Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Эпилог. Вечер

Прошло два дня после захвата восточной столицы.

Мы навестили больницу, в которой лежала Силдина. Повезло — она как раз пришла в сознание.

Как я уже сказал, я пришёл не один. Компанию мне составили Садина, мужественно решившая проведать сестрёнку, и мальчик, которому мы замаскировали лицо и хвост.

Кристалл, который у нас получился стараниями Фиро, уже показали населению Кутенро. Им сказали, что повелителя жестоко казнили. В жителях скопилось столько ненависти к нему, что иначе бы их никак не успокоили.

На Рафталию после победы обрушились государственные дела, команду Атлы я в очередной раз отправил добивать очаги сопротивления. Фиро успела подружиться со столичными детьми и играет с ними. Рен, Ицуки и Лисия вместе тренируются.

— У… м…

Силдина медленно открыла глаза и посмотрела по сторонам.

— Что, очнулась? — спросил я.

Заметив нас с Садиной, Силдина попыталась сесть, но ей не хватило сил, и она упала обратно.

— Силдина! — воскликнул мальчик.

Силдина по очереди посмотрела сначала на меня, затем за него, и недоумённо покрутила головой.

— Чего ты сразу вскакивать пытаешься? — устало спросил я. — Только очнулась, и сразу рвёшься в бой?

Силдина отвернулась. Видимо, не очень хочет разговаривать.

— Я до сих поверить не могу, что тебе пришло в голову доверить почти полному незнакомцу такую важную вещь.

Мы с ней всего раз вместе пили, а она зачем-то доверила мне фрагмент собственной души. О чём она думала? Тем более что в конечном счёте её спасла Рафталия, не я.

— Подумаешь… — ответила Силдина. — Просто я впервые в жизни увидела мужчину, который мне понравился, и отдала ему карту с фрагментом души, которую столько лет не могла никуда выкинуть.

— “Понравился”... зная твою любовь к выпивке, ты так говоришь из-за того, что я ел коголевые ягоды?

— Я люблю людей, стойких к алкоголю, — Силдина кивнула.

— Да уж… ты очень похожа на твою сестру.

Семья алкоголиков, честное слово!

— О-о…

— И прекрати так говорить. Ты же ненавидишь свою старшую сестру, зачем ей подражаешь?

— …

Судя по её поведению, она действительно на дух не переносит Садину, но видимо против крови не пойдёшь — действуют они на удивление похоже.

— Ты мне правда понравился. Разве это плохо? Я впервые в жизни влюбилась.

— У тебя губа не дура — влюбляться в главного сторонника мятежной повелительницы и живого бога Шильтвельта.

Странно такое о себе говорить, но не суть.

— А ты оказался мужчиной Садины. Какая мерзость.

— Хватит. Я уже устал повторять, я не мужчина Садины.

— О-о? — Садина будто нарочно попыталась обвить свою руку вокруг моей.

— Прости, но у нас с тобой не такие отношения, — сказал я, отмахиваясь от неё.

— Ну что ты, давай поразвлекаемся.

— Прекрати, ты уводишь разговор не в ту степь.

Садина ведёт себя так, что у меня скоро по отношению к ней фобия разовьётся. Прекратила бы она меня так дразнить.

Затем Садина повернулась к Силдине и мило улыбнулась, будто говоря: “Видишь, он сказал правду — между нами ничего нет”.

— Если ты и правда моя сестра, тебя это не остановит. Если тебе действительно нравится Наофуми-тян, нападай на него активнее и страстнее.

— Ну-ка прекрати!

— И вообще, ты знаешь, я согласна быть просто любовницей Наофуми-тян… Возможно, мне никогда не обогнать Рафталию-тян и Атлу-тян, но по крайней мере против Фиро-тян у меня есть шансы.

— Ты что несёшь?!

Ладно ещё Атла, но Рафталия мне почти как дочь. Я же не извращенец, чтобы хотеть свою дочь! И Атлу я, к слову, тоже не хочу.

Что бы она ни думала, я не собираюсь ни влюбляться, ни жениться в этом мире!

А что Фиро? У Фиро есть Мелти. А в последнее время ещё и безумный поклонник, вооружённый копьём.

— В общем, если ты хоть немного любишь Наофуми-тян, то сражайся за него против меня. Или ты испугаешься и убежишь?

