Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 3. Магические Заговорщики Британского Лабиринта. — N∴L∴

Часть 1

После всех свалившихся на голову приключений, они наконец-то приземлились в Эдинбурге, городе в Шотландии, в северной части Соединённого Королевства. Лондон же был на юге, поэтому им нужно было сесть на внутренний рейс до столицы.

— Видимо из-за теракта тут повсюду телекамеры.

Камидзё смог пройти паспортный контроль, полагаясь лишь на своё слабое знание английского, и сейчас стоял, смотря в экран мобильника и пытаясь узнать, какой сейчас час.

— Хм? Ах да. Мне нужно выставить местное время.

У телефона, скорее всего, была функция автоматического перевода времени при указании определённых крупных городов, но Камидзё был не тем, кто читает объёмные инструкции. Он сунул его в карман и огляделся в поиске часов.

— …Восемь вечера… Мы снова летим последним рейсом? — пробормотал Камидзё, поскольку ничего не смыслил в расписании вылетов.

— То-грррр-ма-гррррр…

— А!? И-индекс! Могу поклясться, слышал, как ты прорычала моё имя!

— Потому что я голодна, голодна, голодна и скоро в обморок упаду! Не было ни рыбы, ни мяса и вообще ничего не было! Ещё немного и я умру! Если я ничего не поем, я совершенно точно помру!

Индекс всё ещё одетая в платье, в противовес её привычному монашескому одеянию (брать эти булавки даже на внутренний рейс было неудачной затеей) со всей силы размахивала руками в попытке принудить Камидзё найти ей какой-то еды. Он сел на чемодан и, скрестив руки, прикинул:

— Будут ли кормить на внутреннем рейсе?

— У меня такое чувство, что не будут! У меня нет никаких этому доказательств, но я чувствую, что нам и крошки не дадут!

Перелёт из Эдинбурга в Лондон занимал всего лишь час, вполне вероятно, при таких коротких полётах еду на борту не подают.

— …Нет, я тоже голоден. Пойдем, найдём, что покушать.

— Тооооомаааааа!

— Ты уж слишком счастлива, меня это даже пугает! У тебя звёзды в глазах! Это самая побуждающая к действию улыбка, которую я когда-либо видел!

И так, болтая, они вместе отправились на поиски закусочной зоны аэропорта. Он целенаправленно начал учить английский с помощью приложения на своём телефоне, но ему ещё было очень далеко до того уровня, когда он смог бы свободно его практиковать. Но даже так ему удалось проложить свой путь, руководствуясь знаками ножа с вилкой и кофейной чашки на указателях.

(Я уверен, что в багаже, который мне дал Цучимикадо, были фунты. Думаю, что это можно расценивать как необходимые траты.)

— Т-Тома! Я чую запах кофе!

— А? Я ничего не чув-…Что!? Здесь за углом действительно кафе!

Виду Камидзё открылось заведение со стеклянными стенами. Он подумал, что привыкшие к путешествиям люди косо поглядят на него, если, только прилетев в Великобританию, он тут же отправится в сетевое кафе, в которое он мог сходить и в Японии, но такому совершенно обыкновенному человеку (который только что предотвратил теракт) как Камидзё Тома, хотелось просто закричать: “Ура, еда”!

Сейчас он был очень похож на Индекс. Кстати об Индекс…

— ☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆☆!!

— Вау, ого! Индекс, да тебе даже слов не надо! Ох, эти глаза! А эти брови! А губы! Твоё лицо просто удивительно прекрасно!

Камидзё схватил её за руку и потащил ко входу, подкрепляя тем самым свою решимость наесться сэндвичем с ветчиной и салатом.

Именно в этот момент кто-то похлопал его по плечу.

Он обернулся и увидел довольно высокую девушку, с азиатскими чертами лица, которой было около восемнадцати лет. Её длинные чёрные волосы были завязаны в хвостик, свисающий до пояса. Одета она была в джинсы, у которых была отрезана одна штанина, и футболку, подвязанную так, что был виден пупок. Поверх была джинсовая куртка с отрезанным рукавом, оголявшим одну из рук. Но больше всего внимания привлекал приличных размеров японский меч, висевший на поясе и выглядящий так, будто его забрали у какого-то головореза из вестерна.

— Давно не виделись, — сказала она.

Слыша это, Камидзё ответил.

— Чт-что здесь делает Падший Ангел Эротическая Горничная …!?

Мечница, Канзаки Каори, закашлялась и попыталась объясниться, быстро шевеля губами.

— Б-Британская Королевская Семья поручила мне доставить тебя и Индекс в Букингемский Дворец. Если бы вы сели на сверхзвуковой самолёт, приготовленный Академгородом, мне бы не пришлось этого делать.

— Это не ответ. Какие причины Падшему Ангелу Эротической Горничной быть тут!

— Я не падший ангел, не эротичная и не горничная! Всё так…после битвы с Аквой я…делала м-м-м-много чего. Я признаю это. Но это не должно быть тем, что я первым слышу от тебя при встрече!

— Ничего не могу поделать! Ты правда была ангелоподобная горничная!

— Хватит уже вспоминать об этом и отвлекаться! И н-не красней так! — трясла она за плечи Камидзё, но тот, казалось, уже не смотрел ей в глаза. — И-и всё же! Я не такая! Я прибыла сюда как посланник Англиканской Церкви и как Жрица Амакуса. Я не смущена!

— Ты думаешь, стоит это делать? Я о том, что ты расхаживаешь по аэропорту с мечом! И чё это ты сегодня прийти решила!? Как только два-три мага собираются вместе, это ничего хорошего не сулит! Просто скажи мне что происходит!

Индекс наконец влезла в спор Камидзё и Канзаки.

— Тооооооомааааа…

Она не смотрела на них, всё её внимание было сосредоточено на кофейне.

— …Заставишь ждать меня ещё чуть дольше, и я тебя никогда не прощу.

— А!? Ты говоришь так будто это моя вина!? Я бы так не сказал. Я что ли этих террористов и Канзаки пригласил!? — пытался, он было поспорить, но ничего не смог сделать с мнением Индекс, сознание которой уже контролировал её пустой желудок. Камидзё решил, что ему следует поскорее прекратить эти разговоры с Канзаки и отправиться в кафе с Индекс.

И тут Эротическая Горничная Канзаки сказала:

— В-верно. Вы хотите есть. Но вам надо поспешить, у нас не очень много времени.

(О, она понимает! Девушки, способные читать ситуацию, просто великолепны! Да я и сам чертовски голоден!)

Камидзё пошёл в кафе, но Канзаки продолжала.

— Из-за террористической атаки все остальные вылеты отменены, для того чтобы осмотреть остальные самолёты. Для вас уже подготовлен вертолёт с пилотом, на нём мы и направимся в Лондон.

— …

Камидзё немного помолчал и оглянулся на неё.

— …Что ты имеешь в виду?

— Как изначально планировалось, ты должен был прибыть в Лондон из Академгорода на сверхзвуковом самолёте. Однако из-за вашей самовольной смены рейса мы уже опаздываем на семь часов и не можем задерживаться более ни на минуту. Index Librorum Prohibitorum была вызвана официальным приказом, поэтому ты должен выполнять свои обязанности в качестве её опекуна. …Кстати, её надо переодеться в её Передвижную Церковь. В задней части вертолёта есть место, где она сможет переодеться.

— …А что по поводу покушать?

— На это нет времени, идёмте со мной. Если бы вы заставляли ждать только меня, я бы как-нибудь потерпела, но вы заставляете ждать всю Королевскую Семью Великобритании. Вы пренебрегаете выполнением обещаний, данных королевской крови, да ещё и исчезаете, не сказав ни слова… но я бы волновалась больше по поводу реакции Рыцарей на все эти фортели, если они про всё это прознают.

Канзаки схватила Камидзё и тянула за собой, говоря что-то, о чём он понятия не имел. Но попытался сказать о том, что сейчас считал важнее.

— Позволь повторить: А что по поводу покушать!? Индекс-сан уже не может больше ждать! Я чувствую, что её гнев уже вот-вот перерастёт во что-то ужасающее, если мы её не накормим!

— Ты её опекун, так сделай что-нибудь.

— Почему ты ведёшь себя так, будто это не твоя вина!? …Постой, ты злишься? Это из-за того что я подразнил тебя по поводу твоего наряда!?

— Нет, нисколечки. Я абсолютно спокойна, так что лезь уже в вертолёт, — сказала Канзаки, таща Камидзё за руку, полагаясь на свою нечеловеческую силу Святой.

Часть 2

Третья принцесса Англии Виллиан стояла посреди большой комнаты.

Вся эта площадь величиной с теннисный корт была её личным пространством. Говоря иначе – её комнатой. Королевская Семья плела политические интриги не только внутри страны, но и у себя дома. Потому её комната была единственным местом во дворце, где она могла закрыться и остаться наедине с собой.

— …Поняла. Да, да. Самое главное, что тот самолёт смог безопасно приземлиться в Эдинбурге.

Виллиан держала в руке керамическую трубку антикварного телефона. Вероятно, эта линия шла через современнейший коммутатор в Букингемском Дворце, что позволяло надёжно зашифровать сигнал, впрочем, она в таких технических подробностях особо не разбиралась.

Виллиан разговаривала с ответственным за аэропорт Эдинбурга лицом. Больше всего сейчас она волновалась по поводу того, что находилось в грузовом отсеке приземлившегося самолёта.

— Да, из-за произошедшей террористической атаки вы должны тщательно всё проверить, но пожалуйста, убедитесь, чтобы жидкая пища будет доставлена в частные домовладения как можно скорее. Для людей, не способных есть обычную пищу, это буквально вопрос жизни и смерти. …Да. Пожалуйста, сделайте это как можно скорее.

Виллиан медленно опустила трубку и с облегчением вздохнула.

Возможно, спецслужба прослушивала её (даже несмотря на то, что сигнал закодирован), но она и не говорила ничего такого, что считалось бы секретным.

Соединённое Королевство было очень сложной для понимания страной.

Она была образована четырьмя культурами: Англией, Шотландией, Уэльсом и Северной Ирландией.

Управляли ей три фракции: Королевская Семья, Рыцари и Англиканская Церковь.

Взаимосвязь меж ними образовывала Соединённое Королевство. В зависимости от ситуации, рыцарь из Англии и такой же из Шотландии могли сойтись в битве, а член Королевской Семьи из Уэльса и церкви Уэльса могли быть связаны друг с другом.

Конечно, раз Виллиан являлась третьей принцессой, она была частью Королевской Семьи. Частью этой фракции можно было стать лишь по праву рождения или показав недюжие поэтические способности в качестве приближённого к семье. Эта фракция представляла нацию, но членов в ней было меньше чем у рыцарей или церкви.

Обязанностью Королевской Семьи было вмешиваться в дела парламента и контролировать его. Если рыцари и церковь работали в тени, монархи в глазах обывателя обладали наибольшей силой, так как под их началом были полиция и армия.

При этом Третья Принцесса Виллиан не обладала никакой сколь значимой властью.

Три дочери Королевы Англии обладали следующими качествами:

Старшая была не обделена умом.

Вторая была напористой.

Младшая обладала истинным добросердечием.

Другими словами, несмотря на популярность Виллиан, у неё не было ничего, что помогло бы ей управлять страной. Тот человек из Эдинбурга, с которым она только что разговаривала по телефону, скорее всего, считал, что она очень добра, раз беспокоится из-за подобных вещей, но он не был готов поклясться ей в вечной преданности или чем-то ещё.

Её добросердечие не даровало ей связей с другими фракциями.

Её сестры говорили о том, что всё, что она делает – пустая трата сил и времени.

Да, в модных журнала её расценивали как самую желанную в жёны принцессу, но это была её задача – поддержание публичного образа Королевской Семьи для обывателей.

Перспектива её политического брака использовалась, чтобы одурачить зарубежных лидеров и не представляла из себя ничего путного. Королева и её сёстры использовали бы это, чтобы Англия получила в каком-то соглашении лучшие условия.

Соблюдая этикет и выполняя свои обязанности в качестве члена Королевской Семьи, всё это заставало Виллиан чувствовать себя моральной стриптизёршей. Но если бы Англия была действительно в ужасающей ситуации, вероятно, её бы насильно заставили заключить политический брак.

— …

Виллиан глубоко вздохнула. Недавние разногласия между Англией и Францией вполне могли быть причиной, чтобы достать этот ужасный козырь.

Её мысли оборвал тихий стук.

— Леди Виллиан, — окликнула её по ту сторону двери молодая горничная.

Она была обыкновенной девушкой, ничего не знавшей о магии. Во дворце были особые слуги Королевской Семьи, королевские горничные, которые были своего рода храмовыми девами из-за того что присматривали за членами двора, власть которых, как традиционно утверждалось, была частью святой силы, но Виллиан принципиально не прибегала к их помощи.

— Главы Королевской Семьи и Рыцарей вместе с гостем из японского Академгорода прибыли во дворец. Аудиенция состоится в ближайшее время. Леди Виллиан, пожалуйста, будьте готовы.

— …Поняла, — ответила принцесса, но ей никак не надо было к этому готовиться. Даже в сейчас, находясь в своей личной комнате, она была одета так, что могла сразу же идти на официальный приём. Её жизнь всегда была преисполнена определённого рода напряжением.

Она смерила шагами комнату, открыла дверь и вышла, за ней была девушка в зелёном платье горничной, стоявшая так, чтобы не быть на пути у Виллиан. Служанка поклонилась, Виллиан зашагала по коридору, но вдруг остановилась и подняла взгляд. Потолок длинного-длинного коридора был очень высок. Словно факела в тоннеле, на стенах его висели гербовые щиты.

Это были гербы рыцарей, которые они пронесли через историю.

Подобный коридор был и во второй резиденции Королевской Семьи – Виндзорском Замке, но этот, в Букингемском Дворце хранил память о магической фракции, поэтому тут были лишь гербы рыцарей. Иметь здесь такой – означало первый шаг к тому, что род владельца его, станет знатью и об этом мечтали все, кто поднимал меч во имя Англии.

Вероятно, потому что они были сделаны так, чтобы их можно было легко различать на поле боя, каждый из них был очень индивидуален и этим самым, они практически разрушали гармонию этого коридора. Но кое-что разрушало её ещё больше.

На месте одного из них было пустое место. Из-за него у Виллиан возникало чувство, будто это гребешок без одного зубчика.

Она знала причину его отсутствия.

Некий человек сражался за Англию и за его доблестные заслуги, он должен был стать рыцарем. Когда он ещё был наёмником, он исчез из страны, но глава Рыцарей оставил место его герба пустым, чтобы выказать тому уважение.

Смотря на него, с губ Виллиан само по себе сорвалось имя.

— …Уильям…

Горничная, шедшая рядом с ней, хранила молчание.

Часть 3

Вертолёт с Томой и остальными приземлился в огромном Лондонском парке…или так Камидзё показалось. Вероятно, это были земли Букингемского Дворца, где жила Королева Англии. Целый район английской столицы был образован слиянием двух парков, так что его ошибка не была чем-то удивительным.

В обычной ситуации, Камидзё не смог бы сдержать восхищения, но сейчас кое-что волновало его куда больше.

— Тома…куууууууууушшшааааааать!

— Хгяяяя!? Это не просто укус! Индекс, ты меня уже жевать началаааа!

Сребровласый зеленоглазый монстр (она уже переоделась в привычную глазу одежду) забралась ему на спину и таким жестоким способом объявила свои требования. Первой вылезая из вертолёта, Канзаки Каори краем глаза смотрела на них.

— Я облажалась. Из-за сильного ветра мы летели дольше, чем планировалось. Поспешайте. Все уже, должно быть, собрались.

— Эй! Как ты можешь так себя вести, когда у тебя на глазах разворачивается трагедия!? Ну ты могла дать ей хотя бы сэндвич! Я думаю, она уже настолько голодна, что вот-вот превратится в совершенно другое существо!

— Хи хи. Обеспечение всем необходимым Librorum Prohibitorum – это твоя задача, и я радостно наблюдаю, как хорошо ты с ней справляешься.

— Ты ведь всё ещё злишься? Ты всё ещё злишься по поводу Падшего Ангела Эротической Горничной!? Но это именно ты пришла в больницу одетая в эт-аггггхххх!

Речь Камидзё вдруг исказилась, потому как Канзаки прикрыла его рот рукой.

— (…Ты не должен упоминать подобное перед пилотом или кем-то ещё. Ты понял?)

— Мгххххх-Твоя сила-гхххх-твоя сила Святой-гхххг-ты ломаешь мне-хххххх!?

Всё ещё сдавливая его лицо, Канзаки утащила Камидзё из подсвеченной оформленной квадратом зоны отдыха, используемой в Букингемском Дворце в качестве вертолётной площадки. Так как Индекс всё ещё цеплялась за спину Камидзё, выглядели они со стороны, наверное, странновато.

Канзаки повела их не к главному входу, а к небольшому заднему входу.

Прежде чем Канзаки успела взяться за дверную ручку, Камидзё обратился к ней.

— Секундочку, Канзаки!

— Как ты можешь говорить, когда я держу твою голову, словно волейбольный мяч.

— Не собираюсь это слушать от человека, который это делает! И всё же, могу ли я войти во дворец!? У меня в руке Разрушитель Иллюзий, я не уничтожу случайно все национальные богатства, хранящиеся здесь ровно в ту секунду, когда я шагну за порог, а потом всю оставшуюся жизнь буду выплачивать долги?

— …Ох, ты поэтому так обеспокоен? — Канзаки наконец выпустила из тисков голову Камидзё. — Не беспокойся об этом. Может Англия и страна, где появилась магия, но все подобные магические меры были сняты с Букингемского Дворца.

— А? Серьёзно? Я думал это ужасающе мощная магическая крепость, раз тут живёт Королева.

— Да, такие существуют. Виндзорский замок, например, — вздохнув, сказала Канзаки. — Букингемский же дворец используется для важных встреч с представителями множества стран. Если бы тут повсюду были магические механизмы, это бы выглядело так, будто их заманивают в ловушку. Это обернётся серьёзной дипломатической проблемой. Публичные приёмы проходят в Виндзорском замке, но приглашаются туда лишь те, кто достаточно доверяют королеве и не рассматривают данную проблему подобным образом. Опасности бывают не только физическими.

Она отвела взгляд от Камидзё, от головы которого так и не оторвалась Индекс.

— А так же…

— ?

— Королеве подобная охрана не нужна, — после этой многозначительной фразы, Канзаки распахнула дверь.

Сама она была небольшой, но вид, открывавшийся за ней, был просто что-то с чем-то. Судить о размере того помещения можно было просто потому что к нему можно было применить определение “пейзаж”.

Когда Камидзё услышал, что это место называют “дворцом”, его воображение изобразило мир, сверкающий золотом, но впечатления его обманули. Холл был шириной с небольшую комнату. Там были ковры, на которые скорее надо было смотреть, нежели ходить по ним, картины, скульптуры и даже горничная, несущая в руках чайный сервиз.

— Вот вы где, — донёсся до поражённого всем этим видом Камидзё голос.

Это был мужчина, одетый в костюм и обращавшийся к ним по-японски. На нём был не какой-то изношенный костюм, увидеть который можно было на офисном работнике в переполненном поезде, это был костюм, который подчёркивал статус своего владельца на важных приёмах. Честно говоря, это был настолько дорогой костюм, что Камидзё в своей жизни никогда бы такой не надел.

— Лидер Рыцарей, спасибо за то, что предоставили нам транспорт, — сразу же поблагодарила его Канзаки.

— Если ты про вертолёт, то не бери в голову. Это была необходимость, — блондин, которого Канзаки назвала Лидером Рыцарей, обратил свой взгляд на Камидзё. — А ты, значится, опекун Librorum Prohibitorum.

