Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 7. Истинное лицо Шильтвельта

— Что это? Я уже наслышан о тебе, грязнокровка. Тебе слова не давали! Прочь с глаз моих!

— Грязнокровка? Слова? Надо же… похоже, жители Шильтвельта забывают самое важное.

Хотя Атла на фоне Джаралиса казалась совсем ребёнком, она с лёгкостью терпела его гнев.

— Что?!

— Молчать!

— А… Атла?

— Нет, я не отступлю, или потом никогда себя не прощу. Моя кровь, мои инстинкты, мой разум знают, что он ошибается! — выпалила Атла, устрашая весь зал какой-то тигриной аурой. Не тупой злобой, а чем-то иным.

Очередной фокус, основанный на Ци?

Атла шагнула вперёд, да так, что у неё под ногой треснул пол. При виде этой сцены чиновники Шильтвельта молча сглотнули.

— О-она…

— Неужели…

Некоторые задрожали, будто о чём-то догадываясь, но мне нет дела до их страха. Я сложил руки на груди и, строя из себя короля, позволил Атле высказаться.

— Вспомните, с чего начинался, с чего зарождался Шильтвельт. Вы все поклоняетесь Герою Щита-саме, и в то же время пренебрегаете им!

— О чём ты говоришь?! Мы все преданно…

— Тогда почему Наофуми-сама постоянно недоволен?! Не думайте, что я не замечаю постоянные грубости, которые вы позволяете в отношении него с самого начала визита!

Чиновники Шильтвельта вздрогнули, словно нашкодившие школьники.

— Я презираю себя за то, что восхищалась вашей верой!

Ага, она много хвалила эту страну. Я даже думал её одёрнуть.

— А теперь я хочу спросить вас. Как именно был основан Шильтвельт, и что означало его создание?

— Ш-Шильтвельт… это страна, основанная силами Героя Щита-самы ради Героя Щита-самы, — ответил один чиновник, попавшись на удочку.

Атла указала на него пальцем.

— Именно! Эта страна строилась так же, как Наофуми-сама возрождал деревню. А вы угрожаете посылать убийц в его деревню. Вы втоптали в грязь историю вашей страны!

— Ч-что ты говоришь!

— Как можно сравнивать нас с деревней в каком-то Мелромарке?

— Хотите сказать, вы всегда были огромной страной? Что можно ни во что не ставить деревню Наофуми-самы из-за её размеров?

Атла заваливала их вопросами. Разошлась она не на шутку.

— Кем вы хотите остаться в истории? Прогнившими пережитками прошлого или теми, кто принёс в мир свежий ветер?

— Кх… но…

— Подумайте, зачем нам даны эти когти и клыки! Ради того, чтобы править миром? Ради того, чтобы защищаться? Нет. Все они — ради Героя Щита, ради Наофуми-самы.

Чиновники — особенно Вальнар — согласно закивали в ответ.

— Мы все точили их долгие годы в ожидании заветного часа. Можете называть меня грязнокровкой, но ваша кровь знает ответ! Докажите вашу верность Наофуми-саме!

Атла окутала себя странной аурой, и чиновники начали аплодировать. Аплодировать? Вот же слепые фанатики.

— Да! Шильтвельт готовился и точил когти затем чтобы в заветный час помочь Герою Щита спасти мир от волн бедствия! Так поклянитесь же Наофуми-саме в верности и станьте его вассалами!

Аплодисменты переросли в овацию. Сами мы стоим в недоумении. Рафталия так вообще с отвисшей челюстью.

И только Джаралис со своими приспешниками недовольно морщится.

— Атла?.. — даже Фоур смотрел на неё с недоумением.

— Как же хочется что-то сказать, но не могу. Она ведь говорит чистую правду, — выразила Рафталия общее мнение.

— Точно. Я не могу спорить с её словами о верности Наофуми-тян или с её волей к победе.

— М-м? Они ведь будут сражаться с волной, как хочет господин-сама?

Все наши соглашались с таким видом, словно тут и обсуждать нечего. Чиновники начали приходить в себя и вставать на колени.

— Кто бы мог подумать, что такая маленькая девочка откроет нам глаза… — высказался Вальнар. — Мы существуем только ради Героя Щита-самы и ради спасения мира от роковых волн. Как можно использовать Героя-саму как быка-осеменителя в политических целях?!

