Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 2. Стальное Поле Брани Парящее над Облаками. — Sky_Bus_365

Часть 1

Девушка из Амакуса, Ицува, надула свои щёки с выражением недовольства в глазах.

Когда она услышала, что Камидзё Тома летит в Британию на сверхзвуковом пассажирском самолёте, она переполошилась и спешно начала готовиться, а затем отправилась в аэропорт, чтобы встретить его там, но когда самолёт приземлился, Камидзё Томы там не оказалось. Должно быть, случился какой-то конфуз, так как в итоге она осталась на руках с клеткой, в которой сидел трёхцветный кот, заявленный как домашнее животное.

Она думала, что это удачный шанс и даже решила купить в честь этого Открывающий Великий Дух костюм горничной, поэтому её разочарованию не было предела. Затем Ицува вернулась в Японский квартал вместе с котом и теперь (будучи несовершеннолетней) развалилась на чайном столике и осушала до дна бутылку. У неё даже были кольца сушёного кальмара на маленькой тарелочке.

Парень должен был прибыть в Лондон в качестве опекуна Index Librorum Prohibitorum.

Некоторые из товарищей Ицувы, например Кояги или Цушима, глядели на неё и бледнели. Ушибуку же хватил удар, так как это он был тем, кто надёжно припрятал картофельную сётю в кладовку под кухонным полом.

— М-м, Ицува-сан…? Т-тут, кажется, просто произошла какая-то ошибка, поэтому не надо так падать духом… — сказал, широко улыбаясь, уже женатый Номозаки, скрутив руки Ушибуки за спиной. Тот извивался и кричал: “Она! Она спёрла! Она спёрла моего картофельного барона!!

Будто в ответ на всё это, Ицува налила жидкость в плоскую прозрачную чашу и, чуть склонив голову, окинула их пустым взглядом.

— Ик... Я не…падаю духом…Чёт, шощно, шощно. Чего это я…? — бессвязно пробормотала она едва двигая губами. Казалось, она злилась. — …Не, ну серьёзно… что за хрень этот картофельный барон..? У алхахоля иной раз такие дурацкие названия… Так даже не сказать эта картофель или батат или что….

— Тогда не пей это! Не лишай меня удовольствия!! — в слезах взмолился Ушибука.

В этот момент в комнату зашёл пожилой Исахая и возбуждённо огласил новость.

— Э-эй! Судя по всему, парень не изменил планов и сейчас направляется в Лондон!

Ицува тут же вскочила, а бутылка высококлассного напитка, опрокинувшись начала выплёскивать своё содержимое на столик.

— Хгнхххх! Мой картофельный барон!! — вскричал Ушибука, и Цушима врезала ему по шее тыльной стороной ладони, пытаясь заткнуть его, но Ицуве до них не было никакого дела.

Парень направляется в Лондон?

В аэропорту ей сказали, что его не было на борту, но правда ли произошла ошибка, и он всё же был там? Если так… может ли так случиться, что он навестит их!?

Тело Ицувы будто начало источать рассеянный свет, но её счастливое выражение лица вдруг потускнело.

Она вдруг осознала, как ужасно выглядела со стороны.

Неужели она собирается предстать пред ним в таком позорном виде? Он увидит её распивающей сётю, разящей вокруг перегаром и с торчащим из уголка рта щупальцем кальмара?

— В-всё будет кончено! Если это произойдёт, всё будет кончено!

Она решила хотя бы заняться своим внешним видом, поэтому она быстро доела кальмаров, кинула в рот жевательную резинку, умылась и потянулась. Но всё это было тем, что обычно пьяные люди и делают, а её раскрасневшееся лицо всё ещё делало её похожей на старика, пришедшего на скачки.

(Н-нет, то что он едет в Лондон совсем не означает, что он направляется прямо в Японский квартал. Скорее всего, он остановится в каком-нибудь отеле, а затем направится Букингемский Дворец, поэтому прямо сейчас он здесь никак не окажется! Мне нужно собраться и привести себя в порядок…!!)

Ровно в тот момент, как только Ицува настроилась на оптимистичный лад, Исахая тряхнул головой и с нежным взглядом проговорил:

— Нет, Ицува. Парень уже на пути сюда.

Плечи Ицувы заметно дёрнулись. Она спешно пыталась что-то придумать, шатаясь на ногах.

(Но почему!? Не могу себе даже представить, что он по какой-то причине приедет сюда…!)

Но на самом же деле, у неё были соображения по этому поводу.

(О, точно. Я взяла его котёнка там, в аэропорту…вот дерьмо! Это как раз в его стиле, заскочить сюда, чтобы забрать кота!)

Уже окончательно разнервничавшаяся Ицува вдруг услышала звук шагов, приближающихся по коридору и, прежде чем она успела сделать что-то, послышался звук открывающейся двери и крики Исахайи: “А вот и он!”

Комната была выполнена в западном стиле, но прямо входная дверь была отделена от комнаты, сдвигающейся в сторону японской дверью, выполненной из тонкой бумаги, за которой можно было совершенно чётко разглядеть силуэт, увенчанный ершистыми волосами.

Казалось уже совершенно ясно, что он прибыл прямо сюда.

(Чт-чт-чт-чт-чт-чт-чт-что-что-что же мне делать!?)

Она была окончательно загнана в угол.

Лицо Ицувы становилось бледнее и бледнее с каждым мгновением, как дверь сдвигалась в сторону. Она была уверена не только в том, что запах алкоголя захватил не только её каждый вздох, но даже каждая пора её тела излучала его. Даже кот пытался убежать от неё, будто говоря: “Юная леди, такой смрад просто неприемлем”. Переосмыслив, в каком состоянии она сейчас находилась, Ицува окунулась в пучину хаоса.

(Вааааа!!)

И тут…

— Та да! Обладатель ершистой причёски Татемия Сайджи тут-бгхахахааа!?

Как только она осознала, что её товарищ решил так жестоко поиграть с её нежным девичьим сердцем, она не просто перевернула стол; она схватила его одной рукой и безжалостно долбанула им Татемию. Тело крупного мужчины вылетело за пределы комнаты, а Исахая, помогавший ему с этим розыгрышем вдруг побледнел.

Часть 2

Скай Бас 365 представлял собой просторный пассажирский самолёт, как раз в такой сели Камидзё и Индекс, после того, как отправили своего кота в путешествие. Пассажирские сиденья располагались в два уровня, но даже несмотря на то, что в салоне было множество пассажиров, каждый из них имел довольно внушительное личное пространство в своём распоряжении. Эконом класс обычно представлял собой довольно ограниченный вариант, что-то вроде сидений в кинотеатре, но в Скай Бас 365 всё было иначе. Пассажиры даже на самых бюджетных местах имели в распоряжении достаточно места, чтобы вытянуть ноги, а кресло их имело функцию массажа.

Проблема была одна…

— …Я всё же думал, что будет хоть один рейс до Лондона, на который мы сможем попасть, — пробубнил Камидзё.

Рейсы до Лондона были полностью забронированы. И хоть Индекс с Камидзё направлялись в Соединённое Королевство, конечной точкой их маршрута был Эдинбург в Шотландии, и после этого они должны были пересесть на внутренний рейс до Британской столицы. Этот план они придумали благодаря работнице на стойке обслуживания.

Кстати говоря, Шотландия находилась на севере королевства, а Лондон на юге.

Камидзё и Индекс искали самолёт на котором было бы два сданных билета, и конечно же, билеты стоили денег. В своей попытке пресечь ими использование такси, Цучимикадо вытащил всё содержимое бумажника Камидзё, но по удачному стечению обстоятельств, он всё же смог заплатить за новые билеты, используя электронный кошелёк с помощью мобильного телефона.

(…Но данная возможность мобильного кошелька всё равно, что кредитная карта. Надеюсь, что я не завизжу, увидев чек за всё этоl…)

В отличие от Камидзё, обхватившего голову руками и переживавшего за судьбы рабочего класса, Индекс была необычайно оптимистична. Всё её внимание было поглощено таким необычным местом, известным как “самолёт”. Одета она уже была в обычное платье, очень отличное от её привычного облачения монахини с золотой заколкой, которую каждый раз расценивали как опасный предмет и не пускали с ней на борт.

— Т-тома. На этом кресле можно в игру играть!

— Да, на нём есть кнопки, но это не видео-игра. На самом деле, даже обычные телевизоры-…Погоди! А ну, убери руки оттуда, Индекс! Ты забралась на страницу с платными каналами!

— Рыба или мясо! Рыба или мясо!

— Да, я в курсе, что ты с нетерпением ждёшь когда принесут еду, так что хва-…Ва!! Канал с новинками кино просто нереально дорогой!

— А это что ещё за кнопка? Вахяяях! Яркая чашка с верёвочкой вылетела!

— Это кислородная маска!

Должно быть, действия Индекс послали тревожный сигнал, потому что тут как тут нарисовалась стюардесса со светлыми волосами и офигенным телом. Но Индекс всё ещё была полностью поглощена нажатием всех кнопок, до которых могла дотянуться, поэтому Камидзё лишь оставалось отвесить стюардессе поклон в качестве извинения.

После того, как до неё донесли некоторые из основ этикета в полёте, Индекс вопросительно посмотрела на экран.

— Так здесь есть игры в которые можно играть бесплатно, а другие только за деньги?

— Я уже сказал тебе, нету здесь никаких игр, в которые ты можешь играть на этом экране. Всё это множество кнопок лишь ловушка, в которой таятся платные каналы. Вот смотри сколько всего интересного на бесплатном канале, пр-…ух?!

— Тома. Тут просто куча мелких циферок и рассказывают о какой-то штуке под названием акции.

— Чтоб тебя. Они целенаправленно показывают что-то скучное, чтобы заставить смотреть платные каналы.

Камидзё чуть сник, слушая вещавшего из телевизора средних лет мужчину, говорящего об экономике абсолютно монотонным голосом. Видимо, диверсия в Евротоннеле окунула рынок в хаос.

Индекс осторожно выпрямилась и сказала:

— Кстати, Тома. Когда уже самолётную еду принесут?

— Еду? Хмм, ну время уже поздноватое для ужина, поэтому следующий приём пищи только после девяти, я думаю. Судя по всему, другие пассажиры уже покушали, и у нас не предусмотрено каких-либо поздних блюд из-за наших дешёвых мест.

— …!!!???

— Нееет! Я понимаю, что это огромный удар для тебя, но не кусай голову Камидзё-сана, Индекс! Такие уж порядки, я ничего не могу с этим поделать!

Однако Камидзё и сам был голоден, потому что ровно в тот момент, когда он собирался приготовить поесть, их усыпили с помощью газа и привезли в аэропорт. Он осмотрелся вокруг в поисках магазинчика и увидел знак, указывающий на уголок с бесплатными напитками, прямо перед самой зоной, где расположились в сиденьях пассажиры.

— Индекс. Я собираюсь отправиться в путешествие, — тихонечко сказал Камидзё.

