Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 14. Секретная база

— Ну что, Наофуми-тян?! Не хочешь сегодня со мной оттянуться?!

— Ещё чего!

Через несколько дней после поимки Ицуки я обратился к Садине, чтобы она научила меня использовать Силу Земли.

Рабы более-менее излечились от моральных травм, так что по вечерам она свободна.

— Вот именно, сестрёнка Садина! Пожалуйста, прекращай свои шуточки!

Поскольку Рафталия тоже освободилась, теперь она ночует у меня дома.

Я сразу попросил её отражать вторжения Атлы.

— Кстати, поскольку я поняла, что одной меня не хватит, то решила позвать Гаэлиона-тян, чтобы он помог учить Наофуми-тян.

Садина показала на окно. В ночи показался Гаэлион, превратился в детёныша и влетел в окно.

— Хм… жаждешь освоить Магию Силовых Линий? Вижу, благословение у тебя уже есть.

— Он разговаривает?! — опешила Рафталия.

— Я — Гаэлион, некогда слабейший Император Драконов, но убитый Героем Меча. Будем знакомы.

Кто ж себя называет “слабейшим”?

— Он отец Виндии. Магический Дракон на время захватил над ним власть, но теперь он умудряется жить в одном теле с Гаэлионом-детёнышем. Правда, мы долго не могли найти время для разговора.

— Я надеялся представиться сразу после того случая, но Виндия от меня ни на шаг не отходила. Тяжело было вырваться.

— Гаэлион-тян тоже владеет Силой Земли, и я уверена, что вместе мы тебя быстро научим.

— Буду надеяться.

Сначала я пробовал учиться сам, но ничего путного не вышло.

Что же до Рена и Ицуки… они всё ещё не могут даже обычную магию применять своими силами, поэтому в спешке навёрстывают программу.

Кстати, получается, что Садина в паре с Гаэлионом может просто завалить нас мощными заклинаниями поддержки?

Хотя, в любом случае, мне их освоить тоже не помешает.

— Наофуми-сама-а! Ой?! Брат?!

— Сегодня ночью ты никуда не уйдёшь, Атла! Я покажу тебе, чего достиг!

— Ха-ха. Ты и правда полагаешь, что твоих сил хватит, чтобы остановить меня?

— Сегодня — хватит!

Снаружи дома послышались звуки ударов. Выглянул — два идиота дерутся, а остальные рабы с интересом смотрят.

Ну-ка живо спать!

— ...Кажется, сосредоточиться у меня не выйдет.

— Действительно. Уверена, Атла-сан уже скоро пробьется через защиту. Времени учиться магии практически нет.

— Нигде нет места поспокойнее? Может, порталом уйдем?

— Можно, но… в замке Атла-сан нас мигом найдет. Примчится на Хиё-тян.

Это ещё кто? Видимо, речь о подданной-Фиро-номер-раз.

Сразу представилось, как рабы её гладят и ласково называют Хиё-тян.

Может, в Зельтбуль?.. Но там своя шумиха, к тому же расходы на гостиницу и нежелательные встречи с работорговцами.

И тут Садина, с интересом смотревшая на драку в окно, вдруг предложила:

— Тогда как насчёт того, чтобы отправиться на мою секретную базу?

— Секретную базу?

— Да-да. Недалеко от деревни есть островок, там моя секретная база. Может, хоть туда Атла-тян не доберётся.

— Хм… если маленькая хакуко мешает учёбе, нам действительно стоит выбрать место потише.

— ...Ладно. В общем, Рафталия, ни на секунду не теряй меня из виду. Ты моя единственная надежда.

Я не знаю, что со мной могут сделать Садина и Гаэлион.

Особенно Садина.

Возможно, она как раз зовёт на остров, чтобы попытаться со мной уединиться.

— Вы слишком боитесь её, Наофуми-сама.

— О? А может, тебя Наофуми-тян боится больше, чем меня?

Больше? Разумеется, больше!

Страшно представить, что сделает Рафталия, если я поддамся на твой флирт.

— Не хочешь доплыть верхом на мне? Или лучше попросишь Гаэлиона-тян?

— Полечу на Гаэлионе.