— А-э? Вся вот эта вот движуха по поводу опекунства довольно размыта, знаете ли…

— Мне было любопытно, что же за человек приглядывает за этими 103 000 гримуаров, но никогда бы не подумал, что он просто прикрепит её к своей голове. Ох уж эти мистические тайны Востока.

— Я знал, что всё так и получится! Всё так вышло, потому что она полностью поддалась своему чувству голода! Если вы не против, не могли бы вы дать ей хотя бы кусочек хлеба, пока она не прокусила мне череп!?

Предостерегающий взгляд Канзаки говорил о том, что он ведёт себя ненадлежащим образом, но Лидер Рыцарей не придал этому значению и жестом руки подозвал горничную, несущую чайный сервиз. Она тут же дала Камидзё и Индекс булочки, которые были чем-то между хлебом и пирожными.

— Хм..ннн!? Что это!? Оно наполняет меня! Я чувствую, как эта булочка мало-помалу наполняет мой желудок!

— Вот и здорово. И раз уж все собрались, почему бы вам не пройти сюда.

— А? Это бесплатно? Это бесплатно!? Тогда держите меня семеро! Индекс! Ешь, сколько влезет!

— А я и не собиралась сдерживаться! Булочки! Булочки!

— Да, так их, Индекс! Забери их! Съешь их все!

— …Простите меня, конечно, но пока мы тут стоим, время идёт, нам нужно поспешить и…

— О, они в разы вкуснее, когда их маслом намажешь!

— С черникой то же самое!

— Но и без ничего они тоже восхитительные! Так ты можешь полностью насладиться их приятным вкусом!

— Отлично, тогда всё масло, черничный и клубничный джем, и мёд всё моё!

— Я не об этом говорил, ты, глупая монашка!

— Ахахахаха!

— Вахахахаха!

— Хорошо! Ахаха! Как же хорошо!

Лидер Рыцарей какое-то время не мог проронить и слова, пока, наконец, не опустил глаза и пробормотал Канзаки:

— …Ты не против, если я достану меч?

— Если хочешь вразумить их, лучше дай мне это сделать! Не волнуйся, я разберусь!

Канзаки тут же прописала Камидзё и заломила за спину руки Индекс. Горничная поспешно удалилась и булочный рай закончился.

Часть 4

— И всё же, почему нас вызвали? — вдруг спросил Камидзё, идя вместе со всеми по длиннющему коридору.

— Разве Цучимикадо не сказал тебе ничего ещё в Академгороде? — с оттенком взволнованности спросила Канзаки.

Камидзё лишь покачал головой.

— Нет. Он просто усыпил нас с помощью газа и вывез в аэропорт.

— Вот ублюдок… — Канзаки скрежетала зубами, закрыв глаза, но Камидзё уже, казалось, и забыл об этом думать.

(Он ведь всегда так поступает. Он просто дал мне пинок под задницу, выкинув в Авиньон с парашютом.)

— Это будет что-то вроде стратегического совещания, для этого здесь собрались члены Королевской Семьи, Рыцарей и Церкви. Тем не менее, тут главы Королевской Семьи, так что официально это можно назвать “аудиенцией”, — сказал Лидер Рыцарей, окинув взглядом прикид Камидзё. — Поэтому будет лучше, если ты приоденешься, как подобает случаю, впрочем, не думаю, что у нас есть время выбирать наряды. Да и, слава Богу, они не из тех, кто будет закатывать истерики по поводу футболок и простяцких штанов.

Камидзё уже начал было паниковать по поводу своей бестактности, но потом увидел идущую рядом с ним Канзаки, одетую в штаны без штанины, в куртку без рукава и светящую голым пупом.

— Пока с нами Канзаки, меня никто не будет упрекать…

— Это очень грубо с твоей стороны. Моя одежда лишь необходимость для моих заклинаний, — ответила Канзаки с оттенком злости и попыталась прикрыться от взгляда Камидзё, но тут в разговор вклинилась Индекс.

— Вы сказали, мы собираемся разработать стратегию, а для чего именно?

— Вызвать тебя – решение самой Королевы, само это говорит о том, насколько серьёзна ситуация.

Лидер Рыцарей остановился перед впечатляющего вида двойными дверями, которые были огромны даже по меркам этого дворца.

— Возможно, вы уже слышали по новостям о том, что кто-то устроил взрыв в Евротоннеле. Все три его ветки пострадали. Его уничтожение произвело серьёзный удар по нашей экономике из-за невозможности транспортировки по нему пассажиров и грузов.

— ???

— Если коротко, мы думаем что взрыв, вероятно, был устроен с помощью магии. А если это так, то это магическая атака на всю нашу страну, — заканчивая фразу, Лидер Рыцарей потянулся к дверной ручке.

Думая о том, что за дверью его ждёт встреча с Королевой Англии и стратегическое совещание, по спине Камидзё пробежал холодок. Он являлся опекуном и защитником Index Librorum Prohibitorum, поэтому ему, скорее всего, не придётся много говорить, но всё же, ему предстоит присутствовать на собрании, где вершится судьба целой страны!

Лидер Рыцарей повернул ручку.

Ещё прежде, чем он успел распахнуть дверь, из-за неё донеслись голоса.

— Гваааа… Это платье меня бесит. Можно я просто оденусь в спортивный костюм?

Лидер Рыцарей замер.

Не зная английского, Камидзё лишь вопрошающе смотрел на него.

— …Секундочку, — негромко сказал мужчина и скользнул в приоткрытую дверь.

— Нгх!? По крайней мере, стучись, когда заходишь!

— Я, конечно, извиняюсь, но мне надо с тобой перекинуться словечком. …Ты что, правда собралась напялить спортивную форму на официальный приём? Ты, дура!

— Ией, Лидер Рыцарей вошёл первым!

— Кто и когда зашёл ничего не значит! Пожалуйста, веди себя как Королева! Нет, это не обязательно. Нет, никто не ждёт что у тебя какой-то совершенно непредсказуемый типаж, так что, пожалуйста, положь электрогитару!

Камидзё слышал звуки какого-то переполоха и с подозрением косился на дверь. Но Канзаки почему-то не переводила на японский, а только что поевшая Индекс была сонной.

— …Простите за ожидание, теперь всё в порядке. Королева Элизард проснулась, — Лидер Рыцарей высунул голову в приоткрытую дверь.

— ?

Камидзё не совсем понимал, что он имел в виду, но всё же вошёл внутрь.

В комнате не было ни подиума с лестницей, ни трона, которые обычно есть в РПГ, она скорее выглядела как зал торжеств. Множество стволов было выставлено кругами, будто это были годичные кольца дерева. Всё это напомнило Камидзё зал заседаний ООН, который он несколько раз видел по телевизору.

В центре неё была Королева Англии. Кажется, её звали Элизард, на вид ей было около пятидесяти. Кожа и волосы выдавали её преклонный возраст, но было в ней что-то такое, можно назвать это внутренним стержнем, в чём она могла дать фору подростку Камидзё.

На ней было ниспадающее до пола чёрно-белое платье, выглядящее настолько дорого, что Камидзё, по его мнению, потратил бы всю жизнь на отработку денег за химчистку, если бы его случайно заляпал.

Не меньший интерес привлекала правая рука Королевы, в которой она сжимала выглядящий стереотипным обоюдоострый меч, длинной около шестидесяти сантиметров, а к рукоятке его было прикреплено что-то, напоминавшее длинную квадратную дощечку.

Владычица выглядела, как типичная английская леди и в тот же момент расхаживала с мечом, даже не вложив его в ножны. Вид этого меча произвёл неизгладимое первое впечатление на Камидзё.

И он его озвучил.

— Какой совершенно непредсказуемый типаж…!? Химегами постоянно гонится за индивидуальностью и лажает, а она делает это с такой лёгкостью!

— Нет, это всё совершенно обычно! Электрогитара, футбольный мяч, бильбоке, доска для сёрфинга и весь остальной хлам – изъяты. Вероятно, ты об этом не слышал, но этот меч – символ власти Королевы Элизард! — Лидер Рыцарей обхватил голову руками, будто вспомнил какой-то жуткий кошмар.

В противовес ему, королева широко улыбалась.

— Этот меч – регалия Королевской Семьи известная как Куртана.

— Куртана? — вопрошающе произнёс Камидзё, но Лидер Рыцарей ответил, прежде чем парень смог продолжить.

— Это священный меч передающийся поколениями главе государства. Знание истории этого меча – понимание истории Британской Королевской Семьи.

— Ты слишком уж преувеличиваешь. Я признаю, что полезная штука, но Королевская Семья не канет в небытие, если эта штука сломается, — демонстративно с улыбкой на лице возразила Элизард.

Этот небрежный стиль рассказа о нём, показывал, насколько привыкла она носить этот меч.

Она посмотрела на Камидзё, продолжая свой рассказ.

— Куртана – церемониальный меч, используемый при коронации короля или королевы. Это не знак Королевы, а символ человека, который определяет, кто будет правителем. Как ты можешь видеть, у неё нет лезвия и кончик совсем туп, поэтому он не представляет никакой опасности, вися тут.

— Это всё может показаться тебе странным, но было бы хорошим подспорьем, если бы ты смог преодолеть подобные культурные различия, — добавил Лидер Рыцарей.

Ни как рыцарь, ни как самурай, Камидзё не мог понять, какой смысл стоит за мечом без лезвия.

— (…Это и правда такой великолепный меч?) — прошептал он Канзаки.

— Ну да, — кивнула она. — Хоть он и изготовлен человеком, меч даёт владельцу такую же силу, что и у Михаила. Он даёт силу не просто архангела, а предводителя ангелов. Его не совсем корректно сравнивать с обыкновенным мечом.

— Предводителя ангелов…?

Эти слова заставили Камидзё напрячься, а Индекс сонным голосом пояснила.

— Они относятся к самому могущественному типу ангелов.

— …

Термин “ангел” тут же возродил в сознании Камидзё нехорошие воспоминания, а сейчас они говорили о сильнейшем их виде.

Он снова посмотрел в сторону Элизард, и она положила меч на плечо.

— Однако его можно использовать лишь в границах Соединённого Королевства. По сути, Куртана это меч, который даёт королеве и рыцарям огромное количество Телезмы, — прямолинейно объяснила она. — По сути, есть особое условие, которое затрагивает только Англию, Шотландию, Уэльс и Северную Ирландию, и три фракции – Королевскую Семью, Рыцарей и Англиканскую Церковь. Куртана работает как меч, дающий великую силу тем, кто выполняет это правило и защищает Соединённое Королевство.

— Особое правило…? — спросил Камидзе, и Лидер Рыцарей продолжил объяснение вместо Элизард.

— Англиканская Церковь – собственная Христианская Церковь этой страны. Король Генрих VIII, правивший в шестнадцатом веке, создал её, потому что его бесило вмешательство других стран в дела его собственной страны. В попытке избавиться от всего внешнего влияния он стремился достичь двух вещей. Во-первых, страна не попадёт под влияние из-за рубежа и второе, что Король Англии будет во главе Англиканской Церкви и ему не придётся слушать то, что говорит Папа Римский.

— Генрих VIII установил положение короля как предводителя ангелов, и эта позиция была выше чем, та которую занимал Папа. Затем он повёл английский народ вместе со своими рыцарями, ставшими армией ангелов. Благодаря этому Королева теперь обладает той же силой что и Михаил. Самодержец предводитель ангелов до тех пор, пока он держит Куртану, — сказав это, Элизард махнула мечом.

Королева крутанула мечом, а Лидер Рыцарей продолжил.

— В шестнадцатом веке, Генрих VIII использовал четыре страны Англию, Шотландию, Уэльс и Ирландию, чтобы создать этот механизм. Четыре – это число обозначающее землю. Судя по всему, он хотел создать магическое значение имеющее смысл лишь на землях Британии, создав карту из данного числа стран. Он создал государство, прославившееся своей независимостью и не подвергавшееся нападкам Римско-Католической Церкви. Вполне возможно он был обеспокоен запутанной политикой соседних стран, и он грезил о легендарных землях из старых преданий.

Причины были не религиозные, а политические.

Подготовив английские земли, созданные объединением четырёх наций, образовав тем самым Соединённое Королевство, он сделал короля предводителем ангелов, а рыцарей армией ангелов.

Это невозможно было сделать силами лишь одной страны. Символ нескольких наций был необходим для “всеанглийской земли” чтобы получить благословение. И поскольку все эти земли теперь были под единым контролем, всё это было чрезвычайно выгодно с политической точки зрения.

Это было Соединённое Королевство.

И правитель, стоящий на вершине всего этого, мог использовать эту силу на полную.

Это была королева.

— (…Как бы то ни было, я не так эффектна в сравнении с тем, что ты видел во время Падения Ангела. Хоть у меня есть сила, я всё же человек. Использовать заклинания уровня ангелов совсем не легко.)

— А?

— Ничего. Но у Генриха VIII не всё шло как по маслу. Он хотел объединить четыре страны, но на тот момент Англия фактически воевала с Шотландией. Он предположил, что легко победит её, используя это правило, но по итогу оказалось, что Шотландия была грозным противником. В какой-то момент начало казаться, что план вот-вот рухнет.

Вероятно, проблема была в том, что меч можно использовать, лишь находясь на территориях этих четырёх стран, но это не распространялось на колонии.

— Кстати, часть Ирландии считается независимой, поэтому она не используется в символе четырёх наций. Сохранение Северной Ирландии как части Соединённого Королевства необходимо для поддержания целостности структуры страны, — сказала Элизард, — Когда правило вступило в силу, оно возвысило Куртану с уровня меча, обозначающего Короля Англии до меча, определявшего, кто был английским лидером ангелов. …Хотя, он оказывает эффект лишь на членов Королевской Семьи и дворян, так что это несправедливо в отношении обычных людей.

Тут заговорила Канзаки.

— На членов Англиканской Церкви включая меня, не распространяется эта сила ангелов. Мы те, кто использую силу Христианской Церкви как и обычные люди, поэтому не получаем благословение Куртаны. Просто воспринимай её как предмет, дающий огромную силу королеве и рыцарям.

— Соединённое Королевство – страна образованная четырьмя культурами и находящаяся под защитой трёх организаций. Куртана используется как инструмент для построения отношений меж ними.

Как обычно, Королева довольно спокойно рассказывала про меч и дело не в том, что она не осознавала его важность. Просто она была достаточно могущественной, чтобы пошутить над этими традициями.

— Ладно, лекция о Куртане окончена. Теперь ты понимаешь больше о её роли в истории Англии?

— Так причина, по которой Букингемскому Дворцу не нужна охрана…? — робко спросил Камидзё и королева с готовностью ответила.

— Ты знаешь человека способного убить предводителя ангелов? Я, во всяком случае, с такими не встречалась.

Камидзё не полностью въехал, но из того что понял, эта штука использовалась в каком-то чумовом обряде и ему лучше не стоит прикасаться к ней своей правой рукой. Ему стоило быть максимально осторожным, ведь он знал, что ничего хорошего не произойдет, если что-то случится с мечом, являющимся национальным достоянием.

Королева увидела, как Камидзё попятился от него и беззаботно улыбнулась.

— Даже если ты как-то повредишь его или даже уничтожишь, никто не будет тебя винить. В конце концов, это Вторая Куртана.

— Ну, название мне ничего не говорит.

— То и значит, что она вторая. Однажды Изначальная Куртана исчезла и чтобы не возникло никаких проблем на церемонии, по-быстрому создали Вторую Куртану. Так что даже если эта сломается можно сделать новую. Не особо переживай по поводу этого.

— Серьёзно…? — скептически отнёсся к этому Камидзё.

— Это не совсем так. Это правда, что Вторая Куртана это копия, созданная Королевской Семьёй, но метод этого утерян. Мы не сможем так легко создать третью или четвёртую, — раздался голос из дверного проёма.

Там стояла прекрасная девушка, возрастом около тридцати, одетая в платье, по роскоши не уступавшее тому в которое была одета королева. Большей частью оно было синим, но юбка была не такой широкой. Одежда её была роскошной, но не безвкусной. В левом глазу у неё был монокль, придававшей ей умный, или скорее хладнокровный вид. Чёрные волосы её неестественно блестели, будто были окрашены и ниспадали до плеч.

Она создавала собой изящное впечатление.

— (…Это первая принцесса Римеа,) — прошептала Канзаки.

Лидер Рыцарей, казалось, был потрясён тем, что принцесса прибыла без сопровождения помощника или даже служанки.

— Если бы вы попросили, то один из моих людей…нет, я сам бы отправился сопроводить вас.

— О, нет, нет. Я не хочу, чтобы меня кто-то сопровождал. Это лишь увеличивает риск того что меня ударят в спину. Я не доверяю тому, кто меня знает.

— …

Выглядело это так, будто Лидер Рыцарей будет расстроен, но вместо этого он лишь раздражённо вздохнул. Судя по всему, это было совершенно обычное поведение Принцессы Римеи.

— Ты мрачна как никогда, сестра.

Теперь в комнату вошла женщина в сопровождении двух рыцарей, одетая в красное платье, на вид ей было за двадцать. В отличие от двух других нарядов, этот был выполнен из яркой красной кожи, поэтому он напоминал о чём-то связанным с бандажом.

И в отличие от Римеи, она выглядела очень вызывающе.

Её юбка не висела и судя по всему поддерживалось каким-то проволочным каркасом. После того как она прошла через дверь, юбка, издав странный звук, расширилась до невероятного размера будто зонтик.

— Чего ты такая угнетённая, а, сестра? Если ты и правда никому доверять не можешь, то просто сдохни, реши проблему радикально.

(Сестра?) — смутился Камидзё, и женщина в красном взглянула на него.

— Я Вторая Принцесса Карисса. Ты нашу историю-то учил, мальчик?

Камидзё был потрясён статусом кого-то, чьё имя попало в учебники по истории, лишь только родившись. С другой стороны, судя по всему, Камидзё не особо заинтересовал Кариссу.

— О и ты тут, Виллиан.

Женщина в зелёном платье, появившаяся в углу комнаты вздрогнула от этого внезапного приветствия. Её длинные светлые локоны, белая кожа и платье с широкой юбкой делали из неё просто стереотипную принцессу, которую можно было увидеть на иллюстрации какой-нибудь книги. Но судя по всему, она не хотела выделяться. Втягивая голову в плечи и сжимая обеими ручками платье, девушка к которой обратились, назвав Виллиан, тихо поклонилась и спешно отошла в сторону.

— Она моя младшая сестра – Третья Принцесса. Скучная, не так ли? — хладнокровно сказала Карисса. Ее обидные слова, на которые непросто было ответить, явно достигли ушей Виллиан, но та лишь сжалась ещё сильнее.

Видя, что все три принцессы уже пришли в зал, Королева Элизард сказала:

— Что ж, кажется, все в сборе.

Должно быть, эти слова означали о том, что собрание по выработке стратегии, называвшееся почему-то аудиенцией, началось. Скорее всего, сейчас сюда зайдёт множество солдат и магов. Судя по тому, сколько было приготовлено в этом зале мест, на нём должно было присутствовать не менее сотни человек.

(…Я чувствую себя здесь не в своей тарелке.)

Пока Камидзё глубоко в душе с горечью посмеивался над собой, Королева продолжала.

— Раз так, давайте пойдём отсюда.

— …

Камидзё глянул на Индекс, но той всё было до лампочки. Затем он посмотрел на Канзаки, на что та лишь раздражённо вздохнула. Лидер Рыцарей с грустным видом отвёл взгляд в сторону, когда Камидзё вопрошающе поглядел на него.

