Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Часть 3. Путешествие

— Вот гадство, — проворчала сидевшая на пассажирском сиденье Девушка, глядя сквозь ветровое стекло. Облака, словно грязное шерстяное одеяло, закрывали всё небо.

— Ага... Может, Солнце решило, что за последние дни немного перестаралось? — пошутил Парень. Приоткрыв дверцу, он выжимал носки.

Похоже, надоедливый дождь зарядил надолго. Мокрую одежду путешественники сняли, но высохнет она тоже нескоро.

Ангар Босса они покинули несколько дней назад. Парень и Девушка, как и собирались, двинулись в соседний город по заброшенной дороге и, хотя немного заплутали, все же потратили впустую не больше дня.

Но сегодня в сумерках на них обрушился дождь.

Очень быстро он перешел в ливень, так что оба вымокли как мыши.

Конечно, Парень и Девушка были готовы, ведь за три месяца пути они уже несколько раз попадали под сильный дождь. Они всегда возили с собой дождевики и синюю клеенку, которую использовали как импровизированную палатку .

Вот только сейчас и то и другое оказалось бесполезным.

Пытаться ехать на Хондочке, держа в руках зонт, глупо, а дешевые дождевики, купленные в каком-то круглосуточном магазине, при таком ливне не защищали. А что хуже всего, сильный ветер не давал поставить «палатку».

Всё, что оставалось - натянуть бесполезные дождевики, искать убежище и молиться.

Остаётся только гадать, достигли ушей богов молитвы путников, или какой-то дьявол сжалился над ними, но через несколько часов езды, когда холодная дождевая вода промочила их чуть ли не до костей, Парень нашел на дороге брошенный фургон.

Решив переодеться, Парень и Девушка откинули спинки сидений и отгородились друг от друга, подвесив к крыше тент. Ночевали в машине они не в первый раз, так что такая процедура была им не в новинку. К счастью, машина оказалась герметичной - следов протечек и плесени не наблюдалось.

Они начали снимать одежду, как можно сильнее выжимая каждую вещь по очереди в щель приоткрытой двери. Ткань, конечно, не высохнет, но если оставить всё как есть, заведется плесень. К тому времени, когда они всё сняли, переоделись в сухое бельё и завернулись в одеяла, Парень и Девушка полностью вымотались.

— Хм-м, который час?

— Э-э-э... около десяти. Мы должны были поужинать уже давно!

— А-а... так вот почему я такая голодная, — сказала она, потирая живот.

Парень как раз думал о том же самом.

— Я собираюсь заварить чаю, достанешь что-то перекусить?

— Конечно. Вместо ужина.

Парень открыл кофр и достал примус и крошечный чайник. Задохнуться ему не хотелось, и дверь он оставил приоткрытой. Внутрь захлестывал дождь, но можно было немного потерпеть.

Парень нашел в багажнике обрезок доски, поставил его на сиденье и начал кипятить воду. Говорить не хотелось, особенно под шум дождя, и оба путешественника молчали. В фургоне слышался лишь стук капель.

Когда закипела вода, Парень потушил примус и сразу же закрыл дверь, чтобы не выпускать тепло. Налив кипяток в кружки, он опустил в каждую по пакетику чая.

Вернувшуюся было тишину нарушил чих Девушки.

— Простыла?

— Не, я в порядке. А ты? Дождь, в конце концов, по тебе должен был хлестать сильнее, — сказала Девушка, криво улыбнувшись.

Парень засмеялся.

— Не бойтесь, Миледи! Я не дрожу и не хнычу по пустякам, ведь я неотесанная и грубая деревенщина. Но поскольку вы – тонкая и нежная дева, вас без сомнения подобает одаривать заботой и лаской.

Странно, но стоило ему произнести это, как коричневое одеяло, обернутое вокруг Девушки, начало напоминать элегантное и изысканное платье.

— Миледи, ваш чай.

Парень протянул Девушке синюю кружку.

— О, твой труд не напрасен. Мы рады напитку*.

Она взяла свою кружку и посмотрела на коричневую жидкость, заполнявшую её до краёв. Горячий ароматный пар извивался, словно змея, и щекотал ноздри.

— Слишком крепкий! Ну, забота как-никак, так что я признательна.

Парень передал ей несколько каменно-твердых кубиков рафинада. Девушка бросила их в кружку и размешала. Она сделала глоток - чай был терпким, но очень душистым.

— О, благое тепло...

— Разумеется, только что из чайника!

— О, ужасная горечь...

— Прости...

Они засмеялись.

Покончив с простым ужином из галет и чая, они проверили, все ли на месте в кофрах, и пораньше легли спать.

Когда они наконец проснулись, на часах было семь утра. Снаружи ещё лило. Парню показалось, что дождь слегка ослаб, но облака были все так же темны.

Он спал дольше, чем ожидал - должно быть, сильно устал. Изворачиваясь, как рыба на крючке, Парень попытался потянуться на узком пассажирском сиденье - каждое движение сопровождал хруст суставов.

Сзади послышалось шуршание: изумленная его экзерсисами, заворочалась Девушка, которая с головой закуталась в одеяло и напоминала огромный пельмень. Впрочем, быть может, она просто только что проснулась.

Девушка высунула голову из складок, посмотрела на то, что творится за окном, и спряталась снова. Тяжело вздохнув, пельмень все-таки сел.

— Утра...

— Угу, доброе утро.

Учитывая, с каким трудом она обычно вставала, сейчас все было хорошо - должно быть, Девушка выспалась, отдохнув от бесконечной дороги под дождем.

Желание выспаться исполнилось, и оставалось лишь еще одно... Живот Парня недовольно заурчал.

— Я, пожалуй, поем - будешь что-нибудь?

— Нет, спасибо...

Парня словно громом поразило.

Впервые за все время путешествия на голод жаловалась не она.

— Тебе плохо?

— Эй, ты что… я тебе обжора, что ли?

— Ага.

Парень пригнул голову, приготовившись к удару.

Однако расплаты не последовало. Что-то определенно было не так.

— Давай померим температуру.

— Нет, я правда в порядке...

— Нет. Возражение отклонено.

Вблизи явно было видно, что её здоровая загорелая кожа слегка побледнела.

Парень, укутанный в одеяло, вынул из сумки термометр, проскользнул между пассажирским и водительским сиденьями и склонился над Девушкой.

— Ну давай, тебе же плохо, да? Не стесняйся, это всего лишь я. Возьми термометр.

— Ладно...

Наконец сдавшись, она безропотно взяла термометр и, немного повозившись, зажала его подмышкой. Под одеялом на ней не было ничего, кроме нижнего белья, и Парень для пущей уверенности отвернулся.

Открыв аптечку, он начал перебирать лекарства.

— Интересно, что это. Ты простудилась или что?

Девушка молча отвернулась.

— Дождь, наверное. Но это странно – у меня же никаких проблем...

В то же мгновение она схватила его за воротник и, скорчив жуткую гримасу, уставилась ему в лицо.

— То, что беспокоит нас, девушек, каждый месяц! — рявкнула она, заставив Парня сжаться и опуститься на колени.

— П-прошу прощения за свою грубость, миледи...

— Наконец-то дошло. Я думаю, это надолго, но мы в любом случае застряли тут из-за дождя.

— Честно говоря, я ничего в этом не понимаю, я парень и всё такое, понимаешь, ну... с тобой всё нормально?

— Хм... обычно всё проходит легко... но в этот раз мне не очень-то хорошо... — объяснила Девушка, скорчившись и обхватив живот.

— Хочешь обезболивающее?

— Вообще-то я принимала перед сном. Перестало действовать?..

От мужчин в таких случаях мало толку. Хотя путешественники заведовали лекарствами вместе, её предметы личной гигиены находились вне контроля Парня, поэтому он просто взял таблетку из упаковки, которая гласила, что препарат хорошо помогает при головных и менструальных болях.

— Вот, и немного воды.

Девушка с трудом приподнялась и взяла воду и таблетку.

— На самом деле я хотела пополнить запасы кое-чего, когда мы были на складе. Ну, мне следовало позаимствовать это «кое-что» еще у Секретаря, но я совершенно забыла…

— Так вот что ты там искала?

— Ага.

Она проглотила таблетку, запив глотком воды, и передала Парню чашку. Обычно Девушка выпивала всё до капли, но в этот раз в чашке ещё оставалось немного воды. Должно быть, её желудок это тоже затронуло.

Парень допил оставшееся и вытер рот.

— Может, съешь что-нибудь?

— Нет, спасибо...

Лучше бы что-то все же съесть, но Парень не хотел её заставлять. От только нашел в аптечке и отдал ей витаминное желе.

Термометр показал 37.9°. Довольно много.

* * *

На часах было два пополудни.

Дождь продолжал лить, а Девушке становилось все хуже.

Утро она провела полулёжа, и даже переоделась, но после полудня впала в сонное оцепенение, то начиная дремать, то снова просыпаясь.

Таблеток жаропонижающего не осталось, а температура у Девушки перевалила за 38. Любому парню было бы ясно, что дело уже не в ежемесячных проблемах. Парень подозревал, что Девушка простудилась, а если вспомнить, сколько времени она провела под ливнем, возможно, уже началось воспаление легких.

Но даже если это не пневмония, что Парень мог сделать? Все, что осталось в аптечке - несколько таблеток от головной боли и мазь от простуды. Парень не мог бы вылечить ничего тяжелее. Ему оставалось только менять на лбу Девушки ткань, смоченную дождевой водой.

Девушка была в опасности.

Парень не мог не упрекнуть себя в легкомыслии - за три месяца путешествия он ни разу не задумался о возможных серьезных недугах. Удивительно, что такого не произошло раньше - всю дорогу они полагались на везенье и удачу.

Однако времени сожалеть об ошибке не оставалось. Парень оказался перед выбором во много раз сложнее, чем любой из многочисленных экзаменов, сданных за девять лет обязательного образования.

Остаться здесь и надеяться на иммунитет Девушки?

Или самому отправиться в соседний город искать врача?

Один вариант был не лучше другого, и изъянов в каждом была целая гора.

Самая большая неопределенность заключалась в том, что Парень не знал, сможет ли иммунная система Девушки победить болезнь, ведь все случилось как раз потому, что эта самая иммунная система ослабла. Что, если без вмешательства врача не обойтись?

А если он отправится за врачом один, согласится ли тот поехать с ним обратно? Что, если Парень никого не найдет? Кто присмотрит за Девушкой, пока его не будет? Хватит ли топлива на дорогу туда и обратно?

В любом случае это было бы авантюрой по принципу “всё или ничего” – и даже не ясно, оправдаются ли усилия. А на кону стояла жизнь Девушки.

Парень стиснул зубы, раздосадованный собственной слабостью, и яростно уставился в небо, на непрекращающийся дождь.

Время шло, а ему оставалось лишь менять мокрое полотенце и держать Девушку за руку.

Пока он глядел на облака за окном, ему в голову пришла безумная идея.

Пробиваться к следующему городу с Девушкой на спине.

Город не маленький, так что там должен найтись хотя бы один врач. А если он откажется обследовать Девушку, Парень готов был пойти на угрозы.

В этом случае бензина нужно было только на дорогу в одну сторону, и врач осмотрел бы Девушку куда быстрее - не пришлось бы тратить время на путь обратно. Хотя Парень не мог заботиться о Девушке, пока вёл мотоцикл, он мог бы останавливаться время от времени и проверять, как она.

Однако этот план гораздо рискованнее, чем первые два. Настолько, что Парень даже поневоле усомнился в здравости своего рассудка. Везти серьёзно больного пациента на мотоцикле под ливнем – звучало совершенно по-идиотски.

Но… Но она страдала, пока он продолжал размышлять. Болезнь пожирала Девушку, которая и так весила на шесть килограммов меньше него при том же росте.

Его дорогая Девушка страдала, а он не мог даже позвать на помощь.

Не думать об этом он не мог.

Времени не оставалось.

Парень начал собираться - более быстро и ловко, чем когда-либо прежде.

Парень понял, что не может ехать как обычно. Везти бессознательного человека сложно, куда сложнее, чем манекен. Даже если Парень посадит Девушку на заднее сидение и привяжет к себе, ее ноги могут зацепить колесо.

Оставался единственный способ - посадить Девушку перед собой, обнять и ехать, поддерживая. Благодаря счастливому стечению обстоятельств, их мотоциклом - “Хонда Супер Каб” - можно было управлять одной рукой. Если Парень сможет выдержать долгую дорогу, дело будет в шляпе. О непредвиденных проблемах ему даже думать не хотелось.

Следовало позаботиться и об одежде Девушки: в юбке она бы замерзла, так что это отпадало. Парень одел на Девушку оба свитера из их запаса, накрыл тонким одеялом, а сверху накинул дождевик.

Если бы не приходилось смотреть на полуобнаженную Девушку, то переодеть её - хоть и в тесной машине, где приходилось вертеть её, как проволочную головоломку - было бы проще, чем пройти лабиринт без единой развилки.

Сгорая от смущения, он натянул на Девушку свои брюки. Они висели мешком, но он закрепил их, затянув ремень.

Сначала Парень хотел бросить багаж, но потом передумал.

Если он не найдет врача, поиски придется продолжать с пустым желудком, а если найдет, врач может потребовать какой-то платы. Груз их замедлит, но ничего не поделаешь. Он верил, что Девушка выдержит.

Парень привязал её к себе, использовав гамак и бельевую веревку, и убедился, что может даже ходить. Девушка выбила бы из него всю душу, если бы увидела, что он с ней натворил.

Но Парень готов был на что угодно, лишь бы вернуть эту живость.