Если что-то случится, можно будет натравить Гаэлиона на Садину и попытаться сбежать.

Итак, мы вылетели на Гаэлионе в сторону секретного острова-базы Садины.

— О-о… это там твоя база?

Мы летели уже около получаса.

На горизонте показался остров. Ночью видно плохо, но вроде бы он не особо большой.

Знаете такие невысокие острова с пляжами-полумесяцами, как на фотографиях из тропиков? Этот остров именно такой.

Монстров я не увидел.

Я, конечно, не Мотоясу, но мне кажется, что это очень романтичное место, особенно в лунном свете.

Мы приземлились на остров. Садина сразу привела нас к пещере на окраине и зажгла факел.

Внутри пещеры даже была проделана дыра, игравшая роль окна. Обстановка суровая… напоминает какое-то пиратское логово.

Собранный из подвернувшихся камней стол, наспех вырубленные из деревьев стулья.

Кажется, в пещере есть и вторая комната, но во тьме её плохо видно.

— Вот, чувствуйте себя как дома.

— Это сюда ты приплывала с моими папой и мамой? Они говорили мне, что я пока маленькая, но как вырасту, они обязательно возьмут меня с собой. Я в ту ночь от нетерпения уснуть не могла.

Понимаю.

Я в детстве тоже изнывал от предвкушения, когда родители говорили, что однажды будут брать с собой в походы… Правда, так ни разу и не взяли.

— О? Так ты знаешь про этот остров, Рафталия-тян?

— Да.

— Полагаю, уж сюда Атла не доберётся.

— Ну-у, посмотрим.

Возможно, она попытается добраться вплавь или найдёт лодку.

— Что же, Наофуми-тян. Займёмся для начала изучением Силы Земли?

— Давай.

— Её могут изучать только те, кто обладают врождённым талантом? Если нет, можете научить ещё и меня?

— Скорее всего, с моим благословением и ты сможешь изучить.

— Тогда пусть Рафталия учится. Если такая возможность есть, чего бы ей не воспользоваться?

Мне же будет лучше, если Рафталия тоже освоит эту силу.

Но тут Садина странно посмотрела на неё.

— М-м-м… Боюсь, Рафталия-тян, тебе это будет нелегко.

— Хочешь сказать, она не сможет?

— С чего это? — Гаэлион протянул к Рафталии лапу. — Теперь и мне ясно… На ней печать. Пока что я недостаточно силён, чтобы её развеять.

— Н-на мне печать?

— Это Клановая Катана постаралась?

Ограничение Оружия из мира Кидзуны? Неприятно.

Кстати, я ведь и не удосужился разузнать, как работает их магия.

Про неё что-то написано в тех книгах, которые нам дали на прощание, но я замучаюсь их расшифровывать.

Поручу Лисии, что ли.

Хотя, она и без меня вовсю занята расшифровкой старинного текста. Вряд ли от неё можно многого ожидать, тем более, что сейчас она к тому же ухаживает за Ицуки.

— Хм… Возможно, я смог бы её научить, если бы прочитал сознание Императора Драконов иного мира, чья частица находится у вас…

— Мне слишком легко представить, что он пересилит тебя и снова захватит.

— Будьте благодарны, что мы слишком отличаемся друг от друга, чтобы он мог меня стереть. Будь мы ближе друг к другу, сейчас бы меня здесь уже не было.

— Хм-м…

То есть, Императоры Драконов не обязательно похожи друг на друга?

В глубине души они наверняка сильно различаются, хоть и могут частично читать ядра друг друга.

Скажем, Магический Дракон был настолько могущественным, что из-за него пришлось призвать Кидзуну.

Не сомневаюсь, что у них битва выдалась даже сложнее той, которая выпала нам.

Гаэлион указал на блюдце с водой.

— Начнём тренировки с того, что ты попробуешь взять силу у этой воды. Показываю, как надо, — Гаэлион протянул лапы к блюдцу. — Я изымаю силу у воды и проявляю сие. Дай мне сил, Силовая Линия. Аквасил!

Энергия покинула блюдце, перелетела к Гаэлиону и превратилась в магию.

Если я правильно помню, это заклинание создаёт магическую плёнку.

