впервые увидевшие таких слуг собственными глазами, с изумлением оглянулись на Сузуку. Настолько восхитительной оказалась магия «Одарённой». Переведя дыхание, Харутора воскликнул с улыбкой во весь рот:

— Невероятно! Невероятно, Сузука!

— Ха-а. И это с ограничениями.

— Как и ожидалось от Сузуки. Глядишь, влюблюсь в тебя.

— А-а?! Т-т-т-ты дурень?! Что за беспечные слова, идиот! — путанно закричала внезапно покрасневшая до ушей Сузука. К счастью, её сикигами действовали сами по себе, и не потревоженные паникой мастера они безразлично продолжали выполнять свою задачу.

Несмотря на её юный возраст и первоначальную работу исследователем, навыки одной из «Двенадцати Небесных Генералов» не являлись пустыми словами. Будучи врагом она ужасала, но став их союзником оказалась чрезвычайно надежной. Харутора восхищался ей.

«Вот как. Никогда бы не подумал, что наступит день, когда буду сражаться с ней плечом к плечу.

Бой с Сузукой на алтаре Имперского холма сейчас кажется таким далёким. Если подумать, с тех пор не прошло ещё и года. Расскажи бы кто-нибудь тогдашнему мне о нынешних событиях, я бы в жизни не поверил.

Нет, не только с Сузукой. Ладно ещё с Тодзи, но сражаться вместе с Кёко, Тэнмой и Нацуме… тогда я и представить этого не мог. Интересно, с кем я окажусь и что буду делать ещё через год?» — странные эмоции охватили Харутору, пока он, стоя плечом к плечу со своими одноклассниками, сражался против сикигами легендарного оммёдзи.

Тодзи не снял печать с они, но убрал бандану в карман формы.

— …Ясно. Ты ведь говорила, что «справишься в одиночку». Но Дайрендзи, твоя магическая сила действительно запечатана?

— Р-разве это не очевидно! К твоему сведению, сейчас я могу лишь это. Ты тоже немного потрудись! — произнесла Сузука со всё ещё красным лицом.

И правда, девушка призвала всего десять сикигами. Это казалось незначительным по сравнению с бушующим морем фамильяров, которое она показала прошлым летом.

Однако эта десятка сравняла их силы в бою против сикигами Домана. Для ребят, чьей целью было выиграть время, а не победить врагов, этот боевой потенциал оказался крайне приятен.

— Кстати, ты собираешься сражаться серьёзно? Безусловно, эти штуки даже в одиночку не то, к чему можно относиться пренебрежительно, так их здесь ещё и очень много. Но как «враги», они не достигают уровня «Бронированного Джаггернаута», верно?

Стоявшая в хвосте Сузука обернулась и уставилась на Нацуме во главе построения.

— …Да, — ответила Нацуме, смотря вперёд. Девушка забыла о том, что притворяется, и произнесла своим «настоящим» голосом:

— Спасибо, что привела в чувство. Выигранное время не будет иметь смысла, если нас одолеют. Прежде чем наши силы истощатся, мы должны укрыться за барьером.

Сузука, к которой она обратилась, выглядела удивлённой, а напрягшиеся Харутора с Тодзи пробормотали «идиотка». Кёко и Тэнма, не знавшие истинную личность Нацуме, выглядели так, словно не поверили собственным ушам.

Однако Нацуме не беспокоилась о реакции окружающих.

Она сосредоточила весь свой разум и:

— Сейчас я создам проход…. Приди, Хокуто!

Нацуме призвала сикигами. И в следующий миг перед ней — за спинами чёрных монстров, окруживших ребят — возникло золотое, ослепительное сияние.

Этот свет окутывала героическая аура. Фамильяры Домана изумлённо завопили, почувствовав её. С другой стороны, источник этого сияния внезапно расширился, превратившись в пояс золотого света, а затем сжался и явил свой истинный облик.

Дракон.

Около десяти метров в длину. На его голове было два рога и грива, а всё тело покрывала золотая чешуя. Это используемый Нацуме священный зверь семьи Цучимикадо — Хокуто.

Появившись, она выглядела изумлённой, словно говоря: «как тесно». Хотя столовая и казалась просторной, но всё же это замкнутое помещение. Особенно потолок, он не был слишком высоким. По правде, если бы Хокуто чуть-чуть подняла голову, то задела бы его рогами. Для дракона это помещение казалось слишком ограниченным.

Более того, в этом тесном пространстве находилась огромная группа сикигами Домана. Хокуто сжалась и выглядела так, словно хотела сказать: «Уа-а, невозможно…» Казалось, что от зловещей атмосферы чёрных сикигами дракон чувствовала себя плохо.

Однако, в отличие от внезапно потерявшего мотивацию сикигами, нынешняя Нацуме чем-то отличалась от себя обычной.

— Хокуто! Это приказ мастера! Разгони чёрных сикигами и проложи нам путь!

Голосом, заключавшим в себе величественную ауру, она приказала Хокуто.

Дракон испуганно вздрогнул, а затем поменял выражение на своей морде.

Это изменение оказалось настолько очевидно, что даже Харутора с остальными увидели его.

Паря у потолка столовой, Хокуто уставилась на сикигами Домана.

Дракон глубоко вдохнул, а затем громко заревел.

Воздух в помещении затрясся так сильно, что, казалось, мог разорваться. Этот рёв больше походил на ударную волну, чем на звук. Стоявшему рядом с Нацуме Харуторе показалось, что у него на мгновение остановилось сердце.

Более того, рёв Хокуто нёс в себе свирепый боевой дух дракона и ауру благородства. Лишь от этого эффект лага пробежал по телам сикигами Домана.

В тот же миг Хокуто атаковала.

Двигаясь ловко и проворно, она вообще не казалась громоздкой. Золотая чешуя ослепительно сияла, как будто просачивалась сквозь тесное помещение.

Недавно дракон издал громоподобный рёв, а теперь двигался, как молния.

«Уа-а-а!..»

От чудовищной силы у Харуторы перехватило дыхание. Хокуто моментально смела всех сикигами перед ними.

К тому же она клыками, когтями, хвостом — всем своим телом скашивала врагов, заполнивших пространство вне круга. От могущественного духовного давления, испускаемого драконом вблизи, ребят почти сдуло. Тэнма с криком упал, но тут же поднялся на ноги.

Так как Хокуто набрала слишком большой импульс, она впилась когтями в пол и потолок, прочертив длинные борозды перед остановкой. А затем напала вновь. Дракон рванулась к месту, где толпились чёрные сикигами и разбила всех противников.

Ребята ошеломлённо наблюдали за ней.

— Э-эта штука невероятна…

Харутора уже видел её силу, но сейчас Хокуто вела себя жестоко и смело. Крайне редко своенравный дракон сразу же выполнял приказы мастера. Даже Сузука, приложившая серьёзные усилия, чтобы воодушевить Нацуме, безмолвно стояла с широко распахнутыми глазами.