Он застегнул дождевик и накинул сверху так и не высохший школьный пиджак. Мокрая синтетическая ткань весила немало, но это была его боевая униформа.

Попрощавшись с фургоном, который послужил им отличным временным убежищем, Парень вышел наружу, под нескончаемый дождь.

Ради тех, кто мог прийти сюда после, он закрыл дверь.

Оставалось выяснить, сможет ли “Хонда” завестись, столько простояв под дождём.

Бак был полон, но мотоцикл, хоть и обмотанный клеенкой, все равно терпел дождь больше суток.

Но сейчас Парню было не до того, чтобы переживать о Хондочке.

Он аккуратно опустился на сиденье и проверил, надежно ли привязана Девушка. Для равновесия весь багаж он примотал сзади.

Под звук капель, бьющих по пластику дождевиков, он надел шлем.

— Хондочка! Покажи мне всё, на что способна!

Парень с силой пнул стартер.

Он не знал, ответил ли его мотоцикл: “Положись на меня!”.

Но могучий рёв одноцилиндрового четырехтактного мотора был наилучшим из ответов.

Хондочка летела по прямой дороге сквозь ливень.

Стрелка спидометра дрожала у максимальной отметки, и капли дождя, обычно безвредные, сейчас били в голову Парня, словно градины, но он все так же надежно сжимал ручку газа.

Девушка, лежа в его объятиях, плавала в полузабытьи.

Она очень ценила заботу Парня, хотя и не могла вспомнить ничего из того, что случилось после полудня.

Перед глазами всё дергалось, хотя землетрясения не было – она подозревала, что это из-за жара.

Рёв Хондочки над ухом сводил с ума. Девушка ощущала приятный холод дождевика Парня, и ей было интересно, не в его ли она руках.

Из-за все усиливающегося с утра головокружения она не понимала, где верх, а где низ. Девушка чувствовала только, что её трясёт.

Как будто того было недостаточно, ее живот готов был взбунтоваться. Мерзкое сочетание тошноты и боли прожигало ее насквозь. Болело так, будто она проглотила что-то колючее, вроде кожуры каштана или крокодильей кожи.

Странно, но когда нездоровится, с восприятием творится что-то странное. Продолжая трястись в руках Парня, Девушка наблюдала за происходящим словно в замедленном действии.

Кроме зрения и слуха отказывали и обоняние с чувством вкуса, и она не понимала, что происходит. Возможно, она просто бредила из-за жара - в любом случае она не могла ничего с этим поделать.

Но всё же, — подумала Девушка, — неужели все парни такие холодные?

Сейчас, конечно, шел дождь, но всё-таки стояла середина лета, а её Парень был таким холодным...

А-а-а... — Девушка догадалась. Это она была горячей. Все дело в относительности.

Ох... — снова подумала она. — С каких пор мои месячные проходят так тяжело? Как стыдно!

Конечно, несколько дней назад у неё было предчувствие, что это скоро начнется, но она не ожидала, что её так подкосит.

Боже, как отстойно иногда быть девушкой.

И в эти дни ей никогда не снилось ничего хорошего.

Но всё же если он обо мне так заботится, то, может, и неплохо простужаться иногда, — подумала она. Ведь в таком случае он мог обнять ее совершенно легально и безо всякой неловкости!

Странно, но пока она находилась у него в объятьях, кошмары Девушке не снились.

— Дрянь… жар только усиливается... — проворчал Парень, приложив ладонь ко лбу Девушки.

Он остановил мотоцикл и уперся в землю ногой.

Она беспрерывно дрожала. Парень положил ей в руки химическую грелку, хотя вряд ли она сильно помогала. Еще недавно бледная Девушка покраснела и тяжело дышала.

Возможно, Парню стоило считать себя счастливчиком - через два часа пути дождь прекратился, но небо было все так же темно. Он опустил на лоб Девушки последнюю охлаждающую гелевую повязку - впрочем, есть ли от них толк, он не знал.

Он сделал всё, что мог. Оставалось только ехать в ближайший город и надеяться на организм Девушки.

Он покрепче её обхватил.

Разогревшийся двигатель Хондочки размеренно гудел.

* * *

Стрелки часов перевалили за шесть вечера, когда показался тот самый город, о котором говорил Босс. Это и правда был порт: за зданиями в туманной дымке виднелось огромное синее море.

До берега оставалось четыре-пять километров, и рассмотреть порт получше не получалось.

Остановившись, парень поднял защитные очки и взглянул через бинокль, но оптика была слишком слабой, а видимость так и не улучшилась.

Если быть уверенным, что это “мирный” город, можно ни о чем не волноваться. Но сейчас, в общем хаосе, таких городов осталось очень мало. Некоторые после грабежей и беспорядков и вовсе обезлюдели.

Однако хуже всего были поселения, которые не пускали внутрь никого и ради безопасности готовы были расправиться со всеми незваными гостями.

И Парень не знал, был ли этот город из числа подобных.

В сердце шевельнулся росток тревоги, но он безжалостно его задавил.

Повернуть назад он не мог. Придется довериться словам Босса, что это – живой город.

Парень приложил ладонь к щеке Девушки - обжигающе-горячая. От гелевой повязки не много толку. Надо срочно найти врача или, на худой конец, лекарства.

Снова запустив двигатель, он направился ко въезду в город. До первых зданий оставалось несколько минут.

Однако прямо при въезде его ожидало препятствие, которое превзошло все ожидания... точнее, «препятствия».

— Какого чёрта... — ошарашено пробормотал Парень.

И неудивительно. Шоссе превратилось в улицу, по обочинам выросли высокие здания… но середина проезжей части была заблокирована сразу двумя автобусами, перевернутыми набок.

Как ни посмотри, это сделали явно обдуманно. Два автобуса перекрывали по две полосы каждый, а на тротуарах стояли минивэны.

Все просветы и даже салоны автобусов завалили мешками с песком. Несомненно, горожане соорудили это, чтобы разворачивать бандитов.

Баррикада. Значит, здесь не очень-то рады чужакам.

— Чёрт!..

Скорее всего, местные опасались налётов. Баррикаду такой высоты можно преодолеть достаточно легко, но она и нужна была только против машин и мотоциклов. Грабители атакуют лишь тогда, когда имеют явное преимущество. Вероятно, горожане предположили, что бандиты не решатся ворваться в город, который, похоже, имеет отряд обороны.

Однако это также означало, что они не смогут проехать дальше на Хондочке. Пусть это и отличный мотоцикл, но он ни за что не перемахнет минивэн. Выхода нет – придется продвигаться пешком. Ему придется преодолеть эту проклятую баррикаду и искать доктора на своих двоих.

Он принял решение - на раздумья времени не оставалось. Парень распустил узел на веревке, которой привязывал Девушку к груди, и взвалил её тело на спину.

Взобраться на автобус, помогая себе лишь одной рукой, было непросто, но, как оказалось, это решение было верным. С высоты кузова Парень смог распознать установленные вокруг ловушки. В проходах вокруг зданий угадывались волчьи ямы и капканы. Более того, на тот маловероятный случай, если кто-то сможет протаранить баррикаду, позади неё специально вырыли огромную яму, в которую поместился бы танк.

Нападавшие, проломи они баррикаду, застрянут. Это помогло бы и против толпы нападавших – и налетчикам серьезно повезло бы, отделайся они несколькими сломанными костями. В самом деле, весьма коварно.

Прикинув, где центр города, Парень пошел наугад. Точно определить не получалось - названия улиц исчезли - и ориентироваться приходилось лишь по ширине дорог и окрестным зданиям.

Всего через квартал машины, припаркованные как попало - нет, "брошенные" - почти исчезли.

Парень не знал, мешали они тут кому-то или автомобили для чего-то потребовались; но ясно было, что городом управляет хорошо организованная группа людей. На полках магазинов, мимо которых он шел, было пусто, но следов грабежа не было нигде. Очевидно, кто-то планомерно вывез куда-то все, что могло пригодиться. До сих пор не попалось ни души.

Шаги его становились все тяжелее. Нести кого-то на спине, много труднее, чем кажется. Девушка весила меньше Парня всего на шесть килограммов, так что его ноги всё равно должны были выдерживать вес почти вдвое больше, чем обычно.

К тому же он долго вел мотоцикл под проливным дождем, и ступни и кисти почти совсем онемели от холода, а царапины на голени отдавались тупой болью. Парень начал пошатываться, и это было очень плохо. Упав, ему уже не подняться.

Взяв волю в кулак, он мысленно приказал себе ускорить шаг, прошел еще немного, и перед ним показалось здание с просторной прилегающей территорией, которое Парень узнал не сразу - последний раз он видел школу несколько месяцев назад

.

.

В нескольких окнах горел свет. Возможно, там жили беженцы - школы часто использовали как убежище. А главное, свет был явно электрическим.

— Хм?

У входа в один из корпусов - спортзал - стоял мужчина.

Прищурившись, он смотрел на Парня, явно пытаясь определить, друг перед ним или враг.

На первый взгляд ему было тридцать или сорок лет. Одет он был в темный костюм.

Оружия при нем заметно не было, и опасным мужчина вроде не выглядел.

Решив спросить его, есть ли тут врач, Парень двинулся к школьным воротам.

Но уже у самого порога он засомневался.

Не рискованно ли? Может, лучше сначала спрятать где-нибудь Девушку и идти одному?

Парень, тряхнув головой, прогнал мрачные мысли.

Уже бесполезно колебаться. Если на них с Девушкой нападут, он проиграет, если даже и успеет ударить в ответ. Пробиться к баррикаде с Девушкой на спине невозможно. А главное, бензина не хватит, чтобы добраться до ангара.

Выхода нет, придется положиться на их общую удачу.

Убедившись, что Девушка у него на спине не сползает, Парень прошел через распахнутые ворота и направился через школьный двор к спортзалу.

— Эй! Прошу прощения!

Мужчина, услышав оклик, быстро на него глянул. Вблизи Парень понял, что незнакомец довольно крупный, примерно на двадцать сантиметров выше него. Мужчина носил модную короткую стрижку и хорошо сшитый костюм с аккуратно повязанным галстуком, и был, к слову, довольно красив. Эффектная внешность незнакомца невольно встревожила Парня, но поворачивать назад было уже поздно.

Мужчина, однако, уставился на Парня и Девушку, замерев на месте.

Мысленно выругавшись, Парень подошел ближе.

Тут мужчина наконец-то понял, что им необходима помощь, и подбежал к ним. Дождь, похоже, его не беспокоил.

— Что случилось?

— А... Девушка заболела... тут есть врач?

Крепко удерживая соскальзывающую со спины Девушку, он взмолился, чтобы тут нашелся хоть один.

— Так ты хочешь, чтобы её осмотрел врач? Я надеюсь, у тебя есть с собой медицинский полис?

— А?

— Не пойми меня неправильно. Я не говорю о полисе, удостоверяющем, что ты являешься членом врачебного сообщества. Я о том, который доказывает, что лечение оплачено.

У Парня задергалась щека.

— Значит, если полиса нет, я должен предложить нечто взамен?

— Ты же не собираешься в такое время получить услуги врача бесплатно, верно?

От равнодушного голоса мужчины Парень просто взбесился. Он не набросился на незнакомца с кулаками только потому, что не мог выпустить из рук Девушку.

— Мотоцикл в хорошем состоянии, достаточно воды для взрослого мужчины, чтобы прожить четыре дня, провизия на неделю, два набора товаров общего назначения. Все что пожелаешь!

— Ха, а это звучит заманчиво. Но это же твой транспорт и еда, верно? Как ты собираешься обойтись без всего этого?

— Я подумаю об этом, когда ей станет лучше, — ответил Парень, яростно уставившись на мужчину.

Тот же беспечно усмехнулся и посмотрел на него сверху вниз:

— А что, если этого недостаточно?

— Я соглашусь на любые условия и отомщу после того, как её вылечат.

— Воу-воу! Ты хочешь настроить против себя весь город или что? — он озадаченно рассмеялся.

Однако Парень только сердито глянул в ответ.

— Если потребуется.

— О?..

По лицу мужчины скользнула улыбка. Не насмешливая, как только что, а слегка заинтересованная.

— Я, может, и не Супермен, но ради неё готов в любое время стать жестоким преступником.

— Ясно. Хорошо!

Мужчина широко улыбнулся. Почему-то на этот раз Парень не почувствовал ни ехидства, ни злого умысла.

— Для начала давай занесем её в школу.

— Э? Нет, ей же нужен доктор...

— Знаешь ли, за медицину здесь отвечаю я. Что-то вроде врача. Идем, я проведу тебя в лазарет.

Ошарашенный Парень застыл.

— А как же плата за лечение и...

— К чёрту плату. Я просто хотел услышать, как ты ответишь. Давай, тащи её сюда.

Преодолев смятение, Парень, с трудом шагая сквозь ливень, всё же последовал за незнакомцем к школе.

* * *

Мужчина явно знал, что делать, и уже через несколько минут Девушка спала на кровати в школьном медпункте. После инъекции ей явно стало намного лучше.

— Вы нас просто спасли... Огромное спасибо, — сказал Парень, опустив голову.

Мужчина только рассмеялся.

— Да без проблем, парень. Только что ты на меня орал, лесть после этого - как-то...

Он накинул халат и водрузил на нос очки в серебристой оправе. Теперь он и правда выглядел, как школьный врач, хотя телосложением больше напоминал учителя физкультуры.

— Как Девушка?

Мужчина слегка приподнял бровь, видимо, озадаченный обращением, и опустился в кресло.