— В-в Королевство Онигири!?

— Нет, мой путь не лежит в эти благословенные земли рисовых зёрен, но у меня должно получиться достать нам немного кофе.

Он встал и направился к уголку с бесплатными напитками. Скай Бас 365 был невероятно большим пассажирским самолётом, а посадочные места в салоне были разделены на ряды по три пары. В этой зоне могло разместиться более 500 пассажиров, а сама она была разделена на три зоны, между эконом, бизнес и первыми классом. Также она была разделена на первый ярус и второй, что существенно увеличивало общую вместимость.

Из того что он мог заметить, на борту было большое количество иностранцев. Множество людей спали, укрывшись одеялками, сделанными из блестящего материала толщиной миллиметра три и изготовленными НАСА. Большинство их, вероятно, были бизнесменами, возвращающимися из деловой поездки в Академгород.

Место Камидзё располагалось в самом дальнем углу эконом класса, а место его назначения было в самой передней части, как раз у перегородки, отделяющей эконом от бизнес класса.

(…Это часть контртеррористических мер?)

В современные самолёты не разрешалось проносить пластиковые бутылки и даже тюбики с зубной пастой, чтобы не позволить злоумышленникам иметь на борту жидкую взрывчатку. Чтобы компенсировать это, авиакомпании организовывали стенды с бесплатными напитками.

Там было примерно такое же оборудование, которое можно было увидеть в семейном ресторане. Там была штука, под которую можно было поставить бумажный стаканчик, нажать на ней кнопку и наполнить его понравившееся напитком. Но именно этот не предоставлял какой-то особый выбор. Тут было только кофе, чёрный чай, апельсиновый сок и четыре самых знаменитых в мире газированных напитка. Кофе было просто отмечено как “Кофе”. Если вам было особенно важно, где было сварено ваше кофе, как оно горчит и какая у него кислотность, то вам тут можно было только посочувствовать. Не было даже варианта, горячего или охлаждённого.

(Ну, это всё же лучше чем ничего, но всё таки это неплохая замена за пропущенный ужин…О?)

Глаза Камидзё кое за что зацепились.

Прямо рядом с башенкой из бумажных стаканчиков лежало что-то, что выглядело как квадратные крекеры. Они были тут, чтобы их лёгкая солоноватость дополняла вкус чая, но всё же ими можно было набить брюхо, если взять большую пригоршню.

(Хехх… Так в самолётах в наши дни даже можно покушать вот так на халяву. Ого, да тут же есть и масло, черника, и ещё кое-что, что можно намазать на них. Я слышал, что бизнес международных перелетов находится в упадке из-за топливных расходов и это переросло в войну сервиса, но никогда бы не подумал, что они пойдут настолько далеко. Думаю, возьму несколько. Я на самом деле, даже особо не замечал, насколько был голоден, но прямо сейчас, когда еда прямо передо мной, я чувствую что мой живот уже на пределе!)

Камидзё уже было потянулся к крекерам, но в тот же момент и замер.

— …

Рядом с тарелкой с крекерами была маленькая коробочка. А на самой тарелочке была бумажка, на которой что-то было аккуратно написано и судя по всему, стюардессой.

Это была цена.

Часть 3

Камидзё решил не прикасаться к крекерам, поэтому он и Индекс, так и летели на Скай Басе 365, пока спустя девять часов тот не приземлился во французском аэропорту.

Казалось, это произошло из-за нужд дозаправки, так как до сих пор полёт проходил без посадок, но этому была иная причина.

После электронного звука из динамиков, женский голос озвучил объявление на нескольких языках.

— Из-за последствий взрыва в Евротоннеле, этот рейс будет задействован для перевозки грузов из Франции в Британию. Мы извиняемся за задержку, но, пожалуйста, просим вас подождать, пока багаж не будет погружен.

Выслушав объявление, Камидзё повозился со встроенным в кресло телевизором и сказал.

— О, точно. По новостям сообщают, что они используют любой попавшийся самолёт или корабль из-за того, что тот большой тоннель не может быть использован.

— Тома, когда мы уже полетим?

— В трудные времена мы должны помогать друг другу.

Вид из иллюминатора был наполнен темнотой. Внутренние часы Камидзё кричали: “Я сел на самолёт сразу после заката и спустя девять часов всё ещё только-только был закат? Это всё не вяжется между собой!” Это и есть магия джетлага в глобальных масштабах.

Он не мог видеть этого из окна, но часть корпуса воздушного судна, должно быть, была открыта, так как погрузчики загрузили на борт несколько каких-то контейнеров.

— Тома. Уже пришло время рыбы и мяса?

— Ты должна выбрать что-то одно из этого. Когда к тебе закралась мысль, что ты сможешь съесть и то, и другое? Не говори мне, что ты собралась съесть и мою порцию тоже!

— Нн! Тот старик в рабочей одежде ест сэндвич!

— У работников аэропорта должно быть сложное времечко, если им приходится есть прямо на ходу… Погоди, Индекс! Почему ты начинаешь вести себя словно животное!? Независимо от того, сколько ты будешь здесь беситься, он не окажется тут! Ау! …Хм?

Пока Камидзё пытался изо всех сил сдержать её, он обо что-то приложился лбом.

Он поглядел наверх и увидел что-то, чего здесь раньше не было. Квадратная часть внутренней обшивки у окна, была отсоединена, словно отдельная деталь и теперь была открыта как приборная доска автомобиля. Внутри было штук двадцать, выглядящих опасными кабелей.

(Ух, ох. Я сделал что-то, что не должен был?)

— …

Камидзё на секунду задумался, а затем всем телом навалился, чтобы закрыть как было.

Стюардесса с офигенным телом, должно быть, слышала их перепалку, потому что она подошла к ним и вежливо заговорила на японском.

— Мне очень жаль. Мы стараемся соответствовать ожиданиям наших пассажиров.

— Н-н-не беспокойтесь. Мы не собираемся требовать компенсацию или что-то ещё, — отрицающе замахал руками Камидзё.

Он сменил тему, пытаясь сделать так, чтобы она ничего не заметила.

— Знаете ли, перевозить предметы ежедневной необходимости в самолёте действительно стоит того?

— Ну, — у стюардессы был такой вид, будто ей было неприятно отвечать на этот вопрос. — Конечно, то, что мы везём из других стран в большинстве своём те вещи, которые невозможно достать в Соединённом Королевстве. В условиях, когда тоннель перекрыт, морской и воздушные маршруты должны компенсировать это.

— То, что нельзя достать в Соединённом Королевстве?

— Несмотря на то, что Великобритания – основная страна, большая часть потребляемых там морепродуктов поставляется извне. И если есть какие-то вещи, которые могут испортиться, пока доплывёт корабль, их отправляют на самолётах. А так же, я думаю, в контейнерах на нашем борту жидкая пища, такая как овсянка.

— Жидкая пища?

— Да. Я не знаю название болезни, но есть группы людей, неспособные есть обычную еду, поэтому им нужна специализированная пища. По всей видимости, такая еда изготавливается только на фабрике во Франции, которая принадлежит некой продовольственной компании.

— Звучит жёстко, — сказал Камидзё, посмотрев в окно.

Контейнеры, которые сейчас грузили, конечно же, были необходимы и, совершенно очевидно, помогут кому-то в Великобритании.

— ...Еда… — прошептала Индекс. — …Еда…Самолётная еда…еда…мясо…Мясо или рыба!!

— Гвох! Индекс, я замечательно осведомлён, что, так как ты не обедала, уровень твоего голода находится на максимальном уровне, так что пожалуйста успокойся! Кушать подадут уже совсем скоро!

— Как скоро это “скоро”!?

— …В районе часа?

— !!!???

— Дура! Голова Камидзё-сана не похожа по вкусу ни на рыбу, ни на мясо..Гах!

Сознание Индекс захватила её хищная натура, и она стала нападать на Камидзё. Тому было стыдно перед стюардессой, которая удалилась, сказав, что ещё вернётся.

В момент очередной атаки на него он вскричал.

— Эй, Индекс! Ты беспокоишь и других пассажиров! И что ты за человек такой, если требуешь еду раньше остальных!?

— Но мой пустой желудок уже трижды превзошёл свой предел! Ты должен понимать, что я сейчас в таком состоянии, что не способна прождать и секунду!

Прежде чем убежать, стюардесса дала Индекс игрушку-свистульку (по форме она была в виде мячика и вероятно, была подарком для тех кто накапливал очки за покупку билетов). Индекс на какое-то время заинтересовалась игрушкой, заставляя её свистеть.

Камидзё и Индекс успели поспорить ещё много по поводу чего, но, несмотря на то, сколько они ждали, блондинка-стюардесса с офигенным телом всё не возвращалась и не возвращалась.

На лице Камидзё появлялось подозрительное выражение лица.

— …Простите за ожидание. Погрузка завершена. Сейчас мы готовимся к взлёту. Все пассажиры должны занять свои места и пристегнуть ремни.

— Хм? Ну да, самолёт при взлёте кренится, поэтому стоять в проходе опасно. Я более чем уверен, что они и тележку с едой закрепляют на это время, так что мы не начнём есть, пока не подымимся в воздух.

— …

— Ну, самолёт выровняется примерно минут через 20, поэтому просто подожди, хорошо? Эй, Индекс, чего это ты смотришь в пол?

Ответа не последовало.

Он услышал лишь зловещий рык и ощутил приближающуюся опасность, направив все свои мысли лишь на одно.

(Пожалуйста, принесите еду побыстрее!)

Но так как он был нулевиком, не мог использовать телепатию.

Он слышал, как зубы Индекс клацали не переставая.

Часть 4

Скай Бас 365 благополучно поднялся в воздух.

Самолёт выровнялся, и световая индикация, призывающая пристегнуть ремни, погасла.

Огромный пассажирский самолёт снова начал свой воздушный круиз.

Рядом с Камидзё и Индекс, уставившись на них, стоял человек.

По правде говоря, правильнее было бы сказать, он просто остолбенел в проходе.

Он не был пассажиром эконом-класса, как те же Индекс и Камидзё. Чтобы избежать ненужных подозрений, он купил билет бизнес-класса. Он будто бы пошёл в туалет, располагавшийся в “стене”, оделявшей бизнес от эконом класса, а затем просто пошёл дальше, якобы возвращаясь на своё место в экономе.

(Что за хрень?)

Вопрошая это про себя, мужчина достал блокнот.

Он получил инструкции не заглядывать в него, если бы этого не потребовала бы ситуация. Этот некто почувствовал, что всё обернулось именно так, и теперь спешно перелистывал исписанные числами и словами страницы.

На одной из них он увидел номер места.

Он проверил его и подтвердил то, что был прав.

Сиденье, которое занимал азиат с ершистыми волосами, по идее, должно было быть пустым.

Его товарищ под фальшивым именем купил сюда билеты.