— Быстрее! Сейчас же уходим из столовой! — скомандовала Нацуме, бросившись к выходу первой. Ребята тоже пришли в себя и, сохраняя построение, последовали за ней.

Позади них дракон выступил в одиночку против бесчисленных врагов, показывая невероятную оживлённость. Если подумать, Хокуто впервые буйствовала в закрытом помещение. И если сикигами Домана являлись монстрами, то Хокуто походила на чудовище. Ребята даже не думали приближаться к ней. Напротив, Харутора и остальные уже практически не понимали убегают ли они от сикигами Домана или от Хокуто.

— Э-эй, она не перестаралась? Не слишком ли трясётся пол?!

Не сдерживаясь, дракон изгибала тело и буйствовала. Каждый раз, когда её рога задевали потолок, пыль осыпалась сверху, а когда хвост ударялся об пол, то ноги ребят подкашивались, словно от волн, почти как на аттракционах в парке развлечений. Пока Харутора произносил лишь эти слова, ему удалось три раза прикусить себе язык.

Каждый из сикигами был грозным противником, потому, вероятно, Хокуто не могла поддаваться. Казалось, что если всё так и продолжится, то к тому моменту, как враги будут уничтожены, от столовой тоже ничего не останется.

— Как мы будем это возмещать?!

— Бакатора! Беги уже.

Голос Тодзи раздался из-за спины. Харутора стиснул зубы и продолжил бежать.

А затем они покинули столовую.

Ребята вышли в коридор. Здесь также находились сикигами Домана. Но сейчас между ними и группой Харуторы имелось расстояние. Кон запустила лисий огонь, а Нацуме бросила амулет. Как только талисман элемента дерева связал горящего сикигами лозой, Харутора изо всех сил ударил врага своим посохом.

Сикигами врезался о стену и, находясь под сильным эффектом лага, рухнул на пол. Однако он всё ещё оставался материализован…

— Нам не нужно побеждать их! Сейчас мы должны избегать траты лишней энергии!

В соответствии со словами Нацуме, ребята понеслись по коридору. Чтобы пройти дальше, Кокуфу ударил нагинатой удерживаемого лозой сикигами, который попытался врезаться в них. Хакуо же сдерживал противника, появившегося с другой стороны. С помощью амулета Кёко создала защитную стену, препятствующую движению врагов, и ребята пробежали мимо.

Их цель — восьмой класс практических занятий — находилась ниже. И в нынешней ситуации они не могли воспользоваться лифтом.

Только лестницей.

Ведомые Нацуме ребята понеслись вниз по ступеням. Кон парила над ними, а следовавшие позади сикигами Сузуки прикрывали тыл.

Спустившись на один этаж, они вновь столкнулись с фамильярами Домана. Три врага. Когда один из них рванулся на ребят, Харутора сделал выпад сякудзё, и затем Кокуфу откинул противника. Однако двое других, словно поняв путь ребят, спустились на следующий этаж.

«Чёрт!»

Пара чёрных сикигами на лестничной площадке встали у них на пути. Харутора быстро обменялся взглядами с Нацуме.

— Приказ!

Одновременно с этим девушка бросила два амулета элемента воды, и созданный магией поток устремился к врагам. Харутора ударил испугавшихся противников посохом. Кон же атаковала их своим клинком Кативари. Тем не менее, черные сикигами устояли и вообще не сдвинулись с пути ребят.

Кокуфу заблокировал новую атаку врага, которого он отбросил прежде. Однако из-за узости лестницы Хакуо и сикигами Сузуки не могли выйти вперёд.

— Чёрт. Каждый из них так крепок!

Ребята прекратили продвигаться вперёд. Если это затянется, то враги вновь окружат их.

Но…

— Первая печать, очищение! — произнёс заклинание Тодзи. Первый уровень печати в его теле рассеялся, и в тот же миг присутствие подавляемого они возросло.

На его лбу, с которого парень снял бандану, проросла пара охваченных «лагом» рогов, а из-под дерзко улыбающихся губ показались острые клыки.

Хлынувшая из Тодзи демоническая аура покрыла его тело и кристаллизовалась, сформировав массивную броню. Мерцавший полупрозрачный доспех со шлемом. В теле парня был запечатан они, и сейчас Тодзи находился в виде живого духа.

Преобразившийся Тодзи перехватил нёсшихся на Харутору с Нацуме сикигами. Выскочив между друзьями, он развёл руки и схватил двух фамильяров за головы.

А в следующий миг…

— Уа-а-а-а!

Парень поднял боевой клич и оттеснил врагов. Тодзи понесся вниз до лестничной площадки и впечатал сикигами Домана в стену.

Трещины побежали по её поверхности. Эффект лага покрыл тела вдавленных в стену сикигами.

— Т-Тодзи?!

— …Всё в порядке. Мы сможем отдохнуть, когда доберёмся до барьера! — рявкнул Тодзи в ответ на крик Харуторы.

Хотя они и преодолели опасности столовой, ребята по-прежнему не могли мыслить оптимистично. Нацуме поджала губы и побежала вниз по ступеням. Харутора тоже быстро последовал за ней, и Тодзи, отбросивший врагов, сразу же вернулся в строй.

— Нацуме, поменяйся со мной. Для прорыва я подойду лучше.

— …Хорошо.

Вооружённый сякудзё Харутора более подходил идти впереди. Потому-то Тодзи решил поменяться местами с Нацуме. Девушка сразу же отшагнула назад, позволив занять освободившееся место.

С Харуторой и Тодзи впереди ребята миновали лестничную площадку и продолжили спускаться вниз.

По пути они столкнулись с несколькими черными сикигами, но Харутора останавливал их с помощью сякудзё, а трансформировавшийся в живого духа Тодзи отбрасывал врагов. Парень и так был невероятно силён в драках, но после превращения его мощь увеличивалась на порядок. По скорости и силе он превосходил обычного человека. В случае магического сражения всё было бы иначе, но сейчас, когда шёл практически рукопашный бой, навыки Тодзи могли полностью проявить себя.

— Тодзи! Не перенапрягайся!

— Не говори глупостей. Нельзя упустить такой ценный боевой опыт! — смеясь, ответил Тодзи на предупреждение Харуторы. Судя по его ответу, он по-прежнему оставался достаточно спокоен.

«…Но даже так!»

Тодзи сам сказал, что продержится меньше пяти минут. У них не было свободного времени. Харутора с остальными почти на максимальной скорости продолжали спускаться по лестнице.

Но когда они достигли площадки, от которой оставался один лестничный пролёт до их цели — восьмого класса практических занятий — летевшая над ними Кон внезапно распахнула глаза.

