Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 8. Третий совет Героев

Спустя несколько дней мы с Рафталией и Фиро выбрали подходящий вечер и отправились на горячие источники Кальмиры.

Можно было и в Кутенро, но Рафталия заявила, что ей там не по себе.

Ицуки и Лисия уже вернулись, так что составили нам компанию.

Искупнувшись в источниках, я открыл меню, чтобы посмотреть, что там с проклятием.

— Наконец-то развеялось.

— Ура! — отозвался Рен, который тоже пошёл в источники вместе с нами.

— Моё тоже большей частью, — прокомментировал Ицуки. Видимо, на боевые умения проклятие уже не влияет, однако он по-прежнему немногословный и будто бы сонный.

— Падре, я к тебе! — заявил Мотоясу, появляясь из раздевалки. Троица как всегда с ним.

— Чего тебе, Мотоясу?

— Разреши потереть тебе спинку!

— Обойдусь. И вообще, я уже выхожу.

Я сразу отклонил предложение Мотоясу. Я вообще стараюсь на него даже не смотреть.

— Ну что, Рен, ты прочитал эпитафию?

— Да, и мне бы хотелось обсудить информацию, потому что она может пригодиться в будущем. Может, после горячих источников соберёмся и поговорим?

Видимо, разговор слишком важный для беседы во время купания.

— Хм… ну ладно. В общем, Мотоясу, не задерживайся.

— Как скажешь, падре. Кстати, я тоже читал эпитафию.

— Что? Неужели ты тоже освоил письменность этого мира?

Насколько я помню, Мотоясу раньше не умел читать языки этого мира.

— Да, падре, потому что любой твой приказ для меня закон. Я трудился день ото дня, изучая схемы, которые ты оставил в повозке Фиро-тан.

Ах да… точно. Там до сих пор валялись таблицы, которые я составлял. Вот как он смог выучить язык? Конечно, я составлял таблицы не для Мотоясу, но… ладно, не буду с ним спорить на эту тему, а то сам же пожалею об этом.

— Я всё делаю только ради Фиро-тан!

— Ну-ну…

Получается, он так быстро выучил буквы, потому что это буквы мира Фиро? Придурок с заевшей пластинкой, но до чего мотивированный!

— В общем, иди давай.

— Как скажешь!

— Ура!

— Ура!

— Ура!

После моего приказа Мотоясу убежал в горячий источник вместе с тремя Филориалами. Я отказываюсь обращать на них внимание. Рен и Ицуки, судя по всему, — тоже.

— Что же, на этом я объявляю третий совет Героев открытым, — сказал Рен, подняв руку.

Вскоре после того, как все приняли душ, Герои собрались в той же комнате, где мы говорили, когда были на острове в прошлый раз.

Все наши спутники из деревни — Атла, Фиро и так далее — отдыхают в другой комнате под присмотром Рафталии.

Буду надеяться, что Атла не устроит очередной бунт. Вот бы Фоур поскорее вернулся…

— В связи с тем, что у нас нет отдельного ведущего, эту роль возьму на себя я, — заявил Рен.

— Хорошо.

В последнее время Рен вообще стал намного увереннее во время разговоров. Чувствуется, как он горит желанием сражаться против волн.

Я, в свою очередь, поставил на первое место выживание и не могу относиться к битвам с тем же воодушевлением.

С одной стороны, можно сказать, что в Рене опять проснулась его самоуверенность, но теперь она хотя бы направлена в хорошее русло.

— Ну? О чём ты хотел поговорить? — спросил я.

— Вы ведь помните, что скоро битва против Фэнхуана? Я думаю, нам стоит ещё раз поделиться друг с другом методами усиления и обсудить прогресс.

— Разумно, но ведь мы уже говорили на эту тему?

Я уже поделилися с ними моими методами усиления. Более того, я уже рассказал и показал Мотоясу все методы, которые мы обнаружили в Кутенро.

— Это ещё не всё. Мы должны обсудить друг с другом наше новое оружие и навыки.

— Хм… Это да.

Да, о них лучше поговорить заранее.

— Для начала я хочу спросить: вы уже освоили все методы усиления? — поинтересовался я.

— Да.

— Конечно!

Ицуки и Мотоясу ответили не задумываясь, и даже показали свои успехи в Энергоусилении.

— Я более-менее освоил Ци, — добавил Ицуки и показал свои навыки в обращении с Ци. Но он использовал старый метод, не полагаясь на Энергоусиление, и эффект получился так себе.

— Вот так, да?!

В свою очередь, Мотоясу уже вполне сносно освоил Ци. Как так получилось, что он прибыл в деревню последним, но уже разобрался в этой способности?

— Твои слова для меня закон, Падре. Разумеется, я освоил Ци, как ты мне и сказал, — объявил Мотоясу, тряся кулаком. — Всё ради тебя, падре.

— Ладно, не будем отвлекаться… — сказал я. — Если вы все освоили Ци, то вам теперь остаётся изучать силовые линии… и вместе с ними заклинания класса Либирейшн.

— Мы как раз этим занимаемся, — ответил Рен. — Благодаря тебе мы уже более-менее усвоили основы. Скоро и до заклинаний доберёмся.

В последнее время я частенько преподаю заклинания в качестве вечерних тренировок. Опять же, это из-за надвигающейся битвы с Фэнхуаном.

Когда Гаэлион пытался наложить на Героев благословение силовых линий, Мотоясу наотрез отказался. Враги Филориалов автоматически становятся врагами Мотоясу, и он скорее умрёт, чем примет от одного из них благословение.

Или умер бы, если бы я не приказал ему не дурачиться и потерпеть. После этого Гаэлион всё же благословил его.

— Да… — подтвердил Ицуки. — Безусловно, эти заклинания очень помогут в будущих битвах.

— Истинно так!

Как ни странно, пока что совет идёт быстро и без запинок. Моему удивлению нет предела.

— Всё, обсуждать больше нечего?

И только я подумал, что мы в рекордные сроки всё обсудили, как Рен покачал головой.

— Пока нет.

— М? Чего ещё?