Она используется, чтобы ослабить магию огня. Полезная штука для борьбы с пожарами, наверное.

— Книг с заклинаниями, я так понимаю, нет?

— В книгах описана магия, которая воплощается твоими собственными силами. Эта — другая. Ты заимствуешь чью-то силу и высвобождаешь.

По-моему эта магия работает на том же принципе, что и магия Терис.

Она рассказывала, что берёт силу у драгоценных камней, чтобы применять заклинания.

— Драконы могут плести эту магию из своей энергии, но людям лучше всегда брать чужую.

— Это почему?

— Потому что речь о твоей собственной энергии. Если не рассчитаешь, мигом всей лишишься и умрёшь.

Ух… ничего себе риск.

— Я бы даже сказал, вы все уже освоили достаточно заклинаний, полагающихся на собственную энергию.

Хм… и правда.

В общем, лучше запомню так: из своей энергии — магия, из чужой энергии — Сила Земли или Силовых Линий.

— Наофуми-тян. Как тебе уже прекрасно известно, Сила Земли позволяет с лёгкостью прерывать заклинания. С её помощью ты можешь видеть энергию противника и мешать ему испускать магию.

Хм? А, так вот почему Сила Земли прерывает заклинания.

И раз она позволяет настроиться на чужую волну, наверняка поэтому же с её помощью всевозможные составные заклинания и ритуалы становятся намного легче.

Ещё два часа я упражнялся под руководством Гаэлиона и Садины.

— Я же сказал, без Маны! Я вижу, что к воде примешалась посторонняя энергия!

— Неужели видно?

— Видишь, какая рябь на воде? И блестит как-то странно!

Ну вот… Терис меня точно так же отчитывала.

Видимо, какая-то похожая система.

— К-кажется, это и правда сложно, — неуверенно заметила Рафталия, глядя на мои мучения.

— Рафталия, помнишь, в мире Кидзуны была похожая магия? Возможно, с помощью этих тренировок ты освоишь магию Терис.

— Х-хорошо, сделаю всё, что в моих силах.

Сила Земли опирается на ощущения, поэтому освоить её крайне сложно.

Ладно, попробуем. Нужно не отдавать Ману воде, а забирать у неё энергию…

Но вода никак не реагировала.

“Гони энергию, сволочь!” — мысленно рявкнул я.

— Я же сказал, без Маны!

А-а, чёрт побери! Бесит!

Я начинаю понимать, почему Виндия не умеет использовать магию, хотя владеет Силой Земли.

Это не она ненормальная, а Садина, потому что умеет пользоваться и тем, и другим.

Садина даже здесь гениальна. А я всего добиваюсь не гением, а упорным трудом.

В мучениях и напряжённой работе прошли ещё два часа.

Постепенно у меня начало получаться.

Помогло то, что я научился видеть потоки Маны, и решил просто подражать тем потокам, которые создавали Гаэлион и Садина.

Суть оказалась в этаком завлечении.

Сначала нужно создать в своей Мане своего рода полость. Затем осторожно потянуться Маной к воде, словно рукой, и коснуться.

Энергия полилась в меня, словно тихий ручей.

— Вот. Хорошо. Ты быстро делаешь успехи, я удивлён.

— И правда.

Потом в голове появилась головоломка, прямо как когда я читал заклинания с Ост и Садиной.

Что делать дальше — я уже знаю.

Я изымаю силу у воды и проявляю сие. Дай мне сил, силовая линия... Аквасил!

Появился значок выбора цели. Указал на себя.

И убедился, что заклинание сработало успешно.

— Хм, быстро научился. Возможно, иного от Героя ожидать и не стоило.

— Это да. Наофуми-тян у нас гений.

— Не смеши. Ты хоть представляешь, сколько я на самом деле учился?

Быстро получается, только когда ты уже всё умеешь. Знаешь, каких трудов мне это стоило?

И сколько времени даже после того, как я получил благословение Ост и наставления Терис!

Пытался сам тренироваться всё свободное время.

— Остаётся повторять, пока не освоишься. Оттачивай мастерство.

— Ну, да, что мне ещё остаётся?

Это как велосипед.