Она опустилась на ступени прямо перед ребятами и…

— !.. Нельзя, Харутора-сама! — крикнула Кон и отошла к ним. В миг, когда Харутора спросил её: «Что такое?!» — некое «присутствие» хлынуло снизу.

Чёрные сикигами Домана. Но в этот раз не один или два. Огромное количество заполонивших лестницу, стены и потолок монстров поднималось с нижнего этажа.

— Что?!

Даже Харутора с Тодзи застонали, остановившись на месте. Хотя ребята и не знали этого, но Доман выпустил этот рой сикигами после того, как вошёл в академию.

— …Тч! Харутора, одолжи мне его!

Тодзи мгновенно выхватил сякудзё из рук Харуторы.

Оставив друга позади, он в одиночку выскочил вперёд.

— Тодзи?!

— …Хватит ли этого?

Тодзи расположил сякудзё горизонтально и наполнил своей магической энергией.

Демоническая сила переполнила оружие, и посох растянулся, столкнувшись с приблизившимся роем чёрных сикигами.

— У-у-у… хо-о-о!

Держа сякудзё горизонтально, Тодзи остановил противников. Всё тело парня излучало зловещую демоническую ауру, а массивный доспех сотрясал свирепый лаг.

Однако…

— Не хватит…

Хотя лестница и была узкой, он не мог защититься одним сякудзё. Удерживаемые Тодзи противники стали трамплином, по которому карабкались напирающие сзади сикигами. Враги со стен и потолка прорвали защиту парня, и, казалось, что Тодзи вот-вот будет окружён ими.

— Тодзи!

— П-приказ!

Харутора крикнул, и Нацуме спешно бросила амулет. Однако, врагов уже было не удержать. Чёрные сикигами прошли мимо Тодзи, словно мутный поток.

«Плохо!»

Побледневший Харутора крепко сжал все имевшиеся у него защитные амулеты.

Но прежде чем он бросил их:

— Всем разойтись!

Понимавшая текущее положение Сузука вышла перед Кёко с Нацуме и оттолкнула Харутору в сторону, позволяя своим сикигами напасть.

Столкновение.

Лестница, на которой стояли ребята, сильно затряслась. Нацуме сразу же ухватилась за Харутору, который держался за перила.

В миг, когда чёрный рой столкнулся с бумажными сикигами, они остановились, испытывая эффект лага. Находчивость «Одарённой» помогла им в последний момент. Слуги Сузуки едва остановили пытавшихся окружить Тодзи противников.

Тем не менее, это оказалось лишь временным равенством. Сикигами Домана неслись вперёд один за другим. Так или иначе, разница в числе была слишком велика, и созданную Тодзи и фамильярами Сузуки «стену» могли отодвинуть в любой миг.

— Тодзи, ты в порядке?

— В порядке, спрашиваешь? Прости, но нет! — крикнул Тодзи в ответ Харуторе, изо всех сил упираясь ногами в пол.

— Прежде я сказал, что лучше подхожу для прорыва, но прорваться через этих ребят невозможно!..

Пока Тодзи говорил это, враг едва не переборол его, и парень быстро упёрся ногами. Его ступни уже погрузились в лестницу, а от укреплённого магической энергией сякудзё раздавался треск. Очевидно, что сейчас и речи не шло о том, чтобы прорваться. Парившая в воздухе Кон в панике присоединилась к их «стене», но её помощь выглядела, словно капля в море.

Нацуме плотно сжала губы.

— …Попробуем другой маршрут. Отступаем!

— Погоди, Нацуме… Если мы отступим необдуманно, то всё может стать даже хуже!

— Верно. Тогда… приди!

Нацуме посмотрела вверх. И затем, золотое сияние понеслось вниз по лестнице.

Хокуто. Она разобралась с врагами в столовой и затем последовала к своему мастеру.

— Хокуто! Останови атаку вражеских сикигами! Тодзи-кун, Дайрендзи-сан, освободите пространство для Хокуто!

— Хорошо.

— …Тч.

Тодзи напряг всё тело, а Сузука приказала своим сикигами. Кон также воодушевляюще крикнула.

Они всеми силами оттеснили врага и сразу же создали прореху в «стене». Нацуме направила Хокуто к этому отверстию, и дракон вклинилась в него.

Из всего тела Хокуто хлынула поразительная аура. Она уже не пыталась использовать клыки и когти, а разгоняла сикигами этой аурой. Дракон лишь изогнулась, и противники разлетелись во все стороны. Как будто прорывая яму в земле, Хокуто напала на рой врагов.

От её напористой атаки окрестности лестницы заходили ходуном, словно во время землетрясения. Ребята спешно укрылись на пролёте этажом выше.

Увидев, что напор фамильяров Домана ослаб, Тодзи доверил «стену» бумажным зверям Сузуки и отступил.

Он бросил сякудзё Харуторе, и прежде чем удостоверился в том, что друг поймал своё оружие:

— Нацуме. Что за другой маршрут?

— …Пожарная лестница, — с мрачным выражением лица ответила Нацуме. Поймавший посох Харутора изумлённо запротестовал:

— Это же невозможно?! Она узкая, слишком рискованно! Если упадёшь, то всё будет кончено!

— Однако у нас нет других путей.

Пожарную лестницу возвели вдоль внешней стены академии. Ребята не знали, остались ли снаружи вражеские сикигами, но на открытом пространстве можно будет более эффективно использовать Хокуто.

Тем не менее, и противникам станет легче атаковать ребят снаружи. К тому же, круговое построение в два ряда, которое они поддерживали на этой лестнице, будет трудно использовать на пожарной. По крайней мере, Хакуо с Кокуфу больше не смогут находиться на флангах. Более того, как и сказал Харутора, существовала опасность падения, а также имелась возможность того, что враги атакуют саму лестницу.

— А мы не можем пробиться вниз с помощью Хокуто?

— Невозможно. Сейчас я разделяю зрение с ней, и ниже по лестнице нас в самом деле захлестнут сикигами. Хокуто может привести их в замешательство, но полностью уничтожить не сумеет. И самое главное… даже ей не удаётся их сдерживать.

Как и сказала девушка, напор вражеских сикигами ослаб, но они по-прежнему поднимались по ступеням. Лишь благодаря Хокуто, «стена», созданная фамильярами Сузуки, останавливала их. Если противник решится на прорыв, то ему стоит приготовиться к значительному ущербу.

— В любом случае, давайте двигаться. Не похоже, что сикигами Сузуки-тян продержаться в одиночку, — предложила Кёко и сказала надувшейся Сузуке: — Прости.

Но в тот же миг:

— …Это голос Кёко-сан?

От внезапно раздавшегося голоса Кёко, как и все остальные, широко распахнула глаза. Он звучал тихо, но казался знакомым.

— Директор?

— Бабушка!