Рен сменил меч и показал мне. Он выбрал очень странный клинок, сплетённый из тонких верёвок. На сильное оружие он точно не тянет.

— И что это такое?

— Он называется Меч Спутников. Среди его эффектов есть “Прибавка к росту спутников (Малая)”.

— Как ты его открыл?

— Не знаю. Просто однажды смотрю, а он есть.

— Хм…

“Прибавка к росту спутников (Малая)”... видимо, некое подобие моей прибавки к росту рабов.

— Если предположить, что тут действуют игровые правила, то меч может появиться от искреннего доверие к спутникам? — начал я с самой простой догадки.

— Возможно, — Рен кивнул и поморщился. — Это значит, что раньше я всё-таки не доверял своим товарищам по-настоящему. Может, они бы не умерли, будь у меня этот меч с самого начала.

— Может быть. Но это не значит, что они погибли напрасно.

— Да уж, Наофуми, ты не меняешься… В общем, я сообщу, если ещё что-то откроется.

— Кстати, Рен, попробуй взять у Эклер волос. Раз уж у тебя уже открылся Меч Спутников, он может принести тебе, скажем, Меч Спутников II.

— Но что Эклер на это ответит?

Ну да, она по меньшей мере пожалуется.

Кстати… а что будет, если Рен попытается сделать фамильяра из волоса Эклер? Даже интересно стало.

— Падре. Я уже попробовал впитать Копьём перья всех своих девочек.

— А у меня вообще все щиты Филориалов открыты.

— Блестяще, Падре! Как ты умудрился собрать их?! Расскажи!

— Мотоясу, заткнись и подумай сам.

Вообще, я мог бы отомстить Фитории, рассказав обо всём Мотоясу… но лучше приберегу эту карту, чтобы угрожать королеве Филориалов. Если попытается свалить на меня ещё какую-нибудь работёнку — натравлю на неё Мотоясу. Пусть учится на своих же наградах.

— Да, кстати, у меня появился новый сильный навык… Причём вы все его знаете.

— Что ещё за навык?

Мотоясу сменил копьё. Что? Это ведь копьё, которое Садина забрала у себя из дома и которым много хвасталось. Кажется, оно называется гарпун Аквадракона.

— Лучшая подруга твоей дочери одолжила копьё мне, чтобы я его скопировал.

Когда это Садина успела вернуться в деревню, и когда поделилась с Мотоясу копьём?! Хотя бы Рафталия про это в курсе?

— Хорошо, и что это за навык?

— Копьё Луга.

Ага, так назывался навык, который использовал Архиепископ Церкви Трёх Героев при помощи дубликата Священного Оружия.

Теперь мы, видимо, нашли его настоящую версию?

— Более того, Энергоусиление и другие особенности Оружия могут значительно сократить время подготовки навыка.

— О-о…

— Впечатляет, Мотоясу, — восхищённо отозвался Рен.

Ицуки просто смотрит на Мотоясу сонным взглядом.

Как бы там ни было, Мотоясу обзавёлся довольно мощным навыком.

— А ты, Рен? Как там оружие, которое тебе перековал Мотоясу-2 из Кутенро?

— Я-2? Он тоже охотник любви?

— Мотоясу, помолчи.

Лень объяснять. И он не охотник любви, а ловелас.

— Оно ещё не очищено, хотя они обещают скоро закончить.

— Ясно…

— Но мой Меч Лингуя это далеко на Катана Лингуя. Это куда более сильное оружие, и я не уверен, что смогу им пользоваться как следует.

Да уж, на мече в Кутенро сильное проклятие… остаётся надеяться, чтобы Рен получил его как можно скорее.

— Учитель Дяди сказал, что ему нужно ещё немного переделать меч, чтобы им было проще пользоваться, так что придётся подождать.

— Понял. Да, с удобным мечом дальше будет проще. Ждём с нетерпением.

Возможно, когда Мотоясу-2 очистит меч, ядро из него лучше всего скормить Гаэлиону? Во всяком случае я вижу только два варианта — либо усилить с помощью ядра Гаэлиона, либо оставить в мече, чтобы им пользовался кто-то кроме Рена. Но есть ли у нас другие мечники?

Эклер такими длинными мечами не пользуется. У Рафталии Катана. Может, Силдине подойдёт? Поскольку её душа более-менее излечилась, она почти растеряла силу откровений и больше не может полностью превращаться в кого-то другого. Тем не менее, она по-прежнему умеет подражать умениям других.

— Во время битвы с Фэнхуаном… я, видимо, буду только защищать и использовать усиливающие заклинания.

Поскольку я умею использовать Либирейшн Ауру, — в сетевой игре его бы назвали “бафом” — то самое большее, что я могу сделать во время битвы, — это поддерживать своих союзников с помощью этого заклинания. На крайний случай у меня есть Помощь Озверению, которая поможет некоторым спутникам лучше сражаться.

— Для восстановления Маны можно захватить коголевых ягод…

— Кстати, о коголевых ягодах. Ни один рассказ местных жителей о тебе не обходится без них.

— Зато они вкусные.

Вспоминается, как Мотоясу от одной упал в обморок. Со всеми кроме меня случаются жуткие вещи, когда они пытаются есть эти ягоды.

— Если бы вы тоже могли их есть, нам бы не понадобилась магическая вода…

В затяжных битвах приходится восполнять запасы Маны и Духа. С учётом цены и эффекта коголевые ягоды — идеальный вариант.

— Как-то не хочется после них падать в обморок…

— Возможно, с ростом Уровня у вас появилась устойчивость к ним?

— Нет. У меня кружится голова от одного их запаха, — сказал Рен и поморщился.

Даже улыбка Мотоясу стала суховатой, когда мы подняли эту тему.

— Я и раньше подозревал, что Наофуми-сан — эспер с неуязвимостью к алкоголю. Это всё объясняет, — вдруг произнёс Ицуки какой-то бред.

— Неуязвимостью? Системной, что ли?

В играх среди способностей встречается устойчивость к определённым эффектам. Может, Ицуки говорит об этом? Если да, то он неправ, потому что здесь я таких способностей не припоминаю.