— Хм... скорее всего, она подхватила вирус - иммунитет ослаб из-за месячных. Судя по симптомам, это обычная простуда. Ну, лечил ты ее правильно, так что в постели валяться она будет недолго.

— Не знаю, можно ли это назвать «лечением». Я лишь охлаждал её лоб и укутал потеплее. Что хуже всего, пришлось везти ее под ливнем.

— Это было оправданно, видишь ли. Некоторые люди, сталкиваясь с простудой, просто пичкают пациентов жаропонижающими, затем анти-диарейными средствами, затем препаратами от головной боли и так далее... Кроме того, у нее была высокая температура. Если бы вы остались там, пришлось бы лечить воспаление легких. Везти ее сюда было верным решением.

С этими словами мужчина встал.

— Ладно, пойду принесу ещё льда. Сменишь мокрое полотенце, пока меня нет?

— Да. Покорнейше благодарю.

— Серьёзно, заканчивай со своей вежливостью, — он улыбнулся и вышел из лазарета, оставив раздвижную дверь открытой.

Пройдя несколько шагов по пустому коридору, мужчина повернулся к свету, падавшему из медпункта.

— Ха-ха, не доверять пациенту! В кого же я превратился...

Тихий шепот растворился в полутемном одиноком коридоре, никем не услышанный.

Парень, отжав полотенце, опустил его на лоб Девушки.

В раковине еще плавало немного льда, что было явно лучше, чем дождевая вода. К лицу Девушки вернулся цвет, а её дыхание стало размеренным.

Наконец передохнув, он осмотрелся в комнате и сел на кровать возле Девушки.

Это, безо всяких сомнений, был медпункт. Ясно было, что свое назначение помещение до сих пор не поменяло.

Полки, заставленные медикаментами, стол и три кровати. Одну, соответственно, занимала Девушка, на второй громоздились картонные коробки, а третья была зашторена. Возможно, там тоже лежал пациент.

По дороге сюда они прошли через главный вход. К удивлению Парня, коридоры совсем не были пыльными.

Да и на полках, где теперь явно было меньше запасов, чем раньше, соблюдался порядок.

Парень понятия не имел, сколько учеников не исчезло, но сильно сомневался, что здесь до сих пор проводятся занятия. Скорее всего, здание использовалось как убежище для эвакуированных.

Честно говоря, Парень не очень доверял этому доктору.

Конечно, Парень верил, что мужчина на самом деле врач - тот явно прекрасно разбирался в препаратах и медицинском оборудовании, но было неясно, враждебно он был к ним настроен или дружелюбно.

Возможно, лед - это только предлог, и сейчас он вернётся с толпой прожженых головорезов, вооруженных тяжелыми тупыми предметами.

Самым странным были первые вопросы мужчины. Доктор в здравом уме ничего подобного бы не сказал, особенно увидев, что Парень несет бессознательного человека.

В любом случае Парень решил остаться на страже.

И первые десять минут ему это удавалось.

— О?.. — мужчина удивленно посмотрел на кровать, когда вернулся с переносной холодильной камерой.

Пока его не было, Парень, видимо, пренебрег поставленной ему задачей присматривать за Девушкой и уснул на стуле, положив голову на кровать.

Доктор опустил коробку на пол и мягко потряс Парня за плечи. Потом тряхнул сильнее, но тот всё равно не проснулся.

Тут он вспомнил, через что парень прошел, чтобы добраться сюда и как, должно быть, устал - рука не поднималась его разбудить. Но оставить всё как есть не годилось — парень тоже мог простудиться.

— Хм-м, — пробормотал доктор и взглянул на соседнюю кровать, где, однако, наблюдалась лишь груда картонных коробок размером едва ли не с Вавилонскую башню.

Сейчас школьный медпункт служил городской больницей, и в ночную смену доктор спал на кровати, где сейчас лежала Девушка.

Задумавшись о своем спартанском образе жизни, доктор вздохнул.

Все равно коробки убрать не получится, так что остается лишь одно.

— И... взяли!

Мужчина приподнял Парня за воротник и перетащил на кровать Девушки. Устроив их рядом, он накрыл обоих одеялом. Затем до него дошло, что Девушка спит в одном белье (пришлось снять с нее мокрую одежду).

Но сочтя, что они, скорее всего, парочка, он не придал этому особого значения.

* * *

Девушка очнулась.

Очевидно, она лежала здесь долго, потому что спать совсем не хотелось.

Ей ничего не снилось, и она решила, что времени прошло совсем немного. Девушка помнила, как ей было плохо перед тем, как она заснула, и теперь ничего не понимала.

Над ней горела белая люминисцентная лампа, освещавшая незнакомый потолок. Определенно незнакомый, если она не проспала столько, что у нее расплавился мозг.

— А... где... где мы? — хотела она спросить Парня, но его рядом не было.

Она привыкла, что он всегда рядом с ней, но, к сожалению, на кровати напротив лежала только груда картонных коробок.

Тихо вздохнув, Девушка повернулась на бок.

И обнаружила его.

Его спящее лицо заполонило всё поле зрения, и Девушка, словно зачарованная, не могла оторвать от него взгляд несколько долгих секунд.

— Ух ты... У него довольно длинные ресницы, хоть он и мужчина! Он всегда выглядел довольно невзрачно, но сейчас, спящий, причём так близко, он словно ребенок. Боже, почему у него такие полные губы! Хочется спросить, в чем секрет его красоты, но это как-то неправильно для девушки, и в любом случае я очень надеюсь, что он ничего со мной не сделал...

На долю секунды она забылась, совершенно очарованная его лицом, но тут же пришла в себя и принялась рассуждать логически.

Во-первых, она находилась в каком-то здании. Парень, должно быть, волновался за неё и поэтому отвез в госпиталь. Возможно, это тот самый «соседний город», к которому они направлялись.

Во-вторых, она заснула, и её уложили в кровать. Пока все было понятно.

Но почему Парень спал вместе с ней?

Проговорив это про себя, она невольно покраснела. Они спали вместе. В одной кровати! Лучше было сказать, что они разделили постель. Но проблема не в терминологии...

Парень был одет, то есть он не намеренно проскользнул в постель, но все равно - они лежали вместе!

Кроме того, Девушка почему-то оказалась полуобнаженной, только в нижнем белье и почему-то в чулках, как будто раздевал ее фетишист.

— Что же делать? Что ты выберешь, Девушка? Когда еще подвернется такой шанс... Но ведь ещё слишком рано! Что же мне делать? Может, хотя бы поцеловать его для задела на будущее? Или плюнуть на всё и...

От нахлынувшей волны сомнений ей едва опять не стало плохо, как вдруг Парень слегка пошевелился.

— М-м... А?.. Девушка?..

К сожалению, рефлексы сработали быстрее, чем рассудок. “Прости, Парень.”

—Гх-х!”

— А-а-а?!

Пораженный доктор, увидев, как Парень, словно подброшенный катапультой, подлетает с кровати, едва не уронил миску с ледяной водой. Девушке, которой недавно стало лучше, такой “душ” явно не пошел бы на пользу.

— Ты пациентка, черт побери! Лежать!

— Д-да!

Девушка не поняла, кто это, но, увидев белый халат, рефлекторно подчинилась.

Девушка, откинувшись на подушку и подтянув одеяло до самых глаз, снова осторожно глянула на доктора.

— А... могу я спросить, где я?

Мужчина поставил миску на умывальник и улыбнулся.

— Ты в лазарете безымянной школы в безымянном городе, за который отвечает безымянный доктор.

— Так он и правда перевез меня сюда...

— Именно так. Твой парень - настоящий мужчина, дотащил тебя сюда невзирая ни на что.

— Он не мой парень!

Услышав протест покрасневшей Девушки, доктор вытаращил глаза.

— Разве нет?..

— Нет!

Доктор, который не верил своим ушам, перевел взгляд с валяющегося на полу Парня обратно на Девушку.

— Ох, тогда прости... Вы выглядели совсем как парочка, поэтому я неправильно всё понял. Полагаю, зря я вас положил на одну кровать?

— Начнем с того, что не стоит укладывать здорового человека вместе с больным, — упрекнула его все еще красная Девушка.

Доктор, однако, явно не чувствовал себя виноватым.

— Ты, похоже, уже выздоровела, так что закончим этот спор. И кстати, Парень не шевелится.

— Э? Неужели я перестаралась?

Приподнявшись на кровати, она склонилась над Парнем.

Он, получив удар в лицо, был в нокауте. Из распухшего носа сочилась струйка крови.

Единственное, в чем ему повезло - нокаут он получил в медпункте.

В результате осмотра у него диагностировали сотрясение мозга. Доктор поведал, что, ошибочно поняв слова Парня и приняв их с Девушкой за любовников, уложил их в одну постель, предоставив Парню возможность поближе познакомиться с железным кулаком своей спутницы. О, какая боль... Почему, ну почему он не проснулся раньше, чем она?

— Да ладно уж, рад видеть, что ты снова на ногах. Нет, правда.

— Что, простите?

Мрачный Парень вытащил из носа очередную салфетку и отправил ее в мусорное ведро.

Первые несколько штук был ярко-красные, но сейчас, похоже, кровотечение уже остановилось.

— Не заморачивайся. Думай об этом как о полезном опыте, — усмехнулся доктор.

Парень покосился на него.

— От виновника произошедшего я точно не хочу это слышать... Но я в порядке. Все равно уже привык.

— Я н-не всегда бью так сильно, как сейчас!

— Ага, ага, - буркнул Парень невнятно. "Ты-то, конечно не помнишь, но жертва такого не забудет".

— Так вот, юная принцесса...

— Да?!

Девушка выпрямилась, когда доктор повернулся к ней. Обращение «юная принцесса» ей совсем не шло, но она предпочла промолчать.

— Температура почти пришла в норму. Думаю, беспокоиться уже не о чем, однако существует опасность рецидива, так что тебе придется остаться здесь до утра.

— Да, я поняла. Ничего, если он тоже тут останется?

— Да без проблем. Но кровать завалена, так что ему придется помочь перетащить эти коробки! — усмехнулся доктор.

Парень уставился на гору коробок на соседней кровати и обреченно вздохнул.

— Равноценный обмен?.. — пробормотал Парень. Однако, к его удивлению, доктор с ним не согласился.

— Ещё чего! За лечение заплатите в другой раз. Это едва покрывает стоимость ночлега.

Путешественники переглянулись.

— Предупреждаю - мои услуги недешевы, понимаете? В этом городе хватает врачей, но мои расценки, к несчастью для вас, особенно высоки.

Парень и Девушка мысленно застонали.

— А, и зовите меня «Док», хорошо? И переоденьтесь сначала в чистое. Я принес кое-что, подходящее по размеру.

Он бросил на кровать девчачью пижаму, мужские джинсы и футболку.

— Переоделась?

— Ага.

Девушка, одетая уже в белую пижаму с голубыми полосками, отодвинула штору.

После сна она больше походила на больную, чем раньше.

Большая часть их одежды еще не высохла, и Парню оставалось только с неохотой позаимствовать вещи Дока. Джинсы были совершенно новыми, но его слегка беспокоила черная футболка с готическими белыми буквами. Спереди было написано «Straight from Hell», а на спине – «Children of Anarchy»*. Парень точно не считал себя членом тупой байкерской банды. Врач явно хотел над ними поглумиться, но выбора у Парня не было.

— Просто отлежись, пока не полегчает. Похоже, нас накормят и напоят, так что не беспокойся ни о чём.

— Ладно. Спасибо.

Девушка рухнула на кровать и натянула одеяло до самого подбородка. Она казалась такой милой, что Парень не мог не улыбнуться. Девушка, догадавшись, о чем он думает, покраснела.

— Парень?..

— М-м?

Девушка отвернулась.

— Спасибо за всё.

Он протянул руку и погладил её по голове.

— Всегда пожалуйста...

* * *

Немного позже, позавтракав вместе с Девушкой, Парень и Док начали перекладывать коробки.

Разобрать эту гору оказалось и правда непросто - чтобы достать до верхних рядов, понадобилась стремянка!

По словам Дока, в коробках хранился запас медикаментов, полученных в ближайшем госпитале, но Парню было все равно.

Внезапно сквозь бок коробки высунулась блестящая игла.

— Черт, Док! Что в них за дрянь?! Это же игла! Игла!

— А, да, тут использованные иглы. Больничные отходы, понимаешь ли. Надо не забыть от них потом избавиться...

— Не оставляйте их просто так! А что если я случайно уколюсь?!

— Не волнуйся. У меня тут тонна дезинфицирующих средств.

— Не в этом дело! — отрубил Парень и положил коробку с иглами на пол.

К тому времени на полу лазарета почти не оставалось свободного места. Коробки пришлось укладывать друг на друга, и все равно часть пришлось вынести в коридор. Казалось, тут проводится обыск.

Девушка, не вытерпев, приподнялась на кровати.

— Эй, вам моя помощь не нужна?

Однако её порыв не оценили.

— Будь хорошей пациенткой и заткнись! Будешь только мешать. И вообще, ты выглядишь неуклюжей.

— Что?! В каком еще смысле?! Не судите человека по внешнему виду! Я отлично справлюсь с обычной уборкой... — начала она и стукнула кулаком по умывальнику. Миска с полурастаявшим льдом перевернулась прямо на спину Парню.

— Э-э... отличная работа, да. Можешь передохнуть. В любом случае с остальным должен разбираться доктор.

Парень, снова мокрый как мышь, вышел во двор.

Стояла прекрасная погода, и вчерашний ливень казался дурным сном. На ясном, пронзительно-синем небе не было ни облачка. Парень, глядя на него, чувствовал себя прекрасно - если не считать того, что был мокрым, как бродячий пёс.

