Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 3. Визит оммёдзи

Часть 1

Главный вход в Академию Оммёдо — двойные автоматические двери с небольшим пространством между ними, перед которыми находились несколько ступеней и широкая замощённая плиткой дорога.

Появившийся чёрный лимузин заехал на тротуар и беззвучно остановился перед лестницей.

Вскоре…

Задняя дверь машины открылась, и пожилой мужчина медленно вышел из неё.

Одетый в кимоно старик.

Невысокий рост и трость в руке. На нём — чёрное косодэ* и такого же цвета каори. И лишь солнечные очки оказались красного, словно кровь, цвета. А седые волосы, напоминавшие перья, были зачесаны назад.

Мужчина выглядел не просто невероятно старым, а скорее напоминал труп или мумию. На покрытом морщинами лице отсутствовало какое-либо выражение, и то, что он до сих пор жил и двигался, казалось практически невозможным.

Старик неспешно поднял голову и посмотрел на здание академии.

Возвышавшееся под пасмурным небом строение построили совсем недавно. Наружные стены покрывали гранитные панели. Тут и там виднелись алые вкрапления, улучшавшие внешний вид. И хотя здание возвели в современном стиле, оно производило впечатление величественного храма.

Кроме того, если «взглянуть» духовным зрением, то можно заметить магическую стену, охватывающую всю академию. Здесь существовал невидимый, но сильный барьер. Более того, на древней магии «виднелась» добавленная в спешке новая. Лишь по этому можно было предположить, что барьер усилили намеренно.

— …Ну что ж, — из сухих губ старика просочился неподходящий его внешнему виду юный голос.

И затем пара автоматических дверей открылась по порядку изнутри.

Из здания показался не человек, а трёхцветная кошка.

С высоко поднятым хвостом она величественно вышла из академии. Подойдя к короткой лестнице, она взглянула на мужчину.

В больших глазах животного отражался подозрительный старик.

— …Много лет прошло с нашей последней встречи, Домахоси*, — произнесла кошка. Этот голос принадлежал директору Курахаси. А трёхцветная кошка являлась используемой ею сикигами.

Старик, к которому обратились Домахоси — Асия Доман — безмятежно поприветствовал кошку.

— Уж не прежняя ли это глава семьи Курахаси? Вы сказали, что прошло много лет с нашей встречи… значит, мы встречались прежде?

— Да. Ещё когда я была ребёнком.

— Вот как. Вспомнил. Мико семьи Курахаси на стороне Яко.

Доман радостно кивнул. Однако эта радость отражалась только в его голосе, а выражение лица старика никак не изменилось.

— Значит, та девочка впоследствии стала «читающей звёзды Курахаси». Хи-хи. Не знал. Вот так люди. Тем не менее, — продолжил Доман. — Если позволите сказать, то это из-за Яко. Я прожил много лет и верил, что научился видеть людей насквозь, но читать того парня было невероятно трудно.

— …По этой причине вы и хотите наблюдать за судьбой каждого.

— Да. Глава академии понимает меня, — сказав так, Доман сдержанно захихикал.

Даже когда он смеялся, лицо старика не двигалось. Юный, наполненный эмоциями голос и внешний вид мертвеца вызывали гнетущее беспокойство.

— …Хоси, — вновь обратилась директор через сикигами. — Если вы согласны с моим мнением, то прошу вас уйти отсюда. В академии воспитываются будущие оммёдзи. Все ученики здесь — люди, чьё «будущее» заслуживает того, чтобы наблюдать за ним собственными глазами. Мне хотелось бы избежать ненужных беспорядков, — осторожно высказалась женщина.

Доман же, напротив, вновь слегка усмехнулся.

— Вот почему это интересно. Как бы сказать… для тех, кто пытается стать оммёдзи, непосредственная встреча с такой сущностью, как я, станет ценным опытом, не так ли?

— В ваших словах есть правда, но, в конце концов, они всё ещё неоперившиеся птенцы… им будет сложно выдержать взмахи огромных крыльев Хоси.

— Какая досада. В таком случае я покину вас, как закончу своё дело.

— …Дело?

— Не притворяйтесь. Вы же слышали о моей цели, «Крыле ворона» Яко. Мне хотелось бы позаимствовать его, — невероятно спокойно потребовал Доман.

Хвост кошки настороженно закачался.

— …В самом деле, я слышала, что Хоси желает «Крыло ворона». Однако причина мне не известна. Зачем вам оно?

— Ах. Честно говоря, его желаю не я, а мой сикигами.

Доман ответил так, словно это не имело значения, но кошка, услышав его слова, удивлённо дёрнула усами. Казалось, старика это позабавило:

— На это есть разные причины.

А затем, сикигами и Доман молча уставились друг на друга.

Напоминавший мертвеца старик, одетый во всё чёрное, и стоявшая напротив него напрягшаяся трёхцветная кошка. В некотором роде, это выглядело так, словно кошка пристально уставилась на невидимого для человеческих глаз призрака.

Однако этот чёрный дух находился в реальном мире, а не в потустороннем.

— Хоси. Позвольте сказать: сейчас «Крыло ворона» не в Академии Оммёдо.

— Хо. Вот как?

— Именно так.

— Ладно. Я с самого начала собирался искать сам.

— Хоси. Позвольте повторить, что здесь находятся лишь неоперившиеся птенцы. Ваши действия слишком беспричинны… нет, слишком грубы. Пожалуйста, воздержитесь от них, — резко произнесла директор.