— Нет, я о том, что эта неуязвимость появилась у вас ещё до попадания в этот мир.

— Появилась ещё до попадания?

Э-э, о чём он говорит?

Хотя, что-то мне это напоминает. Похожее ощущение было, когда мы впервые собрались и обсудили сетевые игры, которыми увлекались. Мы тогда растерялись, когда Рен назвал наши обычные ММО пережитками прошлого.

Прямо сейчас у меня похожая растерянность. А Рен почему-то хмурится — видимо, он уже о чём-то догадывается.

— Слушай, Рен, ты не знаешь, о чём говорит Ицуки?

— Прости, но нет. У меня есть догадки, но я пока не разобрался.

— Гм.

У меня, как и у Рена, есть версии, но, поскольку Ицуки прямо сейчас не может нам врать, лучше просто его спросить. Прямо сейчас он честно и прямо отвечает на любые вопросы. Думаю, слово “эспер” он нам сейчас тоже пояснит.

— Слушай, Ицуки, ты о чём сейчас говоришь? О способностях, которые даёт Легендарное Оружие?

— Вовсе нет. Безусловно, у Легендарного Оружия тоже могут быть такие способности, но я говорю не о нём. Неужели это не очевидно?

— О? Неужели мы что-то упускаем из виду? — спросил Мотоясу.

Похоже, он тоже не понимает, о чём речь. Видимо, Ицуки говорит о чём-то, что существует только в его мире.

— Выкладывай, Ицуки. Объясняй, что означает слово “эспер” в твоём мире.

— Как же так, Наофуми-сан, неужели вы меня не понимаете? Вы что, прибыли сюда из захолустного мира, в котором нет систематизации даров? — спросил Ицуки с безразличным видом.

Похоже, “дары” для него — нечто само собой разумеющееся. Для него знать о них — как дышать, поэтому даже проклятие не заставило его забыть о них. Собственно, и ответил он на мой вопрос так, будто я спросил у него, как он дышит.

— Ещё раз говорю, расскажи об этих дарах.

— Хорошо. В моём мире дары — собирательное название особых способностей людей. Их открыли примерно 25 лет назад после тщательно изучения людей, которые вызывали или устраняли те или иные бедствия. Дары также называются сверхспособностями или пси-способностями.

Э-э… то есть, мир Ицуки…

— Рен, ты понимаешь, о чём он? Хотя, конечно, понимаешь, у тебя ведь мир с VRMMO. Но в твоём мире никаких ино* не было?

— Разумеется, не было.

Ну… Рен как житель мира из научной фантастики сразу понял, о чём я.

Получается, мир Ицуки — недалёкое будущее, в котором есть ино? Наверное, если бы прежний я попал в его мир, то очень бы обрадовался — как же, это прямо как попасть в сеттинг аниме про сверхспособности!

Теперь вопрос в том, что если Ицуки пришёл из мира с ино, то кем он там был и какими способностями обладал?

— Ну и? Как относились к этим дарам в твоём мире?

— Во-первых, в каждой префектуре обязательно существовала по крайней мере одна школа, где учились школьники с дарами. Как правило, конечно, не одна.

— Ага…

— У даров есть ранги от S до F, и эсперов распределяют по классам в зависимости от их рангов.

— В твоём мире живут одни только эсперы?

— Почему же, нет. Наоборот, большинство людей не обладает никакими дарами.

— А ты?

— Я был эспером меткости класса Е.

Меткости… Так вот почему Ицуки никогда не промахивается?

— И как работает дар меткости? Я догадываюсь, но ты всё-таки поясни.

— Этот дар означает, что при стрельбе я попадаю в цель чаще, чем обычные люди. Благодаря этому я могу даже стрелять с огромного расстояния, как снайпер.

Вот почему он умудрялся стрелять по мне, а не по Мелти, когда им казалось, что я похитил принцессу? Несмотря на ситуацию он точно знал, что не промахнётся. А я-то думал, что ему просто жизнь заложницы не жалко. Что же, придётся несколько изменить своё мнение относительно его прежнего поведения.

Вообще, если вспомнить все предыдущие высказывания Ицуки, то, хоть они и не вызывали у меня подозрений, некоторые намёки на существование сверхспособностей в них всё же были.

Значит, у него дар меткости… Судя по всему, его способность весьма эффективная. Но почему он как эспер относится к Е классу, одному из самых слабых?

— Почему у тебя такой низкий класс, если у тебя такой сильный дар?

— Это ослабленная версия дара “вернострел”, поэтому у меня всего лишь класс Е.

— Что делает вернострел?

— Гарантирует, что все выпущенные снаряды попадут в цель.

— Ого…

— Можно даже стоять к цели спиной, стрела всё равно попадёт.

Самонаведение, что ли? Да уж, ино как оно есть!

— Многие бейсболисты обладают этим даром. Конечно, их приходится ограничивать правилами.

— То есть, Ицуки, тебе достался низкоуровневый дар, поэтому в школе тебя считали слабаком?

— Наофуми, мне кажется, это уже слишком, — вставил Рен.

— Да, это правда. Поэтому я увлёкся играми в надежде сбежать от ненавистной реальности.

Ицуки честно отвечает на все вопросы и не воспринимает издёвки.

— На самом деле, когда в младших классах у меня обнаружили дар, я зазнался и начал считать себя особенным. Закончив начальную школу, я поступил в среднюю для эсперов… где и узнал, что есть много людей сильнее меня. Отчаяние овладело мной и не отпустило даже в старших классах.

В мире, где полно обычных людей, младшеклассник Ицуки очень гордился тем, что ему досталось ино. Но поступив в школу для эсперов, он столкнулся с тем, что его способность оказалась не такой уж впечатляющей, поэтому он начал уходить от реальности в игры. Да уж, его история отличается от большинства сюжетов ино-манги и ино-ранобэ: в них как правило герою достаётся мощнейшая сверхспособность. Однако на деле оказалось, что эсперы бывают самые разные, и слабым из них жизнь наверняка кажется адом. Тем не менее, в Ицуки всё равно развилось чувство справедливости, потому что он воображал себя героем манги или аниме, в которых герой использует свой дар для борьбы со злом.