Вдобавок ко всему, Элизард с улыбкой на лице сказала:

— На большом совещании, где всё сказанное записывается, много кто не может сказать то, что хочет. Учитывая сложившуюся ситуацию, нам дорога каждая секунда, поэтому терять время на споры – непозволительная роскошь. Подчас, куда эффективней принимать решения, ограничиваясь малым числом людей.

— …В случае Вашего Величества, я боюсь этих “подчасов” слишком уж много, — пробормотал Лидер Рыцарей.

Ошеломлённый Камидзё решил ещё раз осмотреть конференц-зал.

— Но…мм…так правда можно? Пусть нас будет немного, но что насчёт остальных, это их не обидит?

— О, это мы обыграем довольно просто. Мы просто скажем им, что мы их милости просим к нам, но если у нас что-то пойдёт не так, то вся ответственность будет на них.

— …О-ой.

— Все они любят вести себя как специалисты, обожая давать советы, но лишь немногие из них могут взять на себя ответственность в случае провала. И заседать с такими людьми может быть довольно проблематично иной раз, особенно тогда, когда мы тут пытаемся вести вперёд целую нацию.

Вторая Принцесса Карисса кивнула, слушая речь Королевы.

— Пока тут есть представители Королевской Семьи, Рыцарей и Англиканской Церкви, у меня нет возражений. Мне не нравится, что тут нет главы церкви, той, кто вызвала сюда Librorum Prohibitorum, но так как её заменяет Святая, я думаю, что всё в порядке.

— Я-я очень извиняюсь. Но, кажется, наш Архиепископ будет, как и всегда, действовать из тени, — опустив голову, сказала Канзаки.

Камидзё призадумался.

У Рыцарей был Лидер Рыцарей, Англикане здесь были представлены Канзаки Каори, а Королевская семья тут была в составе Королевы и трёх Принцесс. Был дисбаланс среди приглашённых сторон.

— Хи хи хи. К лучшему или худшему, эта страна всё же королевство. …Это земли короля, или в данном случае, королевы, — сказала Первая Принцесса Римеа глядя в лицо Камидзё.

По всей видимости, Королевская Семья имела большее влияние, когда шло обсуждение чего-либо на национальном уровне. Пока Камидзё это обдумывал, Третья Принцесса безмолвно опустила голову, будто за что-то извиняясь.

В то же время, Карисса указала на Камидзё, сказав:

— Кстати говоря, с представителями трёх фракций всё понятно, а этот мальчишка тут что делает? Если он будет на совещании, я хотела бы знать, в каком статусе он тут присутствует.

Прозвучало это так, будто она предпочла, чтобы его выставили за дверь, если он был тут не обязателен, но Королева лишь улыбнулась.

— Он – храбрый юноша, спасший жизни наших сограждан и защищавший наши национальные интересы, безвозмездно обезвредивший французских террористов, пытавшихся захватить самолёт. В знак признания его подвигов и опыта, я готова выслушать его мнение.

— Хмм. Ясно. Вот значит как, — Карисса почему-то улыбнулась и склонилась к Камидзё. — Так ты смел, тогда я не против. Это великолепное качество.

Камидзё хотел попятиться, но Королева Элизард поставила крест на бесполезных разговорах.

— Итак, давайте начнём совещание. Если мы продолжим терять время, то непонятно, зачем сюда убегали.

Часть 5

Королева, Камидзё и остальные поднялись по лестнице с первого этажа на третий, прошлись по длинному коридору и пришли в простенькую приёмную. Когда они уселись поудобней на диванах, мимо них прошла служанка, всем своим видом показывавшая, что не ожидала их всех здесь увидеть.

Камидзё быстро осмотрелся, с кем же он здесь восседает.

Английская Королева, три принцессы, глава рыцарей, все они будто сошли со страниц какой-то книги. Даже если взять тех людей тут, которых он знал, Индекс и Канзаки. Первая была Index Librorum Prohibitorum хранящая в памяти 103 000 гримуаров, а вторая была одной из менее чем двадцати Святых. Эта группа людей на секунду заставила его усомниться, действительно ли он сейчас в 21-ом веке.

(Интересно, могу ли я себя в принципе чувствовать ещё более неуместно чем сейчас…?)

Камидзё чувствовал себя очень неуютно, поэтому он встал с дивана и на автомате достал из кармана телефон. Он думал просто посмотреть, сколько сейчас время, но вдруг вспомнил, что на нём есть камера.

— (…Хмм. Здесь королева и принцессы, это так и подначивает меня сделать фотку с ними, но пользоваться телефоном в таком изысканном дворце мне кажется прото-напросто неправильным.)

Пробормотав это, он уже было начал закрывать телефон.

Но тут он понял, что теперь Карисса была к нему куда ближе, чем когда они разговаривали, тогда она просто смотрела на него, а сейчас они стояли плечом к плечу так близко, что буквально касались ими. Она склонила свою голову к Камидзё, глядя в экран его мобильника. Это напоминало то, как заглядывает в журнал попутчик.

Он не читал электронную почту или что-то ещё, но всё же пытался спрятать от неё экран телефона.

— …На экране защитная плёнка, вы не сможете ничего увидеть глядя в экран вот так.

— Дурак. Принцесса не будет заниматься подобным. Я думала, ты хочешь сфотографироваться.

Не опуская телефона, Камидзё в недоумении повернул голову. Он увидел, что Карисса наклонилась, чтобы быть прямо перед камерой и чуть приподняла подбородок, придав своему лицу нежнейшее выражение, которое он до сих пор видел.

Камидзё чуть отодвинулся.

— …Эй, вы практиковались в этом для фото?

— О чём ты? Это основы. В отличие от фото на публике, ты можешь переснимать столько, сколько потребуется, и а я в итоге выберу самую лучшую из всех. Думаю, это будет честно, так как у нас тут нет специального освещения или всяких приблуд, используемых при фотографировании еды.— опровергла Карисса, лицо которой снова приняло фотогеничное выражение.

У него появилось чувство что она поторапливает его чтобы он сделал фотографию и, судя по тому что она так охотно ему подыгрывает она ничуть не раздражена тем фактом что на неё направлена камера. Такое ощущение, что Карисса навечно бы осталась сидеть с таким выражением лица, если бы он сейчас её не сфотографировал, поэтому он перевёл телефон в режим съёмки и вытянул руку.

— Но, мм…вы правда не против? Я ведь не делаю что-то невежественное, пытаясь сделать фото принцессы?

— Правда, что большинство не используют камеры своих мобильников, но желание оставить на память о себе изображение своего милого личика – что-то вроде условного рефлекса. …И чтобы ты знал, это не только моя вредная привычка. Смотри, моя сестра заметила камеру и направляется сюда.

— Ва!?

В следующее мгновение, Первая Принцесса Римеа уже стояла по другую сторону от него и заговорила, глядя в экран мобильного телефона:

— …Вот так так. Моя младшая сестра полностью в кадре, а я не влезла. Я не могу с таким мириться. Так, посмотрим…вот так, нет, скорее вот так вот. Если я буду чуть ближе…и вот как-то так…

Уместить трёх человек на маленьком экране было непростой задачей, но Римеа с силой прижалась к Камидзё и всё-таки втиснусь в рамку. Это привело к тому, что различные мягкие части её тела прижались к его руке.

— (…Гвах!? Что? А наши отношения не слишком быстро развиваются!?)

— (..Хм? Не обращай на это внимания, но мы не должны подавать вида, потому что Лидер Рыцарей может быть себе на уме и схватиться за меч, если заметит.)

— …!!!???

На лице Камидзё воцарилась чрезвычайно натянутая улыбка.

— …

За ним теперь стояла третья фигура, тихо появившаяся, так что он даже не смог заметить. Третья Принцесса Виллиан тихонько пыталась влезть в кадр.

(Секундочку. В отличие от этих двоих, я принял её за настоящую элегантную принцессу!)

— О. Как я и думала, когда дело доходит до фото, ты даже можешь взять на себя инициативу.

— …Я…на самом деле не… — пробормотала она в ответ на слова сестры, но не изменила выражения лица, которое обычно делают, фотографируясь на документы.

Камидзё начал задаваться вопросом, что же именно происходит в Британской Королевской Семье и решил уже, в конце концов, сделать фото и поставить на этом крест.

Но был человек, который его остановил. Это была Королева Элизард.

— …Серьёзно, куда вы думаете пришли?

Королева крутанула Второй Куртаной, уперев её тупым кончиком в пол и раздражённо вздохнула. Видя это, Лидер Рыцарей (который не заметил, как Первая Принцесса прижалась своей грудью к руке Камидзё) и Канзаки Каори, кивнули в знак согласия, будто они говорили: “Правильно, всё так”.

Но Элизард продолжала.

— Это Соединённое Королевство, нация Королевы. Почему вы делаете фото без ключевой фигуры!?

— Аааа, идиотка! Не выставляй напоказ свою страсть к празднествам перед иностранцем! Мы тут стратегию вырабатывать пытаемся!

Королева со всех ног кинулась к Камидзё и принцессам, а Лидер Рыцарей, схватившись за голову, начал рвать на себе волосы, но в какой-то момент смог совладать с собой и со всей силы вцепился в неё. Видя как эти двое завалились на пол, Камидзё побледнел, но Карисса потянула его за локоть, как бы говоря, не обращать внимания на дураков и просто сделать снимок.

Тихий электронный звук возвестил о том, что фотография была сделана, услышав его, Элизард подняла от пола взгляд с выражением отчаянья на лице.

— Ах! Ты сделал её! Ты сделал её без меня! Можно переснять! Давай сделаем ещё одну вместе со мной!? — Крича, Королева размахивала Куртаной, но три принцессы уже ушли и села на свои места, всем видом показывая, что сделали то, что собирались.

Элизард лежала на полу обуреваемая различными эмоциями, видимо, наконец вспомнила, зачем они здесь собрались. Она поднялась на дрожащих ногах.

— М-мы собрались тут, чтобы обсудить Францию.

Камидзё предположил, что она принимает его в учёт и другие знают японский, потому что именно о нём она сейчас разговаривала.

— А что с Францией? — спросила Римеа, перед которой лежали несколько журналов, открытых на страницах с гороскопами и подобным содержимым.

— Да, думаю мне надо всё объяснить. Проблема появилась пять дней назад после взрыва Евротоннеля, — сказала Королева, кивнув в ответ на слова дочери. — Это единственный сухопутный маршрут между Англией и Францией, состоявший из трёх тоннелей, которые все были уничтожены. У меня есть подозрение, что это было сделано с подачи французского правительства.

— …У тебя есть какие-то доказательства? — задала вопрос Карисса.

Однако она сказала это не потому что сомневалась в словах матери. На лице её был угрожающий взгляд, в котором читалось, что она хочет развязать войну и физически устранить данную проблему.

Королева покачала головой.

— Именно поэтому мы вызвали Index Librorum Prohibitorum. Если было использовано Римско-Католическое заклинание французского типа, она сможет проанализировать это, используя свои 103 000 гримуаров.

Индекс всё ещё мысленно была не здесь, когда Элизард стала говорить о ней.

Королева слегка постукивала указательным пальцем по виску.

— Мы можем действовать, пока собираем улики. Может это не моё дело, но во Франции существует сложная практика вынесения решений. Там есть определённая группа людей, которые ненавидят вмешательство Римско-Католической Церкви в дела Франции в одностороннем порядке. Если мы сможем связаться с людьми, которые хотят разрешить данный инцидент мирным путём, то возможно решить всё обычными переговорами. …Конечно же, это план английских мечтателей и на деле не более чем пустая надежда, имеющая минимальные шансы на воплощение в жизнь.

— Если это касается Франции… — робко сказал Камидзё. Он не был уверен, должен ли он вообще открывать рот на этом важном совещании. — Тогда связано ли это с сегодняшним захватом самолёта? Я уверен те люди были французами.

— Не похоже на то, — ответила Элизард, глядя на Камидзё. — По крайней мере, не думаю, что в это было вовлечено правительство. Однако, я не могу отрицать того что они знали об этом и ничего не предприняли для предотвращения теракта, — Королева вздохнула. — Согласно данным полиции они получили помощь в обмен на информацию о том, как захватить самолёт без применения огнестрельного оружия. Тем не менее, мы не имеем понятия, существуют ли эти террористически организации на самом деле. Французское правительство теперь обращается к нам за экстрадицией преступников, потому что они хотят сами их наказать. И это, безусловно, кажется подозрительным.

Она говорила об этом с определённой долей настороженности, но в тот же момент не позволяла той полностью себя захватить. Она была не из тех людей, которые полностью концентрируется на проблемы, когда нет нужного количества информации для её решения.

— Скай Бас 365 – основная модель самолёта, используемая в воздушных перевозках Соединённого Королевства и уязвимость из-за которой их можно захватить делает их непригодными для использования. И остальные модели самолётов проверяются для того чтобы убедиться в их безопасности. В обычной ситуации с этим можно было бы мириться, но теперь, когда единственный сухопутный маршрут перерезан, это ужасная потеря.

— Если они лишат нас и морского пути, то мы будем полностью изолированы, — сказала скучающим голосом Принцесса Римеа, почему-то читавшая в журналах предсказания будущего.

Она разглядывала обычные гороскопы, гороскопы по группе крови, таро, и кигаку (в последнем из которых были канджи, которые Камидзё даже не знал, как читать)

— Например, что если они используют самолёты чтобы засыпать минами все окружающие Соединённое Королевство моря.

— …Твои мысли так же коварны, как и всегда, — подначивая её, пробормотала Карисса.

Либо Римеа восприняла это как комплимент, то ли одно из предсказаний в журнале было хорошим, но она улыбнулась, прежде чем продолжить.

— Но даже если мы разберёмся с Францией, неизвестно решит ли это нашу проблему. Мы ищем заклинание Римско-Католической Церкви. На этот раз атака была нанесена Францией, но “они” совершенно точно стоят за этим. Будет лучше, не думать об этом как о конфликте Англии и Франции, а как о противостоянии между Англией с Академгородом против Рима и России. Мы не можем быть удовлетворены тем, что уничтожим авангард. Если мы потратим на это все наши силы, наши дни будут сочтены.

Судя по всему, Лидер Рыцарей разделял её точку зрения.

— Теперь, когда Римско-Католическая и Русская Православная Церкви объединились, большинство стран Евросоюза и даже те, что туда не входят, поддерживаются альянсом Рима и России. В данный момент, Соединённое Королевство само за себя. Так что есть все шансы, что Франция окажется в этом самом авангарде не одна.

— И это не единственная проблема, — сказала Элизард, и внимание всех в комнате сконцентрировалось на ней. — В суматохе с угоном, кое-что привлекло моё внимание.

— Что-то привлекло ваше внимание…? — на автомате пробормотал Камидзё.

Королева в ответ кивнула.

— Инцидент был разрешён с привлечением Нессесариуса Англиканской Церкви. Они использовали заклинание иллюзии, чтобы воздействовать на датчик топлива. Если бы всё прошло хорошо, то показания его начали бы стремительно падать, будто началась утечка, что принудило бы пилотов совершить экстренную посадку на шоссе. Рыцари бы поджидали его на месте предполагаемой посадки и использовали бы Робин Гуд чтобы уничтожить террористов, прострелив им фюзеляж.

— Но…разве это произошло?

Камидзё старался изо всех сил, будучи на его борту и не помнил, чтобы такое происходило.

— А этого и не происходило. Потому что всё окончилось неудачей, из-за того что иллюзию кто-то развеял дистанционно, — ответила Элизард.

Она забрала у Лидера Рыцарей какие-то документы и легонько кинула их перед собой на стол. Куча докладов развернулась, будто лопасти вентилятора и остановилась прямо перед Индекс.

— Инцидент всё ещё расследуются, но что тебе подсказывают твои 103 000 гримуаров?

Индекс на какое-то мгновение поглядела на кипу бумаги.

Библиотека гримуаров Index Librorum Prohibitorum не выказала и тени волнения.

— Это было Скандинавское заклинание, — без колебаний ответила Индекс. — Магия Сейд в основном используется скандинавскими девушками-магами. В ней используется определённый тип песни заставляющий видеть иллюзию, но ко всему прочему, может быть использован для снятия этой самой иллюзии. Это работает как с иллюзиями, которые обманывают чувств, так и с теми, которые заставляют иллюзию материализоваться.

— Понятно, — кивнула Элизард.

Римеа, судя по всему, разделалась со страницами с предсказаниями и теперь читала об эффективных видах массажа.

— Если кто-то вмешался, то он, ну я полагаю это она, должна быть магом, – прокомментировала она.

Карисса нахмурилась.

— Но разве в отчётах не говорилось, что у группы угнавшей самолёт, таких специалистов не было?

— Проблема в том, что вмешательство шло из Шотландии, — с горечью ответила Королева.

Лицо Кариссы искривилось.

— Так враги не только внешние.

— В зависимости от того, французский маг проник в страну, или нас предал британский маг, наши действия по отношению к нему будут различными, ты согласна? — с улыбкой сказала Римеа, бросив в сторону журнал и потянувшись к следующему.

Но Элизард покачала головой.

— Нет. Этот маг лишь однажды вмешался в действие нашей иллюзии. Если бы он и или она, правда хотел чтобы террористическая атака удалась, он бы довёл дело до конца. Маг просто-напросто мог сбить самолёт с земли, если бы захват не удался.

От этих соображений по спине Камидзё пробежался холодок.

— Просто подумайте об этом, если маг был достаточно искусен, чтобы вмешаться в действие нашей иллюзии с большого расстояния, очень вероятно, что она может использовать эти навыки и для нападения. И в то же время, маг ничего больше не сделал. Это приводит нас к заключению, что она не пыталась помочь террористам.

— Какая ещё причина вмешаться в это магу, кроме как ни помочь? — задала вопрос Карисса.

— Согласно нашему плану, заменой взлётно-посадочной полосой для экстренной посадки должен был стать отрезок шоссе. Если бы мага не интересовала судьба самолёта, значит, ему нужно было не дать нам перекрыть дорогу.

— …Так у этого мага была цель, ради которой в этот момент он находился в той области? — сказал себе под нос Камидзё.

Элизард вздохнула.

— Если этот маг вмешался в иллюзию, преследуя свои собственные цели, зная что её наслал Нессесариус, она, скорее всего очень глупа. Однако такое ощущение что она желала стать врагом целой страны чтобы достичь поставленной цели. Конечно же, это будет означать, что её цель действительно что-то опасное.

— Просто конфликта между Англией и Францией было достаточно, чтобы у меня разболелась голова, а теперь вы заявляете, что у нас в стране действует независимый террорист?

Королева кивнула, услышав вопрос Лидера Рыцарей.

Теперь у них было две серьёзные проблемы. В данный момент на Англию совершалось нападение извне и изнутри.

— Шоссе, о котором мы говорим, соединяет Англию и Шотландию, и учитывая откуда шло вмешательство, это наталкивает на мысль, что этот опасный маг двигается на юг из Шотландии.

— На всякий случай скажу, что церковь копает по поводу магических групп базирующихся Шотландии, — сказала Канзаки. Однако, в стране немало таких магических организаций, как больших, так и малых, которые увидят в грядущем хаосе открывающиеся для себя возможности. Я не могу гарантировать, что мы сможем быстро определить, чья это дель.

— Всё в порядке. Делайте всё, что в ваших силах, — ответила Элизард.

И тут Третья Принцесса Виллиан впервые заговорила, обращаясь ещё более робко, чем такая белая ворона как Камидзё. Взгляд её был упёрт в пол, она сложила руки у груди и перебирала пальцами.

— Франция, Римско-Католическая Церковь и террористы, предпринимают это всё, потому что хотят послать нам какое-то сообщение. Может, мы выслушаем их и решим всё невоенным путём?