Вероятно, это замечание перед лицом легендарного оммёдзи должно считаться отважным. Кошка не отводила глаз от Домана. Такого непреклонного и храброго отношения никак нельзя было ожидать от маленького животного.

Тем не менее, старик не показывал признаков беспокойства.

Он тихо засмеялся:

— …Ладно, «читающая звёзды Курахаси». Во время Яко вы были лишь маленькой девочкой. Хотя впоследствии и стали известной предсказательницей, мы больше никогда не виделись. Вы всё это время провели на посту директора?

От неожиданного вопроса кошка слегка тряхнула ушами.

— Действительно, но… к чему это?

— Нет, ни к чему. У вас странная манера речи. Не ошибусь, если у вас нет «полевого» опыта.

— Что вы имеете в виду? — вновь спросила директор. Доман же радостно пожал плечами.

— По крайней мере, тот одноногий парень под вашей опекой не стал бы так говорить. В мире, в котором мы живём, «вежливость» указывают на «навыки».

— Навыки?

— Именно. В древности сила создавалась благодаря взаимодействию людей с богами, а позже — людей с людьми. Потому «вежливость» — это формулы, способы и навыки для использования этой силы. Естественно, правила этикета и морали, о которых вы говорите, имеют те же самые корни. К сожалению, в моём мире «вежливость» используются в более примитивном виде. А «вежливость» ради «вежливости», не подкреплённые «навыками» — просто мольба. Или даже — грубость.

А затем Доман поднял трость в своей руке.

Напряжение охватило кошку. Старик сдержанно захихикал.

— И сейчас я не собираюсь быть «вежливым».

Сказав так, он внезапно отвёл свою трость назад.

Конец трости слегка ударил по багажнику всё ещё стоявшего за ним лимузина.

В тот же миг автомобиль содрогнулся, и багажник распахнулся, словно его с силой открыли изнутри. А затем оттуда хлынул чёрный поток, напоминавший извергающийся гейзер.

— У-у?!

Кошка рефлекторно отпрыгнула назад.

Взгляд сикигами последовал за вырвавшимся потоком, который, словно ракета, устремился в небеса. Вскоре его вершина достигла высоты здания академии, и он начал рассыпаться. Когда же кошка осознала суть этого потока, то вся её шерсть встала дыбом.

— Сикигами?! Это всё сикигами?

Напоминая столп из огромного роя насекомых, они шумно забирались вверх. Ужасающее количество. Ужасающая магическая сила.

С другой стороны, Доман вновь беззаботно направил трость на воскликнувшую кошку и заявил несерьёзным тоном:

— Вы не хотите подпускать меня к птенцам… тем не менее, если крылья птенцов сломаются от угрозы такого уровня, то, думаю, это моя обязанность, как старшего, сломать их, — не меняя тона, спокойно произнёс Доман. И в тот же миг его сикигами начали осаду академии.

— …Он тут!

Получив сообщение от директора Курахаси, бывший экзорцист, а ныне преподаватель, Фудзивара напрягся.

— …В самом деле, нам стоило отменить сегодняшние занятия.

Естественно, они рассматривали идею устроить выходной на сегодня. Но существовала вероятность того, что такие неестественные действия напротив привлекли бы внимание D, и, в конце концов, они не предприняли их. В любом случае, возможность его появления в академии была крайне мала.

Судя по результату, такое суждение оказалось ошибочным. Однако это не значило, что они будут просто стоять и смотреть.

Получив доклад директора, Фудзивара сразу же влетел в учительскую на втором этаже и обратился к присутствующим там преподавателям:

— Следуем утреннему распоряжению! Всем, начать эвакуацию учеников! Главный вход недоступен. Выводите учеников через запасной!

Они заранее разработали план на случай появления D у академии. Главным приоритетом являлась безопасность учеников, и потому сегодня вызвали даже учителей, работавших не весь день.

Среди них преподаватели, ответственные за практические занятия, отменили свои сегодняшние уроки и занялись проверкой оборудования, талисманов и амулетов. Они проводили приготовления к магическому сражению.

— Сейчас же свяжитесь с Агентством Оммёдо и Бюро Экзорцистов. На офис тоже напали, но, вероятно, это диверсия. Команда из филиала в Мэгуро сможет прибыть в ближайшее время!..

Кроме штаб-квартиры Бюро Экзорцистов имелись и филиалы в Синдзюку и Мэгуро. Используя свои связи с прежней работы, Фудзивара узнал, что сегодня большинство сотрудников Агентства Оммёдо разместили в главном здании в Акихабаре, но в филиалах всё же оставили минимальное количество людей.

«Вероятно, они не успеют, если выйдут из Акихабары. Но силы из Синдзюку и Мэгуро должны прийти на помощь вовремя. Тогда это будет гонкой со временем. Как долго Академия сможет продержаться?»

Однако…

— Фудзивара-сан! Снаружи! — воскликнул преподаватель у окна. Подбежав к нему, Фудзивара утратил дар речи. Странное существо, которое стоило назвать чёрным злым духом, парила за окном.

— Этот сикигами…?!

В тот же миг раздался звонок на мобильный Фудзивары от преподавателя, которого заранее отправили к запасному выходу, чтобы гарантировать безопасность прохода.

— Их здесь невероятно много! Они уже окружили запасной выход. Прорваться через них и обеспечить путь к отступлению будет крайне непросто!

Фудзивара стиснул зубы из-за отчёта коллеги.

Однако вражеские сикигами не вторгались в здание. Нет, они не могли этого из-за барьера академии.