Силдина посмотрела на Садину, нахмурившись. Она не понаслышке знакома с отрицательными эмоциями. Можно сказать, её психика искалечена так же, как у детей из моей деревни, столько живших у садистов. Если учесть, что и Силдина на самом деле ребёнок, мне по возможности хотелось бы ей помочь.

— С тобой даже не интересно, ты так быстро сдаёшься.

— Прекрати её провоцировать, — бросил я Садине и вздохнул.

Хотя Садина обычно очень заботливая, в разговоре с сестрой она никак не может выбрать правильный тон.

— Знаешь, когда мы сидели в трактире, ты выглядела такой счастливой, хотя мы всего лишь играли в карты.

— … — Силдина отвернулась, будто не желая меня слушать.

Видимо, мои слова на неё не действуют. Ей будет очень нелегко избавиться от тяжёлого семейного наследия.

Но я всё равно ей сочувствую.

— Хоть ты и любишь теряться в городах, если хочешь ещё со мной погулять, то я не против. Или не хочешь?

Вроде бы Силдина любит играть в карты, и это может послужить зацепкой.

Сэйн, сторожившая вход в комнату, достала колоду карт и показала. “Тебе ведь нравится в них играть”, ага.

Своим тяжёлым прошлым Силдина немного напоминает мне Рафталию, поэтому я хочу ей помочь. Возможно, это немного эгоистичное желание. Возможно, я не смогу по-настоящему помочь ей. Но если получится хотя бы облегчить страдания, то надо попробовать.

— Кстати, я должен сказать тебе одну вещь. Силдина, должность кровожадной жрицы упразднили. Если хочешь вернуться к прежней жизни, придётся быть просто жрицей Аквадракона. Кстати, Садина становиться ей не собирается.

— Да, я всего лишь слегка знакома с великим Аквадраконом и снова становиться жрицей не хочу.

— ?! — Силдина уставилась на меня, вытаращив глаза.

— Возможно, должность кровожадной жрицы очень важна, но ты ненавидела её всей душой, так что зачем тебя мучить? Лучше нанять палача и всё.

Вообще, эта реформа давно напрашивалась. Делать грязную работу во имя повелительницы — бред собачий. Пусть этими вещами занимается человек, который точно будет знать, что просто выполняет работу.

— Или ты всё-таки хочешь заниматься этим и дальше? Если да, то я тебе мешать не буду… Но подумай хорошенько.

— Неужели ты не казнишь меня? Я была уверена, ты скажешь Садине отрубить мне голову.

Ах вот чего она ожидала.

— Конечно нет, Наофуми-тян не такой. Кстати, Силдина-тян, ты не могла бы рассказать мне… о твоих родителях? Должна сказать, моё терпение уже на исходе, — спросила Садина, вся искрясь от затаённого раздражения. — И вообще, не хочешь сходить со мной? Я собираюсь слегка напомнить родной деревне, что такое страх. Я не дам им создать ещё одну Силдину-тян.

Из докладов я уже знаю, что то поселение переметнулось на сторону нового правительства как только там поняли, что на стороне проигравших. Если честно, я считаю родителей Силдины и Садины полными идиотами — в них даже Аквадракон разочаровался — но не собираюсь присоединяться к их наказанию. Не хочется, чтобы Садина знакомила меня со своими родственниками на фоне деревни, разрушенной её руками.

— Если больше не хочешь оставаться в этой стране, то уходи со мной. Я буду относиться к тебе так же благосклонно как и к этому мальчику.

— Да, Силдина-тян, давай дружить. И начнём дружбу с того, что заставим кое-каких людей расплатиться за грехи.

Судя по тому, как Садину заклинило на этой теме, она явно в ярости. Тем более что по поведению Силдины хорошо видно, насколько её искалечило их воспитание.

— Но… но я… — Силдина посмотрела на мальчика, затем виновато потупила глаза.

— Силдина… — обратился к ней мальчик.

— Кстати, она для тебя вообще кто?

— Она всегда защищала меня и была мне как старшая сестра. Остальные пытались использовать меня, но она не такая… она моя подруга… — с трудом выдавил мальчик, глядя на меня.

— Видишь как здорово? Ты его подруга.

Скорее всего, он не видел благоговения в поведении Силдины, поэтому стал считать ей не слугой, а подругой.

Силдина посмотрела на мальчика большими глазами.