Не прекращать же тренировки после того, как научился садиться.

Всегда нужно стремиться к, так сказать, профессионализму.

— Ну что, на сегодня закругляемся? Спать уже пора, — предложил я.

— Согласен, совсем про время забыл.

— Раз такое дело, Наофуми-тян, давай выпьем.

Садина выкатила откуда-то целую бочку и поставила перед нами.

— Где ты её нашла?

— Выловила из потерпевшего крушение корабля. За это время оно наверняка созрело.

А-а, вот оно что. Что-то это преступлением попахивает.

Видимо, поэтому она бочку здесь и прячет.

— Значит, выловила с погибшего корабля?

— Да.

— Это законно?

— Вполне. Корабль затонул за пределами зоны вылавливания.

— Зоны вылавливания?

— Это там, где государству принадлежат 30% всего, что ты выловил. Правда, по-моему, этот закон не особо соблюдается. Но он действует только в территориальных водах Мелромарка, а эту бочку я нашла в нейтральных.

Ну, никто всё равно не узнает, кто именно нашёл бочку. Если промолчу, всё обойдётся.

— В последнее время волны очень высокие, море даже у берегов Мелромарка неспокойное. Кораблям опасно ходить.

Это море разбушевалось из-за волн, которые вторжения?

Кажется, я уже слышал об этом на корабле, который вёз нас на Кальмиру.

— Если хочешь, я могу в свободное время искать в обломках сокровища. Правда, надо Уровень поднабрать, а то туда пока опасно соваться.

— У тебя вроде бы неплохо Уровень поднялся?.. Ладно, если ты не против, то попробуй.

Кстати, куда больше мне интересно, как ты так быстро прокачалась.

Неужели за подводных монстров дают больше опыта?

Чувствую, сокровища на дне стоят неплохих денег. И заодно я понял, что Садина ко всему прочему — специалист по затонувшим кораблям. Возможно, этим она зарабатывала на жизнь, когда не сражалась в колизеях Зельтбуля и не играла в азартные игры.

— Ну а теперь давайте выпьем! — объявила Садина.

— Хм… вино? Не откажусь, — отреагировал Гаэлион.

— А для тебя, Гаэлион-тян, у меня вот это, — Садина протянула ему бутылочку.

Это что, сакэ? Дизайн бутылочки похож.

Может, один из Героев прошлого оставил здесь рецепт?

— Хорошо, попробую, — Гаэлион отпил прямо из бутылочки. — О-о… весьма неплохой алкоголь.

— Да-да. На моей родине про него говорят: “крепкий, будто для дракона варили”.

— Хо-хо… — Гаэлион повеселел и продолжил пить.

— Будешь, Рафталия-тян? Родители у тебя были стойкие, наверняка ты тоже быстро не опьянеешь.

— Л-ладно.

Да, Рафталию быстро не срубает. Помню, Ларк был уже в стельку, а она слегка навеселе.

— Ну же, ну же, пейте, не стесняйтесь. А для тебя, Наофуми-тян, я захватила коголевые ягоды.

Садина вовсю приглашала нас с Рафталией выпить.

Я, конечно, не скажу, что нынче так сильно фанатею от коголевых ягод.

Но пусть. Не буду же я превращать вечер в лекцию.

За выпивкой мы обсуждали карту моря, которая нашлась в пещере.

Однако Садина всё стремилась сменить тему и разговорить Рафталию.

— Рафталия-тян, как ты относишься к Наофуми-тян?

— Я глубоко уважаю Наофуми-саму.

Вот как? Я почему-то думал, усталость от моих варварских выходок убила в тебе всё уважение.

Прозвучит странно, но я и сам считаю, что порой совершаю ужасные вещи.

— Честно-честно?

— Да.

— То есть, ты ни капельки не мечтаешь выйти за него замуж?

— Нет, я… т-то есть…

О? Если Рафталия хочет за меня замуж, она, получается, видит во мне мужчину?

Конечно, мне будет приятно, если она скажет, что любит меня, но я уверен, что любовь у неё далеко не в приоритетах.

Вот например сейчас она изо всех сил старается спасти детей, пострадавших из-за волн.