Когда директор Курахаси разрабатывала меры противодействия, она приравнивала D к Национальному оммёдзи первого класса — более того, относилась к нему, как к независимому экзорцисту. По правде, способности D оставались неизвестны, но даже ему, безусловно, потребовалось бы некоторое время, чтобы разрушить барьер.

— …Ладно. Тогда переходим в осадное положение. Немедленно отведите учеников в подвал! На данный момент используйте поле магических тренировок в качестве убежища!

Хотя защита академии и могущественна, но барьер, установленный на поле магических тренировок, являлся одним из лучших в стране. И в случае нападения не было наиболее безопасного места, способного вместить в себя всех учеников.

— Поторопитесь! Вражеская атака ещё впереди!

Преподаватели, получив инструкции от Фудзивары, вылетели из учительской.

— …Послушай. Отомо-кун выходил на связь? — внезапно спросил Фудзивара сидевшего с ошеломлённым видом сотрудника. От неожиданного обращения тот подскочил, но сразу же ответил на заданный ему вопрос:

— Н-нет. О-Отомо-сэнсэй сегодня не появлялся в учительской…

— …Вот как.

Вчера Фудзивара и Отомо узнали от директора о возможном нападении D. После этого, Фудзивара сразу же начал готовить меры противодействия вместе с другими учителями практических занятий, но Отомо испарился и до сих пор не выходил на связь. Казалось, директор до некоторой степени понимала ситуацию, однако Фудзивара не знал, где тот сейчас находился и чем занимался.

Бывший экзорцист слышал, что прежде Отомо работал Мистическим Следователем и видел его превосходные навыки собственными глазами. В текущей ситуации он являлся наиболее ценным преподавателем, но…

— …Сейчас мы можем лишь сконцентрироваться на том, что перед нами.

Фудзивара напрягся и вместе с оставшимися учителями покинул комнату.

Часть 2

Всё тело Харуторы покрылось мурашками.

«Это же!.. Н-нет… но-о… почему он?!»

Перед академией спокойно остановился лимузин. Парень помнил его. Он не мог забыть. Харутора так пристально смотрел вниз, что его шея напряглась, но он не мог отвести взгляд.

Вскоре с заднего сиденья чёрного лимузина на дорогу вышел старик в чёрном кимоно. Теперь парень не сомневался.

— …Асия Доман…

Сидевшая рядом Нацуме услышала его и:

— Э? Харутора?

Сказав это, девушка заметила выражение лица друга детства и невольно наклонилась вперед. Она проследила за взглядом парня и… ошеломлённо распахнула глаза.

— Нацуме-кун?

— А? Что случилось?

Тэнма заметил их поведение, и Кёко удивлённо остановила свои палочки для еды. Тодзи, сидевший напротив Харуторы — и также у окна — торопливо бросил взгляд в направлении, куда смотрела парочка.

В тот же миг всё его тело напряглось.

— …Он! В тот раз…?!

— Ха-а? Что вы так внезапно. Приехала какая-то знаменитость? — спросила Сузука с притворным равнодушием, но Тодзи проигнорировал её.

Харутора и Нацуме точно также всё ещё смотрели вниз:

— Мы столкнулись с ним во время инцидента с Нуэ. Старик в чёрном лимузине, назвавший себя Асией Доманом.

В тот же миг Сузука, Кёко и Тэнма остолбенели.

А затем они, словно подпрыгнув, встали со своих мест и бросились к окну, через которое смотрели Харутора с остальными.

Выражение лица Сузуки изменилось.

— Эй, погодите! Это тот, о ком вы говорили прежде? D?!

— Это он.

— Уверен?

— ...Точно сказать не могу, так как не вижу его лица, но…

Смотря вниз прищуренными глазами, Тодзи неясно пробормотал осторожные слова.

Но…

«Нет. Не так. Именно его мы встретили в тот раз», — думал Харутора, будучи почти полностью уверенным в этом.

Растерянность показалась на лице Тэнмы:

— Н-но… почему?! Зачем этот человек пришёл в Академию Оммёдо? Не может же он быть знакомым директора?

— Дурак. Как такое возможно. Бабушка тоже спрашивала Нацуме-куна и остальных о встрече с D, верно? Будь они знакомыми, то давно бы…

— Погоди, Курахаси-сан. Это же… сикигами директора? — сказала Нацуме, прервав кричащую на Тэнму Кёко. Девушка торопливо посмотрела в окно снова.

Старик в кимоно всё ещё стоял у припарковавшегося перед главным входом лимузина, не поднимаясь по ступеням. И если присмотреться, то на верхней площадке лестницы можно было увидеть маленький силуэт.

Кошка.

Безусловно, это трёхцветная кошка — используемый директором сикигами.

— Бабушка? — ошеломлённо произнесла Кёко. А в следующий миг, старик отвёл за спину палку в руке — вероятно, трость — и стукнул по лимузину.

Багажник автомобиля распахнулся.

Нечто чёрное, словно тень, хлынуло оттуда. Как будто забираясь по стене академии, поток быстро поднимался в небо и приближался к ребятам. Испугавшись, Харутора с остальными воскликнули и отшатнулись от окна.

— Харутора-сама! — пронзительно закричала Кон, материализовавшись между окном и парнем.

И сразу же после чёрный поток промчался перед их глазами лишь в метре от поверхности здания. Увидев его, Кёко закричала, да и Харуторе захотелось того же.

— М-монстр?!

— Сикигами! — в ответ крикнула Нацуме. Поток состоял из роя монстров, переплетённых друг с другом.

Они двигались на высокой скорости, но казалось, что их формы отличались. Однако у них имелся общий признак — чёрные тела. Они не были абсолютно чёрными, а имели полутона, словно окрашенные тушью.

