Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Часть 19

В грузовом отсеке в ряд стояло множество контейнеров.

Они не имели ничего общего с теми продолговатыми, которые грузили на сухогрузы в портах. Эти были похожи на игральные кости со сторонами два на два метра. Кроме того сделаны они были не из железа, а из алюминия, а на их поверхности красовалась эмблема авиакомпании.

Один из них был открыт, а к его стенке прислонившись, стоял человек.

Звали его Эйкер Лугони.

Одет он был в форму работника международного Парижского аэропорта, в руке он держал пистолет. В сумке, лежащей у него в ногах, были гранаты, пластит и другие взрывоопасные предметы. Однако приготовлено всё это богатство было лишь для самого худшего сценария.

Если было возможно, он хотел бы избежать использования какого-либо оружия.

Чтобы претворить этот план в жизнь, Эйкер и остальные получили информацию и убежище от других организаций, желавших сотрудничать. Сделка заключалась в том, что они давали информацию в обмен на помощь в захвате самолёта без использования оружия.

Если им в итоге не удастся использовать стабилизатор экстренной посадки, став родоначальниками нового вида терроризма, их расценят как клоунов.

Но, как казалось, не было признаков того, что основной план удался.

Скорее всего, переговоры, где в качестве предлога использовался дефект конструкции самолёта – провалились. Теперь Великобритания не пойдёт на уступки, потому что грозить им теперь нечем.

Подходило время запасного плана – худшего сценария.

(…Думаю уже самое время.)

Стоя в тусклоосвещённом отсеке, Эйкер взглянул на часы, висевшие на его массивном запястье. Самолёт уже скоро прибудет в Эдинбург, но вестей от его напарника Мюссэ, находящегося среди пассажиров так и не было. Может, его подвели нервы или он облажался, но Эйкер чувствовал, что план трещит по швам.

Будь что будет, но он уничтожит этот самолёт.

Имея в распоряжении столько взрывчатки, он мог бы с лёгкостью уничтожить этот люк, ведущий в пассажирскую часть самолёта, но он не собирался ходить окольными путями.

Эйкер решил, что подождёт ещё 5 минут и если ничего не случится, он взорвёт люк грузового отсека. Из-за разгерметизации Скай Бас 365 разрушится в воздухе. Да, они будут выглядеть клоунами, но это будет лучше, чем вообще не сделать ничего.

Как раз в это мгновение он услышал странный звук, что-то похожее на то, как под ударом мнётся жестяной лист. И не один удар, повторялся он снова и снова.

Он тут же огляделся в поисках источника звука и наконец, поняв, откуда он доносится, посмотрел вверх. По потолку шёл вентиляционный канал, один из металлических листов, образующих его, сильно прогнулся в нескольких местах, будто по нему целенаправленно дубасили.

(…Серьёзно? …Они пытаются напасть на меня?)

Это была совершенно привычная сцена из боевиков, но вентиляционные каналы были такими узкими, что даже очень щуплый человек не смог бы там поместиться. Тут не поспоришь, ломиться в единственный люк в грузовой отсек было самоубийством, но застрять в этой узкой трубе было не менее тупо.

Эйкер снова услышал удар, поднял пистолет и прицелился в центр только что появившейся вмятины.

Вероятно для экономии веса, но стенки были слишком уж тонкими. Пули без труда прошили жесть, но в ту же секунду из пулевых отверстий полилась горячая жидкость.

Да, всё так: Горячая жидкость.

Она был слишком горяча для крови.

— Чт-…!?

Его тело пронзила острая боль, такое ощущение, будто его облили серной кислотой. Но он мог по запаху сказать, чем была эта красноватая жидкость. Это был чай. Кипяток. Даже сейчас, окатив его с ног до головы, он исходил паром.

В этой суматохе, Эйкер не заметил как Камидзё проскользнул в грузовой отсек, из-за выстрелов он даже не услышал как закрылся люк.