— Я… это самое… ну…

Её глаза бегали, а лицо залилось краской.

Фактически Рафталии ещё очень мало лет. Её по-хорошему рано спаивать, да и о любви задумываться тоже не время.

Вполне возможно, всё это время она рассматривала меня как опекуна, заменившего родителей, и одной только мысли о том, чтобы увидеть во мне мужчину, хватило, чтобы сильно смутить её.

— Я… Хяохми-сму-у…

Почему у неё язык заплетается? Она ведь вроде стойкая к алкоголю?

— Ой, Рафталия-тян, что с тобой?

— Я-а-а-а… — протянула Рафталия и шмякнулась лицом об стол.

— Гм… я тоже… немного… — Гаэлион поплыл и рухнул на спину.

Хм… мы с Садиной ни в одном глазу, а стойкая вроде бы Рафталия уже в обмороке… печальное зрелище.

Меня посетило тоскливое ощущение, знакомое тем, кто отрубается на попойке последним. В частности, это одна из причин, по которой я не люблю попойки.

Остальные предаются пьяному счастью… но не я.

Я вообще не представляю, каково это — пьянеть. Укачивать меня не укачивает, и опьянить меня может лишь в переносном смысле — скажем, игра какая-нибудь.

Я знаю, какой вкус у пьянящей радости победы… но это ведь другое.

Помнится, меня богом бухла называли.

Богом, ага…

— О-хо-хо… как я и думала, “Убийца драконов” и “Енот” всё-таки крепковаты для Гаэлиона-тян и Рафталии-тян.

Что?! Что ты сейчас сказала?!

— Ты… ты это специально?

Плохо дело. Похоже, Садина нарочно выбирала напитки так, чтобы их вырубило.

Что, если она теперь на меня набросится?

Остановить Шилд Призоном и бежать порталом?

— Что же, давай ещё выпьем.

— Нет уж. Я возвращаюсь в деревню.

— Ну ладно тебе, одумайся. Ты же не бросишь Рафталию-тян и Гаэлиона-тян.

— Заберу их с собой порталом.

— Ну, как знаешь. Но может, сначала выслушаешь меня?

— Что я должен выслушать? Твоё предложение устроить пьяную оргию?

— Нет-нет-нет, — Садина жизнерадостно выпила из своей посуды.

А в следующий миг…

— Как ты на самом деле относишься к Рафталии-тян? — спросила она, приняв человеческий облик, с предельно серьезными глазами.

— Ты споила Рафталию и Гаэлиона, чтобы задать этот вопрос?

Кто для Садины Рафталия, если ради неё она идёт на такое?

Похоже, что этим вопросом я приблизился к черте, которую не стоит переступать. Садина внятного ответа не дала.

Этот эпизод случился некоторое время назад.

Нашу деревню посетила целая толпа полулюдей… из расы енотообразных, которые пронюхали, что одна из их сородичей играет роль моей правой руки и помогает отстраивать деревню.

— Правая рука Героя Щита-самы — енотообразная, то есть, практически наша родственница. Мы прибыли, чтобы предложить Герою Щита-саме нашу посильную помощь в восстановлении деревни.

Я удивился тому, как сильно они отличались от Рафталии.

Моё первое впечателние о них — упитанные… даже, я бы сказал, пухловатые деревенщины.

Мне сразу показалось, что они не работать пришли. В их глазах читалось, что они искали лёгкой жизни под боком Героя Щита, поэтому я сразу подумал им отказать.

Но я, во-первых, не мог отказать им просто из-за расы, а во-вторых, они тут же насели на меня с требованием посмотреть на Рафталию, чтобы выяснить из какого она рода.

Тут мне захотелось рявкнуть на них, чтобы проваливали поскорее.

Однако внезапно объявилась Садина, наставила на них гарпун и обратилась на редкость грозным голосом:

— Прошу меня простить, но в жилах той, которую вы считаете правой рукой Наофуми-тян, не течёт ни капли вашей крови. Даже не надейтесь выдать себя за её родственников, ясно?!

Столкнувшись с угрозами Садины, енотообразные тут же притихли.

— Ну, если хотите помочь — работайте лучше в городе. А там уже разберёмся, может, и поладим, — заключил я.