И лишь те части, которые напоминали глаза, горели красным, словно налитые кровью.

Крики раздались от столиков позади ребят. Видимо, ученики в столовой заметили необычное явления за окном. Помещение заполнили вопли, звуки отталкиваемых стульев и падающих на пол столовых приборов. Некоторые даже в панике вытащили амулеты, но…

— Стойте! Не используйте их здесь! — сразу же выкрикнула Нацуме. Вытащившие амулеты ученики испуганно остановились.

— Барьер академии уже работает. Если вы безрассудно атакуете изнутри, то лишь повредите его.

От напоминания девушки все без исключения ученики тут же взяли себя в руки. Ребята сконцентрировали своё внимание на движениях сикигами за окном.

В то же время действия фамильяров снаружи изменились. Рвавшаяся в небо прямая линия освободилась от сжатого состояния и стала разлетаться повсюду. Из окна столовой ребята не видели всей картины, но казалось, что сикигами пытались окружить здание академии.

Тем не менее…

— …Безусловно. Кажется, что эти ребята не смогут войти.

Тодзи, хотя и занял боевую стойку, спокойно наблюдал за врагом. И на его слова Нацуме согласно кивнула.

— У академии высокоуровневый барьер. К тому же его сегодня усилили. Легко пройти сквозь такое не получится.

— …Но если это и правда D, то сейчас не тот случай, чтобы не тревожиться, верно? — предупредила Сузука, по-прежнему смотря в окно. На её губах сияла бесстрашная улыбка, но выражение лица оставалось напряжённым. — Мистические Следователи ни разу не сумели поймать этого оммёдзи за хвост. К тому же, как вы говорите, ему даже удалось сбить с толку Когуре и Кагами, да? Начнём с того, что он явно необычный человек, раз способен использовать так много сикигами одновременно. Не знаю, насколько силён здешний барьер, но козырем противника не обязательно являются лишь эти монстры.

Хотя её квалификацию и приостановили, Сузука являлась Национальным оммёдзи первого класса. Произнесённые девушкой слова лишь усилили чувство опасности.

В первую очередь, Доман пришёл сюда средь бела дня. Лишь это говорило о его абсолютной самоуверенности.

— Чёрт. Да что творится?

— Кто знает?!

— Агентство Оммёдо атаковали, верно же?

— Может это… связано?

Все ученики задавали друг другу вопросы. Но даже столкнувшись с неожиданной ситуацией, они не ударились в панику — как и ожидалось от учеников Академии Оммёдо. Тем не менее то, что их вопросы оставались без ответов, являлось доказательством отчаянных попыток ребят сохранить спокойствие. В самом деле, многие первогодки опустились на пол и заплакали, а некоторые стали протискиваться к выходу, убегая из столовой.

— Х-Х-Харутора-сама!.. Приказывайте!

— Погоди. Не действуй опрометчиво, Кон.

Отдав команду сикигами, Харутора стиснул зубы. Он также не знал, что стоило делать.

Для начала, он протянул руку к прислоненному рядом сякудзё. Без оружия в руках его беспокойство, вероятно, возросло бы.

«…Чёрт. Зачем он здесь? Не может же быть…»

Харутора кинул взгляд на Нацуме. Побледнев, девушка пристально смотрела в окно.

— П-преподаватели же… должны были заметить, да? — произнёс не кто иной, как Тэнма. Казалось, он старался изо всех сил, чтобы его голос не дрожал.

Однако сразу после бормотания парня несколько преподавателей примчались в столовую. По напряжённым лицам учеников пронеслось облегчение.

— Всем слышно? Прямо сейчас неизвестный оммёдзи напал на Академию Оммёдо!

— Мы немедленно начинаем эвакуацию! Все ученики, пожалуйста, идите на поле магических тренировок. Всё в порядке, барьер защитит академию! Держите себя в руках, не паникуйте и действуйте организованно!

Выражение лиц учителей изменились, но они говорили, сохраняя спокойствие. Вероятно, причиной их утреннего поведения и укрепления барьера являлось то, что они уже ожидали нападения Домана на академию.

От слов преподавателей Харутора сглотнул.

— Идти на поле магических тренировок… м-мы не сбегаем?

— Сикигами окружили здание. Думаю, нам не сбежать.

После слов Тодзи Кёко понимающе пробормотала:

— Вот как. Кажется они решили сделать убежище за барьером арены. Действительно, если мы будем там…

Должно быть защита академии продержится достаточно для эвакуации учеников и выиграет им время, чтобы они успели укрыться на поле магических тренировок — такой вот двухступенчатый план.

— Н-но… в таком случае мы, напротив, окажемся в ловушке!

— Ты слишком паникуешь, очкарик-кун. Безусловно, они уже связались с Агентством Оммёдо и Бюро Экзорцистов. Полагаю идея учителей — держать осаду и ждать помощи.

— Ну, кажется, и на тех, и на других тоже напали. Их действительно загрузили.

Преподаватели вели учеников и одновременно забегали в другие классы. Уже увидевшие роящихся сикигами юноши и девушки беспрекословно следовали командам. В частности, третьекурсники кричали на своих кохаев, воодушевляя их, и полностью выполняли приказы учителей.

— Д-давайте тоже пойдём побыстрее!

— …Верно. Если нам не сбежать из здания, то, в самом деле, там будет безопаснее всего.

Тэнма с Кёко подгоняли четверых друзей.

