Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 13. Расплата

— Н-не может быть…

Ицуки привёл нас к укрытию, о котором рассказывал подручный.

Поселился он в тихом полузаброшенном квартале — редкость для Зельтбуля.

Уже внутри мы узнали, что у этого здания есть тайный выход в канализацию.

Ну и вот.

Заходим мы внутрь, а Ссуки и след простыл. Один только мусор валяется, словно накануне тут была знатная попойка.

Повсюду грязь… и запах бухла.

— У-уверен, они просто отлучились, а вовсе не сбежали при вашем приближении.

— Опять выдаёшь желаемое за действительное? Хм-м? А что это за записка на столе?

Почерк совсем как в письме, которое оставили Рену. У меня дурное предчувствие.

Причем под запиской целая кипа бумаг. Как же мне не хочется читать…

— Ицуки, письменность этого мира знаешь?

Записка написана на мелромаркском.

В очередной раз убеждаюсь, что почерк у Ссуки отвратительный. Она все буквы коверкает.

Королева и Мелти пишут изумительно, но у Ссуки почему-то ни грамма изящества.

— Нет, Наофуми. Ведь вы никогда не делились способностью понимать чужие языки!

— Что за чушь?! На, Рен, прочитай. Или Лисия, мне всё равно. Кстати, Ицуки, попроси Лисию, она тебя научит. В научных вопросах она настоящий монстр, Герои ей и в подмётки не годятся.

— Уа-а-а-а?! — протянула Лисия, когда я назвал её монстром.

Трудно поверить, что это она только что сражалась, словно супергерой.

— Наофуми-сама, вам не помешало бы выражаться потактичнее… — сделала замечание Рафталия.

Я и сам думаю, что переборщил.

Но извиняться не буду, чтобы не терять лицо.

— Гм-м. “Нектар, который мы могли из тебя высосать, почти закончился, так что пора уходить. Будучи бедными и несчастными, мы с удовольствием забрали все деньги, которые ты приносил с турниров. Большое спасибо, что спонсировал нашу бедную, несчастную компанию, вынужденную жить ужасной рабской жизнью из-за Щита”.

Чем дальше читал Рен, тем сильнее морщился.

Ну, ему она примерно такую же записку оставила.

Кстати, зачем она так делает? Её что, убьёт болезнь, если она не напишет очередную порцию гадостей?

Рен взял в руки следующую бумагу.

— “Маруд и его люди тоже от тебя устали. Неужели ты не понимаешь, что их страшно бесит, когда ты высокомерно отдаёшь указания? Я еле сдерживала смех, глядя, как ты в одну минуту без конца твердишь о справедливости, а в другую — послушно проглатываешь всю ложь, которой мы кормили тебя с ложечки”. Наофуми, я точно правильно читаю?

Судя по Рену, он с трудом сдержался, чтобы не порвать записку в клочья. Я взял у него бумагу.

— По-моему, более-менее правильно. Конечно, на местном языке некоторые выражения звучат иначе, но смысл у них именно такой.

Третью записку взял я, поскольку Рена уже трясло от гнева.

— “Постскриптум: мне не нравятся ни твоя слабость, ни внешность, ни рост, ни характер. Если любишь — убей Щита. Тогда мы, так и быть, встретимся снова. Хо-хо-хо-хо-хо-хо-хо. Кстати, всё остальное — мой прощальный подарок. Счастливо выплачивать”... БЕСИ-И-И-И-И-ИТ!!!

Я скомкал бумагу и швырнул в стену.

Взял со стола оставшуюся кипу и вручил Ицуки.

Даже он поймет, что это за документы.

Уж хотя бы цифры он наверняка выучил.

— Понимаешь, что это, Ицуки?

— Ч-что это за бумаги?!

— Разве не видно? Долговые расписки. Все подписаны твоим именем.

Потом надо будет отнести их работорговцу, чтобы он выяснил, скольким торговцам Ицуки задолжал.

Сумма внушительная. Ицуки глубоко встрял. В финансовом смысле.

Скажу честно — ему никогда не расплатиться. Даже если учесть заработки в колизеях.

— Но они… Но я… Маруд, принцесса Малти и все остальные говорили, что помогают людям, и поэтому изо всех сил собирают деньги…

— Кхм… По опросам окрестных трактиров, они жили на широкую ногу, о да, — добавил некстати объявившийся работорговец. — К тому же потратили огромную сумму на ставки в нелегальных колизеях.

С собой работорговец привёл нескольких купцов.

Ицуки в отчаянии упал на колени.

— И ты ей доверял? А ведь я предупреждал — не верь Ссуке, ничем хорошим не закончится, — добавил я… и повернулся к работорговцу. — И где те люди, что назанимали денег? Если они сбежали, их нужно поймать.

— Мы полагаем, они сбежали через канализацию Зельтбуля. Ассоциация торговцев Зельтбуля ввела чрезвычайные меры и приказала наёмникам и авантюристам арестовать их, однако…

Видимо, вряд ли их удастся найти.