Енотообразные ушли работать в город… а затем…

Ах да, вспомнил. Сбежали уже через три дня.

Но это не единственный раз, когда Садина вела себя странно.

Иногда, гуляя по деревне, я видел, как она вглядывается в пустоту и вообще ведёт себя настороженно.

Она будто замечала, что кто-то сидит в засаде.

Но Рафталия ничего не говорила, а ведь она видит магическую невидимость насквозь. Я всегда считал, что Садине просто мерещится.

“Какие у тебя с Рафталией отношения?”

Разумеется, я уже догадался, что в Зельтбуле Садина собирала рабов в первую очередь затем, чтобы найти Рафталию.

Хотя, конечно, другие рабы ей тоже небезразличны — это я понял по тому, как тщательно Садина присматривает за ними в деревне.

— Наофуми-тян. Ты должен знать, что одно время я жила только ради Рафталии-тян и её родителей.

— Только ради?..

Так всё-таки, что вас связывает? Всё непонятнее и непонятнее.

На ум приходит рыцарская и самурайская верность господину. Наверняка в этом мире есть нечто похожее. Может, здесь этот случай?

— Когда в мир пришла первая волна, я не смогла защитить Рафталию-тян и её родителей. Когда всё началось, я была очень далеко, и просто не успела прийти на помощь. Я поступила слишком легкомысленно, — с досадой пробормотала Садина и снова выпила.

Судя по её виду, ей сейчас совсем не до шуток.

Мы уложили Рафталию на простенькую кровать и вернулись за стол.

— Я смогла вернуться лишь спустя несколько дней, когда деревня уже полностью опустела, — продолжила Садина. — Я искала Рафталию, как могла. Я верила, что она жива. Но, будучи получеловеком, не могла глубоко копаться в изнанке этой страны. Поэтому я вместо этого решила стать гладиатором в Зельтбуле, чтобы вести поиски среди тамошних рабов. Среди работорговцев Зельтбуля много осведомлённых людей, и я рассчитывала купить у них информацию, когда заработаю денег.

— Небыстрый ты выбрала путь.

Тем временем Рафталию уже продавали по бросовой цене.

Удивительно, как она там очутилась при том, что Садина искала её “изо всех сил”.

— Дело в том, что “похожая на енотообразную девочка по имени Рафталия” — очень мутное описание. Поиски сильно затянулись. Конечно, мне удалось найти некоторых её односельчан.

— Я помню, ты их взяла под опеку.

— Да. Наконец, я нашла Рафталию-тян и сильно удивилась. Ведь она сражалась бок о бок с тобой.

— Ей выпала очень бурная и драматичная жизнь.

Надеюсь, когда настанет мир, Рафталия сможет, наконец, пожить в тишине и спокойствии.

Она поверила в меня, и я хочу, чтобы она была счастлива.

Я и раньше так считал, и сейчас продолжаю.

Хоть я и желаю гибели всему этому миру, но готов сражаться ради него из последних сил, лишь бы Рафталии было где мирно жить.

— Ты сказала “похожая на енотообразную”. То есть, она не из этой расы?

— Как и я не из финообразных. Её легко принять за енотообразную, но это не совсем верно.

— О как… впрочем, Рафталия — это всё равно Рафталия, к какой бы расе она ни относилась.

В мире животных полным-полно похожих друг на друга существ. Особенно когда речь о сравнении местных и зарубежных животных.

— Вот, Наофуми-тян, этим ты мне и нравишься. Так вот, Наофуми-тян… если ты не готов присматривать за Рафталией-тян до самого конца… может, лучше обойдешься мной?

— Чего?

— Я прошу быть готовым к тому, что отношения с Рафталией потребуют от тебя немалой решимости. Если ты не чувствуешь себя морально готовым, но при этом тебе невтерпёж, прошу удовлетвориться мной.

Я так долго её слушал — и всё ради этого?..

— Я что, похож на ненасытного дикаря?

Со стороны, наверное, похож. Только я лучше сдохну, чем заведу отношения с женщиной.

Хотя это не мешает мне доверять Рафталии.

Если поставить вопрос ребром — люблю я её или нет, я отвечу, что люблю.