— Может, стоило дождаться утра и уже потом везти ее сюда? Ничего страшного не произошло бы... — задумчиво пробормотал Парень и улыбнулся.

Тогда ему пришлось бы тащить Девушку под палящим солнцем. Вряд ли это было бы легче - во всяком случае, Парень решил считать так.

Горячие лучи жгли кожу и скоро высушили одежду. Прошло совсем немного времени, и футболка полностью просохла.

Внезапно позади себя Парень заметил очень знакомую вещь.

Перед ним стояла серебристая “Хонда”, которую он вчера вечером оставил за баррикадой.

— Откуда?.. Док ее подобрал?

Не сама же она сюда приехала. Было бы смешно - но в самой обычной, серийной “Хонде” точно не стоит автопилот.

— Эй, малой.

— Да?

Парень, услышав голос Дока, повернулся.

— Не то чтобы меня волновало, но это моё новое имя? — с легкой обидой спросил он. Но недоброжелательности в его голосе не было.

— Я подготовил тебе кровать. Можешь пойти и притащить футон, он в швейном классе, на третьем этаже. Это… Найдешь сам, просто поищи. Не промахнешься.

— Понял. А где...

«Ключи», - хотел было сказать Парень, но Док бросил ему связку, не дав договорить. Вместо брелка на них болталась пластиковая карточка-пропуск.

— Как закончишь, приходи обедать. Впрочем, ничего особенного я вам не дам.

— А? То есть можете, но не дадите?

— Именно. Ваш долг все растет и растет, не забыл? — Док захихикал. По спине Парня пробежали мурашки. — С одной стороны, именно я перевез ваш мотоцикл, а с другой – я всё ещё не получил плату за лечение девушки... Дай подумать, что же я могу у вас взять...

Парень, глядя на доктора, размышлял, почему улыбка у него кажется шире ушей. А за спиной Дока, скорее всего, прячется хвост, как у дьявола.

— Уа-а-а-а-а...

Девушка, могуче зевнув, едва не вывихнула челюсть. Способность так широко открывать рот нечасто наблюдается среди представителей фауны.

Иначе говоря, Девушка скучала.

Это чувство знакомо любому, кто хоть раз оставался дома из-за простуды. Чем дольше ты лежишь, тем больше скучаешь. Тебе вроде лучше, но врачи запрещают вставать, и бунтарский дух, скрытый в каждом человеке, все время подбивает подняться и убежать.

Девушка просунула ноги в тапочки, оставленные у кровати, и собралась убежать.

Конечно, она не хотела вообще сбежать из города. Она хотела только подышать свежим воздухом.

— Прошу прощения...

И она с особенной ясностью ощутила, как при звуке незнакомого голоса в пустой по идее комнате ее сердце едва не выпрыгнуло из горла.

Может, ей послышалось? Девушка поискала глазами место, где кто-то мог спрятаться… Точно, прямо перед ней, у самого окна, за ширмой стояла кровать.

Девушка нерешительно посмотрела на нее.

— Прошу прощения... — повторил голос, и шторы распахнулись.

Девушка отпрыгнула назад, споткнулась о край кровати, перекатилась через нее и рухнула на пол. Грохот раздался такой, как будто свалили борца сумо.

И в ту же секунду дверь медпункта открылась.

Док и Парень вытаращили глаза.

— Что ты делаешь?..

— Э-э... ну... — промямлила Девушка, на зная, что сказать. Сложно была объяснить, почему она делает стойку на голове, опираясь спиной о кровать.

— Простите еще раз... я до сих пор всё спала и спала, — сказала, поклонившись, девушка - примерно того же возраста, что и Девушка.

— Нет, это я должна просить прощения за весь шум...

Незнакомка спала на кровати за закрытыми шторами - очевидно, еще со вчерашнего вечера, потому что появление путешественников оказалось для нее новостью.

— Нет-нет, чем больше тут жизни, тем лучше, — засмеялась их новая знакомая.

Ее болезнь приближалась к терминальной стадии.

Кожа и волосы стали снежно-белыми, белее, чем у альбиносов; других физических симптомов “исчезновение” не предполагает, и девушка вовсе не казалась больной. Белизна лишь делала ее похожей на фею.

Из-за болезни ее глаза стали пепельно-серыми, а не остались одного из привычных «японских» цветов: черного или карего.

Она еще не стала совершенно одноцветной, но, должно быть, оставалось ей немного. Скорость развития симптомов разнилась от человека к человеку, но при одном взгляде на нее все становилось ясно.

— Ну, полагаю, мне следует представить её вам, — сказал Док и встал рядом. — Эта маленькая красавица – ученица нашей школы. Из-за хрупкого здоровья она живет здесь уже довольно давно.

Девушка, слегка смутившись, изящно поклонилась - что идеально подходило к образу несчастной красавицы.

— Ей, как и вам, примерно шестнадцать лет. Мы зовём её...

— Доктор!..

Девушка, покраснев, отчаянно дергала Доктора за рукав и что-то ему шептала. Парень и Девушка переглянулись.

—Да ладно, не стесняйся, ничего тут такого нет. Не заморачивайся. В общем… мы зовем ее “Принцесса”.

— Принцесса? — удивленно переспросила Девушка.

Принцесса опустила голову, залившись краской. Но прозвище идеально ей подходило - она и правда выглядела совсем как принцесса.

— Мне н-не нравится это имя, потому что оно так смущает, но Доктор совсем меня не слушает и все время говорит “Принцесса” да “Принцесса”, и из-за него меня зовут так все в городе...

— Но подходит идеально, — сказал Парень. От его радостной улыбки Девушка сразу напряглась.

— Эй, плейбой, закатай-ка губу!

— Простите... — пробормотала Принцесса, обращаясь к Девушке.

— Хм? — взглянула та на неё.

— Прошу прощения... могу я узнать ваши имена? Нечестно, что только я...

— Ясно. Конечно. Я – Девушка!

— А я Парень. Рад познакомиться с вами, ваше высочество!

Он снова мило ей улыбнулся. На этот раз Девушка стукнула его локтем под дых.

Когда они, уже вчетвером, перекусили несколькими роллами и салатом из водорослей, Девушка почти пришла в себя. От простуды осталась только легкая слабость.

Она всегда была спортивной и энергичной натурой, хотя и выглядела сутки назад как труп. Полностью выздороветь за день было для Девушки сущим пустяком.

— Ладно, малой. Настало время поработать, — сказал доктор, вставая с шаткого стула.

Парень, мысленно вздохнув, сложил алюминиевые тарелки в шкаф. Он постепенно привыкал к этому наглому поведению.

— Так вот, после обеда Принцесса гуляет по городу. И как это ни грустно, у меня очень скучная, но важная миссия - посетить собрание в госпитале.

— Д-доктор... — нерешительно начала Принцесса, но он не обратил на неё внимания.

— Поэтому, Парень, ты будешь сегодня её сопровождать. Не стесняйся, осмотрись, раз уж приехал.

— Эй, Док! А как же я?! — возмутилась Девушка.

Доктор указал на нее пальцем:

— А тебе запрещено отсюда выходить. Так что это я забираю, — он подхватил бумажный пакет с её одеждой и кроссовками.

— Что... Когда ты?!..

Она тут же попыталась выхватить сверток, но Док уклонился.

— Ладно, вы знаете, что делать. Не волнуйтесь, я вернусь до темноты, — Док помахал им и был таков.

Оставляя позади растерянных Парня, Девушку и покрасневшую Принцессу, уставившуюся в пол.

Парень решился и вышел с Принцессой в город. Она была так слаба, что передвигалась только в инвалидном кресле, так что, к счастью, Парню не пришлось идти с ней рука об руку.

Впрочем, гнева Девушки это ничуть не умалило, и она смотрела им вслед, злая как черт.

— А... Мне очень-очень жаль. Мы можем вернуться...

— Хм? Не переживай. Я задолжал Доку, и что важнее - Девушка и так уже разозлилась, — убедительно ответил Парень, продолжая толкать коляску.

Они переступили порог, навстречу как никогда ярко пылающему солнцу.

Парень спустил коляску Принцессы по бетонному пандусу, который, похоже, пристроили совсем недавно, и осторожно покатил ее по грязному школьному двору.

— Тебе нужен зонтик от солнца?

— Пока нет, спасибо.

— Ладно, — согласился Парень и умолк.

Парень знал, что альбиносы, люди, страдающие от наследственного заболевания, очень чувствительны к солнечным лучам.

Но “исчезновение” - это совсем другое. Недостаток пигмента в коже тут ни при чем. Исчезает сам человек, так что при прочих равных Принцесса, хоть и совсем белокожая, переносила бы солнечные лучи не хуже загорелого Парня.

Однако у Принцессы было слабое сердце, так что Парень не забыл прихватить зонтик.

— Куда нам сейчас, Принцесса?

— Я и п-правда не хочу никому мешать, так что мы можем вернуться, если ты...

— Не говори так. Это же прекрасная возможность осмотреть город, так что, пожалуйста, будь моим гидом.

Принцесса взглянула вверх и увидела, что Парень улыбается.

— Да! Предоставь это мне!..

Она засияла от радости.

— Ха-ха! Подумать только, меня знакомит с городом настоящая прин... — начал было Парень, но замер на полуслове, ощутив спиной жажду убийства.

И исходила она из задернутого шторами окна одной из комнат в здании школы.

— Э-э... ладно, поспешим!

— Ч-что?

Парень, толкая коляску, перешел на легкий бег, а Принцесса, слегка растерявшись, начала рассказывать ему о городе.

— УГЬА-А-А!!!

А в лазарете Девушка, издавая странные звуки, спрыгнула с кровати.

— Возмутительно! Просто возмутительно! И как всё так вышло?

Парень, сам того не осознавая, был сердцеедом и уже наверняка обратил на себя внимание Принцессы. И это не какое-то там дикое предположение - речь шла о неотъемлемой части его естества.

По крайней мере, так Парень действовал на неё...

— Ха, бедняжка-принцесса. На такое я не рассчитывала! — задумалась Девушка.

Появление соперницы застало ее врасплох. К тому же характер у Принцессы был настолько отвратительно-девчачьим, что Девушка и в страшном сне не представляла, что может быть похожа на нее.

Разумеется, ничего этого бы не произошло, не отрубись Девушка после простуды.

А раз виновата сама Девушка, оставалось только одно: пресечь на корню развитие этой любовной комедии. Но привычной одежды и даже обуви её лишили, так что экипировка состояла лишь из великоватой пижамы. Даже в RPG игрок обычно начинает с чем-то вроде «обычной одежды», «деревянной дубины» и «простых сандалий». Она подумывала выйти в одной пижаме, но это было слишком стыдно.

— У-у-у... Я обязана остановить развитие ее рута в этом чертовом ромкоме!

Она осмотрелась в поисках чего-нибудь полезного и нашла на спинке кресла перед письменным столом этого отвратительного школьного врача белый халат.

— Ну, что ж, сойдет.

Она с неохотой влезла в халат, но в целом он ей понравился. Халат был длинным, застегивался на пуговицы и вообще выглядел солиднее, чем пижама.

— Теперь найти бы обувь...

К сожалению, найти ее оказалось не так-то просто. Если верить Доку, в комнатах здесь живут беженцы, у которых наверняка есть сменная обувь, но Девушка, сбежавшая из лазарета, не хотела с ними встречаться. С другой стороны, хотя в больничных тапочках удобно ходить по линолеуму в коридорах, но по асфальту - определенно нет.

Побродив по школе, в туалете около спортзала Девушка обнаружила пару сандалий. Так как выбора не оставалось, она решила позаимствовать их.

Итак, она успешно экипировалась «противным белым халатом», «пижамой» и парой «туалетных сандалий»... «Деревянная дубина» ей вряд ли пригодится.

В приподнятом настроении Девушка быстрым шагом вышла из здания школы – и увидела кое-что очень знакомое.

— Ой, это же Хондочка!

Перед входными дверями стоял их серебристый ангел-хранитель.

Парень ушел только что и вряд ли успел бы забрать мотоцикл, и Девушка заподозрила, что это дело рук противного школьного врача.

Промокшие кофры сушились на земле неподалеку.

Если подумать, Хондочке принадлежит немалая часть заслуги в том, что Девушка выздоровела.

Многочасовая гонка и стоянка под ливнем не лучшим образом сказались на мотоцикле: серебристая краска покрылась коркой грязи.

Девушка внезапно испытала приступ невольной сентиментальности.

— Отлично! Ты заслужила хорошей чистки!

Обычно Хондочкой занимался Парень, но Девушка была уверена, что помыть мотоцикл сможет и сама.

Сосредоточенно засопев, Девушка принялась осматривать клумбы и вскоре нашла водопроводный кран и шланг. А так как все школы - довольно странные заведения, где пользователи их услуг, ученики, сами же всё и убирают, неподалеку Девушка обнаружила ведро и тряпку. Нашелся даже непонятно откуда взявшийся автомобильный воск.

О том, что она собиралась отыскать Парня, Девушка совершенно забыла.

* * *

— Здорово! Ты сегодня не с Доктором, Принцесса?

— Н-нет. Удачного дня.

— Ага! Эй, пацан, присмотри там за ней, ладно?

— Да, не беспокойтесь.

В городе их то и дело приветствовали. В том, что это «живой» город, Босс не соврал. А может быть, с тех пор людей здесь даже прибавилось.

Спальные районы, развлекательные заведения и им подобные места стояли заброшенными, и большинство жителей переселились в школы и другие крупные общественные здания. По-видимому, так было проще отслеживать количество исчезнувших и следить за порядком на улицах.