Это был голос директора Курахаси. Более того, он исходил с другой стороны «стены» — оттуда, где находились сикигами Домана и Хокуто.

— Не может быть, — пробормотал Харутора, и в следующее мгновение трёхцветная кошка выпрыгнула из прорехи в стене сикигами Сузуки.

Ребята недавно видели из столовой, как у главного входа в академию эта кошка — используемый директором сикигами — стояла напротив Домана.

— Слава богу! Все целы. Пожалуйста, сейчас же следуйте за мной! — быстро проговорив это, кошка миновала изумлённых ребят и со всей прытью побежала вверх по лестнице.

— Поторопитесь!

Она остановилась, повернула голову и сказала это, не давая времени на размышления. Ребята ошеломлённо стояли на месте.

— Э-э, пого… б-бабушка?!

— Директор! Но наверху!..

На вопросы растерявшейся Кёко и воскликнувшего Тэнмы директор не обратила внимания.

— …Нацуме.

Харутора доверил принимать решение девушке, взявшей на себя командование в данной ситуации.

— Давайте пойдём, — после секундного колебания заявила Нацуме. Казалось, она решила, что лучше последовать мнению директора, чем спускаться по опасной пожарной лестнице.

— Дайрендзи-сан. Твои сикигами…

— …Должны сдерживать врага, пока мы будем отступать.

— Да. Прошу тебя…. Ребята, следуем за сикигами директора. Однако поддерживаем построение и не расслабляемся! — сказала Нацуме и погналась за кошкой, возвращаясь тем же путём. Харутора с остальными кивнули друг другу и последовали за ней.

Их подъём по первоначальному пути сопровождало чувство напрасно потраченных усилий. Но к счастью, новых сикигами Домана на лестнице не оказалось. Вероятно из-за того, что здесь спускалась Хокуто. К тому же перила везде оказались сломаны, а стены и ступени покрывали трещины. Безусловно — здесь спускалась Хокуто.

— Смотрите под ноги! — предупредил всех Тодзи.

Когда ребята увидели хвост бегущей впереди кошки:

— Бабушка! — закричала Кёко. — Что случилось? Да что здесь происходит?

— …Нападение Асии Домана. Я поставила на то, что он не покажется здесь, но… крупно ошиблась. Я не достойна имени Читающей звёзды.

— Что… о чём ты? Пожалуйста, объясни.

— Конечно. Но потом.

Директор также выглядела торопившейся. Отвечая внучке, она продолжала изо всех сил нестись вперёд и следить за окрестностями.

Однако…

— Домахоси уже прорвался внутрь академии. Его сикигами заполонили нижние этажи.

— Значит мы бежим наверх? Но что мы будем делать после подъёма? У вас есть какой-то план?

Директор, продолжая бежать, ответила на вопрос Нацуме.

— Да. Пойдём на крышу.

— На крышу? В здание академии ведь можно подняться на крышу, да? — изумлённо спросил Харутора.

Лифты в здании ходили только до верхнего этажа. И более того, с момента поступления в академию Харутора ни разу не слышал разговоров о крыше. Тем не менее, директор вновь ответила:

— Верно. На верхнем этаже есть лестница. Всем, за исключением меня, туда запрещено подниматься, но… сейчас экстренная ситуация. Мы воспользуемся установленным там барьером.

Видимо, на крыше имелся барьер. С красным лицом Кёко пожаловалась:

— Сказала бы об этом раньше!

Казалось, что девушка тоже слышала об этом впервые.

Тем временем, ведомые кошкой ребята вернулись на верхний этаж, где находилась столовая.

После спуска и подъёма по лестнице на несколько этажей четверо из них, за исключением Харуторы и Тодзи, уже задыхались. Тем не менее, директор, напротив, ускорила темп и без остановок пронеслась по коридору.

— …Сюда!

Ребята, тяжело дыша, побежали за кошкой.

Перед ними снова появились сикигами Домана. Но кошка, ничуть не испугавшись, воспользовалась своим маленьким размером и проскользнула у противника под ногами.

Она не снизила скорость и продолжила бежать.

Казалось, словно её не волновали следовавшие позади ученики. Но, естественно, это было не так. Она подразумевала, что не нужно останавливаться для того, чтобы разобраться с такой помехой.

«Э-эй, не слишком ли это по-спартански?!»

Тем не менее, в соответствии с ожиданиями директора, ребята уже могли сражаться с несколькими сикигами без колебаний.

Лисий огонь Кон сдерживал стоявших на пути противников, а удары Тодзи и посоха Харуторы раскидывали их по сторонам. Следом Хакуо с Кокуфу на флангах не позволяли врагам приблизиться, и ребята пробегали дальше.

Когда же возникала опасность, Нацуме, Кёко, Тэнма и Сузука на всякий случай использовали амулеты. Так работало их построение. Незаметно для самих ребят, оно поддерживало координацию команды.

Кошка привела учеников в конец коридора, на первый взгляд выглядевший как тупик.

Однако…

— …Открыть проход! — воскликнула директор, и в стене сразу же появилась металлическая дверь. Харутора ахнул с широко распахнутыми глазами.

Вероятно, проход скрывала магия, и поэтому его никто не замечал.

— Замок уже открыт. Пожалуйста, толкни дверь.

Директор, наконец, остановилась и повернула голову назад. Поменявшись местами с кошкой, Харутора подбежал к двери и распахнул её. За ней находилась выглядевшая редко используемой лестница, ведущая наверх.

Едва дверь открылась, кошка сразу же скользнула внутрь и стала подниматься по ступеням. Так как это место было скрыто, то даже сикигами Домана не проникли туда. Ребята побежали по лестнице. Вскоре они увидели узкий потолок и ещё одну дверь, вероятно ведущую на крышу.

Когда Харутора поднялся, то распахнул её.

— Это место!..

Через открытую дверь парень вышел на крышу. Влажный от дождя воздух тут же окутал его тело.

Ползущие по полу трубы, открывшиеся его взгляду, создавали пространство, напоминавшее лабиринт, окружённый тонкой проволочной сеткой. Казалось, здесь находился огромный игровой городок. Кошка вновь побежала по сложному пути, и ребята с шумом погнались за ней. Но в таком узком окружении они не могли идти в два ряда, и в результате Харутора оказался ведущим.

Крыша состояла из двух участков. Один — напоминавшее лабиринт место для труб, где сейчас находились ребята. А другой — пространство, поднятое примерно на три метра вверх. Миновав узкую тропу, кошка стала карабкаться на верхнюю площадку по примитивной лестнице, напоминавшей стремянку. В следующий миг Харутора тоже добрался до основания лестницы.

Когда он поднял голову и посмотрел вверх, то не увидел ничего, кроме неба. Восстановив сбившееся дыхание, парень схватился за перила и быстро взобрался по лестнице.

Больше ничего не мешало его взгляду.