Скорее всего, они готовились к бегству заранее, поэтому сбежать им наверняка удастся.

Я глубоко вздохнул и подошёл к отчаявшемуся Ицуки.

Нельзя, чтобы у него сейчас ещё одно Проклятие проснулось.

— Ицуки-сама… пожалуйста, встаньте. Я… я верю в вас, Ицуки-сама. Вы ведь помните, что справедливости можно добиться, лишь вставая после каждого падения?

— Лисия… сан. Я…

Лисия протянула Ицуки руку.

— Встаньте и начните сначала. Я… помогу вам собрать деньги. Мы вместе соберём их и расплатимся по долгам.

— Но… но это не поможет… Я совершил непоправимую ошибку…

— Все ошибаются, но неисправимых ошибок не бывает. Если вы сдадитесь, пострадает ещё много людей.

— Много… людей?..

— Да. Я была в параллельном мире. Мы смогли заключить с ними союз. Мы смогли понять людей, которых считали злодеями… и злом. Помните ту ужасно сильную девушку с веерами, которая появилась во время волны?

Лисия была в параллельном мире вместе с нами.

Нас с ней забросило в бесконечный лабиринт, потом мы объединили силы с Кидзуной и вскоре заключили мир с отрядом Грасс, против которого в своё время несколько раз сражались.

— Разве...

— Но я сражалась и против врагов, которым нет прощения.

— Вы видели врагов, которых не смогли простить?

— Да. И как раз сейчас Наофуми-сан готовится к битве против них. Чтобы победить, нам нужны вы, Ицуки-сама… нам нужны Герои, надежда этого мира. Откликнитесь ли вы ради меня?

Ну, что бы я об Ицуки ни говорил, он действительно Герой Лука.

Он, равно как Рен и Мотоясу, может стать сильным союзником, если грамотно усилит Оружие.

Молодец, Лисия, убеждай его, как Эклер Рена.

— У… у-у…

Ицуки начал всхлипывать.

Последние зловещие украшения попадали с Лука, словно доказывая, что этот удар оказался последним.

А потом и сам Ицуки упал носом в пол.

— Ицуки-сама!

Я проверил пульс.

Вроде жив. Надеюсь, обойдётся без расплаты…

Работорговец не подпускал к нам торговцев, поэтому они вслух обсуждали, как быть с Ицуки.

Эх-х-х… отличный ты нам оставила подарочек, Ссука!

Клянусь, в следующий раз я тебя убью.

Хотя, нет, заставлю натурой отработать все долги, которые ты свалила на Ицуки!

Если верить её словам, спутники Ицуки с ней заодно.

Ларк как-то говорил, что они ещё наломают дров. Действительно, те ещё мрази.

— Я… я сама… — Лисия шагнула вперёд, закрывая собой Ицуки, и явно готовилась сказать, что берёт все его долги на себя.

— Работорговец, — вмешался я. — Перепиши все долги Ицуки на меня.

У меня есть деньги, заработанные на торговле, так что если продать побольше зелий Иггдрассиля… отделаться удастся.

Если не хватит, остаток выплачу потом.

Благо долги всё-таки не могут тягаться с суммой, которую пришлось выложить за ажиотажных рабов.

— Наофуми-сама… — Рафталия с облегчением выдохнула.

Я тем временем распорядился о том, чтобы Зельтбуль искал Ссуку.

Лисия в слезах поклонилась мне.

— Лисия, с тебя тщательное воспитание Ицуки на манер того, как Эклер воспитывает Рена. И чтобы такого больше не повторялось.

— Есть!

— Ох… какой же ты всё-таки душка, Наофуми-тян.

— Великолепно, Наофуми-сама! С вашей стороны было очень мужественно взять на себя ответственность за никчёмного Героя Лука!

Никчёмного?.. Следи за словами, Атла. Он как-никак Герой.

Ни Ссуку, ни её союзников поймать так и не удалось.

Зато мы получили в своё распоряжение Ицуки.

Он дорого нам обошёлся, но хочется верить, что после такого он утихомирится.

В группу я его принял ещё до того, как мы дошли до укрытия, поэтому я без труда переправил его порталом в деревню.

Надеюсь, он станет таким же покладистым, как Рен.

На следующий день, около полудня.

Ицуки очнулся, когда я был не в духе — только узнал, что Ссуку не удалось разыскать.

Спал он в плющ-палатке.

Я как раз зашёл проведать его и услышал голос Лисии.

— Ицуки-сама.

Ицуки сидел на постели и смотрел по сторонам.

Лисия подбежала к нему, а я следил за ней, сложив руки на груди. На всякий случай попросил Фиро, Атлу и Рена встать прямо за дверью, чтобы в случае чего остановить беглеца.

— Ицуки. Помнишь, что вчера было? Я переписал все твои долги на себя и собираюсь по ним расплатиться.

— … — Ицуки молча посмотрел на меня сонными, пустыми глазами. — …

Молчание продолжилось.