— …

Мужчина ткнул в цифру, записанную в блокноте, и пришёл к единственному возможному умозаключению. (Вот дерьмо. Они посадили сюда кого-то, кто ждал, что на рейсе освободится место…!?)

Даже если место было забронировано, оно считается освободившимся, если оплативший билет пассажир не прибыл к крайнему сроку посадки. В этот-то момент другой покупатель может выкупить это место. Должно быть, так этот парень оказался на том месте, которое должно было быть пустым.

Этот человек осознал сложившуюся ситуацию.

Однако он не мог придумать, как мог её исправить.

(Что же мне делать…?)

Он показался бы окружающим слишком подозрительным, если бы продолжил и дальше так стоять средь прохода, поэтому он неспешным шагом пошёл дальше, направляясь к лестнице ведущей вниз. Если он спустится вниз, а затем по своим же стопам вернётся снова, это не привлечёт меньше внимания, чем стояние, словно столб посреди салона.

Он сунул блокнот обратно в карман и миновал сиденье, пристально смотря на парня, сидевшего там.

(И что мне теперь делать? Я не могу претворить в жизнь наш план, если у меня не будет доступа к этому месту.)

Часть 5

Время приёма пищи, судя по всему, ближе не стало.

Даже когда самолёт поднялся с взлётно-посадочной полосы, взмыл в небо и выровнялся, стюардесса не вернулась.

(А, вообще возможно принести еду пораньше? Её коллеги и начальники ведь не разозлится на неё, если она это сделает?)

— Мм, я немного волнуюсь. Думаю, пойду поищу стюардессу.

— Я тоже беспокоюсь по поводу рыбы или мяса!

— Если ты отправишься со мной, то сделаешь лишь хуже, так что посиди здесь.

Если у стюардессы с офигенным телом были проблемы из-за того что она пыталась позаботиться о них, то он хотел сказать ей, чтобы не волновалась по поводу еды. А если бы Индекс вмаршировала туда выкрикивая её лозунг: “Рыба или мясо! Рыба или мясо!”, то это лишь пустило бы ситуацию под откос.

Камидзё поднялся со своего места у окна, переступил через ножки Индекс и наконец, вышел в проход, направившись к “стене” разделявший пассажиров эконом и бизнес класса. Тут было множество удобств, таких как уборная, уголок с бесплатными напитками, зона для приготовления пищи и лестница на другой уровень.

(Хмм. И что же мне делать, если её и вправду ругают…?)

Волнуясь, он прошёл меж кресел и вошёл в зону между пассажирскими местами. Как и полается, тут было много светлее, чем пассажирской зоне.

Он осмотрелся, но не заметил и следа стюардессы.

(А? Она не здесь?)

Он думал, что она прямо сейчас готовит еду, так что был уверен, что встретит её тут, но судя по всему, он ошибался.

Он заметил дверь в маленькую комнату, которая, как казалось, была кухней, но был не уверен, действительно ли стоит ему её открывать, поэтому Камидзё остановился.

Он приложил ухо к двери, но не услышал ни звука, что мог выдавать кого-то работающего там.

(Наверное, не стоит мне шататься тут в поисках неё… У меня всё в порядке, поэтому я не должен бегать за стюардессой.)

Камидзё решил вернуться к Индекс и развернулся.

— Кияя!?

Он услышал пронзительный вскрик и почувствовал, что что-то влетело в него. Казалось, что кто-то просто шёл рядом с ним, и он сбил его с ног.

Посмотрев себе под ноги, он увидел блондинку стюардессу с офигенным телом.

В руках у неё были какие-то бумаги, но после того как она столкнулась с Камидзё, они теперь повсюду разлетелись. Листочки формата А4 были исписаны строками текста написанными, судя по всему, в текстовом редакторе, но так как они были на иностранном языке, Камидзё ума не мог приложить, что же там написано.

И сейчас всё равно было не до этого.

— Ах! Простите, с вами всё в поряд-…

Ровно в тот момент, когда Камидзё уже было хотел склонить голову в извинении, стюардесса спешно, всё ещё не поднявшись с пола, с невероятной скоростью смела с пола все выпавшие листы.

— Т-ты видел…? — спросила она.

— Нет, я ничего не увидел под вашей юбкой! — честно ответил Камидзё.

— ?

Женщина с офигенным телом, облачённая в облегающую юбку, тупо уставилась на него.

Казалось, это не то, о чём она в данный момент беспокоилась.

(??? Тогда что она имеет в виду, спрашивая это…?)

Камидзе, наконец, посмотрел на бумаги, бывшие у неё в руках.

Но прежде чем он успел разглядеть текст, она уже успела вскочить на ноги.

— П-простите. Я вам сейчас же принесу еду!

— Ох. Мм… — Камидзё уже начал было говорить, но перед тем как успел, стюардесса извинилась, отвесила поклон и спешно удалилась.

(…Что это такое…?)

Камидзё уставился в недоумении ей вслед.

У него не было идеальной памяти как у Индекс, поэтому он не мог вспомнить содержание тех страниц, на которые на мгновение кинул взгляд.

Тем малым, что он смог уловить и запомнить было…

(Что же это такое? Номера рейсов?)

Часть 6

Начиная с носа, Скай Бас 365 был разделён на первый, бизнес и эконом классы.

Но перед всеми ними, конечно же, была ещё одна зона – кабина пилотов.

Приборная панель, стены и даже потолок были покрыты кнопками и переключателями, а на полу было установлено четыре кресла. Два передних предназначались для пилотов, два других для сменщиков. В данный момент в кабине был пилот и два его помощника.

— Отчёт от диспетчеров распечатан, — объявила блондинка стюардесса.

Она говорила по-японски.

Обычно, она не вошла бы сюда, и дело не в каких-то морально-этических нормах; это было частью правил авиакомпании. Причина, по которой стюардесса находилась здесь, была проста.

На борту развивалась критическая ситуация.

— Получается, авиакомпании поступила угроза, — сказал крупный мужчина, одетый в белую военную форму.

Это был пилот авиалайнера.

У него были короткостриженые чёрные волосы и смуглая кожа и, судя по тому, на каком языке вёлся разговор, был он японцем.

Тем, к кому он обращался, была не стюардесса.

Он разговаривал с центром управления международного аэропорта Академгорода.

— Это довольно таки плохо, не так ли? — сказал офицер службы безопасности аэропорта.

— Это точно. Но никто им навстречу не пойдёт, — проворчал в ответ пилот.

— Но это поставит под угрозу нападения ваш самолёт, — с горечью произнёс собеседник.

— Получается, наш враг – Французская анти-Английская группировка…

— Исторически, Франция и Англия время от времени были то врагами, то союзниками, но эти товарищи, судя по всему, концентрируются лишь на плохих воспоминаниях, — непонятно, откуда работник службы безопасности получил эту информацию, но судя по всему, был прав. — Так же, они, кажется, думают, что взрыв в Евротоннеле был устроен Англичанами и ударил только по Франции. По сему, они хотят отплатить англичанам их же монетой.

— И они решили полностью обрезать воздушное сообщение в Англию, да? Что за потешное требование, — тихим голосом сказал пилот.

Евротоннель был для Франции не более чем “важным сухопутным маршрутом” в тот момент как для Британии он был “единственным сухопутным маршрутом, соединяющим его с остальными странами на материке”. Пилот не видел причин, по которым Британия могла бы взорвать его.

— Человек, отправивший электронное письмо с угрозами уже взят французскими властями, но, видимо, кто-то другой должен будет провести атаку. А тот парень и слова не проронил на допросах, и похоже всё на то, что обычными способами из него ничего не вытянуть.

— Будет большой проблемой, если на это уйдёт слишком много времени. Перелёт от Парижа до Эдинбурга занимает от сорока минут до часа, — спокойно сказал пилот, плотнее обхватив штурвал.

— Если террористы не шутят, велика вероятность, что свой следующий ход они совершат как раз в это время.

— Но не блефуют ли они? — ответил пилот. — Они уничтожат самолёт со своими товарищами на борту?

— Это и есть их цель, как было объяснено в письме. Надо предполагать, их человек на борту должен будет пожертвовать собой, если их требования не будут выполнены.

— …

— Пойдут им на встречу или же Скай Бас 365 будет уничтожен, они так и так нанесут урон. Для них любой результат – успех.

— …Это ужасно. Я хочу сейчас же развернуться и вернуться в Париж.

— Если вы совершите такой резкий манёвр, есть опасность, что террорист, находящийся на борту, прочухает и начнёт действовать. Немаловажно то, что на осторожный манёвр и возвращение у вас просто не хватит топлива. …Всё это из-за того, что вы приняли на борт дополнительный груз и высокой цены на горючее. Но я уверен, что вы и так хорошо осведомлены о ситуации.

— Получается, мы сами должны будем обнаружить террориста, прежде чем он сделает свой первый шаг. Чёрт бы его побрал, — пробормотал пилот.

Пассажирская зона Скай Баса 365 была разделена на два этажа и вмещали более 500 пассажиров. Очень немногие самолёты в мире могли с ним сравниться. Проверка всех и каждого могла занять куда больше чем тот час, который они имели в распоряжении. А уж определение криминальных элементов, просто основываясь на том, как человек выглядит, было сложно даже для полиции, не говоря уже о них.

— …Мы лишь дилетанты.

— Но тебе придётся. Попасть на борт сможет лишь телепортер, но никак не сотрудники полиции.

То, как человек из Академгорода упомянул телепортера как конкретный и эффективный метод решения данный проблемы, лишь вызвало у пилота чувство горечи.

— А ещё… Ну, я уверен вы в курсе, но приложите все силы, чтобы пассажиры не узнали о сложившейся ситуации. Самолёт – место, где некуда бежать – станет адом на земле, если ситуация выйдет из-под контроля.

— Знаю. Я тот, кто отвечает за жизни своих пассажиров. И я не настолько испорчен, чтобы использовать их в качестве живого щита.

Как только пилот это сказал, в его наушниках раздался уже другой голос.

Передача шла по внутреннему каналу самолёта.

— Чрезвычайное происшествие! Кто-то, скорее всего террорист, начал действовать!

— !? — пилот застыл, слушая слова члена экипажа.

— Один человек ранен, но в сознании. Его атаковали сзади, так что он не разглядел нападавшего. Сэр, наши действия!?

Часть 7

Голод Индекс был на максимально возможном уровне.

— Едаааааа! Где наааашааа еееееедааааа! Мяяяяясоооо или рыыыыыбааааа…!

— …Я чувствую огромное давление откуда-то сбоку. Такое чувство, будто рядом со мной сидит лев. И что же Камидзё-сану теперь делать?

— Нет не только рыбы и мяса, но ещё и какой-то буржуй, сидящий рядом уплетает покупные крекеры. Такое ощущение, что у меня в желудке всё вскипает.

— Да, но Цучимикадо спёр всё, что было у меня в кошельке, поэтому я ничего не могу с этим поделать. Всё, что у меня есть это британские фун-…

Говоря это, Камидзё чесал голову, но вдруг застыл.