Тодзи также не возражал. Возможно он и хотел посмотреть на ситуацию чуть подольше, но сейчас они находились в чрезвычайном положении. Если бы он нарушил их совместные действия, то это могло привести к непоправимым последствиям. Даже Сузука, всё ещё смотревшая в окно, собралась безропотно последовать за Кёко.

Однако…

— …Постойте. Я… не пойду, — произнесла Нацуме. Когда Харутора удивлённо посмотрел на неё, побледневшая девушка опустила взгляд и закусила губу.

— Э-эй, Нацуме?

— Не могу. Если я укроюсь со всеми на поле магических тренировок, то оно может стать целью противника, — сказав так, Нацуме с беспокойством посмотрела Харуторе в глаза. — Подумай. Сейчас напали не только на академию, но и на Агентство Оммёдо. Невообразимо, что эти две атаки в одно и то же время никак не связаны между собой. Более того, будет естественно предположить, что это действия не «одного и того же преступника», а «нескольких преступников».

— О… о чём ты?

— Не понял? Считается, что Асия Доман — оммёдзи, известный как D — имеет связи с Двурогим синдикатом, верно? В таком случае сегодняшние нападения с большой вероятностью могут оказаться работой Двурогого синдиката, другими словами, работой фанатиков Яко. И если это правда… их цель — я, — хриплым голосом произнесла Нацуме.

Безусловно, в словах девушки была некоторая правда. Ведь если бы её предположение оказалось верным, то она могла бы вовлечь других учеников в свои проблемы, пойдя вместе с ними в убежище. Хотя Харутора недавно воскликнул «не беспокойся об этом», его слова не могли сразу же отбросить тревогу девушки.

— Погоди, Нацуме-кун. Разве Тодзи не говорил недавно? Если бы Нацуме-кун был целью врага, то бабушка давно бы лично предупредила тебя.

— Нет, Курахаси-сан. Хотя я рад твоим словам, но, возможно, директор не способна разглядеть истинные намерения Асии Домана. И пока вероятность этого не равна нулю, то мне нельзя надеяться на лучшее. Я просто не могу подвергать всех опасности, — ясно заявила Нацуме всё ещё пытавшейся переубедить её Кёко.

По лицу Нацуме сразу становилось понятно, что она не уступит. Даже Кёко не смела продолжать.

Тодзи усмехнулся, а Сузука хмыкнула.

Естественно, Харутора уже принял решение.

— Ясно. Я уважаю твоё мнение. Однако, Нацуме. Даже не вздумай сказать, что уйдёшь в одиночку, — твёрдо произнёс парень. Девушка уставилась на Харутору, а затем посмотрела на Тодзи, Кёко, Тэнму, и, в конце концов, на Сузуку.

Тодзи — вновь — ничего не сказал.

Кёко кивнула, и её взгляд словно подтверждал: «Не стоило и говорить».

Хотя Тэнма и побледнел, он не уклонился от глаз Нацуме.

Некоторое время Сузука искоса смотрела на девушку, но, в конце концов, резко ответила:

— …Поступай, как знаешь.

Снаружи выражение лица Сузуки казалось равнодушным, а её тон — холодным. Но четверо ребят, за исключением Нацуме и Сузуки, невольно улыбнулись и обменялись взглядами, говорящими: «Даже в такое время она…»

— Хмм. К тому же, если ты укроешься вместе со всеми, тебе будет не с кем там поговорить.

— А?! Не говори глупостей, Бакатора! Всё как раз наоборот! Если я сбегу с мелюзгой в такое время, то их слёзная мольба будет лишь раздражать…

— Да и если они узнают, что твоя магическая сила запечатана, то это станет кризисом идола из Двенадцати небесных генералов.

— Ты тоже за-молк-ни, бандана! Таких некачественных сикигами мне д-д-даже всерьёз воспринимать не стоит! — закричала Сузука с внезапно покрасневшим лицом. И её напыщенное поведение тоже рухнуло.

Однако…

— …Спасибо.

Всё ещё пылающая девушка внезапно прервалась от слов благодарности серьёзной Нацуме.

— Д-да… ничего такого, — путанно произнесла Сузука без единого бранного слова, в которых была так хороша. А затем она хмыкнула и отвернулась в сторону.

Хотя такое поведение было слишком капризным, Харуторе невольно захотелось погладить её по голове за помощь в чрезвычайной ситуации. Обрисованная Тодзи ситуация, наконец, стала реальностью.

«Верно. Здесь не только я и Нацуме. Сейчас у нас есть товарищи. Так чего бояться?»

Харутора посмотрел на Тодзи. Уголки губ друга слегка приподнялись.

В столовой, кроме группы Харуторы из шести человек, уже никого не осталось.

Тодзи посмотрел на своих друзей:

— Ладно. Сначала нам тоже стоит убраться отсюда. Затем по возможности предупредим учителей, что собираемся действовать сами. Хотя мы не можем связаться с директором… Кёко. Отправь простого сикигами с сообщением на поле магических тренировок…

— Харутора-сама! — закричала Кон.

От неожиданности ребята дрогнули. А в следующий миг раздался громкий звук и бледные тени разлетелись вокруг них.

Обернувшись, Харутора потерял дар речи. Один из сикигами снаружи вплотную прильнул к стеклу.

Длина его тела не превосходила одного метра. Мех покрывал конечности, и он напоминал отродье, живущее в аду. Более того, из спины сикигами росли чёрные оперённые крылья, и он имел походивший на змею хвост. Однако больше всего внимания привлекала неестественно огромная голова с уродливыми чертами, словно у антропоморфной черепахи.

Его искаженный облик напоминал карикатурного призрака, в отвратительном виде которого ощущалось плохое чувство юмора.