Лисия ждала, пока он скажет хоть что-нибудь. Я стоял за ней и лица не видел.

— Эй, ты. Скажи хоть что-нибудь.

— ...Хоть что-нибудь.

?!

Ах ты! Вот так сразу на драку нарываешься?!

— Прости, Лисия. Кажется, я не смогу сдержать обещание.

Я не собираюсь жить с человеком, который не хочет исправляться.

Придётся продать его в рабство торговцам Зельтбуля.

— Уа-а-а! Пожалуйста, подождите. Ицуки-сама, вы должны искренне извиниться перед ним.

— ...Простите.

Ицуки кивнул с безразличным видом.

Что с ним? Разве он раньше так себя вёл?

— Что с тобой, Ицуки?

— ...Я не знаю. Что вчера случилось?.. Почему мне было так грустно?

— Э-э-э… Ицуки, ты точно помнишь, кто ты такой?

Только не говорите мне, что расплата за использование того дурацкого Джастис Боу — амнезия.

Но если вспомнить другое Проклятое оружие, удивляться нечему.

Если я прав, это нам доставит немало хлопот.

— Помню. Я Кавасуми Ицуки, Герой Лука. Я стремился к справедливости, но проиграл и был обманут.

— ...То есть, воспоминания ты не потерял?

— Я не знаю.

Как ты можешь не знать?

— Не думай ничего скрывать. Что ты задумал?

— Разве я что-то задумал?

— Откуда мне знать?! Поэтому я и спрашиваю! Не отвечай вопросом на вопрос.

Что происходит? Ицуки говорит как-то вяло.

Помутился рассудком?.. Нет, не похоже.

Хм… наш разговор начался с моей фразы “скажи хоть что-нибудь”.

На которую он ответил “хоть что-нибудь”...

— Ицуки, встань на руки и разденься.

— Хорошо…

По моей команде Ицуки действительно встал на руки, а затем одной рукой принялся расстегивать пуговицы.

— Ицуки-сама! Прекратите! — попросила Лисия.

Ицуки встал на ноги и застыл.

Секундочку. Он что, исполняет все приказы?

— Ицуки, убей себя.

— Хорошо…

Ицуки достал из Лука веревку — не тетиву, а настоящую веревку, подобно тому, как я достаю всякую всячину из Щита — завязал себе на шее и начал искать, куда завязать второй конец.

— Уа-а-а-а-а! Не надо, Ицуки-сама-а!

— Хорошо…

— Чего тебе хочется, Ицуки?

— Чего мне хочется? Я не знаю.

Э-э… да ладно!

Мне даже не по себе стало от того, насколько послушно отвечает прежде скрытный Ицуки.

— Ицуки, после навыков проклятого оружия наступает та или иная расплата. Тебя мои слова ни на какие мысли не наталкивают?

Есть у меня чувство, что к нему пристала та же мерзость, которая мучает нас с Реном.

— В нелегальном колизее Зельтбуля меня… так зажали в угол, что я несколько раз использовал необычные навыки…

Ох. Получается, когда мы спасли Ицуки от проклятого оружия, на него сразу же набросилась расплата?

Это очень плохо.

— В общем, никуда не высовывайся, Лисия за тобой присмотрит.

— Хорошо, — ответил Ицуки, посмотрел на Лисию… а потом снова на меня.

— Мне нужно что-то делать?

— А тебе хочется?

— Э-э, я не могу решиться, делать что-то или просто безвылазно сидеть…

Как я и думал, у него пострадала решимость.

Кажется, за своё проклятие он расплатился силой воли.

Ну почему все Герои мне достаются испорченные проклятием?

Мотоясу не здесь, но и он умом тронулся.

— Ицуки, как следует подумай о том, что должен делать. За тобой долг.

— Хорошо… я буду расплачиваться по нему.

— Ицуки-сама. Я буду сражаться вместе с вами, чтобы искупить все грехи, — обратилась к нему Лисия.

Ицуки коротко кивнул.

Правильно, Лисия, помогай ему расплачиваться.

— Спасибо за поддержку, Лисия… сан.

По щеке Ицуки стекла слеза, и он взял Лисию за руку.

— Ицуки-сама?

— Ой?.. Не знаю, почему я так делаю, но… Лисия-сан. Простите меня… за всё… — прошептал Ицуки, и лицо его вновь стало каменным, словно больше эмоций в нём не осталось.

— Конечно… конечно… конечно… Ицуки-сама…

Лисия расплакалась.

Её можно понять — вместо Ицуки она получила другого, внешне похожего человека.

Который слушается любых приказов.

Эх… разговорить Ицуки будет проще простого, но сложностей от этого не убавится.

Почему так? Почему мне всегда приходится ломать голову?

Первым делом надо научить его методам усиления, а затем направить на лечение в горячие источники Кальмиры… да, так будет лучше.

Наконец-то Четыре Священных Героя закончили обмен методами усиления.

Комментарии