Широкое и ровное пространство расстилалось перед Харуторой. По краям отсутствовали защитные ограды, лишь стояла низкая стена, в лучшем случае достававшая до колен.

Рядом с академией не было высоких зданий. Поэтому-то вид отсюда казался таким хорошим, а ветер — сильным. Серые тучи быстро неслись над Харуторой. Они висели так низко, что, казалось, он смог бы докинуть до них мяч.

Однако на фоне пасмурного неба кружили чёрные сикигами Домана.

И не только сверху. Не меньше десяти стояли на крыше. Они остались от той группы, которая окружила академию в самом начале. Хотя порядочное число сикигами вторглось внутрь здания, выглядело так, что снаружи ожидало не так уж и мало противников.

Тем не менее, больше всего внимания Харуторы привлекли не чёрные сикигами, а часть приподнятого участка напротив места, где поднялся Харутора — на стороне фасада академии.

Там находился алтарь.

Каменная площадка, которую с четырёх сторон окружали тории. Чёрная на севере, синяя на востоке, красная на юге и белая на западе.

Харутора остановился.

Неожиданное дежавю нахлынуло на него.

«Это ведь?!»

Алтарь, находившийся за особняком главной семьи Цучимикадо на Имперском холме. Алтарь «Ритуала Тайзан Фукун».

Прошлым летом Харутора и Нацуме сражались с Сузукой на этом алтаре.

— …Он?!

«Т-такой же… да? Как и тот алтарь? Н-но почему он здесь?!»

Харутора пришёл в замешательство. Показывавшая дорогу кошка не обратила внимания на реакцию парня и со всех ног побежала к алтарю.

Следившая за вражескими сикигами Кон заметила состояние мастера. Она повернулась к нему и окликнула:

— Х-Харутора-сама?

Однако парень никак не мог отвести глаза от алтаря.

— Эй! Что ты делаешь?

Тодзи поднимался за остановившимся на лестнице Харуторой. Однако, когда парень увидел алтарь, то его выражение лица изменилось. Парень не был на месте той битвы, но знал об алтаре Имперского холма.

И тогда…

— Все сюда!

У алтаря возникла фигура и крикнула в сторону ребят. Именно этот голос они недавно слышали из уст кошки.

— …Директор Курахаси.

На каменной площадке алтаря находилась директор Курахаси, с которой ребята не могли связаться с самого утра. Харутора, наконец, пришёл в себя и с мрачным выражением лица поднялся на возвышенный участок. Взобравшаяся следом Нацуме также увидела алтарь и побледнела.

— Это!.. П-почему он здесь?

За потрясённой Нацуме поднялась Кёко. Облегчение промелькнуло на её лице, когда она увидела бабушку. Следом поднялся Тэнма, и последней — Сузука, которая тоже уставилась на алтарь с ошеломлённым видом.

Однако…

— !.. Дайрендзи-сан!

Тэнма тут же потянул окаменевшую Сузуку на себя. И в следующий миг когти черного сикигами пронеслись по месту, где она только что стояла.

Враг незаметно приблизился к ним, взобравшись по лестнице. Из-за оставшегося импульса Тэнма с Сузукой упали на пол.

Кёко спешно приказала Хакуо и Кокуфу сбросить вражеского сикигами вниз. Однако к ним приближался не только один противник. Ребята позволили врагу подойти близко, пока их взгляды были прикованы к алтарю.

— Быстрее! — снова крикнула директор. Харутора крепко стиснул зубы и повернулся к друзьям.

— …Вперёд. Побежали!

Услышав команду Харуторы, Тодзи резко поднял Тэнму и Сузуку на ноги.

— Чёрт!.. — выругалась Сузука и побежала к алтарю. Кёко, сдерживая своими защитными сикигами противников, тоже направилась к каменной площадке.

— Нацуме, — вновь поторопил Харутора, и девушка наконец побежала. Сикигами Домана напали снова, но ребята, остерегаясь быть разделёнными противником, неслись одной группой.

Они бежали к алтарю, где стояла директор.

И когда все шестеро достигли каменной площадки, директор вытащила круглое зеркало из-за пазухи.

Подняв его над головой, она произнесла заклинание:

— Закрой святилище, отгони зло — Печать небесного алтаря!

Божественная аура тут же хлынула из зеркала и закрутилась вихрем.

Словно откликаясь на эту ауру, каждая из четырёх тории, окружавших каменную площадку, слабо засияла соответствующим ей цветом: чёрным, синим, красным и белым. А затем из зеркала вырвался жёлтый свет.

Пять цветов заволокли алтарь, ярко вспыхнули и исчезли. Но после того, как этот свет пропал, сформировалась крепкая защитная стена — барьер. Директор слегка вздохнула и убрала зеркало за пазуху.

Казалось, что вражеские сикигами дрогнули от хлынувшего с алтаря света. Тем не менее, как только свет рассеялся, они начали собираться вокруг святилища.

Естественно, противники не могли пройти сквозь тории и даже приблизиться к ним. Они лишь наблюдали издалека, не предпринимая никаких агрессивных действий. По сравнению с барьером академии, которого сикигами Домана спокойно касались, хотя и не могли пробить, барьера алтаря они боялись — нет, это больше напоминало благоговейный страх.

— …Спаслись… — пробормотал Харутора и тяжело вздохнул.

А затем…

— …Отмена.

Позади него Тодзи болезненно прочитал заклинание и, словно рухнув, опустился на каменную площадку.

Покрывавший всё его тело массивный доспех исчез, и печать освобождённого они восстановилась. Лицо нахально улыбающегося парня показалось из-под шлема, но оно выглядело бледным и напряжённым. За короткий промежуток времени он измотался так сильно.

— Фух. Знал же, что всё так будет.

— Ты… я ведь говорил не перенапрягаться!

Если задуматься, то с момента снятия печати с они прошло намного больше пяти минут. Однако его близкий друг, не испытывая ни капли сожаления, пробормотал с беззаботным выражением лица:

— Настоящая битва — в самом деле лучшая тренировка.

И не только Тодзи. Кёко тоже почувствовала облегчение, завершив материализацию Хакуо и Кокуфу. Девушка, поддерживая призыв двух защитных сикигами, без конца использовала заклинания. Хотя она устала не так сильно, как Тодзи, капли пота стекали по её лицу.

Однако, укрывшись за барьером, расслабились лишь четверо: Харутора, Тодзи, Кёко и Тэнма.

— …Директор Курахаси, — с серьёзным выражением лица Нацуме потребовала ответа от директора. — Да… что здесь происходит? Это алтарь «Ритуала Тайзан Фукун», который передаётся в семье Цучимикадо! Почему он на крыше Академии Оммёдо?