— Конечно же, нет, — сказала Вторая Принцесса Карисса. — Я признаю, что переговоры вещь важная, но говорить когда в этом нет нужды – лишь трата времени. И даже если они сядут за стол переговоров, нам всё ещё надо будет отплатить им за то, что они сотворили.

Римеа кивнула в знак согласия, читая статью о методах ухода за лицом.

— Я предпочитаю не такие агрессивные методы как Карисса, но должна согласиться с тем, что мы должны как можно быстрее разрешить сложившуюся ситуацию. О, не волнуйся. Есть способ свести недоброжелательность меж двумя странами до минимума.

— …

Такое ощущение, Виллиан что-то хотела сказать в ответ, но всё же решила промолчать.

Видя это, Королева снова приняла участие в разговоре.

— Во всяком случае, мы должны сделать две вещи. Первое, нам надо расследовать причину взрыва, чтобы разобраться с нашим внешним врагом – Францией. Второе, мы должны выяснить, к какой группировке относится наш внутренний враг, узнать, к какой цели он или она стремится и при надобности устранить угрозу.

— И какой враг в приоритете? — спросила Карисса. — Мне кажется первый поважнее. Военная дипломатия требует мобилизации наших вооружённых сил, чем я хотела бы заняться.

— Нет, — покачала головой Элизард. — Это решение, в котором на одной чаше весов расследование уже произошедшего инцидента, а на другой то, что может произойти в будущем. Мы должны сосредоточиться на этой магической группировке, действующей на нашей территории.

— Тц, — цокнула языком Карисса, даже не пытаясь скрыть своего раздражения, но дальше спорить не стала. Королева тем временем, продолжала.

— Давайте как всегда. Поскольку речь идёт о внешнем враге, расследование того что произошло в Евротоннеле будут вести Рыцари, а эта магическая группировка поручается Англиканской Церкви. Тем не менее, Index Librorum Prohibitorum не будет работать вместе с церковью, её помощь понадобится нам в расследовании взрыва.

Королева озвучила направления, в которых каждый будет работать.

Не было никакой величавости, попытки поставить одну организацию выше другой или ненужных “витиеватостей” которые так любят добавлять власть имущие. Она лишь дала практические инструкции о том, кто и что должен делать.

Так управляли настоящие командиры.

— Сообщите своим фракциям то, на чём мы с вами тут сошлись, давайте решим эти вопросы как можно быстрее. В конце концов, не существует такого правила, говорящего о том, что в один момент может появиться лишь одна проблема.

Часть 6

Канзаки Каори стояла прижав к уху телефон с брелоком, на первый взгляд могло показаться, что она по нему разговаривает, но тот не передавал и не получал сигнала. На самом деле “голос” вибрациями создавала резиновая игрушка, весящая на ремешке.

— Да, да. Верно. Мы работаем в направлении магических группировок из Шотналдии, используя Эдинбург как отправную точку, но главная организационная структура здесь – резервный отряд магической группы.

Она разговаривала с Агнез Санктис.

Эта девушка в прошлом возглавляла подразделение Римско-Католической Церкви, но теперь вместе со своим отрядом перешли под крыло Англиканской Церкви. Они использовали главное своё оружие – численность, чтобы выследить группу предотвратившую посадку самолёта на шоссе.

Канзаки посмотрела на слушавших её Камидзё с Индекс и сказала.

— Резервные отряды магических групп – это же не сработанные организации, как магический группы, так? Разве это не клуб из новичков, которые всего лишь интересуются магией?

— Да, там обычно собирается 3-5 человек. Мы даже нашли одну состоящую из сотни членов, но это была не более чем группа где занимались гаданиями. Большинство этих групп увлекаются медитацией и ментально упражняются, прежде чем самим по себе исчезнуть, не оказав никакого влияния на другие группы или на общество в целом.

— …И подобные фрукты пытаются сделать себя врагами целой страны?

— Особенностью этих отрядов является то, что действительно сильные группы смешиваются с кучей никчёмности. Я бы сказала, что данный инцидент устроили как раз эти самородки.

— Так у тебя уже есть догадки кто это мог быть?

— Подробности будут позже, но есть кое-какие факты, указывающие на то, что какое-то время они что-то в тайне делали. Похоже, они много чего спланировали заранее, но не было подходящего “шанса” чтобы это провернуть. Эта информация попала к нам в руки от торговцев необычными товарами и докладов о подозрительных активностях, — в привычной манере ответила Агнез. — Мы берём числом. Бросив на это столько людей и используя влияние Англиканской Церкви, совсем не сложно получить такие крупицы информации.

Голос Агнез звучал так, будто она читала по написанному.

— Их группа называется “Новый Свет”. Их структура обычна для подобных организаций, но их изощрённость выделяет их на фоне остальных. Группа насчитывает четыре члена. Чуть позже я отправлю вам документы, содержащие их имена и фотографии.

— Что по поводу их базы?

— Мы отправились туда, но было уже слишком поздно, — с горечью в голосе ответила Агнез. — Меж тем, там всё было идеально обустроено для создания духовных предметов. А так же мы почуяли там запах Скандинавской магии. Так же мы нашли подробную карту какого-то города. И это не просто карта, где обозначены улицы и дома, тут отмечено расположение сотен тысяч камер безопасности.

— Сотен тысяч камер…? Ты ведь не хочешь сказать что…

— Да, — после короткой паузы ответила Агнез. — Это Лондон. Судя по всему их цель где-то там.

Канзаки закусила губу.

Теперь Агнез задавала вопросы.

— На шоссе ведь есть разветвления? Может, вы рассчитаете им возможный маршрут отсюда до Лондона и перехватите их в определённой точке?

— …Я это сделаю, но это не решение. Они используют Скандинавскую магию, поэтому они могут применить духовный предмет, скрывающий их присутствие или существование. Или они вообще могут пробиться силой через наш заслон.

— Не будь такой нерешительной. Если вы просто-напросто перекроете все дороги…

— Если бы могли, мы бы так и сделали. Но учитывая ограничение поставок из-за пределов страны, перекрытие наших транспортных артерий будет равно тому, что мы начнём душить себя сами. Поэтому всё, что мы можем сделать – устроить засаду в предполагаемом месте их появления.

— Но тогда…

— Мы сделаем всё возможное, чтобы остановить их за пределами города, но вероятно, нам придётся предпринять меры и в Лондоне, — Камидзё перехватил телефон. — Какая у них цель? Ты знаешь, что они собираются сделать в столице?

— У нас есть зацепка относительно их “тайных действий” о которых я чуть ранее упоминала, — понизила голос Агнесс. — У меня нет конкретных доказательств, но я думаю, что члены Нового Света что-то выкопали здесь, в Шотландии. …Ну, у нас нету каких-либо документов, на которых бы был отражён их план или чего-то подобного, это лишь заключение сделанное на основе того какое оборудование они покупали.

— Что-то выкопали…?

Канзаки нахмурилась.

— Кажется, они в основном работали там где раньше была крепость, но неизвестно, что именно они пытались найти. Тем не менее, учитывая то количество времени и денег которое они на это потратили, совершенно очевидно, что это важная часть их плана.

Скорее всего, это нечто связанное с магией, например духовный предмет.

И если они пытались его выкопать вместо попыток воссоздать, то это должно быть что-то что невозможно изготовить, используя современные материалы.

— Думаю, лучше всего будет предположить, что они выкопали какой-то духовный предмет и везут его в Лондон, чтобы что-то уничтожить.

— Этому нет никакого подтверждения, но мы нашли коротенькую записку. Она датирована сегодняшним числом и на ней ничего кроме пары слов, — Агнез сделала паузу. — На ней написано: “Сегодня – день, когда мы изменим Англию”.

— Мы не можем утверждать, что именно это значит, но это не звучит так будто у них добрые намерения, — Канзаки снова взяла телефон по-другому. — Агнез, продолжай поиски в штаб-квартире Нового Света. Посмотрим, сможешь ли ты узнать что именно они выкопали в Шотландии и что они планировали делать с этим в Лондоне. Если мы сможем понять какая у них цель, нам будет легче их остановить. Мы приложим все силы, чтобы не пустить их в Лондон, но должны быть готовы к сражению в столице, если до этого дойдёт. Изучите оборудование, используемое ими, возможно, это нам поможет.

— Поняла, — ответила Агнез и завершила разговор.

Канзаки обратилась к Индекс и Камидзё всё это время, непонимающе смотревших на неё.

— Церковь Амакуса и я будем прочёсывать Лондон.

— Ты собираешься сражаться с этими магами?

— Да. А ты…вернее Индекс отправляется на место теракта в Евротоннеле. Присоединиться к остальной группе вы сможете в Фолкстоне.

— Фолкстон? Но я думал Евротоннель у Дувра.

— Да, но терминал входа с английской стороны в нескольких километрах от Фолкстона. Пулей туда.

— А? Эммм?

Камидзё замялся, но тут кто-то его прервал.

— Ох, прости, парень. Но, кажется, ты не можешь отправиться с ней в Фолкстон.

Это были слова Второй Принцессы Кариссы.

Она указала на его правую руку.

— Судя по тому, что мне докладывали, эта штука может уничтожить все виды магии. Поэтому лучше тебе не быть рядом с тоннелем охраняемым магией. Кроме того, это может повлиять на результаты анализа.

— Но Англиканская Церковь и Академгород признают его опекуном Индекс.

— Я понимаю это, но это отразится на отношениях Англии и Франции. Не говоря уже о том, что мы понятия не имеем, как эта его права рука работает. Вы не можете знать, повлияет ли его присутствие там на ход расследования или нет.

— Тогда… — нерешительно сказала Канзаки.

— Index Librorum Prohibitorum, мои сёстры и я направляемся к терминалу Евротоннеля в Фолкстоне. В качестве охраны возьмём отряд рыцарей. Он будет под прямым началом Лидера Рыцарей. Ни у кого возражений ведь не будет? — с пренебрежением ответила Карисса.

— Если ты хочешь предоставить охрану от церкви, ты можешь пойти с нами. Но я сомневаюсь, что у вас есть лишние руки. Я не буду тебе мешать.

— Ну да, но…

Учитывая её позицию, Канзаки не могла жаловаться.

В подобной ситуации, постороннее лицо как Камидзё мог говорить куда легче.

— Вы сказали, что вы отправляетесь с сёстрами, а Королева?

— Похоже, у матери какие-то работы заботы в нашей второй резиденции, Виндзорском Замке. Возможно, она хочет приготовить что-то, что мы сможем использовать против Франции. Вполне возможно, это имеет какое-то отношения к тайным действиям главы церкви.

Канзаки и Нессесариус будут искать магов направляющихся в Лондон.

Три принцессы и Индекс будут заниматься расследованием инцидента в Евротоннеле.

Королева и глава Англиканской Церкви будут делать что-то секретное в Виндзорском Замке.

— …А что мне делать?

— Тома! — вскрикнула Индекс уперев руки в боки, прежде чем Вторая Принцесса успела ответить. — Тебе надо что-то сделать со своей привычкой быть к каждой бочке затычкой! Тебе не обязательно участвовать в каждом происшествии, ты обычный человек, поэтому просто подожди, пока всё не разрешится.

— Но чем вам не угодила моя помощь? Нессесариусу ведь не помешают ещё одни руки, так? Будет намного эффективней, если вы позволите мне помочь.

— Н-нет. Я не отрицаю что нам нужно как можно больше людей, но я не могу подвергать гражданских опасности.

В этот момент вошла Королева Элизард.

— Да, да. Всё так. Привлекать гражданских нет необходимости. Можешь делать всё что хочешь пока ситуация под контролем.

— Видишь, Тома? — кивнула в знак согласия Индекс, но королева не обратила внимания и продолжала.

— Но мы не можем тратить деньги налогоплательщиков на оплату проживания и питания тем, кто ничего взамен не даёт. Счёт мы предоставим вам позже. Ты ведь не против? Если думаете снять какие-нибудь нереально шикарные апартаменты в отеле, это выльется вам в хорошенькую сумму…

— …Пожалуйста, позвольте мне защитить спокойствие Англии, — сказал Камидзё, опустив голову.

Часть 7

Пейзаж за окном хоть сейчас можно было снимать для рекламы молока или масла.

На многие километры вокруг до самого горизонта простирались зелёные холмы. Иногда это однообразие разбавляли одинокие сарайчики или силосные башни. На часах было около одиннадцати вечера, поэтому сейчас коровы уже посапывали в амбарах, а днём наводняли всё это зелёное море.

И лишь одна дорога рассекала надвое эти бесконечные пастбища.

По ней ехала одинокая арендованная небольшая машинка, в которой сидело четыре девушки.

Одна из них, которую из-за её юного возраста было едва можно назвать подростком, была одета в синеватую мини-юбку и не сказать что бы модную олимпийку, застёгнутую на молнию под горло. Она сидела на заднем сиденье, высунувшись в окно.

— Дахх. Надоел уже мне этот запах зелени…

— Лессар, я вижу твою задницу. И этот хвост, — ответил недовольный голос.

Его обладательница – девушка, которой можно было дать на вид около восемнадцати лет и сидевшая рядом с ней. У неё были серебряного цвета волосы, одета она была в то же самое, но олимпийку заменяла рубашка-поло с длинными рукавами и несколькими пуговицами на вороте, которые она не застегнула, что чуть оголяло грудь, и голубые леггинсы до лодыжек.

Она шлёпнула по хвосту, мотавшемуся перед глазами.

— Если ты не уберёшь его от меня, я его оторву.

— Бэйлоп, не будь такой мелочной. Что тебя так разозлило?

Лессар отдала приказ хвосту, всё ещё выглядывая наружу. Угомонив его, она не сложила его куда-то или просто оставила висеть, он начал обвиваться вокруг её бедра.

Вероятно, пытаясь его спрятать, Лессар приподняла свою попку, начав тем самым тереться о лицо Бэйлоп своими белыми трусиками.

— Я сказала тебе, убери это от моего лица! Я предупреждала!

— Гваааа!? Зачем ты её так хватаешь!? Бэйлоп, ты всегда так легко выходишь из себя перед делом! Флорис, пожалуйста, скажи ей, чтобы она прекратила!

— А? Я тут вообще-то вести машину пытаюсь.

Блондинка, сжимавшая в руках руль, судя по всему, не горела желанием вмешиваться в их разборки. Ей было около пятнадцати, а одета она была во что-то похожее на прикид тех двоих.

— …Такое ощущение, что независимо, сколько мы проедем, этот пейзаж никогда не закончится. Это прямая дорога и я не могла заблудиться, это ведь та дорога, Лансис?

Вектор беседы изменил направление на шатенку, сидящую в пассажирском сиденье, выполнявшую задачу навигатора.

— Х-хватит…. Щекотно… аха …К-каждый раз, когда я использую магию…э-это так щекотно. Ехехехехе…

— Чёрт. Тебя всегда вот так вот начинает трясти, от создаваемой магической энергии. Всякий раз, когда ты очищаешь свою жизненную силу, превращая в магическую, на тебя нападает щекотка, — Флорис цокнула языком и посмотрела на заднее сиденье с помощью зеркала заднего вида. — Эй, вы, две лесбиянки, выглядящие так будто сошли со страниц эротического романа или чего-то подобного. Вы завершили приготовления Скидбладнира? Раз нам удалось выкопать “это”, нам надо сфокусироваться на контейнере.

— Дура! Если ты будешь давать волю своим рукам, у меня задница будет болеть! …А? Ты про чемоданы? Приготовления всех четырёх завершены.

— Отличная работа, Лессар. Думаю, так уж и быть, скажу, в чём слабость Бйэлоп – её икры.

От возни этих двоих, которые теперь уже поменялись местами, машину чуть тряхнуло. Флорис сняла одну руку с руля и потёрла затёкшие плечи.

— Мои крылья в порядке. …Да и хвост твой, судя по всему, тоже.

Глядя в зеркало заднего вида, она видела, как извивался хвост, торчащий из под мини-юбки Лессар. Он не выглядел как хвост животного, а скорее походил на хвост дьяволёнка.

— Лансис, а твои когти?

— Ахех…Они в полной готовности…А-ах, щекотно…Иии, хиии.

Услышав ответ, донёсшийся с пассажирского сиденья, Флорис снова глянула в зеркало заднего вида.

— Ты ещё не закончила с ножницами? Сделай всё, прежде чем мы прибудем на место. Как можешь видеть, я сейчас рулю, а Лансис дрожит от щекотки, поэтому сможете сделать это лишь вы двое.

— Я сделаю это и даже больше, но только свяжи Бэйлоп! И она никак не реагирует на икры!

— Что за фигня, — пробормотала Флорис, игнорируя Лессар и смотря вперёд на дорогу. — Соберитесь. В конце концов, мы собираемся уничтожить саму основу Соединённого Королевства.

На развилке дороги стоял знак, возвещающий о том, что до Лондона осталось всего тридцать километров.

Часть 8

Камидзё сидел на пассажирском сиденье кабриолета.

Ночной Лондон пах автомобильным выхлопом. Всюду были многовековые исторические здания, но всё это великолепие тонуло в этой вони, портившей всё настроение.

— Никогда б не подумал, что увижу тебя здесь.

— Ох. И для онее-сан это всё было неожиданностью, — хихикая, сказала волшебница, сжимая своими наманикюренными пальчиками руль.

Её звали Ориана Томсон. Это была молодая блондинка с голубыми глазами и очень большой грудью. Однажды, она воспользовалась большим спортивным фестивалем Дайхасейсай, чтобы напасть на Академгород вместе со своей подельницей Лидвией Лоренцетти.

Она обладала поразительными боевыми способностями, что позволило ей одержать верх над Камидзё, Стейлом и Цучимикадо, да не поодиночке, а над всеми разом. Но в итоге её всё же удалось загнать в угол, после чего она была схвачена Англиканской Церковью.

— Ну, онее-сан через многое прошла и заключила сделку, поэтому теперь я работаю на Англию.

— …Но взрыв Евротоннеля был устроен французами, за спиной которой стояла Римская-Католическая Церковь. Я не знаю о той группе магов, которые сейчас действуют в Британии, но они могут быть как-то с этим связаны. Ты уверена, что хочешь противостоять им?

— Просто хочу, чтобы ты знал, онее-сан лишь магический курьер и не клялась в верности какой-либо организации. Я со спокойным сердцем могу работать на кого захочу и сражаться против кого захочу. …Поэтому пока мне платят, я буду работать до седьмого пота. Понял?

Камидзё напрягся, ощутив на себе её дыхание. Судя по всему, школьник никак не мог совладать с этой молодой женщиной.

— П-понятно. Похоже, они рассчитывают, что ты сможешь найти их, используя свои навыки курьера.

— Ну, навыки нужные для побега и для преследования на самом деле разные, но есть кое-что, что ты начинаешь понимать лишь после того как испытаешь это на своей шкуре.

— И куда мы сейчас?

— У нас есть информация о группировке Новый Свет, состоящей из четырёх магов и направляющаяся в Лондон, но судя по всему, засада, которую на них выставили, не сработала. Мы обнаружили следы чего-то подозрительного.

— …Так они уже в Лондоне?

— Ты ведь в курсе, что по всей столице сотни тысяч камер? Это было заснято одной из них в северной его части, — говоря это, Ориана своими изящными пальчиками возилась с экранчиком на котором отображался навигатор и переключила его на какое-то странное видео, которое будто бы было снято с какого-то фонарного столба.

— Это было снято десять минут назад.

Камидзё смотрел видео, выглядевшее так, будто его ускорили.

— …Эй, тут ничего не происходит.

— О, что-то тут, безусловно, есть. Посмотри в угол экрана, тут можно разглядеть тень автомобиля, видишь?

После того как она упомянула это, Камидзё тоже смог приметить тень, но всё же был в непонятках относительно того, почему Ориана дала запись именно с этой камеры, ведь должны же быть хорошие и отчётливые.