В этом я уверен твёрдо. Я даже ей лично готов так ответить, если потребуется.

Но я не знаю, можно ли мою любовь назвать романтической.

Я вижу в Рафталии верную напарницу, подругу, с которой я был в горе и счастье, даже нечто вроде дочери.

В этом смысле я даже поддержку Мотоясу, который считает меня её приёмным отцом.

Как мне кажется, Рафталия считает мир во всём мире своей священной миссией, и не задумается о любви, пока она не будет выполнена. А у меня, в свою очередь, отцовские чувства… так, стоп. Нужно не поддаваться на слова Садины, а искать в них смысл.

Что-то мне подсказывает, что отношения “до самого конца” в её понимании — не до окончания волн, а до смерти Рафталии.

В конце концов, в манге и в играх попаданцы нередко остаются в параллельном мире навсегда.

Но я… не думаю, что возьму на себя такую ответственность.

Я вернусь домой, как только здесь наступит мир.

По всей видимости, Садина всерьёз опасается, что я затащу Рафталию в постель. Изучив мой характер, она нашла способ, как мне помешать.

Садина решила, что если будет постоянно домогаться, я с Рафталией ничего не сделаю.

Садина только кажется несерьёзной, но она умеет хладнокровно анализовать поведение людей и подталкивать их действия в ту или иную сторону. Она из тех девушек, с которыми точно не стоит враждовать.

Вот и сейчас она разговаривает шутливым тоном, но смотрит серьёзным взглядом.

— Может, всё-таки расскажешь, из-за чего так упорствуешь?

Я с Рафталией ничего делать не собираюсь, но мне важно знать мотивы Садины.

— Ох-х. Ну ладно, чуточку расскажу, — Садина начала рассказывать, по ходу дела поглаживая волосы Рафталии: — Возможно, ты уже так или иначе догадываешься, но Рафталия-тян из очень благородной семьи. Я — жрица, поклявшаяся в верности её клану.

— То есть, вы… из Шильтвельта или Шильдфридена?

— Неверно. Я не могу сказать, откуда мы. Я и без того делаю тебе огромное одолжение.

То есть, они не из страны полулюдей? И кстати, что у Садины за профессия такая?

— Отец Рафталии-тян не хотел становиться главой семьи и сбежал вместе с матерью девочки. Я примкнула к ним, и мы вместе покинули страну.

Хм-м. Даже сложно сказать, как таких родителей назвать — безответственными или, наоборот, ответственными.

Почему они выбрали Мелромарк с его жуткой дискриминацией в отношении полулюдей?

— Мы многое потеряли, но многое приобрели, поэтому ни на что не жаловались.

— Кого у вас уважали больше — родословную отца Рафталии или Героев?

— Там, откуда мы родом, главнее был её отец.

— Главнее Священных Героев?

— Видишь ли, там не знают легенд о Героях, хотя Герои посещали ту страну. Однако там их… если мне не изменяет память, Героями не называют.

Какая необычная страна. Не называет Героев Героями?

Как тогда — обладателями Священного Оружия?

Впрочем, теперь я начинаю догадываться, из какого клана Рафталия.

Похоже, в ней течет кровь семьи, которую в той стране считают потомками самих богов.

Но можно узнать не только это, если вспомнить некоторые факты.

Названия и стиль собственных приёмов Рафталии, внешность Садины в человеческом облике…

В них много японского.

Но о Японии напоминают не только они — это слово приходит на ум, когда Дядя-оружейник говорит о земле далеко на востоке.

— Страна, из которой родом Рафталия… закрыта для остального мира?

В своё время Япония была закрытой страной.

Это не значит, что она была “особенной”, но любому японцу известно, что из-за этой политики наша страна развивалась не так, как остальные.

Кстати, я слышал, что закрытой была и та страна, где покоился Лингуй.

Кажется, в этом мире таких немало.

— Ух ты, Наофуми-тян, блестящая догадка. Правильно, причём с глубокой древности. Закрытых стран немало, но наша особенно враждебна к иностранцам.

— Это поэтому ты боишься?

Восточная закрытая страна.

