Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 6. Заговор

Следующее утро мы встретили в Шильтвельте. Столица никогда не спит — утром здесь царит такое же оживление, как и вечером.

“Тут хоть когда-нибудь тихий час бывает?” — мысленно проворчал я. И тут же поправил себя: как ещё может жить страна, в которой столько непохожих друг на друга полулюдей и зверолюдей? Удивительно, но отсюда Мелромарк начинает казаться тихим и спокойным.

— Эх… интересно, когда завтрак?

Я уже привык к такому распорядку, в котором день начинается с игры с монстрами и продолжается приготовлением завтрака. Из-за него встаю я рано.

Рядом — вообще никого. Видимо, в замке уверены, что я ещё сплю. Но наверняка у них сработает какая-нибудь сирена, как только я попытаюсь покинуть комнату.

Пожалуй, прямо сейчас лучше переговорить с Рафталией и остальными, поскольку вчера мы толком ничего не обсудили. Пойду изучать соседние комнаты.

Кстати, Садина и Атла вчера успешно разоблачили и прогнали местных Теней, которые тайком преследовали меня. Рафталия и Раф-тян тоже могут их обнаруживать. После случившегося в ванной они точно никого не пропустят.

— Рафу.

Раф-тян всегда начеку, так что не думаю, что рядом есть шпионы. Если б нашлись, я бы так разозлился — мало не покажется.

В общем, рядом с комнатой тихо. Часовых мы вчера тоже прогнали… очень кстати! Я прокрался наружу и открыл соседнюю дверь. Внутри сидели и разговаривали Фоур, Атла… и ещё какая-то хакукообразная. Видимо, сейчас их черёд дежурить, а остальные спят.

— Наофуми-сама! — восхищённо воскликнула Атла. — Доброе, поистине доброе утро!

— Ну-ну.

Я перевёл взгляд на Фоура. Его воодушевлённость Атлы немного раздражала, но на этот раз он дерзить не осмелился.

— А это кто?

— Бывшая слуга моего брата.

— Неправильно, Атла. Она служила нашим родителям, — поправил её Фоур.

Слуга родителей Фоура посмотрела на меня и встала на колени.

— Мне никогда должным образом не отблагодарить вас за то, что вы уберегли моих господ и вылечили Атлу.

— А, ну-у… да не надо меня благодарить.

По-моему, это первый хакуко, которого я вижу в Шильтвельте.

— Вы достойны вашей славы, о великий Герой Щита… я чувствую себя ничтожеством перед живым чудом света.

— Так, хватит, меня уже тошнит. Продолжишь — разозлюсь.

Слуга подняла взгляд, поклонилась, затем встала с колен.

— Ну, о чем вы говорили?

— Помнишь наш разговор перед поездкой? Ты просил меня отыскать знакомых.

— О, получилось?

— Типа того.

На их знакомых можно положиться, но сначала надо выяснить, на что они способны.

— Хорошо, чем ты можешь нам помочь? Невозможного просить не буду.

— Я могу многое вам рассказать. Во-первых, я должна вам сообщить, что клан сюдзакуобразных на самом деле не собирается выпускать вас из страны.

— Я пока не знаю, можно ли тебе доверять, но судя по вчерашнему — очень похоже на правду.

У них плохо получается скрывать попытки оставить меня здесь и всучить мне какую-нибудь женщину.

— Я только понять не могу, в своём ли они уме. Зачем им держать рядом с собой человека, который может в одночасье обрушить их авторитет?

— Зачем — зависит уже от вас, Герой-сама…

— В смысле?

— Ну…

Ага, я уж понял. Речь о том, чтобы женить меня на ком-то.

— Это не единственный вариант, но я уверена, про остальные вы тоже без труда догадаетесь сами.

— А есть среди них “отправить меня на корабле в Кутенро”?

— К сожалению, об этом я пока ничего не слышала…

Так что, на них можно не рассчитывать? У меня уже чувство, что мы зря сюда ехали…

— Как печально всё это слышать!

Кто бы говорил, Атла.

— В настоящее время клан хакуко пытается мобилизовать все силы, чтобы исполнить указания господина Фоура и желания Героя Щита-самы.

— Однако на сей день в Шильтвельте власть хакуко — символическая. Многого не жди, — напомнил Фоур.

Ну, я же не псих. Я буду действовать, учитывая наши силы. Вот бы поскорее уплыть отсюда в Кутенро…

Раз уж тут демократия, то помощь клана хакуко заключается в их попытках убедить остальных исполнить мою волю? Сколько тут вообще политических сил?..

