Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Часть 11

Камидзё Тома всё не возвращался.

Индекс ждала, что он вернётся с крекерами, но его всё не было и не было, и наконец, уже не в силах мириться с голодом, встала и пошла искать его.

(Тома, должно быть, взял все вкусняшки себе.)

Однако развёрнутая поисковая компания быстро подошла к концу. Индекс думала, что Камидзё пошёл к перегородке между пассажирскими зонами, и хоть это было недалеко, найти там она его не смогла.

— ?

Озадаченная Индекс поплелась обратно к своему месту, но тут заметила кое-что. Кто-то сидел на месте Камидзё Томы.

Это был европеец в невзрачном цветастом костюме. На вид ему можно было дать около двадцати, роста он был довольно высокого. Часть его лица закрывала газета, которую он держал в руках, так что она не могла сказать, как он выглядел. Газета была на французском.

(Может он спутал места.)

У неё была прекрасная память, поэтому она была уверена в том, что ничего не перепутала. И по сему, не раздумывая опустилась на своё кресло и обратилась к незнакомцу.

— Это место Томы.

Плечи человека с газеткой дернулись, когда он услышал её голос.

Теперь вблизи она могла его рассмотреть получше. Газету он держал одной рукой, а во второй у него было что-то вроде чёрного мобильника. Газета прикрывала также его колени, на которых лежало то, что Индекс приняла за детали его телефона. Тут же был и кабель, а так же что-то похожее на щипчики для ногтей.

— …Чтоб тебя. Дай мне ещё две минутки? — пробормотал он по-французски.

Индекс в замешательстве уставилась на него, но прежде чем она успела вымолвить и слово, незнакомец начал действовать.

Он положил раскрытую газету на колени и как бы невзначай вытянул в направлении её руку.

В которой он кое-что держал.

Это кое-что, было заострённым и прижалось к боку Индекс так, что никто из других пассажиров не мог заметить.

— За безопасностью в аэропортах в основном следят с помощью металлодетекторов, — сказал он по-французски. — Поэтому мимо них можно с удивительной лёгкостью пронести нож, например, из кости. И его будет достаточно, чтобы повредить орган или перерезать артерию.

Незнакомец сделал свой ход, в попытке приструнить свидетеля.

(…А вот это уже хреново. С самого начала всё пошло не так и дальше всё идёт не по плану!)

Человек был в шаге от того, как его загонят в угол.

Если девушка, сидящая рядом с ним, закричит – всё будет кончено. Он мог бы её убить, но тогда просто сделает всю сотню человек из эконом-класса своими врагами. Он боялся, что ударится в панику, когда кто-то накинется на него, преисполненный чувством праведного гнева. Ножом тут уже будет не справиться.

— …Что ты делаешь? — спросила девушка.

Мужчине не было нужды отвечать, и всё же он сделал это. Хотя, скорее говорил он это себе, нежели ей.

— Загружаю программу. Она позволит получить мне доступ к открылку авариной посадки, через этот сотовый.

— Аварийной посадки?

Незнакомец не придал внимания нахмурившейся девочке и придвинулся поближе к окну. Он вытянул проволоку, протянул её в щель в стенке, а затем потянул в сторону. На обшивке салона появилась прямая линия, будто он только что разрезал её ножом.

Мужчина просунул в неё ноготь и отогнул на себя. Внутри было что-то вроде приборной панели автомобиля, а так же что-то около 20 кабелей.

— Если они выполнят требования, мне не придётся этого делать. По правде говоря, мне самому не очень-то и хочется…

Он вдруг затих.

Провод, тянущийся от его телефона, должен был быть присоединён к кабелю техобслуживания, тянущемуся вдоль стены, под обшивкой, но он не смог этого сделать. Штекер на кабеле испещряли несколько маленьких трещин.

Звук кусочков пластика, скребущихся друг о друга, просто сводил его с ума. Он морщил лоб, цокал языком, но на результат это не сильно влияло.

Контакта нет. Программу не загрузить.

— О, это ведь та штука, которую Тома открыл, — сказала сидящая рядом с ним девушка, но незнакомец уже не слушал.

— Говно! — закричал мужчина по-французски, чем привлёк внимание сидящих рядом пассажиров.

Он захлопнул крышку и, не проронив больше ни звука, уставился в потолок, не убирая ножа от живота девочки.

(Что же я делаю?)

Он не мог загрузить программу с места в эконом классе. Он не мог больше “вести переговоры”, используя дефект конструкции.

Он не мог использовать этот способ.

(…Это худший возможный сценарий. Не будет преувеличением сказать, что почти половина всего смысла, стоящего за этим планом теперь исчезла. Последний шанс – использовать это…но я не хочу к этому прибегать!)

Мужчина обуздал свои чувства.

Он больше не мог использовать место в эконом-классе, поэтому ему надо было найти способ, как открыть люк грузового отсека. Ему следовало придумать план, как получить ключ-карту более высокого уровня, нежели те, что у стюардесс.

И в то же время у него была ещё одна проблема – девочка, сидевшая рядом с ним.

Если он сейчас её отпустит, она растрещит всем о террористической атаке. Ему нужно было как-то заставить её замолчать.

А выбора у него не было.

Он громко сглотнул, собрал, лежавшие у него на коленях инструменты и телефон в карман и отдал девочке приказ, не отнимая ножа от её живота и прикрывая его газетой.

— Подъём. Будешь артачиться – порежу.

План рушился, словно карточный домик.

Даже тот, кто заварил всю эту кашу, утратил уже хоть какой-то контроль над ситуацией.

Комментарии