Где-то в этом мире есть похожее на Японию государство, где родилась Рафталия, причём в благородной семье.

Если там узнают, где она, могут прийти за ней, чтобы вернуть домой?

— Наполовину поэтому, но я бы не стала так из-за неё волноваться. Куда больше я беспокоюсь за счастье Рафталии.

— М-м… — протянула Рафталия.

Садина положила ей на лоб мокрое полотенце.

— Она скоро проснётся. Ещё вопросы?

— Почему ты не рассказала об этом Рафталии?

— Просьба её отца.

А значит, мне незачем ввязываться в семейные распри Рафталии.

Пусть расхлёбывают эту кашу уже после того, как разберутся с волнами.

Как я уже знаю по Церкви Трёх Героев и общению с аристократией, вопросы власти решаются очень тяжело и муторно.

— Нам что-нибудь угрожает?

— Думаю, нет. Они попытаются вмешаться только в исключительном случае. Например, если между вами завяжутся серьёзные отношения.

— ...Поднимется семейный скандал?

Садина молча кивнула.

Как я и думал, мы опять пришли к этому.

Предположим, я переспал с Рафталией, и она забеременела.

Когда об этом узнают в её стране, там могут не на шутку испугаться — а вдруг Рафталия, внутри которой зреет ребёнок с примесью крови, которую в других странах считают божественной, захочет заявить свои права на клан? Возможно, они попытаются остановить её.

Похоже, этого Садина и боится.

— Пообещай мне, что если решишь во что бы то ни стало завести ребёнка с Рафталией-тян, то сначала уничтожишь ту страну, чтобы не волноваться о будущем.

— Ты точно не преувеличиваешь угрозу?

Мне трудно поверить, что оттуда следят за каждым нашим шагом.

Понимаю, что осторожность не повредит, но всё-таки.

— Видишь ли, какое дело. Нельзя недооценивать других жриц и просто тех, кому велено действовать на своё усмотрение. Таких, как я, много, и все они будут охотиться за головой Рафталии-тян.

— …

Целая страна бойцов уровня Садины?.. Почему бы им этот мир не спасти?

С другой стороны, Рафталия тоже очень сильна. Едва ли её так просто убьют, даже если я оставлю её в этом мире одну с ребёнком.

Хотя, конечно, так безответственно я поступать не собираюсь.

— На самом деле вопрос сводится только и исключительно к твоей решимости, Наофуми-тян. Я не хочу, чтобы ты потом бросил девочку и довёл до слёз. Меня можно, я уже не девочка.

— И опять ты возвращаешься к одному и тому же?

— Ну зачем ты так, я же смущаюсь.

Родословная и так далее — это тоже важно, но Садину интересовали в первую очередь мои чувства.

Этот посыл я понял.

— Ох… Наофуми-сама? — Рафталия очнулась и приподнялась.

— Ты жива?

— А, да. Как ни странно, мне стало легче на душе.

На плечах Рафталии тяжелая ноша. Наверняка она серьёзно давит на неё.

Быть может, ей действительно иногда стоит снимать стресс выпивкой.

— Вот и прекрасненько.

— Что-нибудь случилось, пока я лежала без сознания?

— Нет, Рафталия-тян.

Уверен, Садина не хочет, чтобы я о чём-либо рассказывал.

Я сделал вид, что ничего не было — чего Рафталию лишний раз волновать?

— Нет, мы просто говорили о том, что ты мне как дочь.

— Что?! — на тон выше воскликнула Рафталия, но главное, что от вопроса я увернулся.

“Если любишь Рафталию, будь готов идти до конца”... да, неприятные слова.

Я ведь не хочу тут задерживаться.

По крайней мере, не собираюсь.

— Ладно… хватит пить. Давайте в деревню и спать.

— О-хо.

— Наофуми-сама прав, сестрёнка Садина. Мы и так много выпили.

— Гм… я что, уснул? — очнулся Гаэлион. — Налейте мне ещё.

— О, а Гаэлион-тян молодец. Хочешь со мной посостязаться?

— Не против.

Собутыльниками стали?

Весь следующий день Гаэлион мучился от похмелья.

Пришлось сказать, чтобы в следующий раз столько не пил.

Комментарии