Семья Курахаси являлась побочной ветвью Цучимикадо. Однако «Ритуал Тайзан Фукун» считался тайной церемонией, передаваемой из поколения в поколение главной семьёй. Даже Курахаси не имели отношения к данному ритуалу. Более того, нельзя было и подумать о том, что на крыше академии располагался алтарь.

Сузука тоже внимательно следила за реакцией директора. Резкое поведение этой парочки изумило Кёко.

Однако директор не только не отвечала на вопрос Нацуме, она даже не повернулась к ней.

Женщина смотрела в том направлении, откуда Харутора с остальными поднялись на крышу, и спокойно произнесла:

— …Я же сказала. Разговоры потом. К сожалению, мы всё ещё не «спаслись».

В самом деле, ребята лишь укрылись за барьером, и в текущей ситуации они не могли говорить, что «спаслись». По крайней мере, им нельзя расслабляться до тех пор, пока не прибудет помощь от Агентства Оммёдо и Бюро Экзорцистов.

Однако истинный смысл слов директора был другим.

Взобравшись на поднятую часть крыши, они больше не видели участка с трубами. И естественно, выхода на крышу.

Внезапно чудовищный звук удара прогремел от той двери. Ужасающий грохот, словно кто-то гнул, сминал и разрывал металл. К тому же он раздался не один, два или три раза. Ребята ошеломлённо повернулись в сторону двери.

А в следующий миг вместе с оглушительным звуком что-то выскочило из участка с трубами и взлетело намного выше поднятой площадки.

Это была дверь, ведущая на крышу. И следом хлынули чёрные сикигами, напоминая дым после взрыва. Харутора и остальные рефлекторно заняли оборонительные позиции.

— С той лестницы?

— Да. Кажется, они прорвались на крышу через академию, — спокойно согласился Тодзи с мнением Харуторы.

Когда ребята отказались от идеи спускаться вниз и вернулись, встреченные ими вражеские сикигами буквально заполонили лестницу. Ожидалось, что Хокуто уничтожит некую часть противников, а сикигами Сузуки всё ещё будут сдерживать их.

Но, видимо, кроме этих, Доман выпустил ещё сикигами. И они наконец добрались до крыши от первого этажа. Другими словами, это означало что старик получил полный контроль над зданием — по крайней мере, над его верхней частью.

А затем…

— …Я заставил вас ждать.

Шестеро ребят оцепенели.

«Этот голос… невозможно…?!»

Круглыми, словно блюдца, глазами ребята смотрели в сторону входа. Но с алтаря они могли видеть лишь окрестности поднятого участка, на который один за другим взбирались чёрные сикигами.

Казалось, словно духи умерших выползали из подземного мира. Но Харутора не отводил глаз от этой безнадежной сцены.

И вскоре…

Огромные пальцы зацепились за край площадки.

Как будто нарисованный чернилами они легко подпрыгнул на три метра. И не только он. Следом за ним поднялся и второй. Пара демонов приземлилась на приподнятый участок. Однако, настоящий ужас вызвали не эти двое.

На плече одного из демонов сидел старик в чёрных одеяниях.

Маленький, словно ребёнок. Его седые волосы походили на перья. Он носил кроваво-красные солнцезащитные очки и чёрное косодэ с чёрным хаори. А своим видом старик напоминал иссохший труп.

Легендарный оммёдзи, Асия Доман.

Доман легонько стукнул тростью по демону, который нёс его. Словно обращаясь с сокровищем, этот они почтительно опустил старика на крышу.

— !..

Потеряв дар речи, Харутора с остальными могли лишь пристально смотреть на него.

Доман заметил взгляды ребят и: «…Хо-хо…» — хрипло рассмеялся.

Они по обе стороны от Домана преклонили колено и уперлись кулаком одной руки в пол, приняв почтительный вид.

Смотря на ребят, старик произнёс в дружелюбной манере:

— Я заставил вас ждать.

И, повторив эту фразу вновь, продолжил:

— Как говорится, а вот и гвоздь программы. Всё нужные актёры в сборе. Отлично. Тогда давайте закончим начатое.

Часть 3

«…Он?!»

Находясь за барьером алтаря, Харутора пристально смотрел на старика в чёрном.

Асия Доман, оммёдзи, который по легендам мог потягаться в навыках с Абэ-но Сэймэем, основателем семьи Цучимикадо.

Хотя это их вторая встреча, в первый раз Доман не выходил из лимузина. Но несмотря на то, что он оставался внутри, ребята почувствовали его уникальность… нет, вернее будет сказать его странность.

И сейчас, когда они стояли друг на против друга, его уникальность и странность ощущались даже сильнее, чем в тот раз.

А самой большой неожиданностью оказался маленький рост. Стоя между демонов, в высоту которые практически достигали трёх метров, миниатюрный старик ещё больше напоминал ребёнка. Однако два грозных они сдерживали себя, походя на собак, послушно ожидавших команд мастера.

А самое главное — аура, окутывающая старика, казалась «необычной».

Харутора не мог объяснить, что именно необычного в ней ощущалось. Однако парень чувствовал странный дискомфорт от неё. Если назвать владельцев могущественных аур, с которыми сталкивался Харутора, то к ним можно причислить Когуре и Сузуку из Двенадцати Небесных Генералов, а также походившего на монстра экзорциста, Кагами Рэдзи. Но «тип» ауры Домана чем-то отличался от их.

— …Смещение в духовной фазе?.. — пробормотала Сузука.

— Что ты сказала? — спросил обернувшийся Харутора. Побледневшая Сузука напряжённо уставилась на старика.

С другой стороны, Доман беззаботно посмотрел на алтарь.

— Хмм. Небесный алтарь Цучимикадо, верно? Даже мне он не понятен, — пробормотал старик, поглаживая подбородок. — Не говоря уже о комаину на входе, я не ожидал, что «прототип» окажется здесь. Ясно. Никогда особо не задумывался, но… Академия Оммёдо значит…

Из-за сильного ветра на крыше бормотание Домана доносилось до ребят лишь кусками. Однако Харутора смутно понимал, что посмотри он с Доманом на одно и то же явление, то увиденное ими, вероятно, отличалось бы.

Алтарь «ритуала Тайзан Фукун» семьи Цучимикадо спрятали на крыше Академии Оммёдо. Что же отражалось в глазах Домана при виде этой сцены?

А затем…

— …И как? — обратилась директор к старику. Ребята тут же перевели свои взгляды на неё. — Вы нашли то, что искали, Хоси?

— Нет. К сожалению, всё ещё не нашел.

— Вы его не найдёте, сколько бы не искали. Как я и говорила прежде, сейчас его здесь нет.

— В таком случае где же он?

— Не знаю.

— Хо, хо. Ну, разве не стоило сказать, что он в Агентстве Оммёдо?

Доман ответил спокойно, без злобы и раздражения.

А затем…

— По правде, мои дела уже практически закончены. Ещё до прихода сюда, я доверил все поиски сикигами. Но просто ждать уныло, потому-то я и навестил вас.