— Но повелитель… я не смогла должным образом призвать в своё тело богиню. Из-за этого пострадали многие дорогие вам люди, в том числе госпожа Макина… Я не достойна того, чтобы вы называли меня этим словом.

— Кхм. Кстати об этом. Что ты помнишь о случившемся?

На самом деле, именно её “неудачный” призыв повелительницы из прошлого помог нам с лёгкостью завершить захват Кутенро.

— Я не могла двигаться, но я всё помню… Я пыталась сопротивляться, но это мои руки погубили госпожу Макину и всех остальных… — Силдина закрыла лицо руками, будто пытаясь не сорваться. — Я не могу поверить, что госпожа Макина… сказала такие слова…

— Она что-то сказала тебе до того, как появились мы?

Садина кивнула.

— Когда я пришла к госпоже Макине, я попыталась как-то вырваться из-под контроля… Я активировала таинственные татуировки, чтобы остановить себя в надежде, что госпожа убьёт меня. Но тогда…

Повелительница из прошлого нашла Макину незадолго до нашего появления. Когда она уже почти настигла злодейку, татуировки на теле Силдины включились и едва не уронили её на пол. Силдина специально обездвижила себя, чтобы не дать повелительнице из прошлого навредить Макине.

“Подумать только… ты посмела укусить руку кормящую. А ведь я не собиралась трогать тебя до тех самых пор, пока ты не понадобишься. Ты так быстро поверила моим словам, глупая, наивная девочка. Но главную глупость ты совершила, когда попыталась напасть на меня”, — победоносно заявила злодейка Макина.

Выжившие после атаки чиновники тоже насмехались над Силдиной.

“Ты не представляешь, как тяжело было сдержать смех, глядя на то, как ты старалась ради меня. Ты наивно шла на смерть, веря моим словам. Из тебя получилась чудесная игрушка”, — смеялась Макина над обомлевшей Силдиной. — “Да! Да! Я ждала, когда ты посмотришь на меня этими глазами! А-ха-ха-ха! Смешно до колик в животе!”

После приступа смеха Макина хладнокровно подняла правую руку и объявила:

“Но мне не нужна глупая рыбка, которая предала меня и попыталась напасть. Умри, мразь. Фу, от одного твоего вида тошнит”.

Она назвала косатку Силдину рыбкой. Видимо, вообще всерьёз не воспринимает.

Однако ей не удалось нанести решающий удар, потому что повелительница из прошлого перехватила управление телом.

— Да уж, тебя послушать, так она последней сволочью была.

Даже когда её саму прикончили, она не сдалась и попыталась захватить тело Силдины. Если бы мы немного опоздали, у неё бы получилось, и она наверняка сбежала бы. Такое чувство, будто мы столкнулись с Ссукой. Это точно разные люди? Такое чувство, что одинаковые, как бы глупо это ни звучало.

Видимо, чертовки вроде неё есть везде. Мальчик опустил глаза, я положил руку ему на плечо.

— Она бросила тебя одного и попыталась сбежать. Уже доказано, что это она убила предыдущего повелителя. Не заморачивайся и всё… А вот ей, конечно, будет сложнее, — я посмотрел на Силдину.

— Знаешь, Силдина-тян, она и меня в своё время оскорбляла… Я даже не знаю, какими сладкими речами она тебя заманивала, чтобы ты ей поверила.

— Я знаю таких женщин. Макина разглядела, что Силдиной легко манипулировать.

Садина хорошо умеет смотреть на ситуацию со стороны, поэтому Макина не пыталась втереться к ней в доверие — она знала, что её немедленно раскусят.

— Интересно, откуда ты знаешь.

— По сестре Мелти, она такая же.

— А-а, поняла, — Садина кивнула.

Я повернулся к мальчику и Силдине.

— Конечно, я могу только предположить, как сильно вас ранило то, что вы узнали правду о дорогом вам человеке. Но поверьте, я знаю, что такое боль от обмана.

Я пережил голословные обвинения, поэтому отчасти понимаю их чувства.

— Вместо того, чтобы вечно расстраиваться из-за обмана, лучше гордитесь тем, что эта тварь сдохла. Насмехайтесь над ней.

С Ссукой то же самое. Я не унываю, а предвкушаю, как она за всё заплатит.

— В конце концов Макину убила снизошедшая на тебя повелительница из прошлого, так? — уточнил я, и Силдина кивнула.