— Герой Щита-сама, господин Фоур, я бы также хотела попросить вас остерегаться одной подозрительной личности.

— Хм? Какой?

— Я никого не боюсь, но давай.

— Вот прямо никого? — Фоур недоумённо посмотрел на меня, за что получил тычок в бок от Атлы. — Гх…

— Господин Фоур, речь о Джаралисе. Он застал смерть вашего отца…

Вдруг мы услышали звуки шагов. Слуга-хакуко немедленно прекратила рассказ, откланялась и покинула нас. Вскоре в комнату заглянула горничная-львица. Как я думал, мой уход быстро обнаружили и отправились на поиски.

— Что вы здесь делаете, Герой Щита-сама?

— Мне что, нельзя находиться, где я захочу?

— На вас могут охотиться убийцы. Пожалуйста, оставайтесь у себя в комнате.

— Ну-ну.

Хм… слуга пыталась сказать, что даже на фоне погрязшего в заговорах Шильтвельта кое-кого я должен остерегаться особенно. Джаралис — это, если я правильно помню, зверочеловек-лев. Не знаю, какое он имеет отношение к происходящему, да и выяснять не хочу — поскорее бы уговорить эту страну отпустить меня в Кутенро. Плевать мне, какие тут плетутся интриги. Пусть играют в заговоры друг с другом, если им хочется. Мне это не интересно. По крайней мере, пока заговоры не касаются меня.

Я примерно догадываюсь, что им на самом деле нужно. Управлять страной во благо Героя Щита удобнее всего, когда сам Герой где-то далеко. Именно поэтому Шильтвельт не особенно-то приглашал меня к себе.

— Мне пора. Атла, Фоур, передавайте доброе утро Рафталии и остальным.

— Ладно.

— Не уходите, Наофуми-сама! Когда мы увидимся в следующий раз? — не скрывая недовольства, спросила Атла, останавливая меня в дверях.

— Вы увидите Героя-саму за завтраком.

— Вот. До скорого.

— Как скажете.

Я вернулся в свою огромную спальню и до самого завтрака убивал время, играя с Раф-тян в гляделки. Хм… возможно, стоит сюда и Фиро на правах питомца затащить — так мне проще будет реагировать в случае чего. Не знаю, может ли Фиро обратиться птенцом филориала, но в случае беды она могла бы вытащить нас с Раф-тян. В то время как Рафталия и остальные сбегут как-нибудь по-другому. Возможно, это вполне рабочий план.

Меня привели на террасу с роскошным обзором. Там уже завтракала куча народа, но меня посадили за самый почётный стол. Сейчас, видимо, и еды принесут.

Вскоре пришли спутники и расселись по местам.

— Как ты? — спросил я у Рафталии.

— Вроде бы неплохо… но иногда ощущаю на себе кровожадные взгляды.

— Ещё бы.

Мы посмотрели на принесённую еду.

И оба прищурились.

— М-м?

Фиро заметила первой. Её по-прежнему выручают инстинкты.

— …

Атла тоже почуяла, что происходит. А вот Фоур нет — значит, простые полулюди и зверолюди на его месте тоже ничего бы не поняли.

— О-о.

Кажется, и до Садины дошло. Она наверняка с подачи Рафталии и Фиро догадалась. Интересно, как так получилось, что у моих спутников настолько развито чутьё? Мы переглянулись и кивнули друг другу. Пока что я решил промолчать и посмотреть, что будет дальше.

— Что же, помолимся перед трапезой, — объявил, вставая, Вальнар.

Сейчас самое главное — выяснить, знает ли он обо всём. Все присутствующие как по команде сложили перед собой руки.

— Милостью Героя Щита-самы мы вкушаем сию пищу, дарующую нам жизнь. Да придаст она нам сил воплотить Его мечту о защите мира...

— Аминь.

Я чуть со стула не упал! Ничего себе молитва! Да, я в своё время был святым со священной птицей, но даже тогда мне не было так неловко. Никогда бы не подумал, что от всеобщего почитания могут быть такие мурашки по коже.

Ну ладно. Пока подыграем. Я молча зачерпнул рагу, положил в рот, сделал вид что проглотил, а сам незаметно выплюнул в салфетку.

Затем обвёл террасу взглядом… ага.

— Так! — объявил я, вставая из-за стола. — Я тот самый божественный Щит, которому вы только что молились. И сейчас я приказываю вам как Герой Щита. Попробуйте рагу, которое поставили передо мной и моими спутниками.

— Конечно.