Часть услужливо кланялась мне, а часть… во главе с Джаралисом озлобленно смотрела на меня и Атлу.

— Я протестую! Я отказываюсь признавать этого Героя Щита тем, которому поклоняется Шильтвельт!

— Джаралис! Как ты смеешь так грубить! — отчитал его Вальнар.

— Грубить? Ошибаешься. Я дорожу Шильтвельтом, поэтому не делаю поспешных выводов, а рассуждаю хладнокровно, — парировал Джаралис.

Хм, он конечно резковато выразился, но в принципе он прав. Слепая вера в слова Героя Щита это не дело. В других условиях я бы согласился с Джаралисом, но сейчас он нам мешает.

Итак, как поступить? Хм? Атла глубоко вдохнула. Кажется, ещё не всё высказала.

— Наофуми-сама… вернее, ваш бог никогда не ошибается! — на весь зал прокричала она.

По-моему, она настоящий гений провокации. И хватит ей кивать! Даже я иногда ошибаюсь! Придётся потом заняться обучением Атлы.

— Или этот глупец смеет утверждать, что Наофуми-сама — не настоящий Герой?

— Нет, об этом я не говорил. Я всего лишь говорю, что это не тот Герой Щита, которого нам обещали.

Джаралис быстренько признал меня Героем Щита, чтобы не снискать лишнего гнева. Настоящий политик.

— Я ставлю под вопрос, действительно ли к нам пришли те самые волны из пророчеств. Не стоит делать поспешных выводов. Если это действительно те волны, которые якобы должны уничтожить мир, то почему Героя Щита призвало во враждебный Мелромарк?! Когда настал час конца света, Герой Щита-сама пришёл не к нам, а ко врагам, и это всё доказывает!

Конечно, если бы меня призвал не Мелромарк, а Шильтвельт, всё сложилось бы совсем по-другому. Хотел бы я добавить, что в этом “по-другому” не было бы отвязных оргий, на которые намекала Садина в гареме, но, увы, не могу…

— Это мнение не выдерживает критики, — Атла покачала головой.

О? Ей есть что ответить?

— Настал роковой час, и именно поэтому Героя Щита призвало вместе с остальными Героями. Сила Героев в том, что они делятся силой между собой. Другими словами, миру однозначно угрожает смертельная опасность, потому что иначе бы Героев для его спасения не призвало бы в один и тот же Мелромарк!

— Чушь!

— Чушь — это твои слова, а я говорю от лица всех поклявшихся в верности Наофуми-саме! — отрезала Атла.

Все чиновники ахнули и затихли. А затем раздался голос из дверей зала:

— Эта девочка слишком волевая и слишком напористая, чтобы отмахиваться от её слов, как от детского лепета. Думаю, на самом деле большинство жителей Шильтвельта предпочтут согласиться с ней, если их поставят перед выбором.

Все обернулись и увидели зверочеловека, похожего на черепаху. А рядом с ним — хакуко, которая утром разговаривала с Фоуром и Атлой. Незнакомец довольно упитанный, а вместо хвоста у него змея.

— Кто ты? — спросил я и увидел, как изумление на лице Вальнара сменилось облегчением.

— Это гэнмуобразный. Их клан — один из самых известных во всём Шильтвельте и один из самых влиятельных.

Гэнму… это искажённое “Гэнбу”? Вот оно что, вот как называются зверолюди, основанные на Гэнбу. Осталось встретить “аотацуообразных” синих драконов и будет полная коллекция.

— Приветствую, Герой Щита-сама, я много наслышан о ваших свершениях. Для меня честь наконец-то увидеть вас.

— А-а…

— Как вы позволили себе явиться в таком виде? — возмущённо спросил Вальнар. — Даже ваши заслуги вас не оправдывают!

— Ох, прошу прощения… — гэнмуобразный улыбнулся. — Я постоянно защищаюсь при помощи этого облика, поэтому попросту забываю о нём, — сказал он… и обратился получеловеком.

Теперь он похож не на черепаху, а на невысокого мужчину немного за шестьдесят. То, что он немолодой, можно понять уже по посоху, с которым он ходит. На первый взгляд мне показалось, что он выглядит вполне достойно.