— …Фудзивара-сэнсэй… Учителей, составивших вам компанию на первом этаже, не хватило, чтобы развеять ваше уныние?

— Хм? А-а, те люди. Ну да. Откровенно говоря, я устал видеть перед собой такую мелочь, да и развлекаться с ними скучно. Даже комаину лучше справились.

— …

— Хо-хо. Не делайте такое лицо. Не беспокойтесь, никто не умер, я просто оставил их лежать на полу…. Ах, но сосудам тех комаину ремонт уже не потребуется.

Харутора застонал, услышав спокойный ответ Домана.

«…Фудзивара-сэнсэй был?.. Более того, упомянутые им комаину — это Альфа с Омегой?»

Лишь вчера Фудзивара-сэнсэй проводил специальные тренировки ребятам. Харуторе не верилось, что Доман так легко сказал о сэнсэе «скучный».

Но если подумать, то это казалось естественным. Хотя Фудзивара прежде работал в Бюро Экзорцистов, Доман — D — являлся искусным практикующим, который долгое время водил Мистических Следователей за нос. Во время недавнего инцидента с Нуэ, он даже опередил находившихся поблизости Когуре и Кагами. А самое главное — сегодня этот старик в одиночку покорил Академию Оммёдо.

В первую очередь, если он «настоящий» Асия Доман, то не будет преувеличением сказать, что этот старик — один из сильнейших практикующих в истории. Казалось, он стоял на одном уровне с Цучимикадо Яко. Или даже превосходил.

Легендарный оммёдзи, Асия Доман.

Только после преследования несметным числом сикигами и укрытия за барьером ребята, наконец, смогли осознать, «каким человеком» был этот старик. Нет, они коснулись лишь фрагмента его огромной силы.

— Ну что ж, — радостно произнёс Доман. — У нас ещё осталось время. Как бы нам поиграть?

— …Чёрт!..

Харутора сразу же занял боевую стойку, но, по правде, ему хотелось сбежать отсюда со всех ног.

Парень не знал, как долго протянет барьер алтаря, но если его пробьют, то им придётся сражаться. Даже оставшиеся сикигами являлись сильными противниками, а если добавить к ним двух они и самого Домана, то Харутора вообще не представлял, как они будут сражаться. Другими словами, он не понимал, как им справится с подобной ситуацией.

— Нам остаётся только уповать на бога… — философски пробурчал Тодзи. В самом деле, в нынешней ситуации практически не имело смысла разрабатывать стратегию.

Однако…

— Нацуме-сан? Прошу, остановись.

— …Нет. Пожалуйста, позвольте мне сделать это!

Директор внезапно заговорила тихим голосом, и Нацуме шепотом ответила ей. Их разговор обескуражил Харутору. Однако в следующий миг парень осознал его значение.

С нижних этажей вновь раздался звон бьющегося стекла, повторявшийся долгим эхом. А следом звук некоего объекта, разрезавшего воздух с чудовищной скоростью, достиг ребят. И в момент, когда Харутора повернулся в сторону этого шума, пояс света взмыл высоко в небо от края крыши.

— Хокуто?!

Оставленный на лестнице сикигами Нацуме, Хокуто.

Паривший на большой высоте дракон изогнул своё длинное тело. Его золотая чешуя сияла, и божественная аура разливалась по окрестностям. Казалось, словно солнце взошло на пасмурном небе. Даже Доман удивлённо посмотрел вверх.

— Дракон Цучимикадо? Ясно. Неплохое развлечение.

Парившая в небесах Хокуто уставилась вниз на старика, хотя, казалось, не могла услышать его слов. Она отважно заревела и понеслась прямо на него. Пусть Харутора и понимал, что это сикигами Нацуме, от её силы у него невольно тряслись колени.

Однако Доман не беспокоился об атаке Хокуто. Ожидавшие по обе стороны от него они не уступали дракону по скорости реакции.

Демоны оттолкнулись от крыши и прыгнули наперерез атакующему дракону. Один из них выскочил перед Доманом, став его щитом, а другой, нацелившись на длинное тело Хокуто, рванулся к ней по диагонали. Выглядя неповоротливыми, в действительности они оказались проворными.

Однако Хокуто сразу же отреагировала на действия противников.

Проигнорировав вставшего на пути демона, защитника Домана, она развернулась в воздухе и атаковала мчавшегося к ней они. Несшийся фамильяр не мог уклониться или защититься от такого нападения и оказался зажат между челюстями дракона. Хокуто отреагировала молниеносно. А может, она с самого начала нацелилась не на Домана, а на охранявших его демонов.

Клыки дракона глубоко впились в плечо они. Хокуто тряхнула головой и бросила поражённого чудовищным лагом противника во второго демона.

Враги столкнулись и отлетели в сторону. Хокуто оттолкнулась лапами от воздуха и погналась за ними, желая нанести добивающий удар.

Демоны упали в угол крыши. Всё ещё окутанный эффектом лага, один из них не мог двигаться. Оттолкнув его, другой они поднялся, но Хокуто уже приблизилась прямо к врагам.

И пронеслась между ними.

Пролетая мимо, Хокуто расцарапала когтями лицо поднявшегося демона, отчего его огромное тело охватил лаг. Дракон вцепился в край крыши и мгновенно восстановил своё положение. Вытянувшись, она атаковала противников в третий раз. Это являлось доказательством того, что Хокуто признавала фамильяров Домана сильными противниками и желала расправиться с ними.

Её челюсти сомкнулись на одном из двух неспособных двигаться они, а затем Хокуто высоко подняла голову и когтями прижала другого противника к полу. Судя по глазам Харуторы, даже он понимал. Битва закончилась с подавляющим преимуществом.

— …Не…

«Невероятно!..»

Сегодня боевой дух Хокуто отличался от обычного. Но всё равно это слишком удивительно. Даже в сражении против Бронированного Джаггернаута и Нуэ, она не казалась такой «грозной», как сейчас. И причина этой разницы заключалась не только в Хокуто.

Но и в Нацуме.

Харутора взглянул на стоявшую рядом девушку. Она не заметила его взгляд, полностью сосредоточившись на драконе. На её величавом профиле отражалась невиданная доселе серьёзность.

Если подумать, то Нацуме являлась таким человеком, который не мог продемонстрировать свои настоящие возможности в трудное время. Она не умела справляться с сюрпризами и сразу же задумывалась о побеге, как только сталкивалась с неожиданной ситуацией.

Тем не менее, даже такая Нацуме постоянно накапливала боевой опыт, проходя через трудные сражения. Особенно сегодня, осознание того, что «это всё из-за меня», казалось, сыграло положительную роль. Сильное чувство ответственности Нацуме поддерживало её даже на поле боя.