Вальнар и несколько важных чиновников послушно набили себе рты.

— Атла, разрешаю.

— Как скажете!

Атла высоко подпрыгнула и отпинала по спинам чиновников, которые не стали есть рагу.

— Уф! Ч-что это значит?!

— Я ей разрешил. А теперь…

Я вытащил из Щита противоядие и перебросил чиновникам, которые успели попробовать еду.

— Советую поторопиться, возможно яд быстрый. А теперь… — я водрузил ногу на обеденный стол и вгляделся в чиновников, которые не ели. — Рассказывайте, что это значит.

Блюда, которые нам предложили, были отравлены. Мой Щит и Катана Рафталии легко распознают яды и сообщили нам о них. Эта способность называется Ядовитым Чутьём. Если впитать Оружием ядовитое растение, потом перед глазами будет высвечиваться предупреждение.

Эти гады самым очевидным образом пытались меня убить, поэтому прощать я их не собираюсь. Это ведь уже не политические оппоненты, а просто враги, пытавшиеся отнять у меня жизнь.

— Ты, я так понимаю… в этом не замешан, — я перевёл взгляд на Вальнара. Он выглядел шокированным — видимо, ни о чём не догадывался.

Зато дегустаторы, глядя на меня, еле слышно цокнули языками. Видимо, они заодно с врагами.

— Что всё это значит?! — Вальнар возмущённо стукнул кулаком по столу, обращаясь к раскрытым чиновникам.

— Кх…

— Какое ужасное преступление! Вас немедленно казнят!

— Как-то слабо… — сказал я, поглядывая на зверочеловека-льва, отказавшегося есть рагу.

Он старался не подавать виду, но ухмылялся, когда я делал вид, что ем.

А потом всё завертелось. Мы не завтракая переместились в тронный зал. Я сел на трон, а отравителей расставили передо мной на коленях.

— Попрошу немного подождать. Мы немедленно раскроем всех, кто к этому причастен, — заявил Вальнар.

— Прости, но моё терпение лопнуло. С меня хватит!

Вальнар поклонился мне. Не хочет спорить?

— Слушай сюда. Я хочу, чтобы ваша страна немедленно помогла мне добраться до Кутенро. Я не собираюсь вам мешать или оспаривать вашу власть.

Я не буду торчать дома у гадов, пытавшихся меня убить.

Лев вдруг прекратил смотреть в пол и шагнул вперёд.

— Мне трудно поверить, что ваши слова помогут усмирить гнев наших жителей.

— Что это за бред?

— Мы слышали о том, что ваши земли посещали убийцы. Не могу отрицать, что среди них могли быть наши жители.

— О? И как это понимать?

— Как это не понимать? Никому не нужен Герой Щита, который постоянно обитает в Мелромарке. Неужели вас удивляет, что могла появиться фракция, считающая вас самозванцем, присвоившим имя бога? И что чувство справедливости могло подтолкнуть их к варварским поступкам?

В принципе, в его словах есть логика. Моё поведение привело к бунтам среди местных жителей, и власти хотят, чтобы я понёс наказание.

— Разумеется, мы надеемся на вашу всеобъемлющую помощь в решении этого вопроса, Герой Щита-сама. Даже если ради неё нашим слугам придётся прибегать к подобным мерам.

— Что вам нужно?

— Герой Щита-сама. Я уверен, вам прекрасно известно, чего от вас просит представитель клана сюдзакуобразных Вальнар, правительство нашей страны и наш народ.

Я молча смотрел на льва, ожидая, что он скажет дальше.

— В первую очередь мы хотим гарантий того, что вы будете сражаться исключительно ради Шильтвельта.

— Исключительно?

Сейчас благодаря Лингую волны не происходят, но как только они возобновятся мы с Реном, Ицуки и Мотоясу будем стараться защищать весь мир. Как и Звёздные Герои, разумеется. Не знаю, где они скрываются, но если не заручиться их поддержкой, этот мир повторит ошибки мира Кидзуны. Поэтому я хочу как можно скорее их отыскать и провести переговоры.

— Да. Вы должны быть только нашим Героем, а не воином враждебного Мелромарка.

— Герои сражаются против волн по всему миру. Что вас не устраивает? Я согласен исполнить разумные требования, но сначала озвучь их.

После моих слов лев заговорил с вызовом:

— Неужели вы не понимаете? Невозможно даже допустить, чтобы Герой Щита сражался на благо какой-либо другой страны. Вам даже нельзя покидать замок без нашего разрешения.

— То есть, я в плену?