— Мы все оттачивали наши навыки и строили страну, которая в нужный час сможет поддержать Героя Щита-саму. Вы ведь тоже не согласны с попытками выставить глупостью тот факт, что именно благодаря Герою Щита-саме возникла наша страна?

Все закивали… все, кроме сторонников Джаралиса.

— Ты прислушиваешься к словам этой грязнокровки?! Настоящий житель Шильтвельта ни за что не позволил бы себе такое!

Аура ярости фонтаном хлынула из Атлы.

— Вот как?.. Что же, если ты намерен и дальше мешаться под ногами Наофуми-самы… — начала объявлять она, показывая пальцем на Джаралиса. — То знай же, что слово Наофуми-самы окончательно. Если ты намерен мешать ему, мы устраним тебя силой.

Чиновники загудели.

— Хм!.. Прекрасно, я согласен. Ты ведь тоже считаешь, что этого всё равно не избежать, Вальнар?

— Да будет так. Я разрешаю решить этот спор боем по законам Шильтвельта! — объявил Вальнар, и чиновничий гул усилился.

— Я со своей стороны выступлю поручителем хакукообразных из стана Героя Щита-самы, — заявил гэнмуобразный. — Принимай вызов, если хочешь доказать силу ваших убеждений, Джаралис.

— Продолжаешь говорить, что в голову взбредёт, дед? Ты готов к тому, что случится, если проиграют те, за кого ты поручился?

— Да.

Судя по всему, у этого дедушки очень много власти. Кстати, а что это за бой-то такой?

— Если вы проиграете, четыре высших клана Шильтвельта утратят привилегированное право голоса. Далее, Герой Щита-сама станет собственностью страны. Наконец, эту нахалку будет ждать суровое наказание, — уточнил Джаралис.

— П-подож… — попытался вмешаться Вальнар, но гэнмуообразный прервал его взмахом руки.

— Я согласна на эти условия, Наофуми-сама! — бесстрашно заявила Атла.

— Это бред, а не условия. Слишком выгодные для наших противников. Если есть возможность отказаться…

Я бы на месте дедушки не соглашался. Да и неприятно, что меня рассматривают как приз. Так и хочется их всех послать.

— Но я выдвину и условия с нашей стороны, — заметил дед.

— Конечно, — Джаралис кивнул.

Кажется, он из самоуверенных. С его импозантным львиным обликом мне нетрудно представить его на троне страны.

Я, конечно, не обязан принимать никаких условий, но мы должны добраться до родины Рафталии, к тому же я не против проучить негодяев, которые попортили нам жизнь.

— Ладно, я принимаю твои условия — объявил я. — Но и ты будь готов подчиниться любому приказу, если мы победим.

— Как прикажете, Герой Щита… сама.

Он нарочно меня дразнит, что ли?

— Хорошо, давайте ещё раз обговорим условия, — снова взял слово дедушка. — В случае победы Джаралиса четыре старших клана Шильтвельта откажутся от права голоса, Герой-сама останется в стране, а грязнокровных хакуко казнят. В случае победы Героя-самы Шильтвельт обязуется подчиниться его приказам. Всем всё понятно?

— Да.

— Хорошо, теперь перейдём к правилам поединка. Предводители каждого из лагерей выбирают противников из противоположного лагеря.

— Я выбираю… — Джаралис показал на Атлу и Фоура. — Этих грязнокровок!

— А? — озадаченно переспросил Фоур.

Ладно, почему Атлу — понятно, но Фоура за что?

— Как эти грязнокровки вообще посмели выступать?! Мы покажем им силу чистой крови!

— Как хочешь! Правда… я немного переживаю за брата.

— Атла?!

Гм. Как-то даже жаль Фоура стало.

— Я бы предпочла, чтобы вместе со мной сражался Наофуми-сама.

— Мне можно участвовать?

— Чтобы награда участвовала в поединке? Вы очень смешно шутите, Герой Щита-сама.

Вот сволочь Джаралис. Тыкает в меня пальцем и ехидничает.

— Смотри не скули потом… Хорошо, тогда как насчёт Рафталии или Фиро?

Рафталия кого угодно одолеет. У меня вообще полно прекрасных бойцов.

— Просто невероятно: грязнокровки так вступались за Героя Щита-саму, а он до сих пор им не доверяет! Чудеса, да и только!

Да заткнись ты… твои попытки победить нечестными методами не сработает.