— Эй, террорист. Слышал что-нибудь о тепловом расширении?

Когда материалы нагреваются, их объем увеличивается. Простым примером этого является звук изгибающейся стальной раковины, когда в неё наливают горячую воду. Камидзё кинул бутылки с чаем в вентиляционную трубу, чтобы отвлечь Эйкера.

— !

Террорист тут же направил пистолет туда, откуда слышался голос.

Но прежде чем тот смог прицелиться, Камидзё выплеснул всё содержимое ведра, полного горячего кофе, на Эйкера, будто туша огонь, разбушевавшийся на кухне.

Не нужно объяснять, что происходит с облитым горячим кофе человеком.

— Ааааах!

Он орал и извивался, а Камидзё улыбнувшись, кинул ведро в сторону и пинком оттолкнул в лужу кипятка пистолет, который выронил из рук террорист.

Но это не остановило Эйкера.

Всё ещё крича, он схватил парня за воротник и поднял его. Камидзё хватило времени лишь на то, чтобы понять что его ноги уже не касаются пола, прямо перед тем как Эйкер с силой и ужасным звуком ударил того об пол.

— Гх…бх…!?

Страшной силы удар вышиб весь воздух из лёгких Камидзё, что он даже не только не мог вздохнуть, но и кашлянуть. Но террорист не собирался миндальничать. Эйкер потянулся к своему бедру и вытащил из ножен здоровенный тесак.

— !

Террорист наотмашь махнул им, целясь в лицо парню, но в последний момент Камидзё смог убрать голову чуть в сторону. Рядом с ухом раздался громкий звон, судя по всему, добрая половина ножа разлетелась от удар об пол, но Эйкера, видимо, это не шибко волновало, потому что он тут же попытался ударить снова.

Пока тот замахивался, Камидзё схватил осколок ножа и воткнул Эйкеру в бедро. Он заорал и отшатнулся в сторону, парень не преминул воспользоваться шансом и тут же перекатился в сторону, пытаясь разорвать дистанцию, но тут же понял, что это была неудачная идея.

Эйкер стоял на коленях у исходящей паром луже кофе, в центр которого Камидзё пнул пистолет. Мужчина тут же схватил его.

Существовало множество моделей пистолетов и материалов, из которых они были изготовлены, но конкретно этот был из нержавеющей стали. А она была превосходным теплопроводником. Так как он лежал в луже кипятка, он был очень горяч, что ни на мгновенное не остановило злодея, который схватил его, как ни в чём не бывало, он был в ярости.

— …Я уничтожу этот самолёт, — сказал по-японски обваренный Эйкер, видимо, потому что сам Камидзё обращался к нему на этом языке. — Подрыв Евротоннеля сильно навредил Франции и поэтому мы должны нанести Англии соизмеримый урон. Они перерезали сухопутный маршрут, мы уничтожим воздушный.

— А где доказательства, что это сделала Англия?

Вокруг было множество контейнеров, в одном из них наверняка должно было быть что-то, что Камидзё смог бы использовать в качестве оружия, но террорист не дал бы и шанса ему проверить даже один из них.

— Такой островной стране как Англия, нет никакой выгоды в уничтожении единственного сухопутного маршрута! Если они это сделают, первым по кому они нанесут удар, будут они же сами! И это уже видно даже сейчас!

— Это не обязательно так, — ответил Эйкер, сжимая в ладони обжигающую рукоятку пистолета. — Когда-то в прошлом, строительство Евротоннеля было прекращено из-за военных и политических разногласий. Этот тоннель – важный маршрут между Англией и Францией, но всё ещё живут люди, которые отказываются принять это и хотят разорвать эту связующую нить.

— …

— В знак нашей дружбы с Англией мы позволили совместное управление Евротоннелем. И даже несмотря на это они решили его уничтожить!

