Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 19. Тайная власть

Поручив подручным работорговца забрать деньги за победу, мы выбежали на улицы Зельтбуля следом за Садиной.

Садина пошла против договора, который заключила с коварным торговцем.

Мне нетрудно представить, как он ответит.

Продаст всех рабов из Рулороны, чтобы возместить убыток.

Правда, возможно, он планировал продать их в любом случае.

А поскольку мы такое терпеть не собираемся, то и бежим на всех парах.

— Кажется, они в самом деле старались ослабить нас.

— Это точно.

Стоило покинуть арену, и в теле появилась такая легкость… что я чуть спотыкаться не начал.

— Сюда, Рок-тян.

Мы побежали следом за Садиной.

И добрались до здания в жилом районе Зельтбуля, которое сторожили какие-то суровые типы.

Дом каменный, как раз в духе какого-нибудь купца. Напоминает дом Кидзуны.

У входа уже стояло несколько повозок.

Кажется, мы не ошиблись.

А изнутри доносится такой грохот, словно кто-то все верх дном переворачивает и что-то ищет.

— Этот дом принадлежит должнику, поэтому его сейчас обыскивают. Посторонним вход воспрещен! — крикнули наемники, стоявшие перед дверью.

— Увы, я не посторонняя, — ответила Садина и начала читать заклинание.

— Это же те, о ком нам говорили! — догадались наемники. — Ну уж нет, вам тоже нельзя. Сдавайтесь подобру-поздорову! Вам придется поплатиться за то, что вы сделали!

Отовсюду появились еще… с сорок наемников и обступили нас со всех сторон.

Даже магов с собой привели.

Как наивно полагать, что нас можно взять числом.

Вы хоть понимаете, с кем имеете дело?

Можете пытаться ослаблять нас заклинаниями, но мы-то больше не на арене.

Мы не в западне, и против нас не какие-то именитые бойцы. Рафталия и Фиро не проиграют.

— Вперед, звякалка!

— У, а-а-а-а-а!

Фиро обратилась Филориалом, привязала к ноге моргенштерн и начала косить наемников.

— С дороги!

— Гха!

Рафталия рубила их Катаной.

— Не повезло вам! Дритт Чейн Лайтнинг!

Ну а Садина поразила наемников цепной молнией.

Кажется, таким количеством магов ее не остановить.

Более того, затем Садина зацепила одного из сраженных наемников гарпуном и запустила его в остальных на манер шара для боулинга.

После этого снаружи дома воцарилась тишина.

— Пф. На узких улицах никакая толпа бы не помогла.

Откуда-то издалека в нас стреляют лучники, но их стрелы не могут пробиться сквозь Щит Метеора.

— Садина. Рабы, которых ты выкупила, не зарегистрированы на торговца?

— Не волнуйся, я заплатила за то, чтобы с них сняли печати, и предупредила их, чтобы в случае чего сразу бежали.

— То есть, внутри их нет? — уточнил я.

Садина посмотрела на здание.

— Хм-м? — Фиро наклонила голову. — Сестрица издает какие-то зву-уки.

— О? А ты внимательная. Я проверила, сколько людей внутри дома.

Ультразвуком?

Я как-то слышал, что дельфины, киты и иже с ними ориентируются под водой с его помощью.

А она, будучи зверочеловеком, умеет так же? Как удобно.

— ...Все в порядке. Они не успели сбежать, окружены и находятся внутри.

— Ничего себе “в порядке”... но будем работать с тем, что есть! Рафталия!

— Есть!

Поскольку дверь предусмотрительно заперли, Рафталии пришлось срезать петли клинком.

Большое спасибо, что собрались в одном месте.

— Кх… Надия! Как ты посмела нарушить уговор!

— Так получилось. Я старалась, но мне попался неудачный противник. А сюда вообще Рок-тян прийти решил, а не я.

— Поэтому и говорить буду я. Привет и спасибо за все. Конечно, в колизее все решил опрос, да и вообще тайный колизей — такое место, где никогда не знаешь, что может случиться. На него я жаловаться не буду, но происходящее здесь — совсем другое дело.

— Как ты посмел! Это из-за тебя мой план сорвался! А поскольку эта нарушившая договор мерзавка… улыбается, несмотря на рабскую печать, мне пришлось конфисковать ее сокровища!

Видимо, он понимает, что положение у него незавидное.

Но ему только и остается, что злобно смотреть на Садину и объяснять, что именно он вытворял.

Кстати. “Улыбается, несмотря на рабскую печать”?

Я перевел взгляд на Садину, и та указала на свою грудь.

— Она на сиськах.

— Да плевать! Быстро показала!

Я сорвал ленту, которая прикрывала ее грудь, и увидел ярко сиявшую рабскую печать.

— Жадность погубила, не стоило выбирать дешевую печать. С этой совладать несложно.

...Вспоминается, как Фиро в свое время отключила печать монстра.

Видимо, опытный маг может с ней так или иначе справиться?

— Ты должна корчиться от боли при каждом шаге! Почему ты даже не морщишься?!

— Потому что такую боль перетерпеть, очевидно, нетрудно.

Э? Значит, она не подавляет печать полностью?

А, да, Фиро ведь испортила печать так, что она не включалась.

Но печать Садины работает.

Значит, она все еще ощущает боль, пусть и ослабленную… ну она дает.

— Вы думаете, вам сойдет с рук, что вы сегодня натворили?! Вы все покойники! Может, на этот раз вы добьетесь своего, но тайные гильдии Зельтбуля будут преследовать вас вечно!

— Не тут-то было, оружейник… — раздался голос за моей спиной.

Я обернулся и увидел ювелира с работорговцем.