Индекс вопрошающе посмотрела на него.

— …Погоди-ка. Самолёт летит из Академгорода в Великобританию, получается, можно расплачиваться британской валютой.

— …!!!???

— Нет! Ты имеешь право злиться, но Индекс-сан, если ты прокусишь моей череп своими челюстями, я уже никогда не смогу принести тебе крекеров!

Лишь в последнюю секунду Камидзё успел обуздать раскрывшуюся у него перед глазами звериную пасть.

Едва сумев вырваться из лап смерти, он поднялся с сиденья и направился в уголок с бесплатными напитками.

(…Я ведь довольно часто тут бродил? Я надеюсь, что никто не начнёт относиться ко мне с подозрением.)

Камидзё волновался понапрасну, потому что, идя по проходу, он видел много пассажиров, прохаживающихся по салону в попытке размять ноги после долгого сидения. Да, кресла имели функцию массажа, но всё же это был эконом класс. Один массаж не мог расслабить всё тело.

Уголок с бесплатными напитками располагался в “стене”. В прозрачной коробочке рядом с крекерами лежали банкноты множества стран. На маленькой табличке были написаны цены для множества валют и, судя по всему, фунты тоже принимались.

(Посмотрим… Я могу купить десять крекеров за три фунта. Подождите, сколько три фунта будет в йенах?)

Камидзё не мог даже примерно оценить цену вещей, платя за них в иностранной валюте, поэтому он положил деньги, понятия не имея, дорого ли это было или дёшево.

Положив деньги в коробку, он взял упаковочку, в которой было десять крекеров.

— …А?

Он уже собирался пойти к Индекс, но вдруг остановился.

В отличие от прошлого его визита сюда, сейчас дверь в зону для приготовления еды была открыта.

(…А положено ли оставлять двери в самолёте открытыми?)

Самолёт мог внезапно наклониться при взлёте или посадке, начать трястись при турбулентности. Если дверь будет оставлена открытой, то она сможет внезапно открыться на полную или захлопнуться, сломав кому-нибудь пальцы. Камидзё узнал это из документального фильма.

— Думаю, я должен закрыть её…так ведь? — безучастно пробормотал он про себя и приблизился к двери.

Камидзё решил, что никто не рассердится на него, если он просто захлопнет её, но прежде чем схватился, брови его чуть двинулись.

Он увидел то, что было по другую сторону двери.

Комнатка была небольшой. Это был просто закуток, где можно было разогреть еду, которую выдавали в полёте, поэтому там было много микроволновок на металлических полках.

С этим проблем не было.

Но чем-то тёмно-красным была забрызгана одна из миковолновок, закреплённых на стене. Пятно было около пятнадцати сантиметров в поперечнике и пятьдесят в длину. На секунду задумавшись, он решил, что это просто кто-то схватился за неё грязными руками, пытаясь встать.

Ему было интересно, чем же была эта красная субстанция.

Так как это была кухня, он подумал, что это какой-то соус или подлива.

— Ты видел это, не так ли? — раздался женский голос позади него.

Камидзё обернулся и увидел блондинку стюардессу с офигенным телом.

— Ты ведь видел кровь? — продолжала она с виноватым видом.

Она дала ему информацию, которой он прежде не обладал.

— Так это-, — начал было Камидзё говорить, но запнулся на полуслове.

Он услышал громкий удар.

Ему понадобилась секунда чтобы осознать, что этим звуком был удар его тело об пол, после того как его руку вывернули и провели силовой приём.

Стюардесса ни много ни мало, оседлала лежащего его лицом вниз, верхом. Она нагнулась к его уху и тихо извинилась так, чтобы лишь он мог слышать.

— (…Прости. Все члены экипажа обучены приёмам самообороны, чтобы мы могли быть в состоянии справиться с любой проблемой произошедшей на борту, если в ходе столкновения не применяется оружия. Хотя, мы практикуем лишь то, что есть в руководстве.)

— Ч-что происходит…?

Стюардесса больше ничего ему не ответила, вместо этого свободной рукой щёлкнула переключатель на чём-то, что выглядело как рация.

— Сэр, у нас тут проблема, — сказала она абсолютно холодным голосом по-японски. — Прежде чем я успела убрать кровь, её заметил один из пассажиров. Я считаю, что он узнал о том, что что-то происходит на борту. Как прикажете с ним поступить?

Часть 8

Судя по всему, стюардесса с офигенным телом держала Камидзё в ожидании кого-то, кто скоро должен прийти.

Но он задерживался и наконец, она заговорила.

— Это террористическая атака…

— Вы террористка!?

— Н-нет! — поспешила оправдаться она. — Управление аэропортом передало сообщение, что на борту нашего самолёта есть один из них. Если мы не выполним их требования, то он использует конструктивный дефект Скай Бас 365 во время посадки, что повлечёт за собой печальные последствия…иными словами, самолёт разобьётся.

— … Да ладно?

— Кровь, которую ты видел, принадлежит другому члену экипажа. Кто-то напал на неё сзади, скорее всего тот самый террорист.

— Вы ведь не думаете, что я – он самый?

У Камидзё было очень скверное предчувствие по поводу сложившейся ситуации, но, кажется, стюардесса покачала головой. Однако он не мог сказать этого наверняка, так как он лежал лицом вниз и понятия не имел, что происходило у него за спиной.

— Я об этом не думала… Но я не могу позволить, чтобы эта информация распространилась среди пассажиров. Это может и опасная ситуация, но если они узнают, это лишь вызовет панику. Люди могут пораниться, и всё это может спровоцировать террориста на следующее действие.

Казалось, она в сомнениях по поводу того что делать дальше.

Скорее всего, она сказала это ему просто потому что чувствовала себя виноватой из-за того как с ним обошлась.

Может она и полностью сковала его движения с помощью её приёмов, но всё ещё чувствовала себя неуверенно.

— Что делать планируете?

— Ну…

Но помощь прибыла, прежде чем она успела сказать.

Помощь ей, не Камидзё.

Крупный мужчина, одетый во что-то похожее на белую военную униформу вошёл в помещение. Скорее всего, он был пилотом.

Он посмотрел на лежащего Камидзё и сказал по-японски.

— …Мы должны отделить его от остальных пассажиров.

— Н-но можем ли мы это сделать? Это правда, что мы должны обеспечивать безопасность пассажиров, но у нас нет права держать их взаперти.

Та, кто держала Камидзё, была не уверена в этом больше остальных.

С другой стороны, у пилота подобных сомнений не наблюдалось.

Лишь тень огорчения отразилась на его лице, но этого было недостаточно, чтобы изменить его мнение.

— Ты правда думаешь, что достаточно будет ему просто сказать не трепаться и отпустить восвояси? Ясное дело, он рано или поздно запаникует и распространит это на других пассажиров. …Я думал, ты понимаешь это. Ведь ты следовала указаниям, удерживая его.

— …

— У нас нет другого выбора, кроме как удерживать его здесь пока мы не возьмём ситуацию под контроль. А чтобы отплатить ему за сотрудничество, мы компенсируем ему стоимость перелёта. Если он после этого захочет устроить драму, то мы просто оставим все заботы на юридическую службу авиакомпании.

— П-погодите секундочку!, — вмешался лежащий на животе Камидзё. — Я слышал, что на борту может быть террорист. Если это правда, вы считаете что у вас есть время заниматься всем этим!? Вы уверены, что сможете его сами найти? Вам не помешает любая помощь, которую вы только можете найти, да? Так позвольте-…!!

Но пилот оборвал Камидзё на полуслове, цокнув языком.

Он посмотрел на стюардессу, потом на Камидзё.

— …Ты ничего подобного делать не будешь, потому что мы будем держать тебя здесь.

— Чего?

— Слушай. На борту самолёта более 500 пассажиров. Террорист прячется среди них, держа все эти жизни в своих руках. В подобной ситуации мы просто не можем положиться на помощь какого-то совершенно не разбирающегося в этом вопросе человека, который окажет нам медвежью услугу.

Камидзё уже разгорячился, подумав, что пилот начинает устраивать грызню, но тот закончил всё следующими категоричными словами.

— Ты готов взять ответственность за 500 душ?

— …!?

— Это мой долг, как капитана воздушного судна. И по сему, я предприму любые действия, которые посчитаю правильными, чтобы защитить их всех, даже если меня в итоге уволят. Не говори, что хочешь помочь, только если не готов принять на себя всё, что это повлечёт за собой. Ты не можешь взять на себя эту ответственность, да и не должен.

Пилот жестом приказал слезть с Камидзё.

Он не освобождал его, просто собирался держать его где-то.

— Зона для разогрева пищи открыта, так что просто оставь его там. Если всё это обернётся проблемами, всю ответственность беру на себя.

Часть 9

Дверь закрылась, замок щёлкнул.

В комнатушке не было ничего за исключением микроволновок и кровавого пятна на одной из них, так что ему ничего больше не оставалось, кроме как сесть на одну из стальных полок.

Когда пилот уже ушёл, а стюардесса уже собиралась оставить его в этой комнатке, она чуть поклонилась, выглядя сожалеющей обо всём этом.

— М-мне правда очень жаль. Мы делаем это лишь для того чтобы пресечь панику на борту.

Должно быть, она чувствовала, что он заслуживает объяснения того, что привело к его заключению.

Камидзё вспомнил, что стюардесса сказала ему.

Судя по всему, информация, что террорист на борту оказалась верной. Электронное письмо с угрозой было следующим:

В конструкции самолётов Скай Бас 365 есть дефект. Мы провели несколько тестов и доказали это. Если вы не уничтожите главные регистраторы четырёх крупных Британских авиалиний, этот дефект будет использован чтобы уничтожить Скай Бас 365 направляющийся из Академгорода в Эдинбург.

— Главный регистратор?

— Это компьютер, обеспечивающий централизованное управление пассажирскими авиабилетами и бирками на багаже. Без него работа авиакомпаний будет просто-напросто остановлена. Слишком много информации, чтобы разбираться с ней вручную.

Насколько он мог понять, методом, которым террористы хотели вывести устройства из строя, было использование вируса, который они приложили к электронному письму с угрозой.

— Вероятно, если регистратор будет заражён, будучи подключённым к интернету, вся информация на нём будет полностью уничтожена, а лог-файл с отчётом об этом будет размещён как комментарий в блоге авиакомпании. Если формат данного файла был бы проанализирован, то можно было бы создать фейковый лог и тем самым мы могли бы сымитировать уничтожение главных регистраторов. Однако, судя по всему, файлы эти зашифрованы, а анализ их займёт несколько дней.

Она продолжала повторять “вероятно” и “судя по всему”, поэтому Камидзё предположил, что стюардесса не особо-то разбирается в подобных вещах.

— …А каков этот конструктивный дефект?