— Хорошо, я понял. То есть, ты считаешь, что у меня есть дар стойкости к алкоголю?

— Да. Я полагаю, что вы эспер, обладающий неуязвимостью к алкоголю. Я слышал о слабой версии этого дара, “сопротивлении алкоголю”, у него ранг F.

— А у неуязвимости?

— Это очень перспективный дар, поэтому ему бы наверняка назначили C или D. Тут важны обстоятельства — в бою против эспера с даром влиять на гравитацию он может считаться за S.

— Хм-м. А в чём перспективность-то?

Я уже сражался с Кё, который использовал гравитационные атаки, и они меня полностью обездвижили. Как-то слова Ицуки расходятся с делом.

— А вы подумайте. Вас не укачивает в транспорте — это значит, у вас повышенная устойчивость к перегрузкам и хороший вестибулярный аппарат. В моём мире это были необходимые способности для всех космонавтов. Идут даже разговоры о том, не переименовать ли этот дар в “устойчивость к гравитационным перегрузкам”.

Неужели мой навык настолько силён? Мне казалось, что меня всего лишь не укачивает в повозках… хотя постепенно я и сам начал сомневаться, что всё так просто.

Я с лёгкостью ем коголевые ягоды, от которых Мотоясу теряет сознание, и могу спокойно ехать верхом на Фиро, когда она бежит со всех ног. Все остальные говорят, что даже после тренировок тяжело переносят верховую езду. Наверное, это действительно так.

Но устойчивость к гравитации? С трудом верится после того, как Кё обездвижил меня своими атаками.

— Разумеется, дары неуязвимости к алкоголю бывают разные. Возможно, в вашем случае она вызвана не стойкостью к гравитации, а просто тем, что ваше тело не пьянеет.

Видимо, у меня какая-то похожая, но другая способность. Например, просто неуязвимость к опьянению или укачиванию.

— Также я подозреваю, что вы даблскильщик.

— Если я правильно понял это слово, оно значит, что у меня несколько способностей?

— Да.

— И что у меня ещё есть?

Ицуки пришёл из мира недалёкого будущего, в котором люди активно пользуются сверхспособностями.

Если предположить, что всё это время Ицуки считал, что у меня, Рена и Мотоясу нет никаких даров и поэтому смотрел на нас свысока, это бы многое объяснило.

И всё же… Рен из мира, где есть виртуальная реальность. В мире Ицуки существуют ино. Интересно, а у Мотоясу что? Может, у него в мире во время разговоров с девушками в нужные моменты перед глазами появляется выбор реплик?

Ладно, нечего думать про Мотоясу, он всё равно спятил. Не думаю, что он сейчас способен адекватно отвечать на вопросы.

— Твой второй дар — по всей видимости, “друг животных”. Благодаря нему любые животные с самого начала относятся к тебе с симпатией. Это ценный дар для ветеринаров.

— Кстати, и правда… — подключился Рен. — Особенно если вспомнить недавние события с Филориалами и рафообразными.

— Ох…

Меня передёрнуло, когда я вспомнил нападение Филориалов.

Но вообще да, ко мне даже Эснобарт мигом проникся доверием. Полулюди и зверолюди хорошо относятся ко мне, и если Ицуки прав, то я теперь знаю почему. Тем более, я и в детстве хорошо ладил с животными. Бывало, что иду по лесу — а мне на плечо дикие птицы садятся. Как-то раз ко мне даже медведь вышел. Я притворился мёртвым, он облизал мне лицо и ушёл. Это уже потом я узнал, что притворяться мёртвым нельзя. Наконец, я частенько катался на спинах крупных соседских собак. Причём я не заставлял их катать меня — они сами передо мной садились, будто приглашая. Я в шутку соглашался, а они действительно катали.

Я из-за этого иногда брал в руки палку и воображал себя той девушкой айну из известного файтинга*.

— Ну, про мир Ицуки теперь всё ясно.

Вот мне и стало отчасти понятно, почему он вырос таким.

— Но давайте лучше поговорим не о моих ино, которые не факт что существуют, а о недавно освоенной магии, которая может пригодиться в будущих битвах.

— Хорошо, — согласился Ицуки.

— Ладно, — поддержал Рен.

— Я покажу всю магию, которую освоил! — гордо заявил Мотоясу. Ну, это и правда возможность покрасоваться.

Герои прочитали надпись на Кальмирах, и мне интересно, что она им дала. Даже если они освоили ту же Ауру, я буду рад, что заклинания поддержки появились у кого-то ещё.

— Начнём с тебя, Рен. Что тебе дала Кальмира?

— Цвайт Меджик Энчант.

— Меджик Энчант, говоришь… И что оно делает?

— Зачаровывает меч заклинанием, которое применяют в меня следующим. После этого я могу какое-то время сражаться при его поддержке.

— По-моему это разновидность составного навыка.

Герои могут сочетать свои навыки с заклинанием союзников, получая так называемые составные навыки.

— Не совсем. Во-первых, эта магия просто усиливает меч, ничего не меняя, к тому же клинок может зачаровать не только заклинание союзника.

— В смысле?

— Я могу зачаровать меч вражеской магией, если она не слишком сильная. То есть я могу не только защититься от заклинания, но и обратить его против врага.

— Хо-хо.

Довольно удобная магия. Защита от магии и контратака в одном флаконе.

— Минус в том, что эта магия работает с заклинаниями не выше Цвайтов. Пробовал с Дриттами, ничего не получается.

— Ясно. Мотоясу?

— Цвайт Абсорб, падре.

— Ага… И что он делает?

С учётом названия я ожидаю, что это окажется полглотитель магии.

— Обезвреживает и поглощает любое заклинание не выше Цвайт уровня. Правда, после его применения нельзя двигаться.

Мотоясу — очень сильный боец, так что лишать его мобильности — действительно, так себе вариант. Разве что читать его перед боем, чтобы противник не мог использовать заклинание.

— Радиус?

— По моим прикидкам около пяти метров.

— Ясно.