— Я на всякий случай напоминаю, что по законам в этом поединке должны участвовать только гуманоиды. Использовать монстров запрещено, — вставил дедушка.

— М-м?

— Рафу?

Фиро и Раф-тян покрутили головами. Выходит, Фиро нельзя, поскольку она не человек?

— Я действительно не очень им доверяю, но… хм-м.

Я всё ещё могу попросить о том, чтобы Фоура заменили на Рафталию…

— Ни о чём не волнуйтесь, Наофуми-сама! Даже если брат проиграет, я в одиночку одолею врагов.

— Атла?! Я тоже умею сражаться!

Бедняга Фоур… его даже за бойца не считают.

— Я, конечно, не очень уверен…

— Принимая выбор противника, мы покажем уверенность в наших силах! Я добуду победу, даже если брат проиграет. Позвольте нам, Наофуми-сама!

Как бы мне ни хотелось сыграть осторожнее… нужно помнить, что только благодаря Атле противники вообще выставили какие-либо условия. Даже если мы проиграем, я всегда могу найти какой-нибудь повод не выполнять их требования. Плюс мне хочется проучить Джаралиса, а Атла сражается очень даже неплохо.

— Ладно, разрешаю.

— Спасибо вам! Итак, у нас есть одобрение Наофуми-самы. Начнём же битву!

После слов Атлы самые кровожадные чиновники охотно закивали. Нас проводили в тот же зал, где вчера была вечеринка. Видимо, здесь и будет бой.

В качестве помощника Джаралис выбрал себе мускулистого зверочеловека-минотавра, явно побывавшего во многих битвах. Он держал в руках оружие и будто хотел начать бой как можно скорее. Он даже крупнее того, который вчера забрал нашу повозку.

— Невероятно… ты призвал сюда уцелевшего героя великой войны?

— Да. Не стану же я ставить на кон Героя Щита-саму, а затем предлагать в качестве бойца непонятно кого. Разумеется, сдерживаться мы не собираемся.

— Всё ради Шильтвельта… — медленно проговорил минотавр. Рвёшься в бой, да? — Моя дочь выйдет за Героя Щита.

Ну уж нет. На такого огромного мускулистого тестя я не согласен, даже окажись его дочь красавицей! Я вообще женщин недолюбливаю, а уж быком-осеменителем — на этот раз буквально — работать тем более не хочу!

— Но ведь… он же… — Вальнар поглядывал на нас с волнением.

— О-о… да, это неплохой боец. Возможно, даже Саса-тян слабее него.

“Кто?!” — чуть было не воскликнул я, но вспомнил, что это, кажется, кличка какого-то бойца из колизея.

— Кем бы ни был ваш противник, сейчас вам остаётся только сражаться. Вы справитесь, Атла-сан?

— Разумеется, Рафталия-сан. Я пройду через огонь и воду, чтобы доказать свою преданность!

— А я…

Фоур выглядит растерянным. Ну, я на него надежд и не возлагаю.

— Кстати, я только смотрю что ли?

— Да.

Вот уж точно — почувствуй себя призом.

Интересно — Рафталия то же самое чувствовала, когда Мотоясу вызвал меня на дуэль?

В любом случае, мы побеждали всегда, и я не позволю этой битве нас подкосить.

— Атла, Фоур! Обязательно победите.

— Разумеется!

— Кх… я буду сражаться ради Атлы и ради нашего отца!

О? Кажется, в Фоуре проснулся боевой дух.

— Хмпф. Грязнокровные хакуко.

— Я слышал, ты сражался вместе с моим отцом… каким он был в бою?

Кстати, слуга ведь сказала, что Джаралис застал последние мгновения жизни отца Фоура. Причём она его в чём-то подозревает… да, расспросить не помешало бы.

— Пф. Если так хочешь узнать мой ответ, самозванец… тебе расскажут мои кулаки!

— Хорошо. А ты сейчас узнаешь… превзошёл ли я своего отца!

— Итак, все готовы к началу битвы?

По команде судьи Джаралис и минотавр встали в стойки.

Атла стояла как обычно и стойками себя не утруждала.

Фоур продемонстрировал нешуточную волю к битве. Возможно, он действительно прирождённый боец несмотря ни на что.

Правда, я волнуюсь — на моей памяти сражался он только со своей сестрой.

Раздался звук гонга.

Комментарии