От прикосновения к барьеру свирепый эффект «лага» пробегал по всему телу сикигами. Тем не менее, несмотря на то, что его покрывал сильный шум, сикигами не отодвигался от окна. Напротив, он прижимал своё лицо к стеклу, и его ярко-красные глаза смотрели внутрь здания — на Харутору с остальными.

Хвост Кон встал торчком, и девочка обнажила свой возлюбленный клинок Кативари. Харутора также рефлекторно направил сякудзё на сикигами.

А затем сикигами внезапно открыл рот и…

— Хо-о. Вот вы где. Это наша первая встреча после ночи Нуэ, — прозвучала человеческая речь.

И более того, парень помнил этот юный, дразнящий голос. Он слышал его той ночью из лимузина — голос Асии Домана.

— Ты!..

— Хо-хо-хо. Прошу прощения за этот переполох. Хотя я и говорил, что буду спокойно ждать, в конце концов, я не сдержал обещание и пришёл к вам. Извините.

— В-всё же ты старик, которого мы встретили в тот раз! Да зачем ты пришёл?!

Харутора закричал на сикигами. Однако было видно, что если бы парень расслабился, то его колени тотчас бы задрожали.

В ответ сикигами Домана радостно захихикал.

— Зачем? Просто небольшое дело. Я уже сказал директору, что уйду как только закончу его. Детишки, не задумывайтесь об этом. Скажу, что сегодняшнее дело необычайно и для меня самого.

В отличие от напряжённых и сильно дрожавших ребят, сикигами говорил крайне беззаботно. Однако монстр внезапно наклонил голову, и его взор поплыл по комнате: «…Ну».

Такое явно человеческое действие, напротив, выглядело жутким.

А затем:

— …Это редкая возможность. Может мне немного поиграть с вами?

Он широко ухмыльнулся.

Ребятам казалось, словно понимавший человеческую речь тигр, бабуин или динозавр показал им испачканную слюной улыбку, переполненную бессознательной злобой. Дрожа от страха каждой клеточкой, Харутора и остальные были близки к потере сознания.

— Не поддавайтесь! — взбодрил всех Тодзи, однако даже он выглядел напряжённым.

Несмотря на барьер и даже на то, что противник говорил через сикигами, они всё же ощущали это.

Неописуемый страх, исходящий от Асии Домана.

Противостоя этому ужасу, Кёко резко выпрямилась:

— Б-барьер академии защитит нас! Невозможно, чтобы в бабушкиных приготовлениях нашлись изъяны. Кроме того, профессиональные оммёдзи из Агентства Оммёдо и Бюро Экзорцистов спешат к нам на помощь. И естественно, Небесные Генералы. Не знаю настоящий ты Асия Доман или нет, но тебе не победить!

Может голос её и дрожал, но храбрость Кёко “сияла”. К обескураженному Харуторе снова вернулись силы. Он гордился тем, что у него был такой друг. Энергия наполнила руку, державшую сякудзё.

Но Домана не заботило отчаянное сопротивление Кёко.

— Ну надо же. Думаете, я пришёл сюда, не приготовив подарок? Это уже не проблема «вежливости», это просто грубость. Я, Доман, не стал бы делать нечто настолько скучное. Видеть всеобщее удивление — вот в чём смысл моей жизни.

Сикигами захихикал, оторвавшись от окна.

А затем он снова ударился лицом о стекло, пока его собственное тело сжигалось барьером.

— Более того… свой подарок я специально доверил тому, кто близок к Цучимикадо. Думаю, он тоже с нетерпением ожидает моего розыгрыша. Радуйтесь, ликуйте. Можете даже танцевать. Ведь «шутовство» — это мой долг.

Харутора с остальными затаили дыхание от монолога Домана. Они не понимали его смысла, но у ребят возникло плохое предчувствие.

Сикигами по-прежнему улыбался.

А затем:

— Хотя так стало недавно…. Приказ!

И сразу же после раздался крик.

От Тэнмы.

Харутора обернулся. Из формы ученика — точнее, из кармана — хлынуло ослепительное сияние. Источник этого света пронзил ткань и вылетел наружу. Им оказался маленький клочок бумаги.

Амулет.

— !.. Ложитесь!

Услышав крик Тодзи, ребята в панике бросились на пол. А в следующий миг над их головами взорвалась ужасающая магическая энергия. Хотя Харутора лежал лицом вниз, он «видел». Эта техника была крайне простой, но она разлетелась во все стороны и пронзила стены и пол.

Магия прильнула к окружающему барьеру и начала разъедать его. Эта техника растворяла защиту. А затем раздался громкий звон, словно что-то раскололи, и вихрь свежего воздуха пронесся над их головами.

Осколки полетели на пол. И в следующий миг звуки падения стекла достигли ребят, прикрывавших руками головы.

— …Ну как? Большинство барьеров снаружи прочны, но вот изнутри их разрушить проще простого. Это касается как древних, так и современных.

Торжествующий голос уже не звучал с другой стороны стекла. Кон быстро прыгнула в воздух, защищая своего мастера. Харутора всё ещё не успел подняться и, продолжая стоять на коленях, посмотрел вперёд.

Сикигами хлопал крыльями у потолка столовой, оглядывая ребят сверху.

— …Б-барьер.

— Это!..

Кёко, а следом и Нацуме застонали.

— Сволочь! — выругалась Сузука, а быстро поднявшийся Тодзи с мрачным видом осмотрел повреждения комнаты.

Тэнма же не вымолвил ни слова.