Ещё одно необычное заклинание. Но, в принципе, полезное. Судя по всему, на том камне описаны всевозможные заклинания поддержки.

Несмотря на ограничение Цвайт-уровнем, если смешать эти заклинания с моим Либирейшн-методом, они наверняка подойдут и в борьбе с более сильной магией. Мой метод достаточно универсальный, и при правильной настройке наверняка откроет Дритт-версии этих навыков.

Кстати, я-то ограничен лечением и усилением, но что насчёт остальных?

— Какие у вас склонности в магии?

— Кстати, мы ведь до сих пор это не обсудили, — сказал Рен. — Наофуми, у тебя лечение и поддержка, так?

— Да.

— У меня вода и поддержка. Правда, среди водной магии тоже полно заклинаний лечения.

— Падре, у меня огонь и лечение. Опять же, среди огненных заклинаний много поддерживающей магии.

— У меня ветер и земли. В этих школах тоже есть лечебные и поддерживающие заклинания.

Рен: вода и поддержка.

Мотоясу: огонь и лечение.

Ицуки: ветер и земля.

Ну и разнобой. Однако у каждого более-менее есть способности к лечению и усилению.

— Мои заклинания лечения и усиления далеко не такие мощные, как у тебя, — заметил Рен.

— Мои исцеляющие заклинания школы огня сильнее твоих, падре!

— Это-то понятно.

У Мотоясу склонность к исцеляющей магии, так что ничего удивительного.

С другой стороны… как я и думал, у меня одного нет боевой магии. Об этом говорила и хозяйка магической лавки.

Также она говорила, что во время чтения любого заклинания она черпает сущность заклинателя, которая как-либо проявляется в результате.

Поэтому, когда Мотоясу читает заклинания лечения, они получаются слегка огненными. Также это означает, что, если мы попытаемся читать не свои заклинания — например, если Мотоясу попробует применить усиливающее — получится ерунда.

Правда, среди исцеляющей магии тоже есть вредоносная: Дикей. Я пробовал её использовать, но ничего не получалось. Хозяйка магической лавки, сказала, что у меня редкий случай — полная несовместимость с боевыми заклинаниями.

— А у эпитафии магия, видимо, уникальная.

Мне досталось повышение всех характеристик.

Меджик Энчант зачаровывает меч, при необходимости — даже вражеской магией.

Абсорб обезвреживает заклинания.

— Ицуки, у тебя что?

— Цвайт Даун. Это противоположность вашей магии, Наофуми-сан, она понижает все характеристики.

— О…

Я могу усиливать друзей, а Ицуки ослаблять врагов. При должной смекалке это довольно сильная магия. Рен способен превращать вражеские атаки свою, а Мотоясу впитывает магию.

Всё это очень разные, но безусловно сильные заклинания. Правда я пока не знаю, работают ли они против магии врагов Сэйн и прочих пришельцев из иных миров.

— Советую вам всем освоить Либирейшн-классы этих заклинаний к битве против Фэйхуана.

— Как скажешь, падре! — бодро ответил Мотоясу.

Он вообще понимает, что говорит? Или только кивает в ответ на все мои слова?

— Ну что, мой черёд, — вдруг продолжил он.

— А?

Ему есть что сказать?

— Я расскажу о том, чем занимался до того как приехать в твою деревню.

— Ты выращивал Филориалов и строил из себя гонщика, что тут непонятного!

Даже вспоминать противно. Этот легкомысленный придурок вообще помнит, как тяжело из-за него пришлось в своё время Рафталии?!

— Да, разумеется, но помимо этого я тайно защищал твою деревню, падре!

— М?

О чём это он?

— Я видел немало сомнительных людей, которые пытались подобраться к твоей деревне. Поэтому я решил разбираться с ними.

— Стоп. Что ты сейчас сказал?

Он разбирался с людьми, которые приближались к моей деревне?

— Что скажешь, Наофуми? Кажется, Мотоясу опять наломал дров… — взволнованно спросил Рен.

— Сначала я расспрошу Мотоясу, потом решу. Говори, Мотоясу.

Может оказаться, что он убивал наших возможных союзников.

— Начну с того, что на меня несколько раз нападали враги вроде тех, которые набросились на нас во время битвы с Реном. Их я уничтожил. Разумеется, падре, я запомнил твои слова, и добивал их оружием с духовными атаками.

Значит, враги Сэйн пытались подобраться к деревне?! Теперь понятно, почему мы их не видели — Мотоясу уничтожал их без разбора! Интересно, сколько их было?

— Помимо этого я убивал… скажем так, кровожадно выглядящих полулюдей и зверолюдей, которые направлялись к твоей деревне. У них было очень странное оружие. Правда, в последнее время они не попадались.

— …

Значит, Мотоясу расправлялся с убийцами из Кутенро? Слабо верится. Но спорить не буду — боюсь, что если потребую доказательств, то окажется, например, что Мотоясу коллекционировал их черепа.

Что бы я ни говорил, Мотоясу сейчас не склонен врать.

— Кроме того… я видел, как прятались люди в монашеских одеждах, их я тоже убил.

Реваншисты из Церкви Трёх Героев? Выходит, Мотоясу действительно тайно защищал деревню?

— Ясно.

— Что скажешь, падре?

— Ну… ладно, ты молодец. Но Фиро я всё равно не отдам.

— Я буду трудиться, пока ты не благословишь нас!

— Слушай, Наофуми. Ты уверен… насчёт этого Мотоясу?

— Он так изменился.

Рен и Ицуки взволнованно посмотрели на меня.

Если кому и судить других людей, то точно не им.

— Я думаю, ему можно доверять.

— Да, он похож на прежнего Мотоясу, но он какой-то сломанный и жуткий, — сказал Рен. — Надеюсь, мы сможем быстро избавить его от проклятия.

— Согласен, — поддержал Ицуки. — Кстати, что это за проклятье?

— Вот да, Мотоясу, чем ты расплатился?

Он так отчаянно пользовался Проклятой Серией, что без расплаты обойтись не могло. Вот только какой?

— Расплатился? О чём ты, падре?