— С тех самых пор, как я впервые призвала её, она всегда пыталась использовать моё тело, чтобы убивать чиновников и госпожу Макину. Но мне удавалось сдерживать её, и я всегда считала её своим последним козырем. Сейчас я понимаю, что она на самом деле с самого начала пыталась показать мне, кто мой враг.

— Неплохой ты выбрала козырь, хоть и опасный.

На самом деле это оказался не просто сильный дух, а святая повелительница, пытающаяся избавить страну от токсичной злодейки. К тому же чем больше я обдумываю её битву с Рафталией, тем больше она напоминает суровую тренировку. Старая повелительница будто пыталась научить уму-разуму несмышлёного потомка.

— Как видишь, повелительница из прошлого была права. Кстати, мальчик, ты ведь уже тоже не сожалеешь о том, что Макина умерла?

— Угу… Я хотел верить ей, но теперь понимаю, что она вела себя странно.

Как я и думал, несмотря на оторванность от жизни он быстро учится. Хотя Макина считала, что успешно обманула его, он наверняка уже давно её подозревал. Поскольку ему сейчас всё равно некуда податься, наверное лучше обучать его на моей земле. Возможно, в нём кроется талант уровня Рафталии.

— Силдина, я не сержусь, посмотри на меня, — сказал мальчик. — Кутенро ждут большие перемены. Здесь больше никто не желает тебе зла, поэтому я хочу, чтобы ты жила так, как тебе хочется.

Мальчик посмотрел на меня и поклонился.

— У тебя, кстати, полно верных сторонников, — добавил я, обращаясь к Силдине. — Некоторые по доброте душевной закроют глаза на твои грехи. Так что да, можешь жить как хочешь.

— Я…

— Правда, с твоим клиническим топографическим кретинизмом жизнь у тебя в любом случае будет непростая.

— О-о… — Силдина слегка повеселела.

— Кутенро изолировано от всего — маленький замкнутый мирок. Лучше поживи пока с этим мальчиком в моей деревне, посмотри приграничные районы. А там уже решишь — никто не требует, чтобы ты дала ответ прямо сейчас.

— Хорошо… Но ты ведь будешь со мной пить и в карты играть?

— Ага, в деревне ты найдёшь полно любителей игр. Если научишь их, они с радостью с тобой поиграют. И я буду по возможности.

— Ясно… Хорошо.

Силдина кивнула и выбралась из кровати. Уже оклемалась? Похоже, она такая же крепкая, как и Садина.

— Ну что, Силдина-тян — кстати, ничего, что я тебя так называю? Давай вместе накажем людей, которые делают нехорошие вещи?

— Ой? — Силдина вздрогнула, когда Садина потащила её за собой. — О-о!..

— Да, сходите и разберитесь с вашими родителями. Вся страна не одобряет, чем занимается ваша раса.

— Хорошо, Наофуми-тян, мы идём! Потом сводим тебя погулять по нашей родной деревне.

— Ну-ну.

Не очень хочется видеть останки деревни, уничтоженной парой демонов…

— Ах-х, Наофуми-тян… у-у! Отпусти!

Силдина для виду сопротивляется, но вроде бы они с Садиной уже поладили. Правда, между ними постоянно прыгают заклинания ветра и молний.

— Силдина-тян, потом мы с тобой обязательно выпьем. Кстати, ты ведь сразу становишься бодрее как выпьешь. Тогда попробуй вот это, моё любимое.

— О-о… мгм…

Звуки шагов почти затихли, но у меня до сих перед глазами стояла картина, как они дружно приняли зверочеловеческие формы и ушли.

— Ну что, возвращаемся в замок?

— Да. Премного благодарю за помощь.

— Да ладно тебе, не нервничай так. У меня в деревне живёт полно детей, я буду относиться к тебе как к ним.

Я вернулся в замок вместе с Сэйн и мальчиком. На обратном пути запомнилось, как мальчик разговаривал с плюшевыми игрушками Сэйн — они ему очень понравились.

Более-менее разобравшись с делами, мы с Рафталией поднялись на самый высокий балкон замка, откуда открывался вид на старую столицу. Сэйн и все остальные тем временем отдыхают, так что у меня впервые за долгое появилась возможность поговорить с Рафталией наедине.

Вечером на балконе очень красиво — наверное, из-за чистоты воздуха. В городе, куда ни глянь, всюду празднуют.

— Уф, наконец-то трудные битвы позади.