Что за чушь. Я уже чувствую, как у меня на лбу набухают вены. Я много раз сталкивался с несправедливостью, но такого раздражения уже давно не испытывал.

— Кроме того вы должны взять в жены по представительнице каждого клана и оставить потомство. Тогда — и только тогда! — вы исполните самые основные обязанности, которые накладывает на вас звание Героя Щита. Вы можете представить себе, сколько недовольства сейчас в кланах?

Это он, видимо, приказывает мне завести гарем и детей.

— Это самое меньшее, что вы можете сделать, без этого нельзя даже думать о том, чтобы развеять недовольство Героем Щита-самой. Что же касается убийц, которых Кутенро послал в ваши земли, то это ваша собственная вина. Несомненно, у их страны, как и у нашей, есть к вам счёты. Смешно даже слышать о том, что они якобы охотятся за этой енотихой.

А это он смешал с грязью Рафталию. По-моему моё желание прикончить его на месте сейчас превысит критический порог.

Ну всё. Сейчас я выйду из замка при помощи Щита Метеора, пройду в центр столицы, заявлю о том, что верхушка в стране прогнила насквозь, и возглавлю революцию. Кажется, других способов попасть в Кутенро уже не осталось.

— Захлопни пасть, Джаралис! Герой Щита-сама! Умоляю, не слушайте, что он вам говорит! — взмолился Вальнар, падая ниц. Видимо, почуял мой гнев.

Но я, конечно, так просто не отступлю.

— О, нет-нет… Я не лгу — так считает вся страна… но не я. Доверьтесь мне, Герой Щита-сама. Я обеспечу вас торговым кораблём в Кутенро, — Джаралис подошёл ко мне поближе и сжал кулаки.

— Джаралис! Как ты смеешь!

— Да, Герой-сама, я дам вам лодку. Обещаю.

— Хм...

По-моему, он держит меня за идиота. Я даже по глазам чиновников, подсыпавших мне яд, вижу, что его обещание ничего не стоит. Думаю, Джаралис надеялся высказаться и выйти сухим из воды… но должен же он понимать, насколько я на самом деле силен? Мне достаточно сказать всего слово, и Рафталия разрубит его на части.

— Ой-й, господин-сама, почему он говорит неправду-у? — вдруг спросила Фиро, показывая на Джаралиса пальцем.

— Хочешь сказать, я вру? Ха-ха, с чего бы это?

— М-м? Ты сказал, что дашь нам лодку, как все остальные вруны. Как сестра Мел-тян, как доспешник из отряда лучника…

Как Ссука и Доспех? Ну, действительно, Джаралису я настолько же не доверяю.

— Мне жаль, если вы так подумали. Я говорил от чистого сердца.

— М-м? Значит, мне почудилось, как ты сжал руку в кулак, когда господин-сама делал вид, что завтракает?

— Кстати, я тоже видел. Надо было лучше скрывать радость.

— В-вы ошибаетесь, это просто случайность. Неужели вы объявите меня преступником просто потому, что я сжал кулак? Вы любите обвинять невинных людей, Герой Щита-сама?

М! Он знает, как со мной обращались в прошлом, и пытается использовать мою травму? Но я видел, как ты улыбался, сжимая кулак. Ты злодей, это ясно. Ты пытаешься использовать меня в политических интригах. Осталось решить, как с тобой разобраться.

— Невинных, говоришь?.. Конечно, презумпция невиновности — это прекрасно, но я видел, как ты улыбаешься. Это ты как объяснишь?

— Вам просто показалось, Герой Щита-сама.

Фи, как грубо. Он так и будет настаивать, что мне всё померещилось?

— Не показалось. Перед тем, как господин-сама попробовал еду, ты много нервничал и ворочался.

Как бы он ни старался, Фиро с лёгкостью отличает ложь от правды.

— Почему-почему? Почему ты не говоришь правду-у?

Если постараться, Фиро можно использовать для допросов. Кстати, я помню, она уже использовала эту тактику на Мелти. А на меня она не работает.

— Хорошо, я пойду допрошу дегустаторов с помощью Фиро. Если они не признаются, пойду дальше. А в конце… будет твой черёд. Впрочем, даже если никто тебя не сдаст, от подозрений ты не избавишься. Я не доверяю тебе, — объявил я, показывая пальцем на Джаралиса.

— Какая жалость… — наигранно произнёс тот, будто разочаровываясь во мне.

— Противно смотреть… с меня хватит! — вдруг громко объявила Атла, шагая вперёд.

— А?

Комментарии