Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 13. Ночь перед Фэнхуаном

Затем я, уже без спутников, отправился в замок, чтобы поговорить с королевой.

У меня скопилось множество вещей, которые ей стоит рассказать, да и Королеве надо передо мной отчитаться. Наконец, мы должны обсудить с ней поставки припасов из Мелромарка и, разумеется, Фэнхуана.

— В самое ближайшее время состоится битва с Фэнхуаном, и это далеко не последняя битва. Что в свете этого вы планируете делать с вашей землёй, Иватани-сама?

— У нас собралось много разных людей.

Правда, им нельзя думать, что спутникам Героев дозволено всё. Королева мне рассказывала, как бывшие товарищи Ицуки творили всякие гадости втайне от него. Все они в розыске, но скрываются, прямо как Ссука.

Если добавить к этому недавно обнаруженных Мотоясу сторонников Церкви Трёх Героев, то мне впору опять вздохнуть о том, что у меня слишком много врагов. Возможно, пора всерьёз подумать о найме бойцов теневого фронта из, например, Зельтбуля.

— Мелти рассказывает, что восстановление города, некогда принадлежавшего графу Сеавет, а ныне вам, многому её научило.

— Я бы сказал, это только благодаря ей наш регион держится на плаву. Из неё выйдет отличная королева.

— Должно быть, моя дочь действительно старается, раз заслужила от вас такую похвалу.

— Ну, это да…

Например, она сильно помогла мне с Мотоясу. Когда тот устроил хаос в загоне Филориалов, она взяла на себя воспитание птиц, избалованных Мотоясу.

Кстати, подданная-номер-один тоже стала Королевой, возможно, из-за влияния Мотоясу. Правда, я ещё не видел, чтобы она разговаривала.

По словам Мелти и Фиро, всеми нашими Филориалами — кроме личной троицы Мотоясу — управляет как раз подданная-номер-раз… кажется, её звали Хиё-тян? Видимо, она на удивление способная.

Поскольку нам предстоит битва с Фэнхуаном, Мотоясу привёл с собой армию Филориалов. У них постоянные конфликты с рафообразными.

Что касается Гаэлиона, то он скорее всего присоединится к другим драконам, которые будут возить наездников.

Всеми полулюдьми и зверолюдьми заведуем мы с Рафталией, а также Фоур с Атлой. Подкреплениями из Шильтвельта руководит Вальнар. У нас есть бойцы даже из Кутенро, вдохновлённые тем, что на передовой будет их новая повелительница Рафталия. Наконец, людьми командует королева.

Что же, командиры у нас довольно опытные, и даже среди солдат есть немало тех, кто участвовал в битве против Лингуя. Думаю, от них тоже будет толк.

— Не трогай Атлу! — вдруг услышал я голос Фоура со стороны двора.

Да, именно там я просил их подождать меня. Атла и Фоур они такие… Могут испортить любые переговоры, поэтому я собирался им всё объяснить позже.

Что-то случилось? Я выглянул в окно.

Фоур держал Атлу на руках и пятился от Подонка. Подонок… вроде бы просто стоит с протянутой рукой. Затем он что-то пробормотал Фоуру, развернулся и ушёл.

Атла недоумённо крутит головой, Фоур щурится и будто бы о чём-то размышляет. Королева стояла рядом со мной и провожала Подонка многозначительным взглядом.

— Вот бы он… поскорее стал таким же сильным, как раньше…

Как я и думал, в глубине души королева до сих пор надеется, что к Подонку вернётся его прежняя мудрость.

— Я бы сказал, адекватнее всего конфисковать его Звёздное Оружие и найти ему другого хозяина.

— Прошу меня извинить, Иватани-сама, но я вынуждена настаивать, что если Подонок станет прежним, то принесёт в сотни раз больше пользе, чем любой другой владелец Посоха. Поэтому я не могу согласиться с вашими словами, сколько бы вы ни просили.

Я уже слышал, что Подонок был Героем Посоха, но я никогда не видел его с Оружием. Порой мне кажется, что нынешний Подонок это двойник, а настоящий уже давно умер. Кстати, где он вообще прячет Посох?

— Хм… но учти, времени осталось мало. Если появится враг, с которым мы не сможем справится, а он по-прежнему не будет делиться методами усиления, его придётся казнить, а затем искать нового Героя.

— Я понимаю… — согласилась королева, глядя куда-то в пустоту.