— Мы не знаем. Но все рейсы, упомянутые в электронном письме, были проверены. Все они – Скай Басы 365 как наш. Рейс 5991 из Парижа в Москву, Рейс 4135 из Нита в Нью-Йорк и Рейс 7558 из Марселя в Пекин. У всех них была проблема, у них на пятнадцать секунд останавливались в полёте все двигатели. Все отвечающие за это системы были разобраны и обследованы, но ничего обнаружить так и не удалось, поэтому все они так по сей день и используются.

Все три эти рейса были тренировочными полётами для террористов.

И это был не блеф.

Или, по крайней мере, это было то, что заключили следователи.

— Тогда по поводу крови. Вы сказали, что на одного из членов экипажа напали, так?

— Мы понятия не имеем, зачем террорист это сделал. На деле же, мы даже не знаем, что ему нужно предпринять, чтобы воспользоваться данным дефектом. Но это нападение может быть неотъемлемой частью его плана.

Камидзё оценил выражение её лица, прежде чем она закрыла дверь, как утомлённость.

— …Так получается, террористы пытаются полностью отрезать все пути воздушного сообщения Великобритании, — пробормотал Камидзё, сидя в одиночестве в пустой комнатке.

Авиалинии могут пойти у них на поводу и уничтожить регистраторы или они могут отказаться, что обернётся катастрофой Скай Баса 365. Не важно, что они в итоге выберут, и то, и другое обернётся огромным ударом британским авиалиниям. И это в дополнение к уничтожению единственного сухопутного пути – Евротоннеля.

(Значит, те террористы замешаны ещё и в этом…?)

Камидзё немного подумал и наконец покачал головой.

Обладая лишь обрывками информации, такой дилетант как он не мог увидеть всю картину.

Он сконцентрировал свои мысли на том, что его бросили в эту маленькую комнату.

(Не так надо относиться к клиенту. С другой стороны, ответственность за 500 жизней это и правда уже слишком… )

Плечи Камидзё расслабились.

Он попытался настроиться на позитивный лад.

(Надеюсь, когда эта дверь в следующий раз откроется, меня встретят хорошие новости.)

Часть 10

Начиная с носа, Скай Бас 365 был разделён на первый, бизнес и эконом классы, располагаясь в два яруса. Лестницы между ними располагались в перегородках, бывших метров семь вширь.

В одной из них располагался определённый люк.

Это была пожароустойчивая дверь, ведущая в грузовой отсек, который располагался прямо под пассажирской зоной. На самом деле, не было никакой надобности соединять их вместе, но наличие её позволяло экипажу проникнуть в грузовой отсек во время начавшегося пожара и нейтрализовать возгорание.

— …

Перед этим самым люком стоял мужчина.

Электронный звук возвестил о том, что его действие отклонено.

В руке он держал ключ-карту.

Чтобы заполучить её, он ушёл от первоначального плана и напал на одну из стюардесс.

(…Блядь.)

Человек снова провёл картой по кардридеру.

Но, как он и ожидал, услышал тот же звук отказа, что и раньше.

(Да что б тебя. Я ничего не смогу сделать, если не попаду туда …)

Что-то похожее на стон сорвалось с губ мужчины.

Он держал в руке чёрный мобильник, на который была загружена необходимая программа. Ему лишь надо было присоединить кабель к разъёму в нижней части телефона и загрузить её в систему Скай Баса, чтобы использовать дефект самолёта.

Местом, где он это изначально планировал сделать, было сиденье эконом класса. Его товарищ зарезервировал там место, но оно досталось тому азиату, после того как бронь была снята.

С помощью физической силы он мог вышвырнуть его оттуда, но делать это, когда вокруг сто пассажиров, которые в момент станут его врагами?

Это был единственный способ.

Для того чтобы прибегнуть к запасному плану, ему требовалось чтобы эта дверь была открыта.

(Ёбаный ты нахуй!! Получается, пропуском стюардессы не получится открыть этот люк. Но все пилоты, кто имеет более высокий уровень допуска, находятся в кабине. Если бы я мог туда вот так вот без задней мысли ворваться, то мне не пришлось бы заниматься этой хренью с конструктивным дефектом.)

Не теряя духа, мужчина оглянулся назад, в сторону выхода из “стены”, ведущего эконом класс. Если бы только там не было того азиата с ершистыми волосами, тогда ему не пришлось бы прибегать к таким привлекающим внимания действиям, как нападение на стюардессу.

(Чёрт бы тебя побрал. Будет хреново, если придётся использовать ту штуку из грузового отсека! Если бы только того парня там не было, всё бы было как по маслу…!!)

— …А?

А его там и не было.

Может он ушёл в туалет, потому что того парня азиата который занимал место уже и след простыл. Кроме того, сребровласая зеленоглазая девочка, которая судя по всему, летела вместе с тем азиатом тоже встала с места и теперь прохаживалась по проходу.

(Это мой шанс.)

Это была его последняя возможность уничтожить Скай Бас 365, не используя того, что было в грузовом отсеке.

Мужчина достал из кармана перчатки. Если бы он пошёл прямо к заветному месту, то наткнулся бы прямо на девочку, стоящую сейчас в проходе, поэтому он посчитал, что будет лучше спуститься на нижний уровень, пройти к другой лестнице, подняться и прийти к сиденью с другой стороны.

Часть 11

Камидзё Тома всё не возвращался.

Индекс ждала, что он вернётся с крекерами, но его всё не было и не было, и наконец, уже не в силах мириться с голодом, встала и пошла искать его.

(Тома, должно быть, взял все вкусняшки себе.)

Однако развёрнутая поисковая компания быстро подошла к концу. Индекс думала, что Камидзё пошёл к перегородке между пассажирскими зонами, и хоть это было недалеко, найти там она его не смогла.

— ?

Озадаченная Индекс поплелась обратно к своему месту, но тут заметила кое-что. Кто-то сидел на месте Камидзё Томы.

Это был европеец в невзрачном цветастом костюме. На вид ему можно было дать около двадцати, роста он был довольно высокого. Часть его лица закрывала газета, которую он держал в руках, так что она не могла сказать, как он выглядел. Газета была на французском.

(Может он спутал места.)

У неё была прекрасная память, поэтому она была уверена в том, что ничего не перепутала. И по сему, не раздумывая опустилась на своё кресло и обратилась к незнакомцу.

— Это место Томы.

Плечи человека с газеткой дернулись, когда он услышал её голос.

Теперь вблизи она могла его рассмотреть получше. Газету он держал одной рукой, а во второй у него было что-то вроде чёрного мобильника. Газета прикрывала также его колени, на которых лежало то, что Индекс приняла за детали его телефона. Тут же был и кабель, а так же что-то похожее на щипчики для ногтей.

— …Чтоб тебя. Дай мне ещё две минутки? — пробормотал он по-французски.

Индекс в замешательстве уставилась на него, но прежде чем она успела вымолвить и слово, незнакомец начал действовать.

Он положил раскрытую газету на колени и как бы невзначай вытянул в направлении её руку.

В которой он кое-что держал.

Это кое-что, было заострённым и прижалось к боку Индекс так, что никто из других пассажиров не мог заметить.

— За безопасностью в аэропортах в основном следят с помощью металлодетекторов, — сказал он по-французски. — Поэтому мимо них можно с удивительной лёгкостью пронести нож, например, из кости. И его будет достаточно, чтобы повредить орган или перерезать артерию.

Незнакомец сделал свой ход, в попытке приструнить свидетеля.

(…А вот это уже хреново. С самого начала всё пошло не так и дальше всё идёт не по плану!)

Человек был в шаге от того, как его загонят в угол.

Если девушка, сидящая рядом с ним, закричит – всё будет кончено. Он мог бы её убить, но тогда просто сделает всю сотню человек из эконом-класса своими врагами. Он боялся, что ударится в панику, когда кто-то накинется на него, преисполненный чувством праведного гнева. Ножом тут уже будет не справиться.

— …Что ты делаешь? — спросила девушка.

Мужчине не было нужды отвечать, и всё же он сделал это. Хотя, скорее говорил он это себе, нежели ей.

— Загружаю программу. Она позволит получить мне доступ к открылку авариной посадки, через этот сотовый.

— Аварийной посадки?

Незнакомец не придал внимания нахмурившейся девочке и придвинулся поближе к окну. Он вытянул проволоку, протянул её в щель в стенке, а затем потянул в сторону. На обшивке салона появилась прямая линия, будто он только что разрезал её ножом.

Мужчина просунул в неё ноготь и отогнул на себя. Внутри было что-то вроде приборной панели автомобиля, а так же что-то около 20 кабелей.

— Если они выполнят требования, мне не придётся этого делать. По правде говоря, мне самому не очень-то и хочется…

Он вдруг затих.

Провод, тянущийся от его телефона, должен был быть присоединён к кабелю техобслуживания, тянущемуся вдоль стены, под обшивкой, но он не смог этого сделать. Штекер на кабеле испещряли несколько маленьких трещин.

Звук кусочков пластика, скребущихся друг о друга, просто сводил его с ума. Он морщил лоб, цокал языком, но на результат это не сильно влияло.

Контакта нет. Программу не загрузить.

— О, это ведь та штука, которую Тома открыл, — сказала сидящая рядом с ним девушка, но незнакомец уже не слушал.

— Говно! — закричал мужчина по-французски, чем привлёк внимание сидящих рядом пассажиров.

Он захлопнул крышку и, не проронив больше ни звука, уставился в потолок, не убирая ножа от живота девочки.

(Что же я делаю?)

Он не мог загрузить программу с места в эконом классе. Он не мог больше “вести переговоры”, используя дефект конструкции.

Он не мог использовать этот способ.

(…Это худший возможный сценарий. Не будет преувеличением сказать, что почти половина всего смысла, стоящего за этим планом теперь исчезла. Последний шанс – использовать это…но я не хочу к этому прибегать!)

Мужчина обуздал свои чувства.

Он больше не мог использовать место в эконом-классе, поэтому ему надо было найти способ, как открыть люк грузового отсека. Ему следовало придумать план, как получить ключ-карту более высокого уровня, нежели те, что у стюардесс.

И в то же время у него была ещё одна проблема – девочка, сидевшая рядом с ним.

Если он сейчас её отпустит, она растрещит всем о террористической атаке. Ему нужно было как-то заставить её замолчать.

А выбора у него не было.

Он громко сглотнул, собрал, лежавшие у него на коленях инструменты и телефон в карман и отдал девочке приказ, не отнимая ножа от её живота и прикрывая его газетой.

— Подъём. Будешь артачиться – порежу.

План рушился, словно карточный домик.

Даже тот, кто заварил всю эту кашу, утратил уже хоть какой-то контроль над ситуацией.

Часть 12

Камидзё встрепенулся, сидя в комнате, стены которой были уставлены множеством микроволновок.

(…Шаги?)

Он вдруг услышал звуки, похожие на них, по другую сторону двери.

И принадлежали они не одному человеку, там как минимум было двое.

Камидзё озадачился, кому они принадлежали, но тут ещё кое-какой шум достиг его ушей.