Торговлю в эти времена вести было невозможно, и большинство магазинов закрылось. Принцесса сказала, что не бросили только несколько рыбных и бакалейных лавок - там уже было все нужное оборудование. Двери канцелярских и книжных магазинов оставались открытыми, приглашая войти каждого, кто в чем-то нуждался.

Но всё же...

— А ты популярна, Принцесса, не правда ли?

— Т-ты должно быть, что-то не так понял... — покраснев, запротестовала Принцесса. Впрочем, если вспомнить, что почти все встречные здоровались с Принцессой и подтрунивали над ней, ее слова звучали не очень-то убедительно.

— Мне просто нравятся такие прогулки...

— Ясно. Значит, ты местный идол.

— Идол...

На какую-то секунду Парню послышались в её голосе мрачные нотки. Он посмотрел на Принцессу, но она всё так же улыбалась.

Спустившись по пологому склону холма, они оказались на городском “рынке”. Здесь обменивали или распределяли свежую рыбу и собранные в городе вещи. Когда-то здесь, в здании старого склада, размещался настоящий рыбный рынок, но теперь людей оставалось не так много. Впрочем, Парень уже несколько месяцев не видел столько незнакомых лиц сразу.

— Простите, Парень, вы не хотели бы увидеть море?

— Море?

— Да. Это же порт, мы можем выйти на самый край суши!

— Звучит круто. Может, мне искупаться, раз уж представился такой шанс?

— Не стоит недооценивать наши воды, иначе на берегу вы окажетесь уже трупом.

— А? — Парень непонимающе заморгал.

— У этих берегов сильный прибой, а вода не прогревается даже летом. Здесь никто не купается.

— Ясно...

Парень повез коляску дальше, мысленно поклявшись, что откажется окунуться, сколько бы не уговаривала его Девушка.

Принцесса указала дорогу, и они пошли дальше к порту, вниз по склону огромного холма, и вскоре перед ними раскинулось огромное синее море.

Причал был небольшим, около него стояло несколько рыболовецких судов, а немного в стороне возвышался маяк. Волосы Парня и Принцессы защекотал бриз.

— Какой же он большой...

— Океан?

— Нет, этот остров. Знаешь, я родился и вырос в столице. Никак не могу привыкнуть к этому виду.

— А?.. Неужели вы проехали весь путь от столицы?

— Ага, так и есть. На это ушло почти три месяца.

— Вместе с Девушкой?

— Да, вместе с ней.

Принцесса, изумившись, распахнула глаза.

— Столько времени... такой длинный путь...

— Не будь у нас мотоцикла, мы бы откинули копыта еще на центральном острове, — рассмеялся Парень.

— И все ваши вещи поместились на мотоцикл?

— Ага. Мы взяли только пару одеял, еду и воду. Ну, еще одежду и всякие мелочи. Мы бы надорвались без нашей “Хонды”.

— “Хонды”?

— А, название ни о чем тебе не говорит? Эта компания когда-то выпускала мотоциклы. Такие, как наш, часто использовали разносчики пиццы и почтальоны.

— Хондочка-тян, да? Как мило!

“Значит, “Хондочка” стала “Хондочкой-тян”. Звучит неплохо, она это заслужила… Хотя для мотоцикла слишком много чести. Наверное, следующей стадией будет «Хондочка-тан»?” — задумался Парень.

— Милая или нет, но определенно надежная. Ее создавали как рабочую лошадку, и грузоподъемность у нее неплохая.

— Настоящий трудяга, да?

— Конечно. И еще ее очень сложно сломать.

— А можете меня потом разок прокатить?..

Парень, услышав просьбу Принцессы, умолк.

— Ну...

— Э?

Их прервал яростный порыв ветра. Зажмурившись, Парень и Принцесса отвернулись, пряча лица.

Так же внезапно ветер утих, оставив между ними тишину.

— Ветер крепчает. Пойдем домой?

— Да, пожалуй.

Так и не ответив на просьбу, Парень взялся за спинку коляски.

Он посмотрел вверх, и в одной из точек на вершине холма распознал здание, где сейчас была Девушка.

А Девушка тем временем развлекалась вовсю.

— Эй, дедуля! Не стоит заигрывать с девушкой, которая вам во внучки годится!

— Нет-нет, вы не... кх-х-х?!

— П-пожалуйста!.. Не бейте так сильно, или у него снова приключится инфаркт!

— Да? Если так, я сделаю ему искусственное дыхание, — сказала Девушка.

— Что-о? Изо рта в рот?! Быстрее, я должен срочно остановить себе сердце!

— Лучше не пытайся, старина. Ты сдохнешь быстрее, чем почувствуешь ее губы. Нам осталось немного.

— Ха! Я получил повестку в ад еще во время войны, и все же до сих пор жив! Прожить несколько лишних секунд - ерунда.

Девушка, моя мотоцикл, сама не заметила, как оказалась в центре внимания нескольких живших в школе стариков.

Но внезапно что-то с глухим стуком ударило ее по затылку.

Вскрикнув от неожиданности, Девушка присела, схватившись за голову. Потом, все еще кривясь от боли, она обернулась и обнаружила, разумеется, Дока.

— Ах ты черт! Ты что творишь, поганый мужлан?!

— Заткнись! Почему не слушаешь меня и не лежишь в кровати?! Я же ясно сказал! Ты уже не в садике. Совсем с ума сошла?! — заорал Доктор, потрясая чемоданом в левой руке и бутылкой саке в правой.

Похоже, этой бутылкой он ее и ударил. Конечно, не сильно, но вдруг бутылка бы разбилась?

— Это кто с ума сошел?! Я просто... Просто хотела поблагодарить Хондочку... помыть её...

— Что?..

Док посмотрел на “Хонду”, которая и правда сияла чистотой. Грязный мотоцикл, который Док притащил сюда утром, было не узнать. Раму Девушка натерла воском, счистила старое масло с цилиндров, и даже шины выглядели как новенькие.

— Значит, так. Ты же не моешь машину, не до конца отойдя от простуды, правда? А что если из-за переохлаждения у тебя случится рецидив?

— Не случится. Я чувствую себя прекрасно и не собираюсь вечно лежать в кровати. Когда моя юность проходит впустую, у меня просто разрывается сердце!

— О Господи... А вы, дедки... Вам не стыдно? Вы ведь в отцы мне годитесь... — упрекнул их Док.

Стариков, однако, это не очень волновало.

— Хм-м? О чем ты, мальчик? Печально, печально, но мы же старые пердуны. Память ни к черту. Старина, ты помнишь, зачем мы на улицу вышли?

— У меня болезнь Альцгеймера, так что не знаю. Наверное, в туалет?

— Ах, конечно. Эй, парень, скажи ещё раз, где тут туалет?

Старички мигом сварганили небылицу. Похоже, в актерстве они поднаторели.

Уличать их во лжи Док не собирался, а хвалить - уж тем более.

— Короче, чертовы старикашки! Идите в свою комнату! И не вините меня, если ваши старухи вас проклянут!

— Ох-ох... Какой же наглый негодяй, испортил шанс пообщаться с юной девушкой. Не так следует относиться к старикам. А моя карга вообще уже в могиле. Пусть проклянет меня, если сможет!

— Надеюсь, вы, развратные старикашки, не пожалеете об этих словах, когда тоже помрете.

Но старики, избегая смотреть в проницательные глаза Дока, все продолжали жаловаться на жизнь.

— О Господи! Вот делать им нечего...

— Ха-ха! Ну, по крайней мере, вы выпустили пар. А мне немного помогли.

Док не нашелся с ответом.

— А, хорошо, что напомнила. Мне, похоже, это больше не нужно, — вдруг сказал Док и бросил Девушке небольшой блестящий предмет.

Это оказалась хорошо знакомая ей связка ключей. Девушка не смогла их найти перед мойкой и решила, что их забрал Парень.

— Ключи от Хондочки? Вы о чем?

— А? Ну, я подумал, что если оставлю их в замке, ты бросишься в погоню.

— За кем мне гнаться?

— За пацаном и Принцессой, за кем же еще?

В ту же секунду загорелое лицо Девушки стало белее, чем любой из кусочков мела, оставшихся в школе.

— Не позволю! Я должна остановить чертову романтическую комедию!

Девушка молниеносно оседлала Хондочку, воткнула ключи в замок и пнула стартер с такой силой, что мотоцикл чуть не поехал даже с молчащим двигателем.

— Ну, погоди, Парень!

Развернувшись на колесе, словно в боевике, Девушка крутанула газ.

— А? Зачем мне тебя ждать?

Девушка, услышав ответ, опустила на землю пафосно поднятое колесо.

Обернувшись, она увидела подозрительно уставившегося на нее Парня и удивленно распахнувшую глаза Принцессу.

— Э? Парень?! Что ты тут делаешь?!

— Что я тут делаю?.. Мы просто вернулись с прогулки. А ты чем занимаешься?

Надо было что-то придумать.

Но сейчас, когда ее застали верхом на мотоцикле в белом халате поверх пижамы и в тапочках, Девушке трудно было сочинить разумное объяснение.

Заставив Парня несколько раз повторить, что он просто сопровождал Принцессу и ничего более, Девушка наконец решила поверить ему и немного успокоилась. И вообще, Парень, как бы ни бурлили его гормоны, не был подлецом, готовым лапать беспомощную девушку в инвалидной коляске.

“О Господи, она и правда совсем мне не верит?..”

— Парень, почему ты все время вздыхаешь?

— А, ничего, не обращай внимания.

Поужинав, они с Девушкой снова вернулись в лазарет, отодвинули две кровати и повесили штору, отгородившись от остальной комнаты.

А по ту сторону штор Док осматривал Принцессу.

— Погоди-ка, только не говори мне, будто жалеешь, что не получается подсмотреть за Принцессой?...

— Нет, — отрезал Парень, продолжая складывать вещи в кофр.

Они везли с собой слишком много вещей, и упаковать их, да еще запоминая, где что лежит, было делом непростым.

К счастью, за помощь на кухне и мытье посуды они смогли получить немного припасов.

Особенно они были благодарны за медикаменты - помимо еды, воды и бензина.

Правда, бак был залит только до половины - в городе не было запасов топлива, и даже эти несколько литров Девушка выторговала у старого рыбака за сакэ. Ну, с некоторых пор алкоголь ее не прельщал, так что сделка вышла неплохая.

Плотно уложив одеяла во второй кофр, Девушка затянула молнию.

— Отлично! Готово.

— Эй-эй, уже сваливаете? К чему такая спешка? — спросил Доктор из-за ширмы .

— Здесь оставаться слишком опасно! Я не хочу, знаешь ли, чтобы начался чужой рут, - фыркнула Девушка.

— Чего?

— Ничего!..

Девушка накинула на голову одеяло и отвернулась к стене.

— Вот и всё. Осмотр окончен. Похоже, с тобой всё в порядке.

— Всё благодаря вам, доктор.

Голос Принцессы прозвенел, словно колокольчик, и шторы распахнулись.

— Давайте, ложитесь. Электричество у нас отрубают в девять часов, поняли?

— Серьёзно? — подскочила на кровати Девушка.

— Конечно, серьёзно! У нас есть только электростанция на плотине неподалеку, так что энергии не хватает. Госпиталь и так получает больше, чем остальной город.

— А как же Принцесса? Она может обходиться без медицинских приборов? — спросил Парень. Он посмотрел на Принцессу. Та почему-то покраснела и опустила взгляд.

— Да, у нее слабое сердце, но в какой-то поддержке жизнеобеспечения нужды нет. Сейчас достаточно того, что есть у меня под рукой.

— Ясно...

— На гидроэлектростанции работает всего несколько горожан. Инженер среди них только один, и благодаря ему мы кое-как поддерживаем все в рабочем состоянии. Кажется, что город по нынешним меркам живет нормально, но это не так.

— Да уж, сейчас всем тяжело...

— Вроде того. Неважно! Отправляйтесь уже спать. Вам лучше рано уснуть и пораньше проснуться. И чтобы лежали как бревна, иначе я плесну вам спирта в глаза.

— Да, да, поняли! Я уже сплю.

Девушка задернула шторы и начала раздеваться.

— И ты, Принцесса. Наверное, устала за сегодня?

— Да...

Она вернулась к своей кровати и скользнула под одеяло.

— Если что, я в западном корпусе.

— Вас понял! — отсалютовал Парень.

— И еще, малышка... — начал Доктор.

— М-м?

— Если он хотя бы пальцем тронет Принцессу, убей его.

— Так точно! Будет исполнено!

— Соглашайся хотя бы не так радостно...

— И да, Парень.

— Ну что ещё?

— Я не против, если ты планируешь ночью посетить малышку, но смотри не разбуди Принцессу.

— Свали уже отсюда, чертов шарлатан!

Девушка, покраснев, как помидор, бросила в Дока бутылку с водой.

* * *

Через несколько минут свет погас, и для путешественников наступила ночь.

Первой уснула Девушка. Она, должно быть, сильно устала, сама того не заметив. Едва успев рассказать Парню, что сегодня произошло, она отрубилась.

Выждав полчаса, Парень украдкой зажег свечу. Прикрывая огонек рукой, он достал из сумки дневник.

— Ты ещё не спишь?..

— А?

Услышав шепот, Парень вздрогнул. Он приоткрыл свою штору и увидел Принцессу.

— А, прости. Я разбудил тебя?

— Нет, нет, не беспокойся. Я просто не могу уснуть, потому что и так уже проспала половину дня, — хихикнула Принцесса и надела тапочки, встав с кровати. — Не против, если я подойду?..

— А… да, конечно! — сказал Парень, вспоминая слова Дока и немного сомневаясь.