— Ну как, ты ведь использовал Темптейшн и Ресентмент…

— На меня это никак не повлияло.

У Мотоясу такой вид, словно у него и правда ни малейшего понятия.

Может, понижение характеристик? Или как раз испортившийся характер? Хотя мне кажется, что нынешний характер Мотоясу — вина Ссуки…

— Ну ладно… В общем, готовься к битве с Фэнхуаном.

— Как скажешь!

Придётся, видимо, позже его изучить и сделать вывод.

— Ладно, с магией более-менее разобрались. Наш ближайший противник — Фэнхуан… а потом кто?

Остальные Священные Герои много знают об этом мире. Правда, мы уже пришли к выводу, что на их знания нельзя слишком полагаться.

— После Фэнхуана Цилинь, затем Инлун.

— Так и есть!

Ну почему Мотоясу такой жизнерадостный?..

— Ждать ли нам вмешательства из других миров как во время битвы с Лингуем?

— Пока вроде бы всё спокойно. Мелромарк и другие страны внимательно следят за возможными вторжениями. Всё, что связано со зверями-защитниками, под особым контролем. Если что-то случится, к нам в деревню тут же пришлют гонца. Пока никто не приходил.

Плюс, если что-то пойдёт не так, к нам наверняка обратится за помощью дух зверя, как это уже было с Ост.

Хотя мне очень хотелось бы, чтобы конфликт с Фэнхуаном разрешился мирно, он, как и Ост, хочет защитить мир и достойно отыграть роль испытания на пути Героев. Конечно, жаль бессмысленно пролитой крови, но звери-защитники не могут жить по-другому. Наша задача как Героев — устроить ему достойную битву.

— Нам могут помешать враги Сэйн, но я надеюсь, что осторожность нам поможет.

Её враги любят выскакивать, когда их не ждут. Возможно, они попытаются, например, разозлить Фэнхуана. Осторожность не повредит.

— Ясно.

— Насколько мне известно, страна, где запечатан Фэнхуан, находится на западе… — продолжил я. — Если один из Героев доберётся туда, мы сэкономим время на перемещениях.

Про расположение страны я узнал у королевы и прочих чиновников.

Если один из нас наладит в срок портальное сообщение, мы сможем тренироваться в деревне до самого нападения.

— Я займусь порталом, падре! — Мотоясу вскинул руку.

С учётом того, что с ним в деревне будет слишком шумно, да и сам он вместо работы наверняка будет целыми днями играть с Филориалами, отправить его на это задание — вполне разумный шаг.

— Говорят, что в той стране есть много записей с советами относительно битвы с Фэнхуаном, так что перед битвой мы их обязательно изучим… Вопросы есть?

— Кстати, об этом, — вдруг сказал Рен, немного скривился и отвёл взгляд.

— Да?

Рен вообще не очень любит просить других людей. Хотя, я бы на его месте тоже чувствовал себя неловко.

— Наофуми, я хочу, чтобы ты отвечал за тактику.

— Ну, само собой я буду командовать и руководить боевым отрядом.

Даже во время битвы с Лингуем я сражался в первых рядах. Правда, с тактикой и командованием мне помогала королева и генералы других стран.

Поскольку у меня есть опыт воспитания личного войска, разработку тактики наверняка тоже поручат мне.

— Нет, я не в этом смысле. Я хочу, чтобы ты командовал конкретно нами. Ты говорил, что у тебя есть опыт управления гильдией, так?

— Да. Говорил.

Если я не ошибаюсь, это было во время первого совета Героев после победы над Архиепископом. Именно на этом совете выяснилось, что мы можем делиться методами усиления.

— Когда мы с тобой впервые увиделись, ты напомнил мне одного моего знакомого.

— Знакомого? Это тот, которого ты типа победил в другой игре?

Рен посмотрел в пустоту, будто вспоминая прошлое, затем снова на меня.

— Да. У него характер — нечто среднее между прошлым и нынешним тобой. Он был очень заботливым, поэтому люди к нему тянулись.

Прошлым мной… Да уж, в те времена мне казалось, что я с кем угодно общий язык найду. Я не задумывался о том, что меня могут обмануть. Главным для меня было веселье.

— Ты возглавлял крупную гильдию, так? Поэтому я и прошу тебя.

— Я всё равно в этих делах не лучше специалиста. У меня есть опыт гильдейских битв и штурмов крепостей по ограниченным игровым правилам. Не думаю, что этот опыт нам поможет.

Вообще, это лучшая часть любой игры — штурмовать сложнейшие подземелья и добывать вещи, доступные лишь лучшим из лучших, чтобы доказать всему серверу силу твоей гильдии. Игра в гильдии хороша именно возможностью получить во время ивентов впечатления, недоступные игрокам-одиночкам.

Однако сравнивать гильдейские битвы и волны всё-таки преждевременно. Во время волн может произойти всё что угодно, они требуют от всех участников биться на пределе возможностей.

— Какого размера гильдия у тебя была в игре, Наофуми? Не помню, чтобы ты нам подробно рассказывал.

— Я был главой альянса гильдий, третьего по размеру на нашем сервере. Но во всяких международных турнирах мы не участвовали.

Кстати, ещё одно важное уточнение — несмотря на мой авторитет среди членов альянса, я был в нём далеко не самым сильным игроком. Я даже не довёл персонажа до максимального уровня и играл в первую очередь ради виртуальных денег и общения. Отчасти я как раз поэтому остановил свой выбор на игре, в которой ценится качественная экипировка и предметы-лечилки.

— Значит, у тебя гораздо больше опыта, чем у нас.

— Так-то оно так, но пользы от этого опыта немного. Он разве что помогает руководить эвакуацией.

Во время первой волны мне едва хватало сил на защиту мирных жителей. В последующих волнах мало что изменилось.

Когда напал Лингуй, воеводством занималась королева и генералы, а мы с Ост не более чем тормозили черепаху.

Впрочем, это не отменяет того, что я самый опытный среди Священных Героев. Рен воспитывал слабых игроков, но в основном играл в одиночку. У Мотоясу была мелкая гильдия.