Похоже что свисток.

(…Это Индекс?)

Эту дешёвую, похожую на мячик игрушку, дала ей блондинка стюардесса, когда девочка уже вся извелась из-за отсутствия еды. Она издавала звук при сжатии.

Создавалось такое ощущение, что свистели не специально. Игрушка свистела через определённый промежуток времени, будто она лежала у человека в кармане и во время ходьбы из-за трения о тело, она издавала звуки.

Если безделушка действительно была наградой за сбор определённого количества очков, Индекс не обязательно была единственной, у кого она могла быть, но по какой-то причине Камидзё всё же думал, что это была девочка, одетая сейчас в непривычное ей, обыкновенное платье.

Если это действительно Индекс, то кто с ней? Может её тоже схватила стюардесса с офигенным телом?

Но тут другая мысль, подействовав на его оптимистичную версию, будто брызги ледяной воды, внезапно вонзилась в сознание Камидзё.

(Погодите ка. С чего бы мир будет так к нам снисходителен? Это может быть опасно.)

Он вспомнил, почему его закрыли в этой комнатушке.

(Нет, этого не может быть…)

Камидзё прогнал эту мысль подальше, но тут две пары шагов затихли.

С ними исчез и свист.

Он услышал, как открылась дверь.

Они были сейчас в “перегородке”, поэтому тут не было других пассажиров.

И…

— Если не хочешь чтобы я тебя прирезал, лезь сюда, — сказал кто-то по-французски, так что Камидзё не мог понять, что это значит.

Но этот грубый жестокий мужской голос явно не принадлежал кому-то из экипажа воздушного судна.

(Ну нахер!!)

Камидзё уже было собирался кинуться с криком на дверь, но вероятно, лишь спровоцировал бы злодея и скорее всего, её бы даже не выбил.

Пусть она и не была металлической, но и с виду нельзя было сказать, что её можно выбить с полпинка. Замок был электронный, поэтому использование чего-то вроде проволоки тоже не исправило положение.

Пока он обдумывал свой план, за дверью что-то происходило.

Такое ощущение, что угрожавший кому-то мужчина и тот, кому угрожали, зашли в соседнюю небольшую комнату.

(Чёрт!!)

Камидзё осмотрелся и его взгляд упал на алюминиевую тележку для развозки еды. Что-то похожее на квадратную детскую коляску.

Он небрежно схватил её ручку и направил в сторону двери.

Он даже не успел подумать, сколько будет стоить возмещение ущерба за подобные действия.

— Ааа! — заорал он и ринулся вперёд.

Тележка ударила в дверь.

С громким скрежетом передняя часть тележки смялась, однако и дверь легко не отделалась. Замок вылетел, будто ту выбили с ноги. Поддаваясь инерции, Камидзё вместе со своим импровизированным тараном продолжили движение, вылетев в проход.

Остановившись, он отпустил тележку и огляделся.

В “перегородке” было множество маленьких комнат, но лишь одна из них была закрыта.

Он схватил ручку и распахнул её.

Это была кладовка для хранения чистящих средств, в которой лежала куча швабр и вёдер.

И кто-то знакомый ему был средь них. Это же Индекс!

Она лежала на полу лицом вверх, а человек, которого Камидзё прежде никогда не видел, сидел на ней. У этого мужчины в руках был резиновый шланг, который он, вероятно, нашёл тут же и сейчас он обвязывал его вокруг шеи Индекс.

(Чё он делает?)

Быстрее чем он смог найти ответ, руки Камидзё уже начали делать, что требовалось.

— ?

Сознание человека, душащего Индекс, должно быть полностью захватил процесс, потому что он не почуял опасности, пока Камидзё не схватил его за шиворот.

Сжимая костюм мужика, Камидзё резко развернулся.

Центробежная сила вышвырнула злодея из кладовки, после чего тот влетел в стену, лишь только затем коснувшись пола.

Удар выбил воздух из его лёгких и тот осел на землю.

Впрочем, Камидзё этому значения не придал.

Камидзё даже сам не смог бы сказать, что именно он кричал в тот момент, когда махнул ногой, думая хорошенько засадить по рёбрам мужику, но в этот раз, тот смог избежать его атаки, перекатившись в сторону.

Вероятно, для облегчения веса самолёта, внутренние стенки были очень тонкие, посему, когда удар Камидзё пришёлся в неё, вся нижняя часть ноги оказалась в стене.

Именно в этот момент незнакомец махнул рукой и тут же Камидзё почувствовал жар в задней части голени.

Посмотрев вниз, он увидел в его руке нож.

— …

Камидзё не кинулся на него с кулаками, вместо этого он схватил алюминиевый прут, который служил ручкой в теперь уже разбитой тележке.

Мужик попятился назад, видя, что Камидзё теперь есть чем ответить.

Ровно в это мгновение, до ушей Камидзё донёсся звук шагов, должно быть, это стюардессы услышали, как он выбил дверь.

В это мгновение, мужчина, кажется, понял, что нужно предпринять.

Он сунул нож в карман и кинулся к ближайшей лестнице, чтобы сбежать на другой этаж. Камидзё не был уверен, стоит ли ему бежать вслед или нет, но решил, что лучше вернуться к Индекс, которая сейчас безжизненной поникшей, лежала на полу.

— Индекс! — прокричал он ей на ухо и она в ответ на это чуть пошевелилась. По шее её расползся синяк, но судя по всему, она уже была вне опасности.

— Что? Стабилизатор … экстренной посадки…? — еле-еле вымолвила она.

Она говорила о том, что Камидзё обычно бы от неё не услышал.

И это было нечто такое, что он никогда бы не ожидал бы услышать от кого-то настолько далёкого от техники, как Индекс.

Пока суд да дело, прибыла подмога.

Появились, стюардесса и крупный мужчина, капитан авиалайнера. Судя по всему, проблема с террористом имела наивысший приоритет, поэтому он оставил пилотирование на второго пилота.

Они выглядели недовольными, когда заметили выломанную дверь, но когда увидели лежащую на полу Индекс и рану Камидзё, они поняли что, что-то произошло.

Камидзё объяснился и затем задал вопрос.

— Что такое стабилизатор экстренной посадки? Вероятно, Индекс услышала название этой штуки от террориста.

— …Знаешь что такое посадка на брюхо? — медленно ответил пилот. — Вероятно, ты иногда слышал о таком в новостях. Это когда самолёт приземляется, не выпуская шасси, разбрасывая вокруг себя снопы искр. Ты знаешь насколько это опасно?

— Ну…Я думаю, что из-за этих искр топливо в баках может воспламениться.

— Топливные баки пассажирского самолёта расположены в крыльях. В обычной ситуации они не воспламенятся из-за того что он скребёт брюхом по полосе.

— Тогда…?

— Это связано с двигателями, так как они свисают с крыла. Скай Бас 365 спроектирован так, чтобы двигатели не касались земли, если он приземлится на брюхо, но сильные вибрации всё равно передадутся двигателям. Внутри работающих двигателей уже есть легковоспламеняющееся топливо, взаимодействуя с воздухом, оно превращается в нечто взрывоопасное. Если неконтролируемые вибрации доберутся до этой зоны, есть вероятность детонации. Огонь из двигателя, по топливной системе может добраться до топливных баков, затем последует их взрыв, — пилот продолжал своё объяснение. — Именно поэтому на Скай Бас 365 есть так называемый стабилизатор экстренной посадки. Он автоматически улавливает удар от посадки на брюхо, используя свои датчики, и тут же останавливает двигатели. Также он перекрывает топливопроводы, чтобы вспыхнувший в двигателях огонь не мог добраться куда-либо по ним. Далее самолёт чисто по инерции движется по полосе и замедляется.

— Он полностью останавливает двигатели…? — У Камидзё где-то глубоко в груди появилось очень нехорошее предчувствие, которое он оформил в словестной форме. — Иными словами, если это приспособление сработает в данный момент…

Все, кто были в комнате, замолчали.

Пилот простонал и заговорил.

— …Теперь я более или менее врубаюсь. И теперь ещё и твоя подруга пострадала. Да ещё и мы не смогли помочь…

— (Да что ты понимаешь) – пробормотал себе под нос Камидзё.

Пилот этого не слышал и продолжал.

— Что более важно, это то, что тебя не ранили куда серьёзнее. Но теперь среди пострадавших не только член экипажа, но и пассажиры. Мы никак не можем позволить кому-либо прознать об этом. Если они узнают, все 500 пассажиров поднимут панику.

Его спокойная манера говорить ещё больше выводила Камидзё из себя.

Даже если это была не его проблема, Камидзё не мог вынести того, что подобное решают за него.

— Это несправедливо по отношению к вам двоим, но всё же мы должны изолировать вас где-то. На меня возложена задача защитить всех на этом борту, и если необходимо, я даже…

В следующее мгновение Камидзё махнул кулаком, уже потом вспомнив, что всё ещё держал в нём алюминиевый прут.

Однако уже было поздно.

Одновременно с громким ударом, тело пилота отлетело назад.

— …Иди нахер, — тихо сказал Камидзё. — Что значит “Я хочу защитить пассажиров”? Эта хрень произошла из-за того что в прошлый раз я сделал так, как вы сказали! Ты понимаешь вообще, что происходит!? Как ты, блядь, можешь действовать так самонадеянно, а когда лажаешь, не выказывать и тени сочувствия!?

Пилот уже было начал что-то говорить, держась за нос, но Камидзё снова огрел его.

— На моего друга напали! Ты обещал, что защитишь все 500 пассажиров, но один уже пострадал! Или ты видишь людей только как имена и фамилии на листах бумаги! Это не то же самое, что защищать совершенно незнакомых людей в рамках своей должности. Я считаю, что у меня есть полное право навалять тебе, ублюдок. Делай что хочешь, а я собираюсь делать по-своему!

Камидзё оглянулся на Индекс, которую сейчас обнимала стюардесса, и бросил прут в сторону.

(…Чёрт. Если бы только я был более настойчив тогда.)

После чего направился к лестнице, по которой сбежал незнакомец в костюме.

— …Говна ты кусок. Буду тебя лупить, пока ты не вырубишься.

Камидзё сейчас был совсем не похож на себя.

Камидзё был не единственным, кто был не совсем в себе.

— …Оу, — пробормотал пилот, которого внезапно ударили тяжёлым тупым предметом.

Он погладил нос и глянул в направлении, куда только что ушёл Камидзё. Он медленно протянул руку к стене, где располагался микрофон. Стюардессы обычно использовали его для информирования пассажиров, например, чтобы они пристегнули ремни, но так же через него можно было передавать информацию в кабину пилотов.

Пилот использовал эту самую функцию и тихо сказал.

— Вэш…

Так звали одного из его вторых пилотов.

— Оставь управление на Ричмонда. Да, ты всё правильно понял. У нас ЧП. Открывай сейф и неси сюда Арчери.

Услышав это, потрясённая стюардесса с офигенным телом молча смотрела на пилота.