Наверное, целые дни не снимая пижаму, Принцесса отвыкла думать о том, как она выглядит, но Парня - мужчину - очаровал блеск ее глаз в свете свечи и хрупкие ключицы в вырезе рубашки.

Догадывалась Принцесса о его мыслях или нет, но она быстро забралась на кровать и села рядом с ним. Её щеки покраснели - или так показалось Парню.

Отдав мысленный приказ держать себя в руках, он захлопнул дневник.

— Что ты так поздно делаешь?

— А, пишу наш дневник... — сказал он и протянул Принцессе книгу. — Вот, взгляни.

Это была не просто какая-то тетрадь, а великолепный том почти пяти сантиметров толщиной в твердом переплете с медными уголками и латунным замочком.

— Ого, выглядит круто...

— Нашли в книжном магазине в столице. Я предпочел бы что-нибудь полегче и потоньше, но Девушка влюбилась в этот с первого взгляда.

Вспоминая о том случае, он улыбнулся. Тогда они еще ехали на велосипеде, и он мог сказать много нелестного о необходимости тащить с собой лишнюю тяжесть.

— Ты пишешь о сегодняшнем дне?

— Да, много чего произошло. Уж в чем-чем, а в приключениях у нас недостатка нет.

Он открыл книгу и продолжил писать. На верху страницы он проставил только дату, никаких имен в тексте не было.

— Извини, а почему этот лист пустой?.. — спросила Принцесса, указав на предыдущую страницу.

— Здесь должна была писать Девушка. Понимаешь, мы заполняем его по очереди.

— Но разве она в тот день не болела? Почему ты не заполнил за неё?

— Мы никогда не заполняем дневник друг за друга - это идея Девушки. Однажды она даже вывихнула запястье и не могла держать ручку, но всё равно писала - левой рукой.

Парень пролистал дневник и открыл страницу за середину мая. Почерк и правда впечатлял - что-то вроде следа пьяной улитки, отплясывавшей джигу.

— Даже я не могу прочитать, что здесь написано... а она говорит, что забыла.

Внезапно он заметил, что Принцесса не отрывает от него взгляд, словно хочет о чем-то спросить. Сердце парня замерло.

— Прости... не мог бы ты рассказать мне о вашем путешествии?

— Путешествии?

— Да. Я хотела бы послушать о ваших приключениях. Можно?

“Почему бы и нет?”

Парень решил рассказать что-нибудь, показавшееся бы Принцессе интересным.

Принцесса отошла к своей кровати и принесла несколько свечей, термос с жасминным чаем, что как нельзя лучше подходил для болтовни перед сном, и собственноручно сделанное ей печенье. Завершив приготовления, они задернули шторы, чтобы свет не заметил Доктор, и Парень начал рассказывать историю их путешествия.

Как они отправились в дорогу. Как однажды у них погасла фара, и они свалились в рисовое поле. Как их чуть не унесло водой, когда мотоцикл заглох посреди переправы.

И что с ними случилось, когда они добрались до этого острова. Парень говорил обо всем спокойно и неторопливо.

Услышав истории о Директоре и Боссе, Принцесса прослезилась, а когда Парень рассказал ей, как Девушка заболела, то в легком испуге прикрыла рот рукой.

Все эти забавные истории вызвали у Парня приступ ностальгии, но сейчас он задумался и понял, что это и вправду было непросто. На том рисовом поле он вывихнул ногу, и Девушке пришлось сесть за руль, а во время переправы Девушка едва не утонула. О недавней ее болезни и вовсе говорить не приходилось.

И всё же воспоминания были приятны. Но не просто как предмет для самоиронии. Путешествие принесло им самую настоящую радость.

Скорее всего, в этом была заслуга Девушки - всегда шумной, прожорливой и полной энергии.

Но об этом парень рассказывать Принцессе не стал. Многое в мире не передать без слов, но парень верил, что некоторые вещи ценны, только когда доносятся в молчании.

Они и не заметили, как миновала полночь.

— Ух ты, как долго я говорил. Ты еще не заснула?

— Нет, нет. Я совершенно забыла о времени, очень уж интересным был рассказ, — мелодично засмеялась Принцесса. Поставив чашки на тарелку из-под печенья, она опустила посуду в раковину.

Парень взглянул на догорающую свечу и встал.

— Уже довольно поздно, предлагаю немного отдохнуть. Нам ведь рано вставать, верно?

— Да...

Он кивнул и, удостоверившись, что Принцесса опустилась на свою кровать, лёг.

Когда Принцесса ответила ему, на её лицо легла тень - точно так же, как тогда, на прогулке.

Парень закрыл глаза. Что-то тут было не так.

* * *

Сон человека состоит из фаз быстрого и медленного сна, сменяющихся каждые полтора часа; в этом было дело или нет, но около четырех утра Парень проснулся.

Открыв глаза, он увидел лишь кромешную темноту. Нигде не было ни огонька.

Что его разбудило, оставалось неясным, ведь вчера он изрядно устал, но чувствовал он себя полностью отдохнувшим.

Осторожно поднявшись с кровати, он обнаружил, что Девушка всё так же беззаботно сопит. Её способность крепко спать, даже пролежав в кровати больше суток, была достойна восхищения.

Впрочем, на благовоспитанную девицу она походила мало — сбросив во сне с кровати одеяло и подушку, она лежала, раскинув ноги и руки, и почесывала голый живот.

Вздохнув, Парень подложил Девушке под голову подушку и укрыл спящую красавицу одеялом. Глотнув воды из бутылки, он собрался снова лечь, как вдруг заметил, что шторы у постели Принцессы распахнуты. На пустую кровать падал лунный свет.

— Может, вышла в туалет? — пробормотал Парень, склонив голову. Он дотронулся до простыни - холодная. Значит, Принцесса ушла уже давно.

“Сбежала”, - подумал было он. Но мысль была глупой - это же не Девушка, вряд ли послушная Принцесса сбежит посреди ночи, да и здоровье ей этого не позволит.

Парень посмотрел на стол. Свечей и посуды не было. Исчез и их дневник.

Занервничав, Парень шепотом выругался.

Да уж, теперь не уснуть. Придется разобраться, в чем тут дело.

Парень накинул поверх пижамы рубашку, натянул кроссовки, зажег свечу, закрепив её на блюдце, и покинул комнату.

Выйдя во двор, Парень чихнул — на севере даже летние ночи были холодными.

Он не знал, откуда начать поиски, но все разрешилось само собой.

В центре двора горела свеча - такая же, как у него - и смутно угадывался силуэт сидящего человека.

Парень отчего-то понял, что это Принцесса.

Он подошел, и Принцесса обернулась на свет.

— Парень...

— Ты так простудишься. Ночь холодная.

— Уже раннее утро, — улыбнулась она. Но улыбка была грустной. Как будто Принцесса нашла что-то забавное в какой-то своей невзгоде.

— И что ты здесь делаешь в такое время?

Он опустился рядом с ней на холодную землю.

— Ничего... Просто иногда мне невмоготу оставаться взаперти.

— Да уж, сидеть целый день в медпункте явно не самое веселое занятие.

— Я целыми днями сплю и бездельничаю, вот и всё. У меня даже нет никаких увлечений, — сказала Принцесса и посмотрела наверх. В небе застыла Луна, окруженная неисчислимым множеством звёзд. — Я вообще никогда ничего не делаю.

— Но ведь из-за болезни у тебя нет иного выбора.

Принцесса снова повернулась к нему, и на ее лицо упал отблеск свечи, превратив его в загадочную маску. Парень вздрогнул.

— Нет, это не так.

— А?.. — Парень совершенно растерялся.

— Когда человек болеет, он не может жить как все прочие, верно? Если так - с моим телом всё в порядке.

— Тогда почему ты...

“…живешь в этом лазарете? Если ты здорова, почему не живешь как другие?”

— У меня слабое сердце. Вот так вот просто.

— Просто... слабое?

— Я не знаю, как это правильно называется - официальное название уже исчезло, - но я страдала от врожденного заболевания, которое нарушает ток крови в сердце. — Принцесса снова взглянула на звездное небо. — И на сердце все время приходилась дополнительная нагрузка. Это обнаружили у меня еще в начальной школе, и мне сделали операцию. Всё прошло успешно, но... к тому времени сердце уже полностью износилось.

Парень молчал. Впрочем, Принцесса вряд ли ожидала ответа.

— Мне тогда сказали, что из-за отверстия в клапане моему сердцу приходилось справляться с пятикратной нагрузкой. Странно, правда? Мне всего шестнадцать, а сердце как у старухи...

— Так вот что значит «слабое сердце»?..

— Да. Мой пульс взлетает от малейшей нагрузки и даже когда я просто сильно волнуюсь. Поэтому за мной присматривает Доктор. Уже четвертый месяц.

Парень посмотрел на дневник в её руках.

— Простите меня. Я не должна была, но я его прочла.

Парень хотел сказать, что не стоит из-за этого беспокоиться, но не смог выговорить ни слова.

Принцесса прижала книгу к груди.

— Было так интересно читать. Я словно проделала этот путь вместе с вами. Мне даже захотелось самой начать дневник.

Внезапно улыбка сошла с ее губ. Все еще не отпуская книгу, она уставилась в землю.

— Но это не имеет смысла. Я смогу делать записи только о своём сердце. «Сегодня у меня был приступ», «сегодня я весь день провела в госпитале», «сегодня у меня был жар, и пришлось остаться в постели» и так далее, и так далее, — и Принцесса снова горько улыбнулась. — Вот почему я так вам завидую. Путешествовать с дорогим тебе человеком, преодолевая все трудности… Вот только для меня это невозможно.

Парень молчал.

— Я никогда не путешествовала. Я даже не гуляла с друзьями. Когда мои одноклассники начали исчезать, мне не было грустно - я почти их не знала, — сказала Принцесса и встала. Повернувшись к Парню спиной, она медленно пошла к лазарету. — С начальной школы я перестала «жить» - и так же исчезну, погрязнув в тоске.

Принцесса обмотала прядь волос вокруг тонкого пальца. Под луной ее белые волосы отливали серебром.

.

Она повернулась к Парню, отчаянно силясь удержать на губах улыбку.

— Пожалуйста, пойми меня правильно. Я не пессимистка! Просто оглянись вокруг. «Исчезновение» распространяется. Мы пропадаем один за другим, неважно, стар ты, молод, к какому народу принадлежишь - абсолютно случайно, словно нас забирает смерть.

Из уст Принцессы эти слова прозвучали как-то неправильно.

— Я однажды задумалась - а так ли мне повезло, что я не исчезла?

У Парня на лице проступило непонимание.

— Что ты имеешь в виду?

— Может, то, что я не исчезла - не благо, а наказание?

У Парня перехватило дыхание.

— Подумай: как только человек умирает, его мозг перестает функционировать, а тело начинает разлагаться. Наука говорит, что люди просто куски мяса, и существование души до сих пор не доказано, но миллиарды людей верят в жизнь после смерти. Тогда почему бы мне не верить в жизнь после исчезновения, когда об этом самом “исчезновении” вообще ничего не известно? — Принцесса умолкла и прижала руку к груди, должно быть переволновавшись. — Поэтому «исчезновение» для меня – спасение. Если я исчезну, то смогу воссоединиться с другими исчезнувшими... И моё сердце… Мне больше не придётся страдать.

Повисла тяжелая тишина. Холодный ночной ветер пробирал теперь до костей. Парень разрывался между желанием говорить и необходимостью молчать.

Он сам не знал, сколько времени простоял так, пока не понял, что нужно сделать.

— Блин, я совершенно забыл!

— А? - удивленно воскликнула Принцесса.

— Знаешь, я только сейчас вспомнил - ты же вчера хотела прокатиться на Хондочке!

— А... Ну... Да, я так и сказала...

Принцесса растерялась от нелепой смены темы. Парень внезапно продолжил вчерашний разговор, словно пропустив мимо ушей ее слова.

— Хочешь попробовать? Прямо сейчас.

— Сейчас?.. - Принцесса изумленно распахнула глаза.

Парень проказливо улыбнулся.

— Ага. Сейчас.

Если до сих пор никто не видел взгляда, которым можно убить, значит, его и вовсе не существует. Потому что будь это возможно, Парень уже был бы трупом.

— Паскудный кобель!!!

Девушка, скрежеща зубами от ярости, уставилась в окно. Она так сильно схватилась за подоконник, что тот жалобно затрещал.

Она встала, чтобы пойти в туалет, но тут заметила, что Парень и Принцесса пропали. Девушка искала их повсюду, а когда нашла, ее худшие подозрения оправдались.

— В глухую ночь решил полюбоваться пламенем свечи, да, милый друг? Интересно, о чём они там щебечут...

Она так разозлилась, что перешла на вежливую речь.

Отсюда, конечно, она не слышала ни слова, но ясно было, что им весело. А что хуже всего, они оба в пижамах. Всё в любую секунду может пойти не так. В конце концов, у Парня, здорового молодого самца, в любую секунду могли проснуться мужские инстинкты.

— Что ты тут делаешь?

— Хм-м-м?!

Развернувшись, она обнаружила столпившихся в дверях вчерашних бодрых старичков.

— Ох ты ж господи! Какое ужасное лицо!

— Чё! Это еще что?! Как вы смеете называть ужасной такую красотку, как я?! — рявкнула Девушка, но старики только вздохнули с облегчением.

— Я был уверен, что ты нас прибьёшь. В молодости я как-то раз наткнулся в горах на медведя-шатуна - ты выглядела куда страшнее.

— И ты туда же, дедуля? О боже!