— Других нет, — ответила спутница, на незаданный вопрос Камидзё. — Нет кадров того, откуда эта машина приехала. Она целенаправленно проехала там, где у камер были слепые пятна и остановилась здесь. …Сложновато это списать на совпадение.

— Но разве лишь этого достаточно чтобы с уверенностью сказать, что он принадлежал тем магам?

— Верно подмечено, именно поэтому мы и направляемся туда, — ответила Ориана, возвращая на экран навигатор. — Лондонские дороги раскинулись по городу словно паутина, но количество ключевых точек не так велико. Тем более, когда вы пытаетесь использовать места, которые не просматриваются камерами. Маги они или нет, скоро мы их настигнем. Если найдём что-то подозрительное, то сможем проанализировать, всё что от нас требуется, придерживаться такого подхода пока не найдём их.

Звучало это так, будто у них нет ни единого шанса угнаться за злодеями, но другого метода настигнуть их не было. В конце концов, ни Камидзё, ни остальные не знали, зачем Новый Свет прибыл в Лондон.

— …Сможем ли мы найти их?

— О, редко так случается, что ты знаешь всё о том человеке, которого преследуешь.

Часть 9

Одна из членов Нового Света, Бэйлоп, облокотилась на стену около лестницы, ведущей к станции метро. Она не спускала глаз с прямоугольного чемодана, стоявшего у её ног, лишь изредка поднимая взгляд на циферблат часовой башни.

Она использовала духовный предмет, чтобы связаться с остальными.

— Итак. Думаю, время начинать. Лансис будет хранительницей. Если у нас всё получится, нынешняя политическая система Англии будет разрушена до самого её основания. Лондону тоже может достаться. Но у нас нет какой-либо причины разрушать город сильнее, чем требуется.

Одна из членов Нового Света, Лансис, поставила на землю прямоугольный чемодан и села на него. В руке она держала длинную узкую сумку и подрагивала, глядя на ночное небо.

Она использовала духовный предмет, чтобы связаться с остальными.

— …Щ-щекотно… По-поэтёму…фвах! Все стремятся к этому к моменту, когда они вернутся назад. Ахаха. По крайней мере, будет меньше суеты в середине дня. Хуя-хяхях.

Одна из членов Нового Света, Флорис, шла по небольшой улочке, чуть в стороне от основной дороги. Она закинула прямоугольный чемодан за спину тем движением, похожим на то, каким поправляют волосы.

Она использовала духовный предмет, чтобы связаться с остальными.

— Хотела бы я разогнать людей с помощью поля, но враги найдут нас тут же, как только я поставлю его. Но мы могли бы использовать его, чтобы отвлечь их внимание, а оставшиеся окончили бы всё это быстрой атакой.

И…

Одна из членов Нового Света, Лессар, сидела в баре в захудалом районе. Он располагался где-то на окраине Ислингтона в Северном Лондоне и выглядели здесь все так, будто уже приняли на грудь литра по два.

Эта юная девушка явно здесь выделялась, но она сказала мускулистому бармену, что не местная, а поблизости не было ни одного открытого ресторана. Он принёс ей немного жареной рыбы бесплатно и апельсинового сока. Сидя у барной стойки, Лессар запихивала в рот обжигающую его жареную рыбу. На плече у неё висела сумка длиной около метра, а в ногах стоял прямоугольный чемодан.

В голове её раздался голос.

— Нет ничего плохого в желании покушать, но не забудь, ты тоже часть плана. Не облажайся.

— Да не боись, не боись. Но быть ключевой фигурой – очень круто. О, Бэйлоп. А стоит ли нам использовать магию для переговоров в Лондоне? Это же крепость Нулевого Прихода, в конце-то концов.

— Именно потому, что мы прямо под носом Нессесариуса мы можем не волноваться об этом. Уух…Не хочу полагаться на кого-то вроде тебя…

— Ты ведь злишься просто потому что ты голодна, правда ведь? Давай я добавлю запахи. Разве не прекрасен этот запах топлёного сала?

— (…Агх, и почему она самый сильный боец в Новом Свете? Хоо, но мне и правда очень голодно. Может, немного жареной рыбки…)

— Хии хии. А я слышу твои мысли ясно и чёт-…бгях!?

Передача окончилась шквалом помех. Судя по тому, как Лессар схватилась за голову, становилось понятно, как это её беспокоило, но она продолжила свою неравную битву с жареной рыбой.

(Итак. После того как доем её, я буду должна отнести этот чемодан в назначенную точку и ждать указаний. Интересно, Англия и правда изменится? Надеюсь, что да…)

Она начала напевать себе под нос, суча ногами, и случайно засадила носком по чемодану.

(О, упс…Хм?)

Лессар застыла. Застыла не потому что вещь, которую она должна была беречь как зеницу ока пропала, чемодан был прямо тут, у её ног где она и оставила его, но прямо рядом с ним стоял второй точно такой же.

— …

Лессар робко осмотрелась. Прежде сидевший тут клиент ушёл и теперь вместо него рядом с ней сидел крупный чёрный мужчина, попивая пенное пивко. Другой кейс, скорее всего, принадлежал ему.

И так, какой из этих двух тот, который принесла с собой Лессар?

(Гьяяяях! В-вот дерьмо! Вот дерьмо! Вот дерьмо! Вот дерьмо! Вот дерьмо! Вот дерьмо! Вот дерьмо!)

Бэйлоп только-только предупредила неё, но она уже умудрилась вляпаться в неприятности.

Конечно же, она может посмотреть содержимое, в чемодане Лессар лежит духовный предмет под названием Скидбладнир. Но она не могла этого сделать, потому что как только чемодан будет открыт, этот предмет тут же активируется и как только это случится, это тут же сможет засечь Нессесариус.

Как она и думала, её сосед закончил с пивом и засобирался.

— Аххх. Думаю на сегодня достаточно.

— Чего? Это лишь третья.

— Мой врач советует мне ограничивать себя в выпивке.

— Ну, тогда три это уже слишком много.

Болтая с барменом, он начал выкладывать деньги на стойку.

(Плохо. Я не знаю, какой из них мой…)

На мгновение всё внимание Лессар обратилось на сумку, висящую у неё за спиной, но ей удалось в последнюю секунду отделаться от этой мысли. Вытащи она тут оружие, и всё это место окутает паника.

(Аххх!! Ну и в каком? В каком!? В правом!? В левом!? В каком из них Скидбладнир!?)

Пока Лессар силилась решить эту загадку, её сосед неуверенно потянулся к одному из чемоданов.

Небольшая ручка Лессар схватила за массивное запястье мужчины.

— Нн? — тот озадаченно посмотрел на неё.

— Эт-этот мой. А этот ваш.

— Ннн!? Ох, ясно, понятно. Прости, малышка.

С горькой улыбкой на лице, мужчина взял другой чемодан. Смотря на то, как этот пьянчуга поднимается со стула, Лессар с облегчением вздохнула.

(…Успела. Ещё чуть-чуть и Бэйдлоп бы мне задницу разодрала…)

В попытке угадать, Лессар посчитала, что её чемодан выглядел более обшарпанным, и она аккуратно прошлась своими пальчиками по каждому из них.

Она, наконец, расслабилась и опустившись за барную стойку, буквально растеклась по ней. Видя её в таком состоянии, бармен заволновался.

— А? Ты ведь не пила ничего алкогольного?

Но тут Лессар кое-чего увидела, теперь на полу стояло три похожих чемодана.

По щекам покатились капельки пота.

Два других, должно быть, принадлежали другим пьяницам, или кто-то их тут забыл. Но теперь, видя перед собой три одинаковых чемодана, уверенность Лессар как ветром сдуло.

(И какой из них мой? Какой же? Они из-за освещения выглядят по-другому? Может тот, который забрал тот чёрный мужчина? Мне нужно их выстроить в ряд и рассмотреть! Но тот мужик сейчас уйдёт!)

— В-всем оставаться на своих местаааааааааааах!!!!

…Когда Бэйлоп узнала что произошло, у неё ртом пошла пена, и она чуть не упала в обморок.

Часть 10

В тот момент Камидзё и Ориана уже практически добрались до припаркованной машины, но Ориана внезапно поехала в другую сторону. От экрана навигатора донёсся прерываемый помехами мужской голос, должно быть, эта техническая приблуда функционировала ещё как и рация.

— Согласно передаче, одна из них допустила серьёзную ошибку!

— Да ладно!? Это было сообщение от Нессесариус?

— Нет, это от Лондонской Полиции, которую контролирует Королевская Семья. Судя по всему какая-то дура буянит в баре неподалёку!

На дороге стояло несколько полицейских машин работающими мигалками. Вероятно, Ориана получила какое-то разрешение, потому что она проигнорировала ограничение скорости и пронеслась мимо них. Когда она на полном ходу повернула направо, не включая поворотника, что-то странное привлекло внимание Камидзё.

Невысокая девушка, одетая в толстую олимпийку и мини-юбку, по какой-то причине бежала по каменной мостовой, таща три прямоугольных чемодана.

— Умм, какой же, какой же, какой же!? Этот! Чёрт тебя дери. Мне нужно просто нужно посмотреть, сколько они весят!

Камидзё не понимал, что она тараторила по-английски, но судя по выражению её лица и жестикуляции, такое ощущение, что она о чём-то сожалела. Она выкинула два чемодана на обочину и унеслась в ночь, держа третий в руке.

Но кое-что кроме этих странного поведения привлекло его внимание, это был предмет, который она на манер телефона, зажала между плечом и щекой.

Это было копьё.

Если точнее, у него было металлическое древко длинной около полутора метров и, судя по всему, оно было сделано так, что узкую его часть можно было спрятать в более толстую, что делало его складным. На конце его было острие, делавшее его сантиметров на сорок длиннее. Однако венчался он ни одним, а тремя лезвиями и одно было снизу. На нижней части копья было что-то похожее на автомобильный тормоз, вероятно бывшее рычагом, открывавшим и закрывавшим лезвия на конце копья.

— Это ещё что за хрень…?

— Вероятно какой-то духовный предмет. Она вызывает просто взрыв подозрений, поэтому я не побоюсь предположить, что она один из членов Нового Света. Маги не осознают, как странно они выглядят?

— …

Камидзё молча посмотрел на Ориану, но та, видимо, не уловила иронии.

Она убрала одну руку с руля и запустила себе меж грудей, достав оттуда пачку бумажек похожую на дидактические карточки. Она схватила зубами одну из бумажек и оторвала её от металлического кольца движением головы, бросив её затем на тротуар, где сейчас бежала девушка.

— Разгоняющее людей поле.

Судя по всему что-то произошло. Камидзё не совсем понял, но девушка в удивлении вскинула голову.

Карточка, которую Ориана бросила первой, крутанулась в воздухе в тот же момент, как она оторвала вторую, на белой поверхности которой появились символы.

Жёлтыми буквами на ней было написано “Символ Огня”.

Это был ключевой момент магии, используемой Орианой Томсон, курьером, никогда не использовавшим дважды одно и то же заклинание.

Алое пламя взрывом вырвалось из тротуара, разверзнув тьму и заставив дребезжать окна и ставни. Увидев взрыв, Ориана потянула ручник и резко вывернула колёса, делая разворот буквой U и, подъехав к месту взрыва, остановила машину.

Камидзё не на шутку разволновался.

— Э-эй! А ты не переусердствовала!?

— Нет, на самом деле этого недостаточно! — закричала она в ответ и буквально выпрыгнула из машины.

Камидзё был в смущении ровно до того момента, как металлический скрежет не донёсся до него откуда-то сбоку.

У него не было времени повернуть голову, всё что у него было в распоряжении можно было бы назвать мгновением, которое он потратил на то, чтобы посмотреть чуть в бок, чтобы увидеть девушку, прямо перед тем, как скользнуть в сторону. Та была быстра словно пуля, а позади неё виднелся хвост, торчащий из-под юбки, сделанный будто из плоской велосипедной цепи.

Их глаза встретились.

— Без обид, ладно? — сказала она по-английски, ударив в дверь автомобиля своим копьём, целясь точно в живот Камидзё.

— О-охх!?

Камидзё проигнорировал устройство машины, вскочил на сиденье и прыгнул к капоту, ровно в тот момент когда незнакомка, пробив насквозь дверь, зацепила подошвы его кроссовок.

Потрясение от того, что металлическую дверь пробили с такой лёгкостью, настигло его мгновением позже, Камидзё приземлился на капот и тут же спрыгнул на мостовую.

Он услышал подозрительный грохот и крутанулся назад, чтобы увидеть что эта невысокая девушка с корнем вырвала пассажирскую дверь и махнула копьём со всё ещё висящей на нём дверью. Будто контрастируя с этой удивительно жесткой сценой, торчащий из-под мини-юбки хвостик забавно покачивался.

Она замахнулась копьём, дверью, всем, но не пыталась проткнуть, а махнула как топором, целясь, впрочем, не в Камидзё, а в заднюю часть кабриолета, в его топливный бак.

Со скрежетом борт автомобиля проломился, и кончик копья оказался прямо в баке.

С оглушительным звуком автомобиль взлетел на воздух, но не это поразило Камидзё. Пламя должно было кинуться во все стороны, но четыре лезвия на этом копье “схватили” его.

Он понятия не имел, как эта штука работала, но видел лишь как четыре лезвия, словно человеческие пальцы, раскрылись, а затем снова сомкнулись, сковав пламя, которое должно было вырваться во все стороны.

Оно просачивалось меж лезвиями и наконец, приняло странную форму алого куба со сторонами около метра. Копьё теперь походило на вилку, на которую нанизали гигантский кусок морквы.

Вместо того чтобы потухнуть, пламя двигалось в унисон с движениями лезвий.

Девушка махнула вниз копьём, будто это был молот и встретившись взглядом с лежащим на земле Камидзё, улыбнулась.

Он тут же вскинул правую руку в попытке прикрыться, но она чуть изменив траекторию, провела свой удар мимо неё.

— Да быть того не может…

Камидзё замер и лишь глазами мог следить за тем, как опускается охваченное пламенем копьё.

Но тут раздался удар, вызванный заклинанием Орианы, и согнувшееся пополам тело девушки отлетело в сторону на несколько метров. Она всё ещё сжимала в руке копьё, но пламя вырвалось из захвата, словно кусок морковки, улетевший с вилки, которой с силой махнули. Оно полетело по странной траектории и взорвалось, озарив всё вокруг оранжевым светом.

Но даже после этого девушка не упала на землю.

Пытаясь совладать с инерцией, она проскользила на подошвах по мостовой, прикрывшись от атаки Орианы своим чемоданом. С поверхности его клубился дымок, а за ним в ночи сверкнули глаза девушки.

Но тут…

— Ахх!? Я не подумав использовала в качестве щита то что я должна беречь как зеницу ока!

Камидзё не понял ни слова по-английски, но волшебница ударилась в панику. Он отвернулся от не на шутку разволновавшейся девушки, только что пытавшейся его убить и сказал:

— Эй, Ориана. Не особо врубаюсь, но судя по всему этот кейс для неё очень важен. Не хочу её лупить, так что давай лучше сконцентрируемся на этом чемодане.

— Идёт. Если это какой-то духовный предмет, то будет очень интересно, что с ним случится когда ты ударишь его своей правой рукой.

Плечи девушки дёрнулись, когда она услышала это короткое стратегическое совещание.

— Л-ловко же вы вычислили мою слабость за такое короткое время! Но я не могу позволить вам уничтожить эту штуку! И чтобы мою задницу не порвала Бэйлоп, я прибегну к стратегическому отступлению. Оп!

Она качнула своим хвостиком, словно маятником, и прыгнула прямо вверх. Их стычка не привлекла внимания, потому что Ориана в последний момент смогла поставить поле, разгоняющее прохожих. Однако незнакомка, судя по всему, особо по поводу этого не волновалась.

— Что б тебя… Мы будем её преследовать!? — ругнулся Камидзё.

Если она могла так высоко прыгать, то спокойно могла игнорировать улицы и передвигаться по городу как ей заблагорассудится. Угнаться за ней на машине будет не просто и ещё сложнее на своих двоих. В конце концов, автомобиль ограничивают улицы.

— Мы сможем за ней угнаться, — ответила на обеспокоенность Камидзё Ориана. — Даже если она может передвигаться по городу, бегая внутри зданий и по крышам, она всё равно жёстко ограничена. Дома стоят вдоль улиц поэтому если она собирается передвигаться, используя их, она должна придерживаться близко стоящих зданий.

— ?

— Не понял? Если она наткнётся на широкую дорогу, на которой три или четыре полосы в одну сторону, она не сможет допрыгнуть до соседнего здания. Это всё равно что дорога, перерезанная широченной рекой.

— Разве она не сможет выпрыгнуть из здания на дорогу!?

— Если бы она могла, ей не нужен был бы этот хвост. Она использует его, чтобы удерживать равновесие в воздухе. Некоторые обезьяны так же используют хвост, прыгая с ветки на ветку. И так как она изготовила подобный духовный предмет, должно быть, она боится большой высоты!

Это означало, что был предел тому, что может делать эта девушка. Пути её отхода были естественным образом ограничены.

— Мы погонимся за ней?

— Разумеется!

Камидзё и Ориана кивнули друг другу и кинулись вместе во тьму Лондонской ночи.

Часть 11

Примерно в километре от места, где случился этот переполох, находился другой член Нового Света, Бэйлоп, стоявшая у входа в подземку и схватившаяся за голову руками.

(Эта придурошная…!! Как у неё получилось устроить бучу, на которую слетелись не только члены Нулевого Прихода, но даже и полиция!?)

Даже когда она услышала визг по передатчику: “Помогите, помогите!”, мысли Бэйлоп были о том, чтобы самолично прикончить эту девку.

Лестница в зону метро была окружена стенами с трёх сторон. На дворе уже была практически полночь и время последнего поезда, должно быть, уже подходило, потому как куча рабочих и пьянчуг валило вниз по лестнице. Среди всего этого, стояла Бэйлоп, облокотившись на одну из стен, и сосредоточив всё своё внимание на сумке, перекинутой через плечо, и квадратном чемодане, стоявшем у неё в ногах.

(…По крайней мере, один из них должен быть активирован. Всё что я сейчас могу, это стоять и ждать, когда со мной свяжется Лансис. Проблема в том, что мы узнаем координаты лишь в последний момент. То, что в конце концов придётся действовать по обстоятельствам, лишь многократно всё усложняет.)

Она вздохнула и сложив руки наблюдала, как мимо проходят работяги. Среди стереотипных английских охранников, её взгляд выхватил какого-то японца, чьи чёрные волосы ярко выделялись на фоне голов со светлыми волосами. Её внимание естественным образом было привлечено им, и когда она отвлеклась от этого, заметила, что число обладателей подобной шевелюры выросло до восьми или даже девяти, и что все вокруг неё были японцами.

— …!?

Окружённая, Бэйлоп поглядела на висящую через плечо сумку и ровно в этот момент из толпы навстречу ей шагнула девушка.

— Мы из Нессесариуса, Нулевого Прихода Англиканской Церкви. Поняла? — девушка по имени Ицува говорила в манере, делающей похожей её на полицейского. И, несмотря на то, что они ещё стояли среди толпы, у той в руке уже было копьё.

В ответ на это приветствие, понятное лишь просвещённым, лицо Бэйлоп расплылось в улыбке, при том, что она так и стояла, сложив руки.

— …Так вот вы уже где.

— Мы – секта, которая специализируется на смешивании с окружающей средой. Что так же позволяет нам использовать техники, позволяющие найти кого-то, кто этой среде не принадлежит. Хотя, эти навыки изначально использовались для вычисления шпионов сёгуната, смешавшимися с обычными горожанами.