Что-то в ней напомнило мне Рафталию, когда она смотрит на меня с надеждой. Возможно, просто показалось.

Переговорив с королевой, я вышел во двор к Фоуру.

— Наофуми-сама!

Ага, Атла всё ещё с ним.

— Атла, мне нужно ненадолго в деревню. Можешь найти и позвать Рафталию с остальными?

Я подумал, что она вряд ли так просто согласится, так что попросил задушевным тоном и погладил её по голове.

— Конечно! Я исполню любой ваш приказ, Наофуми-сама! — выпалила она и убежала.

Кажется, в последнее время я всё-таки понял, как с ней надо обращаться.

— Фоур, стой, — окликнул я Фоура, потому что он чуть не убежал следом.

— А? Чего?

— Вы с Атлой говорили с Подонком? Что он вам сказал?

— С чего это я буду тебе рассказывать?

— Тебе хватит ума догадаться, что он что-то задумал? Это ведь тот самый человек, который вырезал твой клан.

— У…

Королева ему всё рассказала, когда они впервые встретились.

Крыть Фоуру было нечем, так что пришлось отвечать.

— Он докапывался до Атлы, пытаясь побольше узнать от неё. В итоге я услышал, как он спрашивает её о матери.

— Она ответила?

— Нет, отказалась, но… — ответил Фоур, явно давая понять, что его что-то беспокоит. — С прошлого раза он будто ещё сильнее постарел и говорил как-то вяло.

— Ну, неудивительно.

Насколько я знаю, у него была младшая сестра, как две капли воды похожая на Атлу. Возможно, теперь он видит в Фоуре себя?

— Увидев меня рядом с Атлой, он почему-то посмотрел в небо и сказал: “Защищай сестру любой ценой или пожалеешь”. Будто это не очевидно.

— Ясно…

Избитое клише, конечно, но похоже, что Подонок проецирует себя на Фоура. Как предсказуемо.

В своё время Подонок тоже был довольно сильным. Даже его враги в Шильтвельте так говорят, так что это наверняка правда.

Но я пока не понимаю до конца причинно-следственную связь. Атла однозначно была физически сильнее сестры Подонка, да и характер у неё наверняка совсем другой. Может, это Подонок пытается нас разозлить? Но ведь мы ему в последнее время ничем не досаждали. Или это всё те же старые обиды?..

Когда Атла привела Рафталию и остальных, мы вернулись в деревню.

— Ну что, уже довольно поздно, давайте пойдём спать.

— Наофуми-сама, как это понимать? — вдруг спросила Атла, когда я поговорил о Фэнхуане с жителями деревни и уже собирался пойти к себе.

— Что? Чего тебе?

— Что случилось?

Мы с Рафталией переспросили одновременно. Судя по всему, моих спутников озадачила расстановка на битву.

— Почему Атла на передовой?

— Я хочу всегда быть возле вас, Наофуми-сама.

— Фоур, разве тебе не хочется, чтобы Атла была рядом?

Ради поддержания боевого духа Фоура и в знак уважения к силе Атлы я поместил её на передовую, но Фоуру это почему-то не понравилось, хотя в таком случае Атла будет сражаться рядом с ним. С другой стороны, я не поставил её в самый авангард, к себе, и это не устраивает уже Атлу.

— Атла, тебя послушать, так ты должна быть в первом ряду.

— Меня это целиком и полностью устроит.

— Нет! Атла должна стоять сзади, в безопасности!

— Но брат, это будет означать, что я просто пришла посмотреть на битву. Разве ты бы согласился присоединиться к запасному тыловому отряду?

— У…

— Что ты её никак переспорить не можешь?

— Наофуми-сама, как я уже говорила, я хочу стать вашим щитом.

— Эй ты…

Она меня без работы оставить хочет? И Фоур точно закатит скандал, если я ей разрешу.

— Я предлагаю компромиссный вариант — ты будешь на передовой, но позади меня. В чём польза от меня, если передо мной есть ещё кто-то? Даже Рафталия это понимает.

— Да, — подтвердила Рафталия.

Выбегать вперёд меня нужно в строго определённые моменты. А прежде чем защищать меня, нужно вспомнить, кто наш противник. Должен же быть инстинкт самосохранения.

— Хорошо… — Атла поморщилась, но кивнула. — Но я всё равно хочу защищать вас.

— Я уже долгое время не могу понять вас, Атла-сан. Зачем вы так упорно настаиваете на защите Наофуми-самы?

— Я тоже не пойму. Чего ты рвёшься его защищать?