— …Какие у тебя есть доказательства? — с опаской спросил Камидзё. — Разве в этом виновна какая-то из стран? Разве есть причина ссориться из-за этого?! Стюардесса сказала мне, что в этих контейнерах. Это специальная еда для тех, кто не может питаться нормально. Французская продовольственная компания делает её и доставляют, чтобы спасти людей в Англии! Не это ли истинная связь ваших двух стран? Большая часть людей не имеет отношения ко всяким тайным организациям вроде твоей!

— Твоя правда, не все в Англии виновны в этом, но везде есть идиоты. И я не позволю, чтобы этим самым идиотам всё сошло с рук, только потому что они прикрываются обычными людьми, — чем дольше Эйкер говорил, тем сильнее он напрягал палец на спусковом крючке.

Чувства его, должно быть, притупились, потому что он улыбался.

— Чтобы не случилось, ты умрёшь здесь, так что это не то о чём тебе следует волноваться.

— …Ты собираешься выстрелить из пистолета, который был погружен в кофе?

— Пистолеты в наши дни способны стрелять, даже если полчаса лежали в грязи. Я очень сомневаюсь, что немного влаги способны не дать ему выстрелить. Но, думаю, японского подростка сложно винить за то, что он многого не знает об оружии, — сказав это, Эйкер нажал на спуск.

Камидзё инстинктивно уже было начал закрывать глаза, но лишь усилием воли оставил их открытыми.

И…

Послышался лишь щелчок, выстрела не последовало.

Это произошло не потому, что пистолет был на предохранителе или в магазин забыли зарядить патроны.

Ошарашенный Эйкер нажал второй, третий раз, Камидзё тем временем сжал правый кулак.

— Слышал что-нибудь о тепловом расширении?

— !?

Не дожидаясь ответа, Камидзё отправил свой кулак в полёт. Всё тело Эйкера задеревенело от удара, но он всё же не упал, тогда Камидзё сжал левый кулак.

— То же что и с вентиляцией. Когда материалы нагреваются – они расширяются!

Он снова отправил кулак в бой.

От сильного удара голова Эйкера откинулась назад.

— То же самое с пистолетными деталями! Одна или две маленькие детальки расширились, пока лежали в жидкости! — Камидзё снова махнул правой рукой и уже на этот раз, террорист упал на пол.

Камидзё глубоко вздохнул.

Огнестрельное оружие работало за счёт детонации пороха, создающее небольшой взрыв, толкавший вперёд пулю. Оружие сильно нагревалось, если из него производили сотню или две выстрелов разом, поэтому его конструировали так, чтобы оно могло перенести такое нагрузки. Но это стало бы проблемой, если бы это произошло в том месте, где пистолет в нормальных условиях обычно не нагревался.

(…Но блин, всё же это была русская рулетка, выстрелит или не выстрелит. Можно даже сказать, что мне повезло…Нет, всё же я был в зоне неудачи, раз мне выпало столкнуться с террористами.)

В любом случае, он пришёл к выводу, что третий террорист не нарисуется, Скай Бас 365 теперь в безопасности.

Камидзё наконец мог расслабиться, но тут услышал шум.

Он оглянулся и увидел, что Эйкер тихо встал, а у ног его стояла сумка, из которой он как раз доставал гранату.

— …!

Камидзё тут же попытался схватить руки террориста, но тот был скорее. Эйкер, улыбаясь во всю харю, в одной руке держал гранату, а в другой сжимал чеку.

Вот-вот раздастся взрыв.

Камидзё здесь некуда было бежать. Скорее всего, это была противопехотная граната, но даже она могла нанести обшивке Скай Баса достаточные для уничтожения самолёта поведения.

Ровно в это мгновение Камидзё услышал голос.

— Ясно-ясно, ты как и всегда действуешь как новичок. Твоя неспособность убить лишь подвергает тебя риску.

Камидзё узнал его.

Эйкер нахмурился, озадаченный внезапным поворотом событий, но ничто не мешало выдернуть ему чеку.

Но тут…

Комментарии