Звуки бьющихся стекол раздавались тут и там. Вероятно, это происходило по всей академии.

Барьер пал.

Сикигами Домана проникли в здание.

Харутора быстро поднялся, но его разум паниковал. Приготовив сякудзё за спиной Кон, он посмотрел на кружившего сверху противника.

Разбрасывая чёрные перья, монстр произнёс:

— Давайте, приготовьтесь покинуть гнездо.

Часть 3

Мириады простых сикигами, число которых было даже трудно подсчитать, напали на здание Агентства Оммёдо. Кроме того, здесь находилось также несколько сикигами-прислужников, каждый из которых, видимо, являлся высокоуровневым духовным созданием. Они были достаточной боевой силой, чтобы завязать бой с таким противником, как Агентство Оммёдо.

Принявший командование на себя Амами организовал оборону с барьером агентства в центре и приказал отбросить сикигами, защищая базу. Число врагов оказалось больше, чем ожидалось, но подготовленного заранее персонала всё же хватало, чтобы разобраться с ними. Проблемой являлись высокоуровневые прислужники, но, принимая во внимание эффективное распределение ресурсов, Амами выделил четверых независимых экзорцистов и находившиеся в их непосредственном подчинение команды. Они покинули здание агентства и погнались за прислужниками, выступая в роли диверсионного отряда.

Но получивший этот приказ Кагами начал поисковую операцию в одиночку.

Для него подчинённые на поле боя, которые не могли выступить в роли живого щита, являлись лишь обузой. В лучшем случае, он мог бы использовать их как приманку, но для этого хватало и сикигами. К тому же Кагами понимал, что начальство выделило ему подчинённых лишь для наблюдения за ним. Даже их вид мозолил глаза мужчины.

— …В любом случае, сейчас противник — тот старик. Я не могу тащить с собой всякую мелочь…

Кагами, наряду с Когуре, был тем, кто подтвердил существование D.

Он не забыл и о том барьере. После того, как ученики Академии Оммёдо справились с Нуэ, перекресток, на котором проходил бой, окутало особое поле, созданное техникой, которую он никогда не видел и о которой никогда не слышал. Кагами с Когуре, а также находившийся там Отомо, сумели разрушить барьер лишь в самый последний момент. Усилиями трёх Национальных оммёдзи первого класса.

Кроме того, аура, которую они увидели перед тем, как её владелец исчез, не была обычной. Независимо от того, являлся ли этот человек Асией Доманом или нет, D, безусловно, обладал силой, сравнимой с таковой у независимых экзорцистов наподобие Кагами. В таком случае, впервые за долгое время — в самом деле за очень долгое время — мужчина мог насладиться великолепной магической битвой.

Но самое главное, местоположение D, всё ещё не определили. Судя по огромному числу отправленных сикигами, он сфокусировался на управлении, не собираясь выходить на передовую.

«Если нападение провалится, то, вероятно, он так и не покажет себя. Не позволю…» — думал Кагами с опасным блеском в глазах.

«Прежде всего, сикигами-прислужники. В отличие от простых сикигами, между прислужниками и мастером существует духовная связь, которую не так-то легко и скрыть. Если я схвачу такого, то смогу определить местоположение его мастера».

Хотя, согласно докладам, вражеских сикигами ещё не идентифицировали, но вроде бы подтвердили, что противники напоминали духовные бедствия класса Огр — другими словами, они. В действительности, Кагами тоже уже ощутил едва различимую ауру демонов. Он не собирался быть привередливым, но если противник — если D использовал они, то у «Пожирателя Огров» уже чесались руки.

— Хе-хе-хе… — голос просачивался из свирепо улыбавшихся губ, пока Кагами мчался под пасмурным небом.

А затем чехол для меча в его руках задрожал, словно отвечая ему.

Внутри находился японский меч с одной режущей кромкой. Это оружие — известный Оникири, в древности отрубивший руку некоего демона*. К тому же, этот меч являлся сосудом Шейвера — сикигами, которого использовал Кагами.

Честно говоря, мужчина хотел, чтобы D оказался немного более “послушным”. Хотя Шейвер и являлся сикигами Рэдзи, но якобы из-за того, что для исполнения повседневных обязанностей он не требовался, его забрали у мастера. Однако сейчас Кагами получил сикигами обратно в качестве меры противодействия D.

Когда же вопрос D будет улажен, Агентство Оммёдо вновь отберёт Шейвера. Тем не менее сейчас у Кагами не было ни способов, ни полномочий, чтобы предотвратить это раздражающее событие. Его силы недостаточно, и ему придётся подчиниться.

Хотя Кагами и являлся стереотипным придурком, он невольно испытывал некое уважение перед теми, чья сила превосходила его собственную. Как в магическом плане, так и в интеллекте или авторитете. Например, к своему шефу Мияти, сэмпаю Когуре и даже к Агентству Оммёдо. Неважно, организация ли это или индивидуальная личность, он испытывал чистое восхищение перед «силой». Это было практически единственной причиной, почему он работал в таком неподходящем ему месте, как Агентство Оммёдо.

«В любом случае, как только битва закончится, Шейвера с высокой вероятностью отберут. Потому я хочу сейчас же насладиться этой «силой». Сколько бы простых сикигами я не уничтожил, это будет напрасной тратой времени. Но вот древние, могущественные сикигами-прислужники… И более того, полный загадок D…. Ведь если противник слаб, то использовать эту силу не имеет смысла.

И после такого сражения я стану ещё сильнее. Постигнутые техники и боевой опыт станут моими плотью и кровью.