С ними, кстати, немного перепуганная Лисия. И Раф-тян.

— Я так волновалась.

— Рафу.

— Еще бы. Откровенно говоря, сама по себе битва выдалась даже напряженнее, чем против Кё.

Садина прерывала магию, уворачивалась от навыков и вообще показала себя мастером боевого чутья.

Мёрдер Пьеро я бы тоже хотел задать пару вопросов… но ладно.

— Это… это ты, ювелир? — пораженный до глубины души торговец разинул рот и ткнул пальцем в ювелира.

— Я подумал, тоже пригожусь, поэтому пришел. О да.

— А ты здесь зачем?! Хотя неважно! Тайные гильдии Зельтбуля ни за что не пощадят их!

— Нет. Прости, но ассоциации Зельтбуля ничего не смогут с ним сделать. Если бы видел ту битву в колизее, то и сам бы все понял…

Он не стал досматривать битву. Экспромтом поставив нас в невыгодное положение, он сразу побежал конфисковать рабов.

— Я и весь мой клан считаем, что инцидент в тайном колизее не заслуживает внимания, и полным составом выступим против какого-либо наказания команды Рок Валли. О да.

— Аналогично поступит ассоциация ювелиров со мной во главе.

— Н-но почему?!

— Подобно тому, как ты пытался тайно обеспечить победу своему бойцу, тем же самым занимались и мы. О да.

— Что?!

— Ты ведь рассчитывал подзаработать на чемпионате… а потом как-нибудь по-тихому разобраться с Надией и продать с аукциона ажиотажных детишек?

— Уверена, что да. Поэтому я вела себя так осторожно и напрягла все связи, чтобы освободить детей от рабской печати.

Не уверен, что она говорит правду. Понять, о чем на самом деле думает Садина, очень сложно.

Что же ты такая спокойная, раз все понимаешь?!

— А теперь поговорим по существу. Буду называть тебя оружейником, не против? Завтра мы одержим победу в финале. Денег, которых мы заработаем, хватит, чтобы расплатиться по долгу Надии. Мы купим ей свободу, а ты сейчас же отдашь всех рабов из Рулороны.

— Что за чушь?! Какой дурак расстанется с таким богатством?! Ты хоть представляешь, каких денег стоят эти детишки?!

Ну, я прекрасно знал, что он не согласится.

— И вообще, с какой стати тебя поддерживает ювелир?!

Ах, да… я ведь не представился.

Видимо, ему не хватило кривляний ювелира и работорговца, чтобы догадаться, с кем он имеет дело.

— В колизее все уже догадались, кто на самом деле возглавляет твою команду, Рок-тян. Правда, они до сих пор спорят, настоящий ли ты.

— Ничего, расскажу ему. Если попытается разболтать — остальные наверняка подумают, что я самозванец и поднимут его на смех, — я смерил торговца взглядом, затем выставил большой палец и заявил: — Я Священный Герой Щита Иватани Наофуми, призванный сюда из иного мира. Я участвовал в битвах твоего колизея, чтобы забрать ажиотажных рабов Рулороны.

— Прекратите так выражаться, вы вредите своей репутации, — со вздохом обронила Рафталия.

— Репутации? Да плевать я на нее хотел. Мне сейчас не до осторожности в выражениях. Рабы Рулороны стоят таких денег, что их нужно вернуть как можно скорее.

— Т-ты шутишь?! — выпалил торговец, видимо, не поверивший ушам.

Вот незадача. Представиться представился, но пока не убедил.

— Хочешь доказательств, что я не лгу? Ну так получай: Эрст Шилд, Секанд Шилд, Дритт Шилд, Шилд Призон.

По пути я несколько раз поменял внешний вид Щита.

— Если думаешь, что это магия, то почему я не читал заклинаний?

— У меня есть отличный козырь, который обязан убедить его. О да, — сказал работорговец и протянул коголевую ягоду.

Мне ее съесть?

Я поднес ягоду к носу торговца, чтобы он хорошенько разглядел ее, а затем забросил в рот.

— Ого… — Садина почему-то мечтательно приложила ладонь к щеке.

— Теперь веришь?

— Невозможно… кх…

Силы покинули торговца, и он сел на пол.

Похоже, неуязвимость к коголевым ягодам — самый верный способ доказать кому-либо, что я Герой Щита.

Впрочем, наверняка об этом знают лишь купцы Мелромарка и прилегающих стран.

Вряд ли об этом известно каждому, но конкретно до оружейника слухи доходили.

— Вот такие дела. Ну что, сдаешься? А, и не думай, что тебе сойдет с рук то, что ты втянул нас в показательный бой.

— Ч-что тебе нужно?!

— Ну как что… возможно, где-то есть и другие выжившие из Рулороны. Сообщай, когда будешь находить их. Я даже согласен помочь материально и заплачу за них. Но тебе придется немедленно разорвать этот пузырь и опустить цены.

Я практически уверен, что это он извратил желание Садины и накрутил ценник рабов.

А теперь, когда преступник сдался, цены должны рухнуть.

Конечно, ажиотаж может продолжаться и самостоятельно, но вокруг меня собрались влиятельные люди. Что-нибудь придумают.

— Например, скажи другим, что за владельцами рабов Рулороны приходят убийцы, нанятые Героем Щита. Ты — живой тому пример.

Думаю, шумиху заметили многие. Для слухов этого вполне хватит.

— Если будешь поддерживать меня так же, как и эти двое, ничего плохого с тобой не случится. Согласен?

— Л-ладно…

Так завершились мои выступления на тайном колизее.

Конечно, был еще финал, но в нем мы одержали практически мгновенную победу, так что про тот поединок рассказывать нечего.

Комментарии