— Да, битвы позади, но что вы собираетесь делать дальше?

— М? Оставлю страну Ральве и другим важным мятежникам, а сам уйду отсюда. Сторонников старой власти заткнули, в целом всё спокойно.

Конечно, местечковые конфликты бывают, но их мало.

Поскольку в стране есть Песочные Часы, Рафталия может по важным поводам появляться для виду — думаю, это всех устроит.

— Эх… всё-таки это были такие ужасные беспорядки.

— Тебе настолько не понравилось? Ты многое узнала о своих родителях и даже стала королевой страны.

Теперь она уже никому не угрожает.

Ещё недавно Рафталия выступала против захвата даже Шильтвельта, а теперь стала первым лицом Кутенро. История невероятного успеха как она есть — из деревенской девушки в королеву страны.

— Да, отчасти мне действительно хочется побольше узнать о стране, в которой жили отец и мать. Но я хочу быть не повелительницей Кутенро, а вашим мечом и девушкой, которая живёт в родной деревне вместе с друзьями детства.

— Какая-то ты не амбициозная.

— Можно подумать, вы от меня отличаетесь. Вы ведь бог Шильтвельта.

Да, с этим не поспорить.

Мне просто неинтересно быть богом. Я готов пользоваться Шильтвельтом в своих нуждах, но править им как король совершенно не хочу.

Рафталия присела на перила и посмотрела на закат.

— За время путешествия Кутенро я освоила много приёмов и научилась лучше управлять своей силой. Я чувствую, что без этих тренировок мы не победим в грядущих битвах.

— Да, действительно…

Пожалуй, пережив недавнюю битву, Рафталия в некотором смысле вышла на новый уровень.

— Но главное, как уже сказала Садина, теперь ты можешь гордо носить одежду жрицы и ничего не бояться, — довольно заметил я.

Рафталия чуть не грохнулась с перил. Надеюсь, с ней ничего не случится, если она упадёт с такой высоты.

— Для вас это самое важное?!

— Но это и правда важно. Эта одежда подходит тебе лучше всего.

Конечно, с этой одежды и началась вся эта шумиха, но всё хорошо что хорошо кончается. Мы отомстили людям, которые молча смотрели на мучения Рафталии, и спасли Кутенро от гнёта прогнившего правительства. К тому же хочется верить, что благодаря нам родственника Рафталии и Силдину теперь ждёт светлое будущее.

— Ну, если брать это в расчёт, то… Хе-хе-хе, я, получается, стал владыкой и Шильтвельта, и Кутенро…

— Нет, я не это хотела сказать.

Конечно, я знал, что Рафталия имела в виду не это, но факт остаётся фактом — мы наладили связи с Шильтвельтом и Кутенро и можем по необходимости рассчитывать на их помощь.

— Наофуми-сама, вы очень любите идти напролом, и от вас очень трудно не отставать.

— Буду считать, что ты меня похвалила.

— А я не буду это комментировать. Пусть пока будет так.

Какой всё-таки красивый закат. Смотрю на заходящее солнце и не могу оторваться.

— Нам осталось разве что поискать наследие твоих родителей и побывать в памятных для них места. Ты ведь не против, Рафталия?

— Да, я многое услышала о родителях от сестрёнки Садины и жителей страны, но хотела бы узнать ещё.

— Тогда устроим себе здесь небольшой отпуск. Мы много работали и заслужили отдых. Тем более, что в этой стране есть горячие источники.

— Я согласна отдохнуть, если вы будете рядом.

Через балкон в комнату влетел лепесток светосакуры. Их используют для освещения даже в замке. Пролетая мимо Рафталии, лепесток сверкнул.

— Господин-сама! Где моя еда?!

Вот и конец затишья. Ну да, я ведь ей обещал.

— Ну вот, Наофуми-сама, вас зовёт Фиро. Приготовьте ей уже обещанную еду.

— Конечно-конечно. Я приготовлю её в честь того, что ты теперь можешь официально носить одежду жрицы.

— Опять вы за своё!

По ходу этого разговора мы вышли из комнаты. Выходя, я обернулся и увидел мираж, навеянный закатом. В комнате будто стояли мужчина с чертами лица почти как у Рафталии и женщина с доброй улыбкой как у неё же. Они стояли и махали ей руками…

Мы с Рафталией направились в сторону лестницы, чтобы спустится на кухню замка и приготовить ужин.

Комментарии