Ицуки вообще играл в синглплеер. Ладно бы в его мире игра была стратегией, но, судя по его поведению во время волн, это не так.

Думаю, меня хватит самое большее на составление тактики для битвы с Фэнхуаном. Как мы уже решили, нужно заранее изучить легенды страны, в которой он запечатан, и придумать победную стратегию.

— Какими были квесты, связанные с Фэнхуаном?

— По игровому сюжету страны, пострадавшие от Лингуя, решили всерьёз заняться изучением зверей. Но это не помогло запечатать Фэнхуана, и он всё же вырвался на свободу.

— Ясно.

Ну, если Герои не собираются бежать на Фэнхуана как на Лингуя, надеясь на игровые знания, это уже доказывает, что они взялись за ум.

— Кстати, я собираюсь сделать всем Героям новые украшения перед решающей битвой.

— Если я не ошибаюсь, ты говорил, что они значительно усиливают атаки и навыки? — уточнил Рен.

— В играх таких не было?

Рен задумчиво наклонил голову.

— Я помню аксессуары, которые улучшали конкретные навыки, так что… в принципе были.

Понятно. В моей игре такое, кстати, тоже было. Игры вообще любят такие штуки, так что ничего нового.

— В любом случае, эти украшения либо улучшают навыки, либо дают всякие необычные способности. Их разработкой занимаюсь я, зверочеловек Имия из моей деревни и алхимик Рато. Мне потребуются ваши отзывы.

— Как скажешь, — ответил Рен.

Его пассивность напоминает мне Ицуки и слегка раздражает. Хотя, лучше уж так, чем если он ненароком сорвётся.

Вообще, моя главная задача — воссоздать ножны Рафталии из мира Кидзуны. Чем ближе к оригиналу, тем лучше.

Ювелир тем временем вовсю занимается созданием прототипов аксессуаров, которые позволяют обычным людям получать дроп с монстров при помощи Песочных Часов. Без этого дроп доступен только Героям, так что спрос ожидается огромный.

Все это станет фундаментом для спонсирования и усиления армии.

Что до профессий и создания других предметов, то другие Герои уже понимают, что к ним можно подключать Ци.

Да, этот совет гораздо продуктивнее предыдущих.

— Не забывайте поднимать себе Уровень, — напомнил я.

— Пока что я заметил, что лучше всего опыт набирается в Кутенро, — вставил Рен, подняв руку.

— Хм…

Действительно, на родине Рафталии победы дают на удивление много опыта.

— Кстати, об этом… — неуверенно протянул Ицуки. — Лисия-сан говорит, что с тех пор как вы посадили сакуры, монстры возле деревни стали давать больше опыта.

— Что?

Светосакуры ещё и такое умеют? А ведь они как раз из Кутенро. Возможно, они действительно повышают количество опыта за убийство монстров.

— Повышение эффективности охоты… Кстати, Садина как-то говорила, что в море Уровень тоже растёт лучше…

Рен вздрогнул в ответ. Ну да, он ведь не умеет плавать, хотя недавно вроде бы немного научился.

Возможно, стоило бы обратиться за помощью к Садине и Силдине, чтобы под их руководством качаться под водой. Можно достать Пижамы Пенгвлюка, которые дают подводные прибавки… точнее, Пижаму, потому что она у нас осталась ровно одна.

— В общем, наша задача — не прекращать тренировок до самого дня битвы.

Можно сказать, эта задача остаётся неизменной с самого дня призыва, что бы с нами ни случалось. Конечно, нападение Фэнхуана уже на носу, но это ничего не меняет.

— Наконец, мы должны выбрать спутников для битвы с Фэнхуаном, — напомнил Рен. — Наофуми, у тебя уже есть соображения на эту тему?

— Я собираюсь взять всех, кто хочет. Кроме тех, кому там точно делать нечего.

— Ясно… Да, у вас много сильных товарищей: Рафталия-сан, Лисия, Садина-сан…

Рен прав — в деревне живёт множество сильнейших бойцов. Особенно Рафталия, которая возглавляет тех, кто уничтожает врагов вместо меня.

— Ты ведь возьмёшь с собой Атлу?

— М?

Зачем Рен спрашивает про неё?

— Зачем она нам? Конечно, Атла сильна, но…

Атла достаточно сильна, чтобы тренироваться вместе с нами и Рафталией, а затем каждый вечер устраивать ожесточённые поединки с Рафталией.

— Потому что, если честно, она набирает силу быстрее всех деревенских детей, — объяснил Рен.

— Это так, — поддержал его Ицуки.

— Я понимаю, что она не может тягаться с невероятной силой Геройского Оружия, поэтому сдерживаюсь во время тренировочных битв, — продолжил Рен. — Но в том, что касается искусности и мастерства, она на голову выше меня. Она настоящий гений.

Я согласен, что Атла развивается впечатляющими темпами. Как и Садина. Но Садина одарённая от рождения и обладает огромным опытом. Атла, в отличие от неё, постигает умения, изучая их невидящими глазами. В последнее время Рафталии даже с помощью рафообразных не всегда удаётся остановить её. Скорее всего, причина кроется в защитных техниках на основе Ци, которым её научила Сэйн. Кстати, я обучался этим техникам одновременно с Атлой. Рафталия от нас отстала, поскольку решила сосредоточиться на умениях, о которых узнала в Кутенро.

У освоенных нами навыков есть и названия. Могу их перечислить.

Первый: “Фокус”.

Это умения позволяет с помощью Ци привлекать боевую магию — например, перенаправить в меня летящий в союзников огненный шар. Очень полезная способность во время магических обстрелов. Радиус действия — около трёх метров, но можно и больше, если влить достаточно Ци.

Второй: “Стена”.

Эта способность на несколько секунд создаёт невидимую стену, мешая противнику. Её можно использовать в качестве замены Эрст Шилду. Она останавливает как простые атаки, так и магические. Главный плюс Стены — универсальность: её размеры можно легко поменять при помощи Ци. Главный минус — короткое время существования.

Наконец, третий: “Самоцвет”.