Добровольно тренируясь каждый день, Харутора быстро совершенствовался. Тодзи, являвшийся таким же новичком, как и Харутора, также заметно прогрессировал.

Однако Нацуме не была исключением. Хотя она и не претерпевала таких значительных изменений, как парни, девушка тоже развивалась изо дня в день.

— …Дайрендзи-сан. Твои бумажные сикигами всё ещё в академии? — уставившись на Хокуто, спросила Нацуме. От внезапного вопроса Сузука слегка дрогнула и пробормотала:

— Э? О-они всё ещё внутри. Так как новых приказов не поступало, они остались на лестнице…

— Пожалуйста, призови их прямо сейчас. Вместе с Хокуто они задержат его. Если получится отвлечь внимание противника, то мы выиграем время… Курахаси-сан тоже, призови Хакуо и Кокуфу.

В отличие от готового сдаться Харуторы, его друг детства решила противостоять Доману. Величественная фигура Нацуме чётко отразилась в разуме парня.

— …Ну надо же, — с горечью произнёс Доман.

Глаза за красными солнцезащитными очками пристально уставились на дракона, сдерживающего двух демонов. Сила Хокуто превзошла даже ожидания Домана. В груди Харуторы засиял слабый луч надежды.

Но всё оказалось иначе.

Совсем не так.

— Какая жалость. Ты позволяешь дракону такого уровня «гулять на свободе»? — продолжил Доман с такой же горечью, как и прежде. Харутора не мог поверить собственным ушам.

— Нацуме-сан! Дематериализуй дракона! — быстро скомандовала директор. Сомнения с противоречиями невольно пронеслись по сердцу девушки. Но даже так она моментально приняла решение и попыталась исполнить приказ.

Тем не менее, уже было слишком поздно.

— …Ни в коем случае. Связать!

Как только Доман озвучил приказ, два они расплавились в вязкую массу. Очертания демонов, напоминавших рисунок тушью, разрушилось, как будто они вернулись в первоначальное состояние — чернила. Клыки дракона не зацепили ничего. Хокуто перепугано изогнулась. Но два демона не отставали от неё, и напоминавшая дёготь липкая жидкость наматывалась на убегающего дракона.

А затем связала и сковала.

— Хокуто-о?!

Обвитая Хокуто попыталась сбежать в небо. Но изменившиеся они сдерживали движения дракона, как будто пустили корни в крышу. Нацуме в панике пыталась дематериализовать дракона.

Но даже так:

— …А?! Материализация Хокуто не отменяется!

Сначала Харутора не понял смысла крика Нацуме.

— Это потому что её связь с нашим миром принудительно остановили. Плохо. Если всё так продолжится!.. — с мрачным видом произнесла директор и сформировала печать обеими руками.

Решительность проявилась на её лице.

— Правь всем, Конго Додзи — ом бисибиси каракара сибари совака!

Быстро прочитав заклинание, она направила сцепленные руки на Хокуто и выпустила магию сквозь барьер. Они, удерживающие дракона, на мгновение оторвались от её тела.

Но лишь на мгновение.

— Ах, — счастливо вздохнул Доман и сформировал знак меча* одной рукой. Когда же он взмахнул ей, целясь между Хокуто и директором, то оторвавшиеся демоны вновь прилипли к дракону.

Словно пойманная рыба, Хокуто извивалась на крыше. Она крутилась и свирепо размахивала лапами, но два они полностью подавили сопротивление дракона, словно мастера дзюдо, удерживающие противника.

— Хо-хо… ну как? Знаете, если всё так продолжится, то этот дракон станет моим сикигами? — посмеиваясь, сказал Доман. Кровь отхлынула от лица Нацуме.

По легендам, Асия Доман признал поражение, когда Абэ-но Сэймэй похитил его сикигами.

Но сейчас…

— Отнять духовного сикигами проблематично, и в обычной ситуации я не хотел бы заниматься этим, но дракон Цучимикадо даже моё сердце покорил. А если добавить сюда ещё и потомка Сэймэя, то всё становится намного интереснее, — напоминая ребёнка, радостно произнёс старик. В противоположность этому, мурашки пробежали по спинам ребят, и на лице Нацуме проступило отчаяние.

«…Это же ложь… Хокуто?!»

Она являлась главным козырем Харуторы и остальных. С чем бы не столкнулись ребята, пока Хокуто с ними, то они как-нибудь справились бы. В некотором смысле, священный зверь Цучимикадо «избаловал» их.

Дракон в мгновение стал бессильным. И более того, похищен врагом. Казалось, ничего не могло ударить по сердцам ребят сильнее.

«…Как же это плохо…»

Харутора плотно стиснул губы и распахнул глаза до такой степени, что, казалось, мог порвать уголки.

Разница в способностях. Разница в положении. При таком перевесе ребятам оставалось лишь сдаться. Он находился на абсолютно ином уровне.

Тодзи мрачно щёлкнул языком. У Кёко подкосились ноги, а Тэнма вовсе плюхнулся на каменную площадку. Даже Сузука пробормотала: «Не может быть…» — и утратила дар речи.

Сильный ветер завывал над крышей. Не желавшая сдаваться Хокуто по-прежнему буйствовала. Однако мастер «признал поражение» раньше схваченного дракона. И не только Нацуме. Харутора с остальными думали о том же.

Директор бессильно стиснула кулаки.

Однако…

— Нет, нет, Хоси. Старый человек не должен желать вещи детишек.

Этот лёгкий голос по какой-то причине достиг их даже среди завываний сильного ветра, словно само собой разумеющееся.

Ребята изумлённо подняли головы, отчаянно навострив уши.

А затем…

Раздалось глухое постукивание.

Стук, стук, стук, стук. От входа на крышу слышались чьи-то шаги.

— Хо-о, — произнёс Доман самым счастливым голосом с тех пор, как показался перед ребятами.

— Ах, боже мой. Такая лестница, позвольте хотя бы отдохнуть. У меня же протез вместо ноги.

От этих неизменных и таких привычных жалоб ребята, казалось, могли расплакаться.

Пока мужчина продолжал ворчать, до ребят донеслись звуки того, как он стал взбираться по лестнице. Когда показалась голова Отомо, то Доман, а затем и Харутора с остальными увидели на его лице горькую и вымученную улыбку.

— Ну… честно говоря, мне хочется вернуться. Директор, плата за сегодняшние сверхурочные будет же добавлена?

Услышав вопрос Отомо, директор Курахаси удовлетворённо улыбнулась и ответила:

— Отомо-сэнсэй? Разве сейчас не обеденный перерыв?

Примечания

  1. Прислужники — это боги, духи или животные, превращённые в сикигами
  2. Вики
  3. Музыкальное вступление к оперному, театральному представлению
  4. Вики
  5. Указательный и средний пальцы вытянуты вперёд, остальные прижаты к ладони

Комментарии