— Тц. Понятно. Так вы заодно с ними. Нулевой Приход гребёт под себя всех кого только может, не так ли?

— Мы сопроводим тебя в Лондонский Тауэр. Кстати, хочешь знать, в чём тебя обвиняют?

— Не, спасибо.

Бэйлоп убрала руки с груди и сунула в карманы, и движением похожим на то, как вставляют в уши наушники, она приложила себе позади ушей какие-то штуки, похожие на слуховые аппараты из каждой из которых торчало что-то напоминающее электронно-лучевые трубки.

— Пока я не использую то, что в этом чемодане… — надев эти уши или можно даже сказать, рога, Бэйлоп просунула носок ботинка в ручку лежащего на земле чемодана. — Попадать в ваши лапы у меня не в планах!

Ударом ноги она отправила его в полёт и схватила его одной рукой. Расценив это как отказ, Ицува не колеблясь, ударила копьём, целясь в правый плечевой сустав Бэйлоп.

Раздался свист рассекаемого воздуха, но на заговорщице не было ни царапины.

Повинуясь воле Бэйлоп, из свисающей через плечо сумки, повинуясь воле хозяйки, выскочило оружие с четырьмя лезвиями на кончике, которое нельзя было назвать ни копьём, ни механической рукой. Оно встретилось с копьём Ицувы и разбросав сноп искр отбило его.

Если бы Камидзё был здесь, он сразу признал бы это оружие, с которым на него набросилась другая волшебница.

— …!?

Одновременно с лязгом от удара, остальные японцы, окружавшие Ицува и Бэйлоп, вытащили свои мечи и топоры. Окружённая зловещим блеском стали, заговорщица всё ещё бесстрашно улыбалась и ещё сильнее сжала в руках своё оружие.

Бэйлоп махнула своим копьём, закручивая тело. Ицува была начеку, но атака не была нацелена ни на кого из членов Амакуса, вместо этого злоумышленница разнесла бетонную стену, на которую всё это время опиралась. Спуск вниз было окружён с трёх сторон стенами, и то, что Бэйлоп словно бисквит разнесла одну из них, говорило только об одном – она собиралась бежать.

С раздражением выдохнув, Ицува тут же нанесла второй удар, однако и этот не достиг цели, потому что Бэйлоп уже нырнула в пробитую дыру к станции метро.

— Ицува!

— Знаю! Татемия-сан и остальные, перекройте входы и выходы, — крикнула своим товарищам Ицува, кинувшись на станцию, но не по лестнице, а спрыгнула сразу на нижний уровень. Приземлившись, она сунула руку в карман и вытащила пистолет. В магазине были лишь холостые, но это не помешало нажать ей на спуск.

На станции раздалось несколько оглушительных выстрелов, услышав которые, пассажиры бросились к выходам, подумав, должно быть, что это террорист или какой-то стрелок. Вскоре, все в панике покинули платформу.

(Татемия-сан и остальные держат под наблюдением выходы. Если волшебница всё ещё не покинула станцию, то нам не нужно будет беспокоиться по поводу гражданских.)

Ицува отбросила теперь уже разряженный пистолет в сторону и вновь подняла копьё. Как маг, она могла установить разгоняющее прохожих поле, но иногда обычный физический метод был куда эффективней в экстренной ситуации. Особенно учитывая то, что Амакуса творили магию, используя повседневные предметы и надо потратить какое-то время, чтобы собрать их все, а так она справилась с этим намного быстрее.

Ицува пробежала по довольно длинному коридору, где стояли автоматы для продажи билетов, перепрыгнула через автоматические турникеты и направилась прямо к платформе. Она прибежала как раз в тот момент, когда Бэйлоп уже собиралась соскочить с пустой платформы. Скорее всего, она собиралась побежать прямо в тоннели, вместо ожидания поезда.

Ицува и Бэйлоп столкнулись взглядами.

— …!!

— …!?

Бэйлоп сделала свой ход первой. Держа в одной руке кейс, она махнула своим похожим на руку копьём. Она собиралась бросить знак, который держала.

Знак пролетел более десяти метров, прежде чем разлетелся на части от семи атак, прямо перед глазами Ицувы.

Но нанесены они были не её копьём, а семью лесками.

— Скандинавский символ сверхъестественной силы, — сказала Ицува, подняв копьё и шагнув вперёд. — Его форма чуть не запутала меня, но это не копьё. Символ подсказывает мне, что это принадлежит богу грома Тору, известного своей отвагой. Но…

— Пожалуйста, не позорься, говоря что это молот грома Мьёльнир. Пока Христианство преподаётся в Северной Европе, молот часто используется в магии в тех культурах где нет креста. Но это не он, — усмехнулась Бэйлоп. — Тор славен Мьёльниром, но однажды он использовал другое оружие. Его он позаимствовал у некой женщины-гиганта. Этот духовный предмет создан на основе анализа этой истории. И это стальная перчатка, которую девушке использовать удобней.

— Оружие для девушки…?

— Прости, но все члены Нового Света хотят оставаться прелестными девушками, а духовный предмет на основе Мьёльнира будет тяжеловат.

Бэйлоп сделала выпад копьём и, использовав рычажок в нижней его части, открыла и закрыла наконечник, словно пальцы.

— Начнём с того что мы не расцениваем Тора лишь как бога грома. Кроме этого, Тор является ещё и богом плодородия, поэтому его удары молний толкуются как часть его способностей, как бога властвующего над природой. И даже так Мьёльнир слишком сильно ассоциируется с тем, что он бог грома, поэтому мы решили приготовить такое оружие, которое используется не только для нападения, а так же отражает его более мягкую сторону как бога плодородия.

Ицува выставила вперёд кончик копья и пыталась оценить дистанцию меж ними.

Бэйлоп тем временем продолжала.

— В качестве временной замены Мьёльниру, Тор позаимствовал пояс увеличивающий силу его рук, булаву, даровавшую ему поразительную мощь и железные перчатки. Назначение этих перчаток неизвестно, но мы считаем, что он использовал их как средство для контроля чрезвычайно мощных духовных предметов. В конце концов, мы пришли к следующему, — сказав это, Бэйлоп крутанула стальную перчатку и воткнула в платформу наконечник. — Не будет ли лучше, чтобы всё это было в одном духовном предмете?

Четыре лезвия погрузились в кафельный пол.

Не вытаскивая её оттуда, Бэйлоп изо всех сил махнула перчаткой вперёд. Как после удара в бункер клюшкой для гольфа, по направлению к Ицуве полетела куча мелких осколков.

— …!

Ицува извернулась всем телом и, уклонившись от этой кучи осколков, кинулась вперёд. Но Бэйлоп одной рукой крутанула перчатку, словно это была палочка, и тут же контратаковала.

Но это была не рассекающая атака, кажется, перчатка что-то “схватила”.

(Ветер? …Нет, это пыль!?)

Ровно в то мгновение когда Ицува поняла что происходит, собравшаяся в захвате пыль расширилась подобно взрыву прямо около её лица.

Громкий взрыв отбросил Ицуву в сторону. Подошвы её скребли по полу, потому что она пыталась замедлить себя, но Бэйлоп не собиралась ждать и, прыгнув где-то на метр, поджала ноги и вертикально закрутилась.

Она по прежнему сжимала в руке перчатку, как и прежде державшую в “захвате” бетонную пыль.

(Плохо!! Эта штука опасна даже лишь тем, сколько силы даёт….!)

На рефлексах Ицува подняла копьё вверх, стараясь блокировать удар, но затем сразу же расслабила мускулы и отскочила в сторону. Слишком мощный был удар, чтобы блокировать. А тем временем Бэйлоп дважды крутанувшись в воздухе, использовала центробежную силу, чтобы усилить следующий свой удар. Сила её рук и спрессованной пыли заставили, будто вулкан, взорваться полстанции.

Ицуве удалось уклониться от этой атаки, но её тело отправилось в полёт, и она получила удар парой отколовшихся фрагментов.

Но даже так, она не упала на землю, словно фигуристка запоровшая прыжок, она приземлилась на носочки. Бэйлоп “схватила” ещё пыли и махнула оружием в сторону Ицувы.

Ицува уже потеряла равновесие и не могла ничего противопоставить этому, и в следующее мгновение совсем рядом с ней взорвалось огромное количество пыли.

— Гааах!?

Получив на этот раз прямой удар, тело Ицувы ударилось о землю и отлетело на приличное расстояние, а ручка Фруильского копья, которую она до сей поры сжимала в руках, развалилась на части и разлетелась по всей платформе. А наконечник, вращаясь в воздухе, приземлился, воткнувшись совсем рядом с её лицом.

Держа в одной руке чемодан, второй рукой Бэйлоп положила стальную перчатку на плечо.

— Ну, вот и всё. Мы конечно можем продолжить, но тогда я использую рог мудрости, Гьяллархорн.

Говоря это, она рукой державшей чемодан, аккуратно прикоснулась к своей голове, будто поправляя свои наушники.

— Чтобы воссоздать стальные перчатки, мы наделили их мощью булавы полученной от женщины-гиганта, увеличенной силой от ремня и возможностью “хватать”. Но добавив ещё и мудрость, я стала единственным членом Нового Света, способным частично использовать символ грома. В отличие от Тора, я использую его иначе, не с помощью Мьёльнира. Если не хочешь стать пеплом, лежи там, где лежишь.

Ицува вытерла ладонью струйку крови, стекавшую из уголка рта, но не поднялась.

Бэйлоп сильнее схватила ручку чемодана, прежде чем продолжить свою речь.

— С помощью этого, мы перепишем историю Соединённого Королевства. Мы изменим Королевскую Семью, Рыцарей, Церковь, Англию, Шотландию, Уэльс и Северную Ирландию. Но это не так уж и плохо. Наслаждайся грядущими переменами.

Всё ещё держа чемодан в одной руке, Бэйлоп оседлала стальную перчатку, словно ведьма метлу, но не полетела на ней. Четыре лезвия на кончике её воткнулись в пол, и двигаясь каждое само по себе, понесли её по земле, будто какие-то щупальца. Сидевшая на перчатке Бэйлоп соскочила с платформы и в мгновение ока скрылась в тоннеле метро.

— …

Ицува ещё какое-то время неподвижно лежала. Наконец, она медленно поднялась и подошла к микрофону для объявлений, висящему на колонне.

Сидящая на перчатке Бэйлоп, неслась вдоль рельс со скоростью автомобиля на шоссе.

Она медленно выдохнула она, наконец, расслабила плечи.

(…Ну, мне хотя бы удалось пока что отделаться от них. Уверена, у Лансис всё в порядке, но я переживаю за Флорис. Блин, всё это из-за этой идиотской ошибки Лессар!)

Бэйлоп цокнула языком.

Она отдала перчатке указания следовать изгибам тоннеля, планируя направиться на соседнюю станцию или к служебному выходу. Размышляя над этим, она поняла, что происходит что-то странное.

(…А почему здесь изгиб?)

Согласно карте, здесь должен был быть прямой участок аккурат до следующей станции. Здесь не должно было быть никаких изгибов и разветвлений.

Бэйлоп остановила перчатку и соскочила на рельсы.

Она подумала, что свернула на какое-то ответвление, но этой ветке его не было. Но откуда на этой линии этот изгиб и куда он ведёт?

Пока она раздумывала над этим, она вдруг услышала голос. Его издавал динамик, установленный в тоннеле метро и скорее всего, использовался для того, чтобы предупреждать рабочих о приближающемся поезде. Знакомый голос вещал:

— …Нет никакого смысла тебе это объяснять, но я думаю, ты в курсе, что все члены Нессесариуса должны иметь определённый уровень подготовки, — это говорила девушка, с которой Бэйлоп совсем недавно сражалась на платформе станции. Она не понимала, к чему клонит эта девушка, но у неё было плохое предчувствие. — Посему, в Лондоне огромное количество магических объектов, используемых для проверки способностей новых членов организации. Это что-то вроде лабиринтов с кучей ловушек. Ну как, есть соображения, куда ведут эти пути, которые мы с помощью магии “подменили”?

— Не может быть…

Бэйлоп уже была под действием заклинания.

Напоследок, Ицува бросила пару слов Бэйлоп, которой уже некуда было бежать.

— Постарайся, иначе не выживешь. Я слышала, что кто-то неправильно настроил сложность этого лабиринта и из-за того, что тут произошло множество смертей, теперь вход сюда воспрещён.

Часть 12

Современные ловушки были довольно продуманы. Гигантский духовный предмет в форме лабиринта был сделан таким образом, чтобы жертва, попавшая в западню и всё, что было при ней или утеряно, автоматически переносились наружу.

Ицува была в комнате хранения утерянных вещей, в которой лежал чемодан и лист пергамента, на котором были записаны результаты тестовых действий и сражений внутри лабиринта, а так же отчёт о боевых способностях мага. Казалось, этот место всё ещё использовалось для проведения испытаний.

Она услышала какое-то копошение, которое доносилось из воздуховода. Так как Ицува была новичком в Нессесариусе, она не знала что это, но предположила, что это, должно быть, звук какого-то механизма, связывающего лабиринт с комнатой хранения утерянных вещей. Она попыталась заглянуть внутрь, но…

— Не обращай внимания на звуки оттуда, режим защиты активирован.

Ицува спешно обернулась, услышав внезапно раздавшийся позади неё голос. Там стояла смугловатая женщина, облачённая в поношенный чёрный наряд готик-лоли. Звали её Шерри Кромвель, на голове, подобно львиной гриве у неё была копна светлых волос. В Несессариусе она занимала более высокое положение, чем Ицува.

— Это место изначально было создано для бывалых членов Нессесариуса. В этот раз его чуть облегчили, но тут всё так же могут порвать тебя на куски, если расслабишься.

— …Ха. Ахаха, — Ицува засмеявшись, отпрянула назад.

На прямоугольном чемодане, который от неё защищала Бэйлоп, в нескольких местах были тёмно-красные пятна.

— Не пугайся ты так. Этот объект для проверки способностей был слишком сложен, так что его больше не используют. Теперь для периодических проверок они просто кидают людей в пустые комнаты на неделю где, как предполагается, ты должна создать еду, питьё и всё что тебе нужно, чтобы выжить.

— Мм…Это звучит скверно, — с натянутой улыбкой, сказала Ицува, будучи неуверенной, что же всё таки ответить. — Простите, что так поздно вызвала вас сюда.

— Я не монашка, поэтому всем этим правилам не следую. Я ложусь спать, когда захочу.

Можно начать с прямолинейного боевого стиля Шерри с использованием голема, она так же была экспертом в расшифровке магических кодов, скрытых в духовных предметах, а так же в предметах искусства и ремесла, таких как символические рисунки или религиозные скульптуры.

Она взворошила свои спутанные волосы рукой.

— Знаешь, я не против помочь магам из Англиканской Церкви, но я не хотела бы помогать этим чёртовым рыцарям.

— А?

— Забудь. Сожаления о прошлом ничем не помогут. Давай займёмся работой, ты позвала меня сюда, потому что у тебя есть что-то, что ты хотела мне показать, так?

— Д-да.

Ицува вызвала сюда Шерри, чтобы понять, как работает некий духовный предмет.

Гостья обратила взгляд на прямоугольный чемодан, лежащий на металлической полке в комнате хранения утерянных вещей.

— Это оно?

— Да. Проанализируйте его, пожалуйста.

Шерри слегка вздохнула и надела тоненькие перчатки, используемые при работе с антиквариатом.

— Техники оптических иллюзий куда сложнее использовать с трёхмерными объектами, нежели с картинами. В конце концов, они должны быть сделаны не полагаясь на то, что объекты должны быть больше или меньше, чтобы показать перспективу. Это одна из причин, почему я люблю это направление.

— А? Но ведь есть же трёхмерные иллюзии, где фигурируют большой и маленький шары, чтобы показать перспективу? Кажется что это просто два шарика, но когда смотришь под другим углом…Ну, такое вот.

— Когда угол обзора фиксирован, это не сильно отличается от обычной картинки. Такого рода оптическая иллюзия не может быть видна под любым углом. Спереди она выглядит так, а с другой стороны уже иначе. Проще говоря, это своего рода вид искусства, который может быть изображён на картине.

Она провела рукой по чемодану.

Её анализ, как мага, специализирующегося на скульптурах, начался.

— …Сделан в основном из дуба. Толщиной около нескольких миллиметров и подверженого воздействию пара до той степени, пока древесина не начала гнуться. Сложная конструкция, но ни гвоздей, ни болтов не использовано. Изготовлено подобно плетению бамбуковых корзин или деревянной мозаики. Полностью сделан вручную, но так же может быть разобран и собран в нечто новое.

— Ааммм…? Что это значит?

— Чемодан сделан так, что может быть трансформирован во что-то, — Шерри не сильно сжала кулак и слегка ударила по чемодану тыльной стороной руки. — И это не его изначальная форма. Какой-то предмет был словно оригами свёрнут в форму чемодана. Если я ничего не путаю, область знаний Нового Света – Скандинавская мифология. В этом случае…

— Хехх. Оригами?

Слушая объяснение Шерри, Ицува естественным образом потянулась к чемодану и, прикоснувшись, услышала, как что-то щёлкнуло.

Это был звук того, как сломанный замок открылся и сразу после…

— Ва! Ва, ва, ва, ва!?

Прямоугольный чемодан увеличился. И не в два или в три раза, эта расширяющаяся масса дерева раздавила полку, на которой тот стоял, и пошла опрокидывать соседние, ставшие так, будто стеллажи в библиотеке.

Когда всё кончилось, поклажа превратилась в большую лодку, выглядящую как каноэ из дерева длинной метров десять.

Шерри раздражённо вздохнула.

— …Думается мне, что твоя пустоголовость на уровне Орсолы Аквинской.

— Н-не говорите так! Ну не могу я даже теоретически быть так же не очень как эта монашка! — в отчаянье заотрицала Ицува.

Орсола Аквинская была специалистом по расшифровке письменной информации, но так же и весьма пышногрудой монахиней, известной своей ветреностью и тем, что она всегда была на своей волне.

Ицува смутилась из-за устроенного погрома и отвела взгляд от Шерри.

— К-кстати, почему ты не вызвала Орсолу? Специфика может быть и другая, но я чувствую, что она хорошо справляется с подобной работой.

— Я решила не делать этого, чтобы не вышло чего-то подобного.

— Ох, — сказала Ицува, мило (для мужчин) звучащим голосом.

Шерри раздражённо посмотрела в сторону чемодана, превратившегося в лодку.

— …Итак, изначальной формой была лодка. С точки зрения Скандинавской мифологии, Скидбладнир подходит.

— Скидбладнир? Это не та ли лодка, вмещавшая всех Асов, включая Одина? Из того что я слышала, он может быть сложен до такого малого размера, что его можно будет поместить в мешок.

Конечно, это была не та самая легендарная лодка. Это был только духовный предмет, так названный. Однако, поскольку он ссылался на легенду, должна была быть какая-то связь.

— Ну, чемодан использовался, чтобы перенести что-то и это что-то внутри корабля. …Что пытаются они перенести, для чего нужен лучший из кораблей, который выбрали сами боги?

— …Это краеугольный камень плана Нового Света, — пробормотала Ицува.

Предмет внутри, а не сам чемодан, был важной вещью, способной уничтожить Англию.

Чемодан был пуст, но было ясно, что задачей Нового Света не было просто его транспортировка. Похоже, что план Нового Света строится вокруг того что они выкопали в Шотландии и привезли в Лондон.

Однако не было никакого смысла в том что Бэйлоп была просто приманкой, а одна из её товарищей имела при себе то, что они выкопали.