Арчери было единственным оружием на борту Скай Бас 365, оно находилось под замком в кабине пилотов и предназначалась для предотвращения захвата самолёта. Из-за ограничений японского закона о контроле за огнестрельным и холодным оружием, это было своего рода арбалет, но он не был похож на лук со стрелой и функционировал иначе. Когда происходило нажатие на спуск, азот под давлением выбрасывал 40 сантиметровую стрелу, разгоняя её до огромной скорости. Это было что-то на уровне охотничьего ружья.

Пилот презрительно посмотрел в ответ на ошеломлённый взгляд стюардессы.

— …Этот парень не будет слушать никого, и он поднял руку на командира воздушного судна. И отношение к нему будет как к опасному нарушителю. А к тому же у нас есть ещё и террорист на борту. И я не позволю какому-то ребёнку, который сам не понимает, что делает, шастать у нас на борту.

От его слов по телу стюардессы пробежала дрожь.

Арчери скоро будет здесь.

Часть 13

Камидзё прибежал на другой ярус и осмотрелся. Как и полагалось после захода солнца, пассажирская зона была освещена мягким светом, но “перегородка” была освещена довольно тускло.

Мужика в костюме было не видать.

Места бизнес-класса были спереди, эконома сзади. И тут и там сидели пассажиры, развернувшие перед собой газеты, в наушниках и тыкавшие в мониторы или как-то иначе коротавшие время.

(…Ну и куда? В каком направлении он пошёл?)

Камидзё решил направиться к местам эконом-класса. Он знал, как выглядит тот человек, но у него было такое ощущение, что каждый из сидящих будто бы пытается одурачить его.

У Камидзё не было такой великолепной памяти, как у Индекс.

Он чувствовал, что образ террориста вот-вот исчезнет из его памяти, даже несмотря на то, что он буквально только что его видел.

(Если бы только был способ обескуражить его и заставить нервничать, я бы его враз нашёл…)

Камидзё цокнул языком и вдруг встал как вкопанный.

Террорист вёл переговоры с Британскими авиалиниями, целью которых было уничтожение главных регистраторов. Любой форс-мажор до окончания переговоров, пока результат не станет ясным, будет для него нежелателен.

И таким форс-мажором может стать крушение самолёта.

(Ясно.)

Камидзё кивнул и направился обратно к перегородке.

(Я знаю, как надавить на него.)

Пронзительный сигнал донёсся до него.

Он ушёл в противоположном Камидзё направлении и сейчас сидел в своём кресле бизнес-класса. В летящем самолёте некуда было бежать, и лучшим способом спастись от погони было просто смешаться с остальными пассажирами.

Теперь, когда он сидел тут в кресле, этот электронный звук будто пронзал его грудь.

Должно быть, это был сигнал тревоги, потому что прозрачные кислородные маски автоматически выпали из потолка и висели перед каждым пассажиром. По началу, люди в недоумении таращились на них, но затем переполох распространился так же быстро, как огонь распространяется по волосам.

(Что? Что за хрень творится!?)

Мужчина оглядывался по сторонам, впившись пальцами в подлокотники.

(Если маски выпали, это значит, что на самолёте экстренная ситуация… Но я ещё не загрузил программу. И я так и не получил контроль над стабилизатором экстренной посадки!)

Сигнал не прекращался.

Может из-за того, что все вокруг него ударились в панику, у него появилось такое ощущение, что самолёт начал странно подрагивать.

А что если по какой-то случайности самолёт и правда неисправен?

(Хреново.)

Цель человека…нет, целью его группы было уничтожение главных регистраторов четырёх крупнейших британских авиакомпаний. Они все ещё не ответили. Даже если террористы не хотели этого, если Скай Бас 365 разобьётся без их вмешательства.

Главные регистраторы не будут уничтожены.

И это не всё. Катастрофа будет расценена как обыкновенная случайность, полностью стерев собой существование террористической атаки на самолёт.

(Срань, дерьмо, жопа! Надо что-то делать!)

Мужчина поднялся с места.

Он должен был что-то сделать, но у него не было какого-либо способа воздействовать на ситуацию.

А пилот, меж тем, был раздосадован.

В руках у него уже было единственное оружие на борту – Арчери, услышав сигнал тревоги, он схватил микрофон, висевший на стене.

— Что за чёрт? Только не говори мне, что решил сбросить высоту, а!?

— Н-нет. Самолёт выравнен. Это не автоматика, сигнал тревоги кто-то включил вручную.

— Да что б этих долбаных террористов! — заорал капитан.

Казалось, он и думать забыл о том, что Камидзё Тома был простым пассажиром и думал теперь о нём исключительно как о террористе.

— Если они думают что могут делать на моём самолёте всё, что им вздумается, то у меня есть идея… Эй, Ричмонд! Вырубай тревогу! Если мы знаем, что проблемы с оборудованием нет, то поторопись и включи автоматическое оповещение! То, где говорится, что тревога была ложной и не о чем беспокоиться!

Проорав это, он кинул микрофон на пол и поднял Арчери. Тот азиат пошёл по лестнице на другой этаж. Хоть он и был большим, но Скай Бас 365 всё же был самолётом, поэтому этот засранец никуда не денется с подводной лодки, надо лишь внимательней искать.

— Да блядь, я остановлю этих полудурков, даже если мне придётся для этого прострелить им руки и ноги, — выпалил он и направился к лестнице.

— К-капитан! Чрезвычайное происшествие! — голос второго пилота доносился из маленького динамика на гарнитуре, который капитан только что бросил на пол. Её полагалось держать у уха, так что тот факт, что пилот услышал его даже отсюда, наглядно иллюстрировал, как орал его напарник.

— Что такое? Они сделали что-то ещё!?

— Я не знаю! — кричал второй пилот в ответ. — П-просто возвращайтесь в кабину, пожалуйста! Я один тут не справлюсь… Чёрт. Да что же это такое? Датчик топлива! Показания на нём стремительно снижаются! Я думаю, где-то в баке у нас может быть утечка!

— Серьёзно…? — пилот почувствовал, как по его животу пробежал холодок.

Такое нельзя было сделать, просто нажав на тревожную кнопку. Это имеет отношение к стабилизатору экстренной посадки?

(…Что блядь происходит?)

В руках у него был Арчери, и, скорее всего, он мог бы убить из него безоружного. Он не был уверен, что следует предпринять, отправиться вслед за террористами или вернуться в кабину пилотов.

— Капитан, какие будут указания? Если ситуация останется без изменений, мы и до аэропорта не дотянем! Возможно, нам даже придётся приготовиться к экстренной посадке на шоссе!

— Да блядь! — получив этот отчёт, пилот принял решение.

Вместо того чтобы бежать за преступниками, он со всех ног понёсся в кабину, вместе со вторым пилотом, принёсшим ему Арчери.

Часть 14

В Лондонском Боро Лабет стояла церковь, известная как Собор Святого Георгия.

Имя Святого Георгия было очень известно, поэтому множество школ, парков, церквей и других подобных объектов использовали его. Даже в самом Лондоне было множество церквей, использующих его, эта была как раз одной из них.

Обычно, ночную церковь наполняла холодная и в то же время торжественная атмосфера, создаваемая свечами и лунным светом, перекрашенным изящными разноцветными витражами, но здесь всё было иначе. На минбаре и скамейках было установлено несколько мониторов, а на полу стояли ящики с оборудованием, со струящимися во все стороны кабелями. Всё это оборудование было предоставлено им штаб-квартирой научной стороны, благодаря их нынешнему сотрудничеству. Свет ЖК-мониторов и светодиодов разгонял тьму ночной церкви.

Множество монахинь в замешательстве метались туда-сюда в попытке совладать с незнакомым оборудованием, и лишь две фигуры спокойно восседали.

Одна из них, глава Англиканской Церкви, Архиепископ Лаура Стюарт.

Другая, глава фракции Рыцарей, Лидер Рыцарей.

В отличие блаженной Лауры, Лидер Рыцарей был суров.

— В конце концов, глава Королевской Семьи так и не появилась. И у меня такое чувство, что если все три фракции не соберутся вместе для диалога, это станет плохим примером.

— …Её Величество Королева и остальная часть Королевской Семьи держат под контролем полицию, парламент и множество других связанных с ней органов и они прилагают усилия, чтобы всё работало, как требуется. У неё просто нет времени посещать подобные места как это.

Лаура вздохнула в ответ на эти слова.

Все три фракции были связаны верховенством друг над другом.

Королевская Семья имела власть над фракцией Рыцарей.

Рыцари главенствовали над Англиканской Церковью.

Англиканская Церковь имела власть над Королевской Семьёй.

Именно поэтому все они отправляли представителей в парламент, чтобы показать своё равенство. Если Королевская Семья ослабнет, много что может стать сложнее для Лауры и Церкви. Внутренне, она проклинала Королеву, задаваясь вопросом, намеренно она избежала этого или так вышло под давлением обстоятельств.

Лидер Рыцарей не разделял забот Лауры и продолжал.

— …А вот что важно, это заклинание иллюзии, которое, кажется, начало действовать.

— Хех хех. Без сомнений, перехватить контроль над таким собранием научной мысли как самолёт – довольно трудная задача, но использовать иллюзию, чтобы подменить показания какого-то прибора, вот это довольно просто.

— Так ты вмешалась в работу датчика топлива, — сказал Лидер Рыцарей глядя на экран монитора.

Множество мониторов и датчиков окружало два их кресла. Это выглядело, как комната для занятия на авиасимуляторе и было похоже на кабину пилотов Скай Бас 365. Вероятно, это было сделано для того, чтобы должным образом “нацелить” иллюзию.

— Должно быть, на борту сейчас паника. Уровень топлива падает так быстро, что они наверное думают, что у них где-то утечка. Они наверняка думают, что никакими судьбами не дотянут до аэропорта.

— Понятно. Получается, им придётся прибегнуть к экстренной посадке где-то на шоссе, где нет каких-то построек, — Лидер Рыцарей в недовольстве дёрнул бровью. — Правда в том, что сами террористы не собирались сразу же уничтожать самолёт, но мы всё ещё не знаем, о каком дефекте они говорили. Экстренная посадка штука очень сложная. Если что-то пойдёт не так, всё закончится всё это очень скверно.

— О? Ты бы предпочёл, чтобы он шлёпнулся где-то посреди большого города, в жилом районе, на взлётной полосе или же рядом с диспетчерской вышкой в аэропорту? В худшем случае, количество жертву может быть во много раз больше чем пассажиров на борту.

— … — Лидер Рыцарей погрузился в молчание.

Лаура схватила одну из монахинь снующих туда-сюда и обратилась с вопросом.

— Какие дороги они могут использовать для посадки?

— Скорее всего, они выберут для приземления район между Кенделом и Карлайлом, на шоссе в Шотландию.

Лаура щёлкнула пальцами.

Лидер Рыцарей нахмурился.

— …К чему сигнал?