Вспомнив о своей «миссии», Девушка обернулась. Парень и Принцесса, стоявшие в центре двора, уже исчезли.

— А-А-А-А! ОНИ СБЕЖАЛИ!!!

— Хм-м? Вы высматриваете там призрака?

— Что ты, старина, что ты. Посмотри на ее лицо - ни один призрак к ней и на пушечный выстрел не приблизится, подумает, что она демон.

— Как знать! Здесь хватает кандидатов в призраки, у кого-кого, а у нас таких полно.

— Ерунда! Вся местная банда – грешники, которым самое место в аду! Плюс, половина уже должна быть в могиле, но жизнь их почему-то не отпускает!

— Ха! Те развалины и так почти мумии. Смерть и не заметит, что вы уже тю-тю. Парни, вы шевелиться-то еще можете?

Девушка помассировала висок.

— Дедули... Вы понимаете, что говорите о себе?

— Разумеется, я не могу этого отрицать. Мы же, как ни крути, старичьё, — спокойно ответил старик, и Девушка обреченно вздохнула.

— Погодите, а что вы тут делаете? Сейчас же три часа ночи, - внезапно сообразила Девушка.

— Не недооценивай нас! Уже утро. Самое время приниматься за работу!

Только сейчас Девушка заметила, что все старики надели сапоги, непромокаемые брюки и куртки.

— Будете работать? Вы?

— Конечно! Мы идем в море, рыбачить, - захохотали они все разом.

— Но вы же уже на пенсии, верно? Разве вы не жили в доме престарелых?

— Да, так оно и было. Но, к несчастью, молодые рыболовы почти все исчезли. Мы пытались оставить рыбалку на офисных работников, раз уж они остались без дела, но они даже лодкой править не умеют и сети вытаскивать... Ну, тут уж пришлось нам, сморчкам, стать инструкторами!

— А с вами все будет нормально? Не откинете копыта от перенапряжения, если попадется большая рыба?

— Не переживай. Если кто окочурится, мы сбросим его труп в море и поймаем кита.

— Ерунда! Кит на такое не клюнет. Да нас даже акулы есть не станут!

И они снова захохотали.

— Похоже, работа у вас нелегкая... — протянула впечатленная и озадаченная Девушка.

— Ну, можешь считать и так. Я, знаешь ли, достаточно уже насмотрелся Мито Комона*. Так что это неплохой способ убить время.

— Истину глаголишь! Это шоу надоедает в момент. Почему это старики должны смотреть истории о стариках? Нам бы любовных драм!

— Дедули, пока вы здесь, за этот город можно не волноваться, — кисло засмеялась Девушка, а следом за ней и старики.

Внезапно откуда-то раздалось знакомое гудение мотора. Этот глухой, но ровный гул могла издавать только их “Хонда”.

— О-о? Разве это не ваш мотоцикл?

— Ага. Парень и Принцесса тайно встречались. Но я не знаю, чем они там занимались.

Старики рассмеялись, услышав её грустный тон.

— Тебе стоит поторопиться! Пацан собирается сбежать с Принцессой! Не лучше ли его догнать?

— Это невозможно. Абсолютно.

Её уверенный ответ на мгновение озадачил стариков. Они явно ожидали, что она, сгорая от ревности, бросится в погоню.

Девушка под их удивленными взглядами почесала голову.

— Вы, похоже, ещё кое-что не осознали, — начала она, широко расставив ноги и скрестив руки на груди. — Знаете, что? Этот парень – мой. А я – его. Поэтому он ни с кем не сбежит, — сказала Девушка с абсолютной уверенностью.

Фыркнув, она зашагала обратно в лазарет.

Старики снова засмеялись, глядя ей вслед.

— Она просто нечто. Похоже, пацан никуда не денется.

— И правда... Ох ты ж…

— Что такое? Геморрой?

— Какой геморрой?! Я просто, знаешь... представил себе, какой она будет в старости...

Повисло молчание.

* * *

Гул двигателя эхом разносился по ночным улицам. Сейчас, когда в городе было тихо, он звучал особенно громко.

“Хонда” за день высохла и теперь сверкала под луной, как новая.

— Ух ты... Как давно я не слышала шум двигателя внутреннего сгорания...

— Вы правда обходитесь без них? Вообще-то так и подумал, что вы забрали куда-то машины и слили из них горючее - нигде в городе автомобилей я не видел.

— Да. В основном мы пользуемся велосипедами. У нас есть электрические машины, но мало. Конечно, рыбацкие лодки ходят на бензине, но мы пытаемся и на них поставить аккумуляторы...

— Ясно. Ну, для начала – забирайся, — сказал Парень, похлопав по сиденью.

— Д-да!

Перед тем как Девушка помыла “Хонду”, она разложила на земле их вещи, чтобы просушить, и на мотоцикле теперь лежало только одеяло поверх сиденья.

Парень убрал подножку, но Принцесса, похоже, всё ещё нервничала.

— Из-звини... но... — пробормотала она, глядя на Парня, словно чего-то от него ожидая.

Парень озорно улыбнулся.

— Прости уж, но на заднее сиденье я не пущу никого, кроме Девушки. Поэтому ты сядешь спереди.

Челюсть Принцессы отвисла.

— Н-неужели ты хочешь пустить меня за руль?

— Ну, обычно рулит тот, кто сидит спереди.

— Значит, мне придется управлять скоростями и тормозами?!

— Что-то вроде того. Обычно это и называют “вождение”.

До неё наконец-то дошло, что Парень говорит всерьёз.

— Нет!.. Я же ездила только на велосипеде...

— Ну и что? В шестнадцать лет это нормально.

— У меня даже прав нет...

— И у нас с Девушкой тоже! Мы просто насобачились по дороге.

Лишив ее последней надежды, Парень пересел назад.

— Давай!

Принцесса, дрожа, взяла его за руку, и Парень затащил ее на сиденье.

— Когда едешь, становится довольно прохладно, поэтому лучше надеть это.

Парень накинул ей на плечи свою куртку, и Принцесса судорожно проскользнула в рукава. Дневник они оставили в переднем багажнике.

Однако она сразу же застыла, стоило ей прикоснуться к ручке и педали сцепления.

— Нет... Я просто не могу...

— М-м... Да, управлять педалью сцепления, не зная как, немного сложно. Ладно! Ногами я буду работать сам! Тебе нужно только рулить и газовать.

Парень вытянул ноги и поставил их на педали, а затем схватил и положил на руль дрожащие руки Принцессы, а поверх - свои.

— Ладно, ПО-ОГНАЛИ!!

Он внезапно и энергично надавил на акселератор.

Хондочка рванула так резко, что Принцесса даже не успела испугаться.

— Кьа-а-а-а?!

— Давай-давай! Я отпускаю! И мы не в шлемах, поэтому отправимся на небеса, если упадём!

— Э-э-э?! Пого...

Принцесса крепче схватилась за руль. Она, должно быть, уже несколько лет не управляла двухколесным транспортом, и мотоцикл начало болтать из стороны в сторону.

— Я не могу! Просто не могу!!

— Спокойствие, только спокойствие. Смотри, мы едем.

Хондочка, яростно жужжа, пролетела проем ворот и свернула налево, едва не разбившись о школьный забор.

— Я умру! Я же умру!

— Только если упадем.

— Так мы же падаем!

На самом деле Хондочка сразу же бы замедлилась, если бы Принцесса отпустила ручку газа. Но Парень решил пошутить и не сказал ей об этом.

— Кстати, Принцесса. Знаешь, что там справа?

— Э?

Из-за его вопроса Принцесса невольно повернула руль направо.

Они вошли в плавный поворот и вырвались на идущую вниз до самого порта длинную-длинную дорогу. По этому же склону они вчера спускались к морю.

— КЬЯ-А-А-А-А-А-А-А?!

Мотоцикл понёсся вниз, в лица им хлестнул холодный ветер. Принцесса завизжала еще пронзительнее - на этот раз не просто от испуга, а опасаясь за свою жизнь.

— Ты только глянь, спидометр зашкаливает! Если мы перевернёмся на такой скорости, то точно помрём.

— Нет!!1 Останови!..

— Пожалуйста, не используй ручной тормоз. Он, знаешь ли, останавливает переднее колесо. Тормоза сзади управляются педалями. Если ты нажмешь на передние тормоза на такой скорости... сама понимаешь, верно?

— Что?! Это жестоко!

— Ну, ну. Я же составлю тебе компанию.

— Хочешь вместе со мной отправиться в лучший мир?!

“Хонда” на огромной скорости летела вниз по склону.

Вообще-то, двигались они не так уж быстро, но Принцесса не понимала этого, потому что максимальная скорость на спидометре была шестьдесят километров в час. Но учитывая, что это была её первая поездка на мотоцикле и она не умела тормозить, страх вышиб из её головы все разумные мысли.

— Ну же, поворачивай, или мы отправимся прямо в море!

От его слов Принцесса побледнела как полотно. Впереди показался перекрёсток; дорога направо шла вдоль порта, а прямо на пути были причалы и море. Что произойдет с её слабеющим сердцем, если она плюхнется ночью в морскую воду?

Совершенно ясно, что. В голове всплыло слово «смерть», и сердце Принцессы затрепетало.

И её руки сами собой потянули руль.

Парень, пытаясь помочь ей, свесился набок. Кожух передней стойки царапнул асфальт.

Было то милосердие богов или помощь дьявола, но серебристая «хонда» удачно вошла в поворот и плавно выровнялась.

Проехав еще немного по дороге вдоль берега, путешественники сбавили скорость.

Принцесса, наконец успокоившись, ослабила хватку на руле.

— Ой. — Парень быстро перехватил руль, чтобы сильно сбросившая скорость Хондочка не упала. Принцесса, задыхаясь, схватилась обеими руками за сердце.

Забеспокоившись, Парень наклонился к ней.

— Ты в порядке?

— Да... Я просто немного испугалась...

Он осторожно переложил руки Принцессы на руль.

— Э-э, послушай… - мягко начал Парень.

— А?

Парень на секунду замолчал, собираясь с мыслями.

— Послушай, я думаю, ты попусту тратишь время.

— О чем ты?..

— О твоей жизни. Ты просто будешь жить, пока однажды не исчезнешь.

У Принцессы перехватило дыхание.

— Знаешь, я ведь не прошел весь путь сам. Я здесь потому, что мы с Девушкой поддерживали друг друга. И мы не пешком добирались. Нас несли быстрые колеса Хондочки, делающие по шестьдесят километров в час, — сказал Парень, похлопав мотоцикл по раме. — Но всё равно такое длинное путешествие мы не осилили бы даже втроем. Нам помогали люди, которых мы встретили по дороге. Сильно помогали. - Парень постучал Принцессу по голове. — Смотри, у тебя ведь получилось. Ты управляешь Хондочкой. Может, ты и больна, может, твоё тело слабо... Но взгляни – ты же едешь на мотоцикле, здесь и сейчас. Давай, попробуй ускориться.

— Да…

Она повернула дроссель, и «Хонда» послушно завертела колесами быстрее. Здания по обе стороны дороги побежали назад, а в лица седоков ударил ветер.

— Смотри, ты едешь. А немного потренировавшись, справишься и со сцеплением! Как по мне, научиться ездить на мотоцикле гораздо легче, чем на велосипеде.

— Но для меня... это...

— Невозможно? Разве?

Принцесса не могла видеть, как на лице Парня мелькнула озорная улыбка.

— А ты пыталась в последнее время хоть к чему-то приложить все свои силы?

У Принцессы перехватило дыхание.

— Видишь? Вот почему я думаю, что это пустая трата времени. Ещё слишком рано всё бросать! По крайней мере, до тех пор, пока у тебя ещё остались силы и время. И даже если ты не сможешь сделать что-то в одиночку, тебя окружают добрые, заботливые люди. Они ничего не замышляют, у них нет корыстных целей. Так почему бы не воспользоваться их доброй волей? А отблагодарить можно и потом.

Услышав его довольно наглый совет, Принцесса невольно улыбнулась.

— Это довольно грубо, разве нет?

— Чем ценить чужую доброту на словах, лучше просто ее принять! Вот взять, например, меня - если ты скажешь мне, что хочешь отправиться в путешествие и нуждаешься в помощи, то я с радостью выручу тебя! А в качестве благодарности сгодится поцелуйчик в щёку.

— В самом деле?.. Тогда, может, мне так и следует сказать? – прошептала Принцесса.

Не оборачиваясь, она вдохнула поглубже и громко сказала, так, чтобы Парень мог услышать:

— Я хочу отправиться в путешествие и нуждаюсь в твоей помощи.

— Отлично! Положись на меня. К сожалению, взять тебя с нами я не могу, потому что на Хондочке помещаются только двое, но вместо этого я раскрою тебе секреты путешествия.

— Секреты путешествия?

— Ага. Сокровенные тайны опытного путешественника. Поверь, они незаменимы!

— Тогда… пожалуйста, расскажи!

— Ладно, прочисти уши! ...Шучу, шучу, просто слушай. Секрет первый: обязательно сходи в туалет перед дорогой.

— Ха-ха, ты будто рассказываешь о школьной экскурсии!

— С этим шутить не стоит, это первое в моем списке не просто так. Знаешь, мы как-то ехали две недели...

Они совершенно не выспались, но всё равно радостно болтали. Парень и Принцесса верхом на «Хонде» ехали по дороге вдоль моря в первых лучах восходящего солнца.

В лазарет они вернулись уже на рассвете.

К этому времени солнце уже встало, порт, как всегда оживающий рано, понемногу зашевелился.

Парень не знал, когда Док планировал их поднять, но решил, что поспать больше часа – уже хорошо. Оставив Хондочку на том же месте и отправив уставшую Принцессу спать, он скользнул к своей кровати.