— Неужели вы до сих пор не понимаете, Рафталия-сан, брат? — ответила Атла, раздражённо поднимая брови. — Я не хочу пользоваться добротой Наофуми-самы бесплатно. Моё сердце обливается кровью, когда я чувствую, как Наофуми-сама выходит вперёд и принимает на себя чужие раны.

Я бы сказал ей, что она спорит со смыслом моей жизни, но где-то в душе я понимал, что соглашаюсь с Атлой. Во всяком случае, её слова не вызвали у меня неприязни, пусть моя реакция и идёт вразрез с долгом Героя Щита.

— Возможно, я говорю ерунду, и всё же я хочу находиться рядом с Наофуми-самой не как с Героем Щита, а как с человеком.

Не как с Героем? Я не совсем понял, что она хочет этим сказать.

— Что с вами, Атла-сан?!

— Да, Атла! Какого чёрта ты выбрала его?!

Хм? А ведь если подумать, это было признание в любви. Что-то я раньше не замечал, хотя она постоянно говорит похожие слова.

— Наофуми-сама.

— Чего?

— Меня притягивает доброта в глубине вашей души. Пожалуйста, не рискуйте жизнью, пытаясь защитить всех остальных.

Она продолжает настаивать на этом, хотя у меня нет ничего, кроме защиты других.

— Ладно-ладно, я тебя понял. Но понимаешь в чём дело, Атла, я на самом деле трус. Я заставляю вас делать то, чего не могу сделать сам.

— Тогда скажите мне, Наофуми-сама. Где бы вы находились на поле боя, если бы могли уничтожать врагов собственными силами?

Хм… Что, если бы я мог сражаться как все? Интересный вопрос… Стоял бы я на передовой?

Не факт, что я в таком случае полагался бы на рабов. После первого предательства я бы наверняка не стал никого покупать и просто набирал бы Уровень в одиночестве.

— Наофуми-сама, я хочу, чтобы вы всегда помнили: вы не обязаны страдать за всех и считать, что по-другому не бывает. Вы преданно служите другими и постоянно раздаёте себя, но кто-то должен исцелять вас и отдавать вам себя, — сказала Атла и посмотрела на Рафталию.

— Атла-сан, я поддерживаю вас в том, что касается ваших пожеланий Наофуми-саме. Но вы… забываете о его чувствах, — ответила Рафталия, и Атла прикусила губу.

С чего это ей так досадно стало?

— Наофуми-сама… — продолжила Атла. — Даже если в будущих битвах кто-то умрёт, пожалуйста, не обвиняйте себя в том, что это именно вы не смогли их защитить.

Атла вложила в эти слова столько чувств, что я не мог пропустить их мимо ушей. Она изо всех сил пытается донести до меня, что именно чувствует как защитница и как защищаемая.

— Человек, который без конца забирает всё что может, со временем гниёт и превращается в урода. Более того, он даже не может ощутить собственное гниение. Я больше… не хочу через это проходить.

— Да, я понимаю.

Вообще, Атла говорит правду. Что касается смертей, то и в прошлой, и вообще во всех предыдущих битвах погибло немало людей. Я пытался спасти как можно больше, но у меня не получилось.

Вот только её слова о гниении относятся и к её одобрению всех моих действий. Можно ведь прогнить и от того, что тебя хвалят за каждый шаг. Возникает чувство вседозволенности.

Кё тоже жил в условиях, когда его все хвалили, и превратился в конченую мразь. А ведь когда-то был признанным гением.

— Брат… Я больше не могу быть человеком, которому ты безвозмездно отдаёшь себя. Я хочу защищать других, как ты и как Наофуми-сама.

— Атла, о чём ты…

— Брат… Ты ведь согласен, чтобы другие страдали ради меня, не так ли?

— ?!

Фоур притих. Вообще, ему действительно безразличны все кроме Атлы.

— Я больше не хочу смотреть, как ты так ведёшь себя, брат. Хотя… я не вправе чего-либо требовать от тебя. Что же, мне пора.

Атла так и ушла с грустью на лице.

— Я… думаю только про Атлу? Значит, я так злюсь на её привязанность из-за того что…

— Ты чего? — я помахал рукой ошарашенному Фоуру.

Тот опомнился, надулся и тоже ушёл.

Да что с ними такое?

— Привязанность к Наофуми-саме… — о чём-то задумалась Рафталия.

Неужели эта тема так важна для них?

Комментарии