Я пожру своего врага… они».

— …Не позволю сбежать…

Вероятно, даже сам Кагами не осознавал этого, но смыслом его «честолюбия» являлась ненормальная жадность. Более того, именно она лежала в основе силы Рэдзи.

Охота Кагами продолжалась. Он выкинул из головы проблемы Агентства Оммёдо, целеустремлённо направившись к сикигами-прислужнику — в сторону, откуда ощущалась слабая демоническая аура.

Однако желание Кагами сражаться внезапно сдуло неприятным чувством.

— …Странно.

Реакция противника — сикигами, которого преследовал Рэдзи — оказалась медленной. Хотя враг и не убегал, казалось, что сражаться он не собирался. В обычной ситуации мужчина бы не озаботился такой реакцией, но в этот раз всё было иначе. Сегодняшний противник напал на Агентство Оммёдо ради похищения «Крыла ворона». Однако выглядело так, словно он не собирался сражаться.

Кагами остановился. И вскоре преследуемая им демоническая аура тоже перестала двигаться.

«…Не может быть… они намеревались отделить меня от здания агентства?»

Выманить независимых экзорцистов, являющихся главной силой Агентства Оммёдо, и в тоже время прорваться в ослабевшее здание. Действительно, не слишком подходящая для D, но эффективная стратегия.

Однако что-то не давало Кагами покоя. Если D в самом деле хотел сломать барьер, то не было никакого смысла собирать здесь сотни простых сикигами. Несомненно, магическая защита для зданий такого масштаба у Агентства Оммёдо являлась лучшей в стране. Лишь собрав несколько сильных сикигами и атаковав ими одно и то же место, можно было надеяться на прорыв.

«Или у D есть способ сломать барьер в одиночку? В таком случае, ему следовало бы уничтожить его в самом начале и запустить внутрь сикигами, создав беспорядок».

Если не считать Кагами, другие Небесные Генералы, находясь среди офисного персонала и обычных экзорцистов, не стали бы использовать слишком сильную магию из-за беспокойства об окружающих. Разворачивая оборону, Амами использовал барьер в качестве щита, и могущественные заклинания можно было использовать только «наружу».

— …Да в чём его цель.

Стоя на месте, Кагами нахмурил брови и тихо зарычал. Меч в руке дрожал, словно подгоняя мужчину, но Рэдзи это не волновало.

А затем зазвенел его мобильник. Это был Мияти. Кагами сразу же ответил на вызов.

— Кагами. Позволь спросить, сейчас ты вместе с Когуре?

Такой неожиданный вопрос невольно обескуражил Кагами.

— Ха-а? Я один. С чего такой вопрос? Когуре-сан умер?

— Нет, я не имел в виду ничего такого, просто спросил, — посмеиваясь, уклончиво сказал Мияти. Кагами раздражённо цокнул языком. Что слишком серьёзный Когуре, игравший на его нервах, что этот хитрый босс — за исключением их силы — они оба действительно были неприятны ему.

Но раздражение моментально направилось в другое русло.

— Ну ладно. Возвращайся в офис. Вероятно, преследуемый тобой сикигами не помешает вернуться.

Кагами не поверил собственным ушам, услышав инструкцию Мияти. Ничего не понимая, он, казалось, хотел закричать в ответ, но…

— По правде, несколько минут назад Академия Оммёдо в Сибуе подверглась нападению. Более того, уже подтвердили, что атаковавший оммёдзи выглядит, как D. Шеф Амами предположил, что нападение на офис являлось диверсией, и пересмотрел позиции.

Слушая слова Мияти, Кагами безмолвно застыл на месте.

«…Академия Оммёдо?

И более того, они даже подтвердили появление D».

Кагами не понимал зачем враг атаковал Академию Оммёдо. Однако это не имело значения. Важным являлся сам факт того, что D напал на академию.

До недавнего времени сердце Кагами радостно билось от того, что он сможет «съесть» врага, но тот объявился не у Агентства Оммёдо, а у академии. Не говоря уже о том, что там работает Отомо. D и Отомо. Они — добыча, на которую нацелился Кагами, высококлассные «демоны». Он желал столкнуться с ними обоими, потому-то сикигами-прислужнику удалось так легко заманить его.

— В любом случае, возвращайся немедленно, — и Мияти повесил трубку.

На мгновение Кагами затрясло, и…

— …Твою ж!..

Он швырнул мобильник на асфальт.

«…Если воспользоваться Дальним шагом, то я успею…?!»

Дальний шаг являлся высокоуровневой техникой Имперского Оммёдо, перемещающий заклинателя на большое расстояние внутри духовного потока. Однако сейчас Кагами находился слишком далеко от Сибуи. Прежде всего, враг организовал такую крупномасштабную диверсию, чтобы агентство сконцентрировало свои силы в штаб-квартире. В таком случае, безусловно, приготовлены меры противодействия магии, которые могли свести эффект отвлекающего манёвра на нет — к примеру, Дальний шаг.

Проще всего было установить ловушку в духовном потоке. И пока они будут проверять наличие западни, станет уже слишком поздно.

— Чёрт! Чё-ёрт!

Кагами сорвал с себя солнцезащитные очки и глянул в сторону далёкой Сибуи.

— …Отомо. Я не прощу тебя, если ты умрёшь…

Кагами стиснул зубы, выплёвывая эти слова. Как ни странно, он впервые желал благополучия бывшему коллеге.

Примечания

  1. Кимоно с узким рукавом, носившееся в старину
  2. Хоси — монашеское звание
  3. По википедии это Ибараки-додзи

Комментарии