Это контратака, которая сжимает магическую атаку с помощью Ци и бросает во врага. Разумеется, не всякую магию можно вернуть отправителю, так что эта способность далеко не панацея. Она работает примерно по тому же принципу, что и отбивание магии Щитом.

Все эти способности доступны и Атле. Правда, они создавались под меня и мой высокий показатель защиты, так что Атла их изменила, превратив защиту в отведение атак.

— Она исключительно быстрая и непредсказуемая, — продолжил Рен. — Более того, даже когда я попадаю, она немедленно уходит в сторону и почти не получает урона.

— Кроме того, — поддержал его Ицуки, — она активно пользуется атаками, игнорирующими показатель защиты. Противостоять им очень тяжело.

— Но вы ведь как-то выкручиваетесь?

— Да, но если мы сойдёмся в битве один на один, мне придётся сражаться всерьёз, — ответил Рен.

— Я тоже не смогу остановить её, не ранив.

Это же насколько Атла сильна, что даже Герои — по своей природе сильнейшие бойцы — вынуждены сражаться против неё в полную силу? Конечно, все они понимают, что жителей деревни убивать нельзя и стараются сдерживаться. Собственно, именно поэтому им так тяжело побеждать Атлу.

— Я слышал, что Фоур-сан скоро вернётся из своего путешествия… — сказал Ицуки. — Не знаю, сможем ли мы сдерживать Атлу-сан до его возвращения… Возможно, к тому времени она уже пробьётся через оборону Рафталии-сан.

— И почему ей настолько хочется спать рядом со мной?

Я понимаю, что спас ей жизнь, но должны же быть границы разумного…

Хотя моя жизнь в последнее время наладилась, я всё ещё не собираюсь бросать в этом мире якорь. Возможно, я всё-таки пользуюсь популярностью у девушек — конечно, не так как Мотоясу, но всё же?

Хотя, нет, в случае Атлы свою роль наверняка сыграла её раса, к тому же она влюблена в меня в первую очередь как в спасителя.

И вообще, она ещё ребёнок. Я считаю себя отчимом Рафталии, и с Атлой тоже стараюсь обращаться как с дочерью.

— Фоур и Атла настолько сильны, что с ними победить Фэнхуана будет проще простого, — заявил Рен.

— Не, Атлу я на Фэнхуана не возьму.

— Почему? — спросил Рен, искренне недоумевая.

— Пообещал Фоуру, что не дам ей участвовать в опасных битвах. Я буду набирать добровольцев из жителей деревни, но откажу Атле.

Я ведь не злодей. Например, я ведь не просто так всегда беру с собой Атлу только в компании с Фоуром.

Однако Фэнхуан — битва, во время которой может произойти всё что угодно. Одно дело Фоур — он бывалый наёмник, которого я к тому же купил себе в рабство. Но Атла — рабыня, доставшаяся мне в довесок. Хоть мне и кажется, что вместе с Фоуром ей ничего не угрожает, сам Фоур со мной не согласится.

Да, Атла уже пережила множество опасных сражений, но зачастую она просто оказывалась не в то время не в том месте. Суть просьбы Фоура в том, чтобы я не брал с собой Атлу, если заранее знаю, что нам предстоит опасная битва.

Именно тогда дверь вдруг открылась. Повернувшись, мы увидели трясущуюся Атлу, сжимающую ручку двери.

Как же невовремя.

— Что такое, Атла?

— Наофуми-сама… Неужели вы не возьмёте меня на важную битву?

Видимо, она привыкла, что я всегда беру её с собой. Прямо сейчас она смотрит на меня так, словно я вдруг решил уволить её в запас.

— Не возьму. Я пообещал твоему брату.

— Наофуми-сама, я сказала, что стану вашим щитом. Именно поэтому я всегда буду рядом с вами во всех битвах! — ответила она, намекая, что всё равно увяжется за мной.

Я понимаю её чувства, но опасность есть опасность. У Фоура тоже есть чувства, и их я тоже понимаю.

— Что бы ты ни говорила, я уже пообещал. Я из тех людей, которые держат обещания даже ценой жизни.

Атла, может, и не против, а вот Фоур…

— Брат…

Атла развернулась и вышла, пошатываясь. Как-то меня беспокоит эта походка.

— Наофуми? Всё хорошо? — спросил Рен.

— Что-то я волнуюсь, но ей только и нужно, чтобы я бросился вдогонку…

Иногда фанатизм Атлы ставит меня в неловкое поражение. Она называет меня непогрешимым Богом, но в то же время постоянно срывается с катушек.

Будь у меня такая младшая сестра, я бы тоже хотел держать её в безопасном месте.

Мне, конечно, приятно, что Атла хочет защитить меня, но я Герой Щита. Не думаю, что из неё выйдёт толковый защитник.

— Наофуми-сама!

В дверь постучали. Заглянула Рафталия.

— Я видела, как Атла-сан идёт шатающейся походкой. С ней такого никогда ещё не было. Что-то случилось?

— Ага… Я пообещал Фоуру, что не возьму её на битву против Фэнхуана.

— Понятно… — протянула Рафталия, оборачиваясь. — Но я в этой битве точно поучаствую.

— Разумеется. Более того, я на тебя рассчитываю.

Если честно, у меня есть желание оставить в деревне и Рафталию. Кажется, я начал ещё лучше понимать Фоура.

— Что бы ни случилось, я всегда буду воевать за тебя, падре!

Мотоясу лучше игнорировать.

— Чувствую, после возвращения Фоура будет кипиш, — заметил Рен.

— Фоур-кун… — протянул Ицуки. — Настал момент истины.

Вообще, это был неизбежный конфликт. Сможет ли Фоур остановить Атлу?

Именно на этом вопросе закончился совет Героев, и началась подготовка к битве с Фэнхуаном.

Примечания

  1. 異能 (inou) — японское слово, обозначающее сверхспособности. В современном японском под 異能 как правило понимают сверхспособности школьников в аниме/манге/играх, а также все произведения на эту тему. В России близкий аналог 異能 как жанра — городское фэнтези.
  2. Nakoruru из Samurai Spirits (Shodown).

Комментарии