— Когда я сражалась с волшебницей, у которой был этот чемодан, она и глаза с него не спускала. Пустой чемодан не стоит того чтобы сражаться одной рукой, пытаясь защитить его. Если бы она погибла из-за этой пустышки, она бы потеряла всё.

На кусочке пергамента, пришедшем с полигона вместе с чемоданом, было записано все её действия и битвы. Согласно ему, Бэйлоп продолжала защищать его даже после того как стальная перчатка сломалась и до самого последнего момента, прежде чем она потеряла сознание. Никто не будет с таким остервенением защищать пустой чемодан.

— Получается, мы не раскрыли его секрет, секрет дававшей ей мотивацию защищать пустой чемодан.

Шерри потянулась к карману, достав оттуда маленькую кисточку и лупу, будто собираясь работать с окаменелостью. Такое ощущение, теперь у неё появилось искреннее желание докопаться до правды.

— Так это не просто чёртик из табакерки. Я могу раскрыть его эффекты как духовного предмета, но я не могу гарантировать, что я сделаю это быстро. Агнез и её отряд ведут поиски на базе Нового Света в Эдинбурге, так? Может им улыбнётся удача, и они раскопают что-нибудь прежде, чем это получится у меня.

— П-понимаю. Спасибо вам большое.

— Нет проблем, а ты поднимайся наверх и уничтожь оставшийся мусор, — отвечая, Шерри даже не посчитала нужным обернуться, поэтому Ицува снова поклонилась и вышла из комнаты.

Она пробежала по станции, направляясь к выходу и просто на всякий случай позвонила Агнез по мобильнику. Но технически, она не использовала телефонную линию, а воспользовалась вместо этого магической техникой.

Голос Агнез донёсся не из динамика, а создавался вибрацией брелока.

— Нет, прости. Мы провели расследование, но никакой информации о Скидбладнире у нас в распоряжении нет. С этого момента будем работать в этом направлении.

— Понятно. Сделайте что можете, — ответила Ицува, поднимаясь по лестнице.

— Так вы добрались до одной из них, да? Согласно той информации, что мы имеем, в Новом Свете четыре члена и раз так, сейчас трое могут делать, что хотят и это очень плохо.

— Ну, вообще-то у меня есть кое-какие хорошие новости относительно этого, — пробормотала Ицува.

Что-то просвистело в воздухе прямо перед Ицувой, и раздался звук удара. Она посмотрела в сторону, откуда донёсся шум, и увидела девушку, впечатавшуюся в большой придорожный знак. Повсюду были разбросаны остатки духовного предмета в виде крыльев и судя по всему, она пролетела более двадцати метров, прежде чем удариться об него.

Ицува посмотрела на потерявшую сознание девушку и сказала.

— Осталось двое.

Она поглядела в ту сторону, откуда прилетела заговорщица, и увидела, как Жрица Канзаки Каори кладёт меч обратно в ножны. Судя по всему, она со всей силы ударила девушку, и, по-видимому, эффекты, даруемые стальной перчаткой были ничем в сравнении с физической силой Святой.

Ицува разорвала связь с Агнез и, подобрав прямоугольный кейс, валявшийся на тротуаре, присоединилась к Канзаки и остальным Амакуса.

— С-судя по всему у нас ещё один чемодан нарисовался.

— Да. Если важного содержимого и в нём нет, у нас нет иного выбора, кроме как охотиться за следующим. Похоже, нам не удастся расслабиться, пока не остановим всех их, но я бы предпочла избежать любого насилия.

Часть 13

Лампа, светящаяся тусклым светом, слегка покачивалась на крыше роскошной кареты.

Экипаж спускался по тёмной дорожке, на которой практически не было уличных фонарей, примерно в сотне километров от центра Лондона. Она была тут не одна, с ней по центру, тут было около дюжины карет. Они не были никак бронированы, но кавалерийские лошади, окружавшие их с обеих сторон, были прикрыты какой-никакой защитой.

Это была сцена, будто сошедшая со страниц книжки с картинками или сказки, но они двигалась на скорости более пятисот километров в час, несмотря на свой старомодный вид. Но такое становилось реальностью не из-за возможностей карет, а из-за эффектов магических кругов, установленных на определённых интервалах, когда эта старая дорога ещё только строилась. Смотря с большого расстояния, эти экипажи можно было по ошибке принять за поезд с индукционным двигателем.

Кареты были отделаны позолотой и другими драгоценными металлами, придававшими им нереальный блеск, но больше всего внимания привлекал большой экипаж по центру, едущий в окружении огромного количества охраны.

Он был известен как Передвижная Крепость. Это был карета Королевской Семьи, служившая для путешествий на большие расстояния.

Парадная карета имела на себе номерной знак для передвижения по дорогам общего пользования, а колёса и деревянная рама были укреплены, но что более важно, она была усилена более чем семью сотнями духовных предметов и магических кругов.

Внутри этой богато украшенной кареты, выглядящей так, будто она попала сюда прямо из какой-то сказки, сидело три девушки.

Вторая Принцесса Карисса, Третья Принцесса Виллиан и Индекс.

— …Получается, наша старшая сестра решила не ехать, — пробубнила Карисса, глядя в окно.

Её юбка была максимально расправлена и сейчас принцесса занимала столько места, куда в обычной ситуации поместилось бы трое. В отличие от неё, Виллиан аккуратно сложила свою одежду и скукожилась так, что занимала лишь половину от обычного места.

— Ей чуть сложно доверять людям, — нерешительно сказала она.

— Я бы не сказала, что это можно назвать “чуть”. Даже если бы мы подготовили для неё карету, которая могла бы выдержать три дня, забрось мы её прямо на солнце, она всё равно бы учитывала вероятность нападения на неё.

— Не поэтому ли? Она из тех людей, кто отказывается полагаться на меры безопасности, которые ей кто-то приготовил. Если ты всё ей приготовишь, она этим не воспользуется. Она не может верить во что-то, в надёжности чего самолично не убедилась. …Ты знаешь, что она отделила свою комнату в Виндзорском Замке и обустроила под себя?

— Я понимаю завести домашнее животное, чтобы понять, на что это похоже, но она из раза в раз сбегает из дворца в город.

— Кажется, она говорила, что слова горожан, не знающих, кто она такая не наполнены злым умыслом.

— Хмф, — ответила Карисса. — Прямо сейчас, Евротоннель намного важнее, чем её предпочтения.

Карисса посмотрела на Индекс, которая сидела, суча от скуки ногами.

— Несмотря на то, что наша страна защищена Второй Куртаной, это не гарантирует ей вечное процветание. Даже когда люди повинуются королеве, как предводителю ангелов и рыцарям как армии ангелов, страна прекращает быть страной, когда бунтует огромное количество людей. И мы совершенно точно не сможем от них избавиться с помощью великого потопа, как в священных писаниях.

— …

— Чтобы избежать подобного кризиса, рыцари работают с общественным мнением, и когда им не удаётся, церковь начинает работать за кулисами, пытаясь множеством способов сохранить порядок. Однако взрыва Евротоннеля и попытки террористов захватить самолёт друг за другом, было более чем достаточно чтобы пошатнуть уверенность граждан нашей страны.

— Но, — Виллиан аккуратно подбирала слова. — Даже если Франция причастна ко всем этим бедам, Римско-Католическая Церковь скорее всего стоит за всем этим. Правильно ли винить во всём лишь Францию?

— Может ты и права, но даже если кто-то дёргает за ниточки, Францию надо остановить, — Карисса сложила руки. — Ватикан силён. Мы не сможем быстро разделаться с ним, поэтому единственный выход – затяжная война, а для этого нам требуется создать на передовой базы снабжения, что создаёт проблему географического характера. Мы должны любыми путями склонить Францию к “сотрудничеству” чтобы у нас появилась возможность построить базу прямо перед Ватиканом.

— А разве ты не забываешь о возможности создания базы где-то на Средиземноморье и простого давления?

— Франция – одна из стран, держащих под контролем Средиземноморье, что подразумевает для начала одержанные верха над ними. Кроме того, крепость на море требуется защищать как с воздуха, так и с моря, поэтому я не рассматриваю такую возможность, как сколь-нибудь реалистичную. Так же тут ещё одна проблема. Пробей стену наземной базы и ты сможешь её заделать, но одна пробоина и она может стать причиной того что всё уйдёт на дно морское.

Виллиан обеспокоенно нахмурилась и поднесла руки к груди.

— …Мы можем попросить Францию о сотрудничестве, неужели нет иного способа кроме военного, как разрешить это?

— Если ты думаешь, что я ошибаюсь, то просто скажи мне, как это можно сделать.

Виллиан подняла глаза, услышав ответ Кариссы.

— Сильной стороной нашей сестры является ум, я специализируюсь на военных делах, ну а твоя особенность – доброжелательность. Это всё что приходит мне на ум, но ты, благодаря своим талантам, может быть, сможешь придумать что-то лучше. …Возможно, один единственный, но с помощью которого можно разобраться как с Римско-Католической Церковью, так и с Францией.

— Сестрица…

— И чтобы обладать достаточным количеством информации для вынесения решения, нам требуется расследовать инцидент в Евротоннеле. Если хочешь привести нас к наилучшему решению, убедись, что ничего не упустишь из виду. Скоро мы прибудем в Фолкстон, мы уже практически у терминала Евротоннеля, соединённого с Дувром.

Часть 14

Камидзё Тома бежал по ночному Лондону.

Он не знал этого, но девушку, которую он преследовал, звали Лессар. Камидзё не просто бездумно гнался за этим членом Нового Света, он преследовал её, несясь по узкому прямому переулку меж зданиями.

Он слышал пронзительный звон, раздававшийся прямо над его головой. Это были охранные системы множества зданий, по третьим и четвёртым этажам которых, прыгая из окна в окно, убегала от него Лессар. Каждый прыжок порождал звук новой сигнализации, что создавало иллюзию того, что звук бежал вместе с ними наперегонки.

Должно быть, это были уже опустевшие бизнес-центры, потому что он не слышал каких-либо криков или переполоха, но он сомневался по поводу того, что это волновало незнакомку. Вокруг не было установлено ни одного поля, разгонявшего прохожих, и Камидзё готов был поспорить, что девушка вломится в следующее здание, даже если это вызовет там панику.

(Ахх!! Ну что за бездумные методы!? Она даже не пытается быть скрытной!)

Камидзё продолжал бежать, приглушая крик души.

Но тут что-то случилось, он вдруг понял, что что-то движется рядом с ним. Это была маленькая оранжевая тыква, размером с кулак и прорезанными дырочками под глаза и рот. Она двигалась вдоль соседней стены, будто чтобы встретиться взглядом с Камидзё.

— Судя по тому, как ты выглядишь, ты даже не маг и даже не из Великобритании. Так почему кто-то вроде тебя преследует меня? — в шутливой манере закричал по-японски девичий голос. — Я извиняюсь если ты иммигрант из Джапантауна, но ты ведь не оттуда, так? Я чую это. Сомневаюсь, что ты вообще что-то об Англии знаешь.

— …Ты из Нового Света!?

— Всё так. Я Лессар из Нового Света. Если ты просто гражданский, то я хотела бы попросить, чтобы ты прекратил преследовать меня, но так как ты работаешь на Нулевой Приход и знаешь название нашей организации, я понятия не имею что предпринять в данной ситуации.

Слова её звучали так, будто она встревожена, но в интонациях не было и намёка на серьёзность.

(Да она прикалывается надо мной.)

— Ну, не важно, маг ты или нет, ты всё равно проходишь мимо кассы, так как ты не из Великобритании. Ты не имеешь к этому никакого отношения, не лезь в то, что тебя не касается, и просто отвали.

— Не имею никакого отношения!? Чё ты вообще несёшь!? — вскричал Камидзё, голос которого разнёсся по всему переулку.

Голос из тыквы звучал так, будто отдавал указания.

— Ну конечно не имеешь отношения. Как представители магов, живущих в Соединённом Королевстве, мы претворяем в жизнь этот абсурдный план, чтобы пустить нашу страну по верному пути. Если кто-то встанет на нашем пути, то он должен любить Великобританию как минимум не меньше чем мы, чтобы иметь на это хоть моральное право. Это не то во что должен лезть путешественник вроде тебя.

— Ну нахер! Мы знаем, что вы раскопали какой-то подозрительный предмет в Шотландии и привезли его в Лондон! Совершенно точно могу сказать, что ты планируешь или уже делаешь что-то ужасное! Как я могу просто игнорировать это!?

— О, так вот к какому выводу пришли специалисты Нулевого Прихода. Ну, я буду полной дурой, если дам своему врагу хоть какую-то подсказку, так что закончим на этом.

— О чём ты?

— Тебе не надо это понимать, но я скажу следующее: всё, что мы хотим, чуть изменить курс Великобритании, потому что в таком состоянии как сейчас, она совершенно точно проиграет в войне.

Эта девушка не отрицала то, что они что-то выкопали, привезли в Лондон и пытались активировать это.

Конкретика плана Нового Света всё ещё была не ясна, но Камидзё не мог представить, что итогом его будет что-то хорошее.

— И всё же, эту проблему могут понимать лишь люди, живущие в Великобритании. Я сомневаюсь, что ты можешь убить кого-то, кто не является чистым злом, поэтому просто брось. Ты лишь человек, который разошёлся по поводу чего-то, что к тебе не имеет никакого отношения.

Вместе с этими словами тыква лопнула.

Из неё вылетели разноцветные бумажки, будто это была игрушка-хлопушка, но Камидзё тут же махнул в их сторону правой рукой, зная, что ничего хорошего это не принесёт.

(Чёрт! Она не просто быстра, но она ещё и отслеживает мой маршрут, хотя даже не должна меня здесь видеть! Интересно, как она это делает!?)

Камидзё цокнул языком и выскочил из переулка на большую дорогу, на которой в каждую из сторон было по три полосы. На часах уже была практически полночь, но тут и там сновали спешащие домой автомобили и ночные автобусы.

Камидзё прекратил погоню. Подошвы ботинок заскользили по мостовой из-за его внезапной остановки, и он тут же поднял взгляд на определённую часть здания.

А именно, на окно третьего этажа.

Поражённая Лессар стояла, приложив руки к стеклу. Она обладала удивительной способностью к прыжкам, что позволяло ей запрыгивать куда-то, но судя по всему, у неё не было способа смягчить удар при прыжках вниз.

И она не могла перепрыгнуть такую широкую улицу.

Лессар буквально загнала себя в тупик, а затем ещё одно испытание свалилось на её плечи. Ориана догнала её и ударила ногами с налёта.

Закалённое стекло треснуло, и тело Лессар отправилось в полёт.

План Орианы был следующим: Я вышвырну её из здания рядом с большой дорогой, а ты поймаешь её внизу.

Камидзё развёл руки в стороны и заорал Лессар.

— Хахаха! Ты либо помрёшь, либо будешь схвааачееенааа!

— …!?

Лессар не могла ничего возразить и сделать в данной ситуации ничего не могла.

И тут до Камидзё кое-что дошло. Вместе с маленьким девичьим телом, на землю дождём падали сотни блестящих стеклянных осколков.

— Я-я труп, я труп, я труп, я труп, я труп!

— Эй, не убегай! Если не поймаешь меня, я погибну!

После того как она прокричала что-то по-английски, Лессар вытащила своё копьё с четырьмя лезвиями – стальную перчатку. Она воткнула острие в стену здания, и после раздавшегося оглушительного шума, она отлетела куда-то в сторону.

Падая меж деревьев где-то у тротуара, она приземлилась на кучу украшений, приготовленных к Хэллоуину. Лессар падала всё ниже и ниже, ломая декорации одну за другой и будто специально использовала их для замедления падения и в конце-концов приземлилась на землю лишь подрав кое-где одежду. Не теряя ни секунды, она развернулась спиной к Камидзё и убежала.

Камидзё был ошарашен и мог лишь смотреть на Ориану, высунувшуюся из окна третьего этажа.

Она сложила руки у рта и закричала что есть мочи.

— Ты только что просрал кучу ооочкоооов!

— Ну прости! Я просто побегу за ней, хорошо!?

Камидзё кинулся вдогонку, поблёскивая слезами в уголках глаз, выступивших из-за страха перед градом стеклянных осколков.

Часть 15

Агнез Санктис находилась в Шотландии.

Она была в яхтовой гавани крупного города Эдинбурга. Яхт-гавань располагалась внутри залива, что не позволяло высоким волнам достичь её, делая оную удобной для стоянки яхт и прогулочных теплоходов на довольно продолжительное время.

Агнез была на борту одной из них, но та была не на плаву, потому что прямо перед яхт-гаванью располагалась огромная заасфальтированная зона, на которой стояло множество теплоходов, потрёпанных ветром и дождём, но которые не могли уже качаться на волнах из-за того что их корпуса пошли дырами.

Большинство их ждали здесь своего последнего часа, когда их разделали бы на металл, ну или того кто купит их, чтобы отремонтировать, так как не имеет достаточно средств, чтобы купить новый.

— Итак, это уже третье место, — сказала одна из коллег Агнез, Люсия. — Его больше нельзя использовать на воде, но жилые помещения были отремонтированы. А так же тут такая же система безопасности, как в дух других убежищах. Определённо это одна из баз Нового Света.

Агнез прищурилась.

Большинство “продвинутых магов” в наше время не возводили себе экстравагантные замки или башни. Если собрать всю свою силу в одном лишь месте, ты потеряешь всё, если его обнаружат. Таким образом, вместо этого будет лучше подготовить множество мест, которые при необходимости можно будет оставить, например, квартиру, арендованную комнату или дом на колёсах. Распределение всего понемногу понижало риск потери всего разом.

Это что-то, да говорило о Новом Свете.

По сути, они были не просто группой заинтересованной в гаданиях. Они владели реальной силой, как магическая группа.

(Да они просто заноза в заднице…)

Агнез вздохнула и обратилась к Люсии.

— Они оставили какую-то информацию после себя? Что-либо о чемоданах, которые они используют, Скидбладнире или их плане, где используются эти чемоданы?

— Как и прежде, судя по всему, всё было устроено так, что все источники информации внутри могут быть уничтожены удалённо при помощи одного лишь сигнала. Сёстры Катарина и Агата сейчас тщательно осматривают всё внутри.

— Сестра Агнез, — люк в палубе теплохода отворился. Монахиня в очках, Агата, показалась оттуда и поманила к себе жестом Агнез. — Мы нашли прототип чемодана в машинном отделении. Тот факт, что духовный предмет не был уничтожен так или иначе подтверждает, что информацию они уничтожили удалённо, а не приходили сюда. А так же, это может указывать на то, что какая-то случайность подтолкнула Новый Свет приступить к выполнению их плана раньше, чем они планировали.

— Ну и каковы эффекты этого чемодана, в смысле Скидбладнира?

— Не могу гарантировать что это на сто процентов верно, потому что у меня нет конкретных доказательств, но какой-никакой анализ я провела, — Агата открыла блокнот. — Скорее всего, он телепортирует предмет из Чемодана А в Чемодан B, Чемодан C, Чемодан D или любой другой связный с ними духовный предмет. Его эффективная дальность составляет около ста километров. Если они находятся в пределах этого диапазона, они могут “передавать” предмет по своему усмотрению.

— Понятно. Они атакуют Лондон, передавая какой-то важный предмет меж собой, будто играя в лакросс.

Они понятия не имели что это за предмет, но он был действительно стоящим, раз они подготовили для него все эти чемоданы. И вряд ли он был “важен” в хорошем смысле.

— Это может быть бомба или что-то такое, что можно использовать в качестве оружия.

— Да, нам надо разобраться что это.

Два из четырёх членов Нового Света уже были схвачены Амакуса. Однако, судя по тому, что они могли передавать содержимое Скидбладниров, скорее всего любая из них могла использовать содержимое.