Однако там – под его одеялом – кое-кто уже был.

Парень невольно вздохнул.

Выпуклость под одеялом слегка поднималась и опускалась в такт посапыванию.

Парень посмотрел на кровать Девушки, но та оказалась пуста. Чтобы удостовериться окончательно, он откинул одеяло.

Там и правда лежала спящая Девушка, обнимая его подушку.

Парень не знал, специально ли она залезла к нему на кровать или просто ошиблась в полусне, или случилось что-то еще, но факт оставался фактом.

Выхода было всего два.

Можно было, недовольно бурча, занять пустую кровать… или лечь вместе с Девушкой.

Парень мгновенно выбрал последнее, потому что был здоровым молодым мужчиной. Пропустить такой шанс он никак не мог – когда еще представится случай оказаться в одной постели с любимой девушкой и увидеть потом, как она краснеет, осознавая, что все случилось по её вине? Прошлой ночью, как-никак, она разбудила его ударом в челюсть.

Решившись, Парень залез под одеяло. Он позаимствовал недостающую подушку с кровати Девушки, комфортно разместился и расслабился.

А в следующее мгновение его голова попала в захват.

Принцесса недоумевающе прислушалась.

Из-за штор доносились странные звуки, напоминающие предсмертные хрипы тунца, и бешеный скрип кровати.

Может, Парень делал какое-то особое оздоровительное упражнение, перед тем как отправиться в кровать?

Через некоторое время раздался крик резаной утки, и всё стихло.

Похоже, Парень закончил с упражнением. Принцесса слегка вздохнула и закуталась в одеяле.

Ей приснился чудесный сон, хотя она его и не запомнила.

* * *

Стрелки часов уже показывали девять. Девушка стояла перед Хондочкой, укладывая багаж.

Она работала быстро, хотя казалась немного угрюмой. Собственно, как и обычно.

На ней была привычная школьная форма, правда, из-за припекающего солнца Девушка сняла пиджак, оставшись в одной рубашке.

Однако Парня рядом почему-то не было.

— Чёрт, вы действительно уезжаете? А мне почему-то кажется, что вы ещё не расплатились по долгам, — Доктор, сердито засопев, уставился на Девушку.

Халат поверх костюма он накидывать не стал; Девушке, впрочем, казалось, что его веревочные сандалии и темные очки ему теперь совсем не идут.

— Пожалуйста, запишите на наш счёт. Мы расплатимся, когда будем здесь в следующий раз.

— И когда же это будет?

— Ну...

Девушка почесала голову и начала отсчитывать на пальцах.

Как раз в эту минуту Парень вернулся из торгового района с небольшим пакетом в руках.

Глядя на Парня, помогающего с вещами, Доктор в очередной раз вздохнул.

— А куда вы вообще направляетесь?

— Что за глупый вопрос! — хихикнула Девушка и переглянулась с Парнем.

— На край мира! - хором ответили они.

Доктор, изумлённо вытаращив глаза, засмеялся и снял темные очки.

— Значит, не потребовать самые высокие проценты будет просто глупо.

— Эй, эй, Доктор. Имейте совесть! — весело сказал кто-то сзади, и Док обернулся.

Там стояла — а не сидела в коляске — Принцесса, и одета она была не в привычную пижаму.

Одежда была самой обычной — бежевые брюки и цветастая футболка, но Парень и Девушка, знавшие Принцессу всего день, оценили разительную смену образа.

— Что за...

Док отвесил челюсть, и Парень убрал невольно заигравшую на губах ухмылку.

— Ладно, всё готово.

Девушка похлопала по заднему сиденью, убедившись, что кофры закреплены как следует.

— Парень! Провизия?

— Загружена.

— Медикаменты?

— В достатке.

— Вода?

— Полный бак.

— Бензин?

— Полный бак.

— Живот?

— Наполнен.

— Туалет?

— Сходил!

Парень показал большой палец и водрузил на голову шлем.

Принцесса хихикнула.

— А вчера Хондочка-тян выглядела совершенно иначе.

И правда, ведь вчера они с Принцессой ехали с пустым багажником.

— Она точно не сломается под таким грузом?

— Нет, не волнуйся.

Он уже собирался добавить что-то вроде «этот байк и не такое выдержит», но внезапно ухмыльнулся и вместо этого сказал:

— В таком случае... Принцесса, не хочешь ли помочь нам немного её облегчить?

— А?

Принцесса недоумённо заморгала. Не хватало вопросительного знака над головой.

— Вот, передаю это тебе.

Парень вытащил из сумки небольшую книгу и протянул Принцессе. Увесистый томик со светло-синей обложкой, перетянутый ремнем и закрытый на крошечный замочек.

— Это же...

Принцесса взяла в руки книгу с толстой кожаной обложкой. Она оказалась довольно тяжелая, но явно легче, чем дневник Парня и Девушки.

— Где ты?..

— Я только что увидел его на витрине книжного. Ведение дневника похоже на путешествие: главное – начать, — сказал Парень, улыбаясь.

Принцесса сглотнула и со звонким щелчком провернула ключик в замке.

Тщетно пытаясь унять колотящееся сердце, она нежно сняла ремень. Под легкий треск клея — книгу ни разу еще не открывали — Принцесса открыла первую страницу.

Каждая страница был девственно-чистой. Почти триста пустых страниц, даже без даты.

— Я заполню его.

— Ха-ха!

— Боже... К глазам аж слезы подступили...

Чтобы успокоиться, Принцесса закрыла дневник - так же нежно, как и открывала. Закрыв замок, она взглянула на Парня.

— Большое спасибо. Я буду им дорожить.

— Угу. Если сможешь заполнить все страницы, я гарантирую тебе подарочек...

Девушка стукнула его по голове.

— Не давай обещаний, которых не сдержишь! Блин... Вечно даришь другим девушкам подарки...

Услышав слова Девушки, Принцесса крепко, словно ребенка, обняла книгу, прижавшись к ней щекой.

— Нет уж, я ведь его уже получила! Дневник теперь мой, я его не верну!

— Чё?!

При виде говорливой как никогда Принцессы, губы Доктора растянулись в улыбке.

— Ладно, шутки в сторону – куда вы собираетесь отправиться? Только не начинайте снова про «край мира», я о конкретном пункте назначения.

— А-а-а, мы никогда не думали об этом. Мы поехали на север просто потому, что тут попрохладнее.

— Тогда отправьтесь на юг.

Парень и Девушка недоуменно переглянулись.

— Недавно к нам прибыли эвакуированные. От них я слышал, что где-то на полуострове Ното есть паром, который раз в месяц ходит на материк. Если убедите их взять вас на борт, можете отправиться туда.

— Материк, хм... Звучит неплохо, но я не знаю китайского...

— Какая разница? Они тоже не знают японского, так что всё честно! - сделал странное заключение Парень.

Они и правда находились на острове, так что оставалось либо объехать его по кругу, либо пересечь океан. Раз они все равно собирались отправиться на юг, возможно, стоит выбрать для поездки конкретную цель, к тому же ни Парню, ни Девушке особо не хотелось встречать тут зиму.

— Жалко, мы не узнали об этом чуть раньше...

— Ну, что поделать...

Парень улыбнулся и вскочил на сиденье.

— Ладно, передавайте дедулям мой привет.

— Понял. Только не знаю, вспомнят ли они тебя — наверняка уже в стельку из-за отъезда Девушки.

— А-ха-ха, смотри как бы они не откинули копыта, отвечать тебе, Док!

— Не смешно. Знаешь, сколько их тут? Нужна целая бригада!

Пока Док и Девушка перешучивались, Принцесса подошла к Парню.

— Пожалуйста, держись там. Защищай Девушку.

— Окей. И ты тоже крепись, ладно? Преодолеть надо еще многое.

— Да... ты забыл кое-что.

— А?

Парень обернулся к багажнику.

В ту же секунду Принцесса поднялась на цыпочки.

«Чмок!» Раздался звук, тонкий как чириканье птицы, и Парень почувствовал нежное прикосновение к щеке.

В воцарившейся тишине все ошеломлённо уставились на Принцессу. Её щечки слегка покраснели.

— ... Как ты и просил, награда за «секреты», которые ты мне рассказал! — рассмеялась Принцесса.

Никто и не подозревал, что она может так радостно смеяться; даже сама Принцесса немного себе удивилась.

Однако Парня ждали адские муки.

— Ах ты ублюдок!! Предатель!!!

Девушка сдавила руками его шею и начала душить.

— Я... Я умираю! Дохну!

Парень поспешно надавил на газ, разгоняясь, но Девушка не разжимала хватку.

Под удивленными взглядами Доктора и Принцессы «Хонда» - вихляя из-за все слабеющих рук водителя - миновала школьные ворота.

Интерлюдия

— Какая шумная парочка... - пробормотал Док, когда гудение мотора постепенно затихло вдали.

— Да. Я им завидую.

Доктор удивленно взглянул на Принцессу — она никогда не признавала своей зависти. Он не знал, пыталась ли она выказать таким образом уважение или не хотела принижать себя в глазах других, но за те несколько проведенных с ней месяцев он ни разу не услышал слово «зависть» из ее уст.

Знала сама Принцесса об этом или нет, но она не слишком походила на себя прежнюю. Что же произошло между ней и Парнем прошлой ночью?

Внезапно он заметил что-то маленькое у ног Принцессы.

Маленький, густо исписанный толстый листок бумаги — закладка ручной работы, прошитая с одной стороны красной ленточкой.

Края были неровные. Возможно, её делали в спешке.

— Эй. Принцесса, что это?

— А?

Доктор передал ей закладку. Девушка узнала ровный почерк Парня по его записям в дневнике.

От собственника Дневника №1 – собственнику Дневника №2. Сокровенная тайна. Существует одно правило, которое ты должна соблюдать всякий раз, когда пишешь в дневнике...

Текст обрывался. Док с любопытством склонился над плечом Принцессы.

Принцесса, тоже сгорая от любопытства, перевернула закладку.

...Не пиши ни имён людей, ни названий мест, вообще никаких имен собственных. Если соблюдать это правило, твои записи сохранятся.

Принцесса застыла на несколько секунд, словно пораженная молнией, и только потом до неё дошел смысл послания.

Парень и Девушка нашли лазейку в «исчезновении».

Когда человек исчезает, теряется его имя, его фотографии и портреты, рисунки и тексты, созданные его рукой.

Но исчезают только тексты, по содержанию которых можно точно определить, кем они были написаны — например, исчезают все тексты с подписями.

Вот почему дорожные знаки не изменились, а на вывесках магазинов остается все, кроме названия.

Получается, можно оставить за собой тексты, если сохранить авторство в тайне.

Оставить свой след в мире - возможно.

Принцесса погрузилась в размышления, продолжая обнимать дневник. Закладку она вложила между страниц.

Хотя двое путешественников были очень дороги ей, она на мгновение забыла о них, обдумывая собственный путь.

Прямо перед ней были широко распахнутые школьные ворота. До сих пор они были только вехой в ее прогулках по городу.

Вот только мир в глазах Принцессы уже не был прежним.

Теперь эти ворота виделись ей символом свободы, свободы путешествовать в другие города... даже в другие страны.

Надежда на неизвестное, жажда неизвестного и страх перед неизвестным. Логика подсказывала Принцессе отбросить безрассудный порыв, но голос Парня всё ещё эхом отдавался в её душе. Любовь к её родному городу просила её остаться, но в сердце Принцессы уже появился пустой дневник.

В ее голове закрутились самые разные мысли.

Но она обуздала этот хаос глубоким вздохом.

— Доктор...

— Хм-м?

— Я... Я хочу отправиться в путешествие и нуждаюсь в вашей помощи.

Он снова нацепил на нос черные очки и начал в нерешительности нервно сжимать и разжимать кулаки, почесывать голову, скрещивать руки на груди, посматривать на часы и зачем-то - на небо. Вся его крутость и собранность куда-то испарились.

— Нельзя?..

Осознавал ли Доктор, что у каждого мужчины есть слабость?

Так это или нет, но слова хрупкой Принцессы, с мольбой смотрящей ему в глаза, поразили Дока в самое сердце.

— Кстати, мой университетский приятель говорил, что хочет избавиться от одного из своих мотоциклов. Того, который с коляской.

— Ура! Вы же поедете со мной, правда, Доктор?

— Д-да. Надеюсь, госпиталь отправит кого-нибудь присмотреть за здешним старичьём.

— Но поведу я, ладно?

— А?! Ты понимаешь, что это здоровенный мотоцикл?! Он весит раза в три больше, чем ты!

— Неважно! Если долго мучиться, что-нибудь получится! Поэтому с нетерпением жду начала вашего обучения.

— Л-ладно... — кивнул Док.

В воображении он уже нарисовал картину: стройная Принцесса в чёрном кожаном костюме, черных очках и багровом шарфе - и верхом на большом мотоцикле... Еще, конечно, он сам - в коляске, отчаянно пытающийся куда-то поместить ноги.

— Принцесса, у меня будет одна просьба...

— И какая же, Доктор?

— Можем мы по крайней мере чередоваться?

Это и было началом путешествия Принцессы, и первая страница её дневника определенно повествовала о событиях этого дня.

Примечания

  1. В последних двух абзацах они говорят на старом японском, как выразились анлейторы, “что-то в духе “Повести о Гендзи”. Не удивляйтесь, что вместо единственного числа множественное, на английском тут было thou, рассуждения о местоимениях у монархов и прочие радости.
  2. «прямиком из ада» и «дети анархии»
  3. Mito Koumon

Комментарии