Агнез взяла в руки доклад, переданный ей другой монахиней, Анжелиной.

— Согласно нашим изысканиям в двух других обнаруженных укрытиях, Новый Свет что-то выкопал недалеко из Эдинбурга и должно быть, это тот самый важный предмет.

— Сестра Агнез! Чрезвычайное происшествие! — закричала Катарина, громко открывая дверь к каютам и бросая Агнез кусок пергамента. После того как Агнез развернула его, плечи её вздрогнули от удивления.

— …Этого не может быть…

Часть 16

Камидзё Тома бежал по переулку.

Он начал задаваться вопросом, что будет делать, если Лессар совершит ещё один такой поразительный прыжок, но судя по всему, такое развитие событий ей тоже не было на руку. Хоть она и смогла замедлить своё прошлое падение, ей не удалось приземлиться невредимой.

Сейчас, она бежала по переулку словно обычный человек, помахивая туда-сюда хвостом, сделанным из металлических позвонков внутри прозрачной трубки. Однако, она была куда быстрее обыкновенной девушки, несясь со скоростью спринтера на марафонской дистанции.

Орианы не было рядом, потому что, судя по всему, она потеряла приличное количество времени, чтобы спуститься со здания, и если сейчас он потеряет из виду злоумышленницу, всё будет кончено.

Каждый раз, когда Лессар исчезала за очередным поворотом, беспокойство Камидзё лишь росло. Вдруг он услышал звонок телефона, достав его и посмотрев на экран, он увидел незнакомый номер. Судя по первым числам, он мог сказать, что звонок откуда угодно, но не из Японии.

Не замедляя бега, он нажал на зелёную кнопку и услышал знакомый женский голос.

— Ты ответил! Слава Богу! Я правильно сделала, что спросила у Амакуса твой номер!

— Агнез…?

(Так, стоп, откуда у Амакуса мой номер?)

Несмотря на вопрос, вертевшийся в голове Камидзё, голос Агнез звучал очень напряжённо, поэтому он сомневался, что сейчас удачное время для подобного.

— Мы узнали часть целей Нового Света! Главная цель – одна из британских принцесс, направляющихся сейчас к терминалу в Фолкстоне!

— Серьёзно…?

Камидзё вздрогнул.

— По дипломатическим причинам в Букингемском Дворце нет магических средств охраны, но там всё же есть множество рыцарей, магов и, что более важно, сама Королева. Теперь, когда принцессы покинули дворец в карете, у Нового Света появилась удобная возможность!

Убийство британской принцессы.

Холодок пробежал по спине Камидзё.

— И это не единственная проблема. Королевская Семья “официально” отрицает это, но существование Второй Куртаны заставляет меня волноваться. Существует определённое крупномасштабное заклинание, которое использует члена Королевской Семьи в качестве ключа активации.

Королевская Семья, о которой говорила Агнез, не ограничивалась лишь родословной, вероятно, это говорило о том, что кто-то благодаря магии был введён в её состав. Из-за политических браков, Британская Королевская Семья обладала связями с лидерами множества стран, поэтому это не то, что можно было охарактеризовать как “люди связанные кровью с Английским монархом”.

Если бы лишь кровь решала, кто является частью Королевской Семьи, а кто нет, то принцесса из другой страны, вышедшая замуж за английского короля не сможет использовать магию Королевской Семьи.

— Ходит множество слухов по поводу магии, в которой в качестве ключа активации используется член Королевской Семьи, но самое серьёзное крупномасштабное заклинание активируется лишь после смерти члена Королевской Семьи.

— Что…?

— Это не более чем слух, но проще говоря, это атакующее заклинание, причиняющее разрушения национального уровня. Как говорят, оно было использовано в XVI веке и, конечно же, целью его, были другие европейские страны. Если оно будет использовано, вся территория, оказавшаяся под его влиянием, будет стёрта с лица земли.

Слова Агнез уже потеряли связь с реальностью, и пусть она говорила, что это лишь преувеличенные слухи, это было слабым утешением для Камидзё.

— Но если такое нереально мощное заклинание будет использовано, это может повлечь за собой изменения земной коры и навлечь на Англию другие стихийные бедствия. Это будет буквально “последняя атака”, поэтому последствия в принципе не рассматриваются. Можно сказать, что это что-то вроде стрельбы из безумно мощного магнума лишь одной рукой. Это всё лишь слухи, но как поговаривают, большая часть населения Великобритании будет убита отдачей и последствиями этого.

Если информация была верной, то целью Нового Света было…

— Одна из членов Нового Света сказала мне что тот, кто не готов поставить свою жизнь на кон за Великобританию, не имеет права участвовать в этой битве.

— Судя по этому, кажется, они и правда собираются убить одну из принцесс и они серьёзно настроены относительно магии, для использования которой требуется смерть одного из членов Королевской Семьи.

И снова холодок пробежал по спине Камидзё.

— Погоди ка. История Британской Королевской Семьи насчитывает уже сотни лет, так? За это время в мир иной ушло множество королей и королев. Если это чудовищное заклинание действительно существует, почему Великобритания и Европа не были уничтожены ещё много лет назад!?

— В Христианской культуре у нас есть такая штука как соборование. Если простыми словами, это особый обряд, готовящий покойников к страшному суду, позволяя им попасть на небеса. Вполне вероятно, что они добавили своего рода код, который помогает избежать катастрофы в подобных случаях. Если мы обратимся к истории, члены Королевской Семьи, встретившие свою смерть в замке или казненные, проходили через этот обряд. Однако если внезапная смерть настигла на поле брани или убийцам удалось сделать своё чёрное дело, а времени на проведение обряда нет...

— Заклинание будет активировано…

Смерть короля будет смертью и страны.

Даже если это последняя атака, требующая напряжения последних сил, отмщение неотвратимо.

Это была магия, пришедшая к нам из тех времён, когда люди действительно так мыслили. И она всё ещё не заржавела.

Камидзё вздрогнул от одной лишь только мысли об этом. Он отчаянно пытался найти что-то, что помогло бы ему опровергнуть данное утверждение.

Новый Свет поместил на карету духовный предмет, работающий как передатчик, но это не означало, что им удастся сразу же убить члена Королевской Семьи.

— Верно. Принцессы ведь не отправились безоружными! Не уверен, обычная ли это практика для глав государств, но машины и самолёты которыми пользуется президент, сделаны по спецзаказу, так?

— Это правда что карета, известная как Передвижная Крепость, имеет множество форм защиты, но судя по всему, передатчик, который они поставили на неё показывает не только где она находится, а так же и то, открыты ли двери или нет.

— Получается, они могут напасть, когда одна из принцесс будет выходить из неё? — Бормоча это, Камидзё почувствовал, как по спине его пробежала ледяная дрожь. — Но разве с ними нет охраны!?

— Конечно же есть, но она там в том количестве, сколько требуется с учётом того что защита кареты работает должным образом. Но если это окажется не так, в их системе безопасности появится дыра. И если атаковать с большого расстояния, используя эту дыру…

— Ебать-колотить! — выпалил Камидзё. — И как что-то вроде передатчика попало на королевскую карету?

— Мы не знаем как. И раз уж они смогли установить передатчик, мы не можем отрицать возможность того что там может быть что-то ещё. Например, они могли встроить что-то временно ослабляющее магическую защиту экипажа.

— …Это ужасно, — простонал Камидзё.

В той карете вместе с принцессами была и Индекс.

— Мы всё ещё не знаем, как они планирует атаковать. Лондон может быть просто коротким путём к Фолкстону или у них есть в распоряжении какая-то дальнобойная атака. Так или иначе, вам нужно как можно скорее схватить оставшихся членов Нового Света!

Камидзё посмотрел на спину убегавшей Лессар.

— Есть ещё один член группировки, которого мы ещё не обнаружили, так!?

— В Новом Свете четыре члена и двоих мы уже схватили. За одним ты гонишься и о местоположении последней мы понятия не имеем. Учитывая характеристики Скидбладнира о которых мы разузнали их возможности будут сильно ограничены, если одна из них останется в одиночестве.

Агнез объяснила, какими свойствами обладает квадратный чемодан, оказавшийся духовным предметом, известным как Скидбладнир. Видимо, содержимое из одного чемодана свободно могло оказаться в другом.

— Их осталось лишь два и в одном должно быть то, что бы это ни было. Но…

Если даже у Лессар была эта вещь, она бы просто “передала” её последнему члену, когда её загонят в угол.

Иначе говоря…

— Ну не сможет последняя оставшаяся передать его и ладно, но этого недостаточно, чтобы предотвратить убийство! Пока у них есть то, что внутри, у меня такое чувство, что даже последняя оставшаяся может совершить эту смертоносную атаку!

— Да. У нас нет права расслабляться пока мы не схватим всех. Так что поторапливайся!

Камидзё закрыл телефон, сунул в карман и обратил всё своё внимание вперёд.

Лессар скрылась за очередным поворотом, но когда Камидзё добежал до туда, её и след простыл.

(!?)

На какое-то мгновение его сердце практически прекратило биться, но он тут же понял что произошло. На одной из стен здания висела аварийная лестница.

Камидзё поднял взгляд и услышал лязг, доносящийся с металлической лестницы.

— Так она поднялась.

Он перевёл дыхание и полез на лестницу. Здание было высотой в пять этажей, но дверь на четвёртом была открыта, Камидзё направился туда.

Он услышал металлический скрежет и увидел четыре сияющих лезвия. Лессар вставила копьё меж кирпичной стеной и металлической лестницей и уничтожила крепление.

— Да ты издеваешься!

Без одного крепления, вся лестница зашаталась. Из-за увеличившегося вдруг веса, крепление на другом этаже вылетело, словно пуговица с рубашки. Камидзё тут же схватился за поручень, но вся конструкция уже пошла ходуном. Долго она так не продержится.

Вся лестница склонилась градусов на пятнадцать, но тут внезапно остановилась. Взглянув вверх, Камидзё увидел, что верхняя её часть ударила и теперь облокотилось на здание, стоящее на другой стороне переулка.

— …!!

Увидев это, Лессар снова начала орудовать стальной перчаткой.

Однако Камидзё начал действовать, прежде чем она успела что-то предпринять. Он не стал бежать по ступеням, встал на поручень и прыгнул на четвёртый этаж, где и была Лессар. Как только он сделал это, изогнувшаяся лестница начала рушиться под собственным весом и упала.

— Почему ты...!

Когда Камидзё начал приближаться, Лессар атаковала его своей стальной перчаткой. Но она кое-чего не знала, не знала о том, что в его правой руке покоилась сила известная как Разрушитель Иллюзий.

— Ооооооххх!

Ровно в тот момент, когда лестница обрушилась на землю, кулак Камидзё встретился с острием копья Лессар. Все четыре лезвия разлетелись на кусочки. Прежде чем поражённая злоумышленница успела что-то ответить, ей пришлось столкнуться с Камидзё.

Позади себя она услышала звук удара о землю окончательно развалившейся лестницы.

Камидзё потерял равновесие, упав на землю, но тут же поднялся тяжело дыша.

Пред ним стояла Лессар, отказывавшаяся выпустить из рук прямоугольный чемодан, даже потеряв своё оружие. Она осмотрелась в попытке найти путь отхода, но Камидзё прервал её своими словами.

— Всё кончено.

— …

— У тебя больше нет возможности сбежать и то странное оружие, дававшее тебе невероятную мощь я тоже уничтожил. Прямо сейчас, я легко могу тебя отделать голыми руками.

Лессар всё ещё отказывалась сдаваться, посматривая в сторону лифта, но тут услышав шум, наконец, появилась Ориана.

Теперь все пути побега Лессар были отрезаны и она негромко вздохнула.

Но тут она рывком открыла ближайшую дверь и впрыгнула внутрь, однако, там выхода не было. Камидзё и Ориана кивнули друг другу и направились следом.

Судя по всему, это было здание с несколькими арендаторами и помещения его были переделаны под офисы. Само здание было выполнено из кирпича и стереотипные столы и копировальные машины, смотрелись тут немного абсурдно.

Лессар стояла у окна, но не пыталась выпрыгнуть в него, потому как знала, сделай она это и без травм бы не обошлось.

— Мы знаем, какой у вас план, — сказал Камидзё. — Судя по всему, ваша цель – принцессы, пока они покинули пределы Букингемского Дворца, но вышло так, что вы облажались. Остальных уже схватили.

Лессар слегка рассмеялась в ответ на слова Камидзё и ответила ему по-японски.

— Но вы ещё не знаете где Лансис, не так ли?

— …

— А причина довольно проста. Лансис не в Лондоне.

По телу Камидзё пробежала дрожь, он представил, что она уже выбралась из Лондона и направляется в Фолкстон, где сейчас принцессы.

Но, похоже, Лессар не это имела в виду.

— Лансис ожидает в условленном месте в тридцати километрах от Лондона. Остальные были лишь ретрансляторами. От нас просто требовалось занять позиции относительно положения королевского экипажа. Пока хоть одна из нас троих здесь выполняет свою задачу, всё идёт по плану.

— О чём ты…?

Камидзё в сомнениях нахмурился, но кажется именно в этот момент до Орианы наконец дошло. Должно быть, инстинкты курьера подсказали ей что-то.

— Ретрансляторы…? Ты хочешь сказать…!

Ориана в ту же секунду выхватила свои карточки, но Лессар лишь расхохоталась.

— Когда вы поняли, что мы массово изготовили несколько Скидбладниров, почему до вас не дошло что их может быть пять!?

Лессар совсем немного наклонила на бок чемодан.

В следующее мгновение что-то похожее на синий лазер попало в него, игнорируя окружающие их стены. Затем свет изменил направление, будто был преломлён и полетел куда-то дальше.

Судя по тому, что сказала Агнез, дальность эффективного действия Скидбладнира составляла порядка ста километров. Отсюда он мог достать до Фолкстона.

Однако…

(…Эта Лансис отправила содержимое сюда.)

— Кто этот человек, которому ты отправила содержимое? У кого пятый чемодан?

Камидзё инстинктивно попытался схватить поклажу Лессар, но она отбросила чемодан в сторону, так как ей он был больше не нужен, и широко развела руки. Камидзё в недоумении уставился на неё, и она заговорила.

— Я выполнила моё задание, но горькая правда в том, что битву я проиграла. Думаю продолжать чинить вам и дальше неприятности после такого моего унылого выступления, не очень-то и правильно, в конце концов, мы с вами союзники, — её улыбка перешла в выражение смирения. — Я приму это как подобает. Если хотите заставить меня замолчать, делайте это сейчас.

Камидзё увидел точку, метнувшуюся в ночном пейзаже за окном.

Он тут же сиганул вперёд, пытаясь убрать Лессар с траектории движения, но что-то произошло ровно в тот момент, когда он схватил её за руку.

Окно позади неё разлетелось на кусочки и что-то красное ударило струёй.

— Снайпер!? — закричала Ориана.

Камидзё даже не повалился вместе с ней, вместо этого Лессар отшатнулась назад и завалилась на пол. Возможно, потому что он успел схватить её за руку, выстрел прошёл не там, куда изначально должен был попасть, но даже так, это что-то попало в её плечо, практически оторвав руку. Должно быть, была повреждена артерия, потому что пол залило невероятное количество крови.

— Пригнись, придурок!

Несмотря на этот призыв, Камидзё не мог двинуть и пальцем.

Лессар сказала, что её заставят “замолчать”.

Если всё так, то это не кто-то пришёл помочь ему и Ориане, целью атаки было убийство Лессар.

— Чтоб тебя!

Наконец, отойдя от шока, Камидзё огляделся вокруг и нашёл пачку копировальной бумаги. Он скомкал её и прижал к ране. Вероятно, из-за большой потери крови Лессар начала дрожать, она была в шоковом состоянии.

Если они ей как-то не помогут, у неё будет большие проблемы.

— Ориана, вызывай скорую! Нет, погоди. Ты можешь использовать какую-нибудь исцеляющую магию!?

— Боюсь что, нет, — с сожалением ответила Ориана, но вдруг она замерла.

Объект, разбивший окно и пронзивший плечо Лессар, застрял в стальном офисном столе. Это был странного вида снаряд, напоминающий наконечник стрелы на тридцатисантиметровой жерди.

Ориана была удивлена не тем, насколько мощной была эта штука, она была поражена, потому что узнала что это.

— …Робин Гуд…

— Что!?

— Это дальнобойный снайперский духовный предмет используемый рыцарями. Но Англиканская Церковь как было уговорено, должна была заниматься магическими происшествиями внутри страны. Я не получала информации о том, что рыцари нам будут в этом помогать.

Ориана вытащила гигантскую “стрелу” из стола и провела по её поверхности кончиками пальцев.

— Робин Гуд был создан для военных нужд знаменитым подразделением под прямом управлением Второй Принцессы Кариссы. Если этот отряд замешан в том, что они хотели заставить замолчать члена Нового Света…этого не может быть…!

Слушая, что говорила потрясённая Ориана, Камидзё весь напрягся.

Напрягся из-за лежащей перед ним Лессар. Прижимая к её ужасной ране скомканную бумагу, он видел, как она дрожащими губами говорила, то ли в благодарность за помощь, которую он сейчас оказывал, то ли хвастаясь.

— …Мы перевозили Изначальную Куртану…

На её окровавленном лице появилась улыбка.

— Этот церемониальный меч, когда-то использовавшийся для коронации и также известный как Меч Милосердия и может быть использован лишь членами Королевской Семьи. …Конечно же… он намного превосходит Вторую Куртану….созданную уже позже и которой обладает нынешняя Королева. Это величайший духовный предмет Великобритании… Истинно это подобающий меч, способный изменить эту страну…

Часть 17

Фолкстон – портовый город в сотне километров от Лондона. В этом городе располагается терминал Евротоннеля, подводного пути, пересекающего Дуврский Пролив.

Бессчётное число карет остановилось возле терминала, окутанного ночной тьмой. Это были экипажи Королевской Семьи и тех, кто охранял их. Здесь же ожидали и множество военных лошадей, вместе с десятками всадников в серебряных доспехах.

Вход туда был не освещён. Из-за того что подводный тоннель был повреждён, терминал в данный момент не работал. Чуть поодаль, юная горничная передавала термос с чаем Третьей Принцесса Виллиан.

В это мгновение брови Лидера Рыцарей дёрнулись, он опустил взгляд и посмотрел на прямоугольный чемодан, который держал.

Он “на глазок” попытался оценить его вес и затем тихонько подошёл ко Второй Принцессе. Всё ещё держа его, он склонился к уху Кариссы и прошептал.

— Она здесь.

— Понятно, — Вторая Принцесса Карисса слегка кивнула.

Лидер Рыцарей продолжал так, чтобы никто не мог услышать.

— Судя по тому, какая информация поступает по электронным и магическим системам связи, церковь ошибочно полагает, что Новый Свет собирается использовать широкомасштабное анти-Европейское заклинание, убив принцессу.

— Хах. В этой смехотворной легенде нет и капли правды.

— Если бы мы обладали такой разрушительной магией, переговоры бы прошли куда легче. И нам нужен был бы лишь план, чтобы случайно всех не перебить.

Карисса подняла правую руку, призывая Лидера Рыцарей помолчать и широко улыбнулась.

— Передай это всем рыцарям, затаившимся по всей стране.

Это был знак. Один единственный приказ, который должен сжечь целую нацию изнутри.

— Начинаем операцию. Теперь Исходная Куртана, меч, что выбирает короля, в моей руке. Он делает меня, Кариссу, владычицей Соединённого Королевства. Любой, кто не хочет видеть, как страна рушится на части под властью прежней королевы-пацифистки, встаньте по собственной воле. Чтобы создать новое Соединённое Королевство, не обойтись без разрушений и кое-что придется сравнять с землей.

Комментарии