— Перекрываю эту часть шоссе, а так же все дороги ведущие к ней. Так же нам понадобится кое-какое снаряжение, чтобы разобраться с террористом. Я думаю, Робин Гуд Рыцарей прекрасно для этого подойдёт.

— Так интриганка, водящая за нос людей с помощью церкви, указывает нам, Рыцарям, защитникам этой страны?

— Я бы предпочла, чтобы ты соглашался на задание, когда я его даю. Согласно докладу, этот террорист не маг и не вооружён огнестрельным оружием, и даже бомбы у него нет. Если самолёту удастся безопасно приземлиться, я сомневаюсь, что вы сможете быстро взять под контроль всех пассажиров на борту. Я предлагаю тебе неплохую работёнку, которая к тому же поможет получить драгоценный опыт.

— Это просто смешно, — парировал Лидер Рыцарей. — Ну сделаем мы это, но что ты будешь делать, если самолёт развалится в воздухе?

— В таком случае, мы просто перехватим Index Librorum Prohibitorum. Заклинание, которым мы перехватили Лидвию Лоренцетти, когда та пыталась сбежать на чартерном самолёте, никуда не делось. Даже если самолёт распадётся в воздухе, мы сможем поймать одного человека.

— Всем сердцем желаю, чтобы ты долго не задерживалась на нашей бренной земле.

Часть 15

Мужчина почувствовал, что самолёт внезапно наклонился.

Нос самолёта опустился вниз, а это означало, что он стремительно терял высоту.

(Экстренная посадка? Это плохо!)

Его целью было уничтожение главных регистраторов. Если самолёт приземлится, прежде чем Великобритания пойдёт на уступки, то “переговорам” конец.

И как полагается, пассажирский самолёт, совершивший аварийную посадку будет окружён экстренными службами. До него доходили слухи, что обшивка самолёта и окна были такими тонкими не только для снижения веса, но и для того чтобы при необходимости их могла прошить винтовочная пуля.

Будть-то Британский аэропорт или шоссе – всё это вражеская территория.

Если самолёт сейчас приземлится, эта посадка поставит крест на всём.

— Чтоб тебя!

Он ринулся вперёд, через бизнес-класс, раздумывая над тем, что миновав места первого класса, он тут же совершит нападение на кабину пилотов, но остановился на полпути. Дверь в кабину была не так проста, она была сконструирована специально, чтобы не дать террористу попасть к органам управления самолётом. Просто так, без какого-либо плана туда было не вломиться.

Пока суд да дело, самолёт продолжал терять высоту.

Мужчину не оставляло то странное чувство, которое испытываешь опускаясь в лифте.

— Я должен…должен что-то предпринять… — пробормотал он себе под нос и вошёл в “перегородку” между первым и бизнес-классами. Так же как и в той, тут на стене была гарнитура, которую использовали стюардессы.

Трясущимися руками он схватил её, перевёл в режим связи с кабиной пилотов и заорал по-французски.

— Прекратить снижение! В противном случае, если не сделаете, я сейчас же его уничтожу!

— !?

Он услышал, что кто-то по другую сторону микрофона поперхнулся. Должно быть, человек совсем не был готов к такого рода повороту.

Мужчина продолжал кричать.

— Я могу использовать конструктивный дефект самолёта и уничтожить его в любой момент! Если не хотите чтобы все 500 пассажиров на борту сдохли, то набирайте обратно высоту!

Это был чистейший блеф. Он не смог загрузить программу с места в эконом классе, не смог пробраться в грузовой отсек, чтобы претворить в жизнь запасной план. Тем не менее, лгал он не колеблясь.

— Этого я сделать не могу, — услышал он этот неожиданный ответ.

Напряжённый голос по другую концу провода отчеканил.

— По какой-то причине наш топливный бак стремительно пустеет. Должно быть утечка топлива. Такими темпами, до аэропорта Эдинбург мы не дотянем. Вернуться в Лондон не представляется возможным! Не говоря уже о том, что двигатель может взорваться, если топливо воспламенится!

Но ему было до лампочки.

Террористу было без разницы, разобьётся самолёт или нет.

Для него было важно лишь то, чтобы это считалось террористической атакой.

— Блядь. Я убью вас всех нахер! Хорошо, у вас три минуты. Если вы не наберёте требуемую высоту за эти три минуты, я начну убивать пассажиров одного за другим!

— Ты вообще понимаешь, что происходит!? — ответ был практически визгом, но террорист тут же утопил его в своём голосе.

— До тебя ещё не дошло!? Жизни пассажиров в моих руках! У меня тут 500 заложников. Даже если я убью половину, у меня ещё куча останется! Не забывай это! — Выпалив это, мужчина повесил гарнитуру обратно, но так, будто пытался ей с размаху ударить о стену, после чего медленно осел на пол.

Он потянулся в карман за ножом. Что же они будут делать? Станут набирать высоту или продолжат снижаться?

Стуча зубами, он обратил всё своё внимание на угол атаки самолёта.

Часть 16

Сидящая в Соборе Святого Георгия Лаура Стюарт нахмурилась.

— …Очень странно.

— Что такое? — ответил Лидер Рыцарей.

Лаура смотрела не на монитор, а на доску, на которую магнитами была прикреплена карта Великобритании, по которой полз одинокий круглый магнит.

— Самолёт набирает высоту. Такое ощущение, они передумали совершать экстренную посадку.

— Ты приказала снять иллюзию?

— Нет, — Лаура стала бубнить себе под нос. — Стала бы я снимать её, пока они не приземлились на шоссе. И всё же она не возымела эффекта. А значит…

— Архиепископ! Чрезвычайное происшествие! — закричала бегущая к ним монахиня. — Мы обнаружили крупное вмешательство, идущее со стороны Шотландии. Наше заклинание было развеяно кем-то ещё! Показания датчика пришли в норму!

— Вмешательство…? — брови Лауры впервые за эту ночь в неудовольствии скривились.

(Кто? И главное зачем…?)

Очевидно, вмешательство имело магическую природу. Однако согласно отчётам, террористы не были никак связаны с магией, и было маловероятным, что кто-то из магов будет им помогать.

— Из Шотландии… Вмешательство из Великобритании, — выражение лица Лидера Рыцарей было куда легче понять, он был в гневе. — Когда французские маги успели пробраться в страну? Или британские клики магов нас предали? Так или иначе, это ваш просчёт, Архиепископ. Я думал, что вы используете всю силу Англиканской Церкви, чтобы предотвратить подобное.

— …Я знаю это.

Жестокая ярость пылала внутри Лауры Стюарт, но виду она не подавала. Она обратила свои эмоции в словестную форму.

— Тут нечто большее, чем парочка преступников, решивших порисоваться.

Лаура щёлкнула пальцами.

Сразу после этого позади неё зажёгся оранжевый огонёк, это был кончик сигареты. Она обратилась к магу с сигаретой во рту.

— Просто на всякий случай, я хотела бы, чтобы ты начал приготовления относительно Скай Бас 365. Что тебе для этого требуется?

— Посмотрим, — тихо сказал священник с красной шевелюрой, выдыхая дым. — Мне нужен транспорт. Рыцари контролируют вооружённые силы, вы можете связаться с ВВС?

Часть 17

Мужчина поднял голову.

Угол атаки изменился и теперь нос был поднят, это означало, что начался набор высоты.

(Я остановил…экстренную посадку?)

Пытаясь отдышаться, он оглядывался по сторонам.

Должно быть, они там что-то сделали в кабине, потому что сигнал тревоги наконец утих. Автоматическое объявление, продублированное на нескольких языках, сообщало пассажирам о том, что это была ложная тревога и уже не о чем волноваться.

(Неужели это…сработало?)

Теперь он мог, наконец, расслабиться. Пусть их теракт не шёл по плану, но он хотя бы пока что не был предотвращён. Если бы он только мог догадаться, как открыть люк в грузовой отсек, это могло бы изменить ситуацию.

Но тут…

— Так вот ты где.

Мужчина в удивлении посмотрел туда, откуда донёсся голос. В проходе зоны бизнес-класса стоял азиат с ершистыми волосами.

Камидзё Тома не особо понимал, что происходит.

Да, он нажал на тревожную кнопку, но он не делал ничего, из-за чего самолёт вдруг начал резко снижаться. Он справедливо предположил, что это было результатом действий пилотов.

Внеся немного хаоса, чтобы поднажать на террориста, Камидзё отправился на поиски пассажиров, ведущих себя странно.

И нашёл этого мужика.

Он находился в “перегородке” между первым и бизнес классами и, держа в руке гарнитуру с микрофоном, орал в неё обращаясь кому-то в кабине пилотов.

— … — мужчина какое-то время тупо таращился на Камидзё, а затем полез в карман.

Скорее всего, там был его костяной нож. Тщательно вырезанный и заточенный, его было достаточно, чтобы перерезать артерию или пронзить жизненно важный орган, и при всём при этом, металлодетектор никак бы на него не среагировал.

Именно под давлением этих обстоятельств, Камидзё начал действовать, прежде чем злоумышленник успел его достать.

Он тут же на полной скорости подлетел к нему и с силой надавил ладонью на локоть руки мужчины, которой он пытался достать оружие.

Наблюдая как движется его собственная рука, всё тело мужчины будто задеревенело.

Камидзё обратился к нему не особо задумываясь, знает ли его противник японский или же нет.

— Хочешь напороться на собственный нож?

— !?

Холодный пот тут же прошиб террориста, но он резким движением попытался скинуть с себя руку Камидзё, однако прежде чем успел, парень махнул головой и со всего размаху ударился с ним лоб в лоб.

Громкий удар и мужчина откинулся назад.

Камидзё тут же двинул ему с колена в живот, пытаясь сократить расстояние. Тело террориста на мгновение зависло в воздухе, прежде чем рухнуть на землю. Парень было уже собирался снова накинуться на преступника, но тут…

— …

Рука мужчины наконец скользнула в карман и тот чуть улыбнулся.

— Без обид, ладно?

Камидзё ни слова не понимал по-французски, но по тону мужика понял, что слова его были наполнены ликованием.

Прежде чем Камидзё успел что-то предпринять, его противник выхватил нож.

Как на это не погляди, вооружённый ножом имел преимущество над безоружным. Даже если они ударят друг друга в одно время, мужчина просто получит удар кулаком, а у Камидзё будет дыра в животе, и он умрёт.

…Ну или как-то так.

Костяной нож сломался надвое у самой ручки, когда Камидзё врезал мужику коленом.

— …Серьёзно, что ли? — террорист уставился на обломок, который держал в своей руке, пока вдруг на него не снизошло озарение, и он не поднял взгляд, чтобы увидеть как Камидзё Тома медленно приближался, сжав кулак так сильно, что он стал практически таким же твёрдым как камень.

— Без обид, ладно? — сказал по-японски Камидзё, зная что мужчина скорее всего не понимает его.

Послышались звуки ударов, в данной ситуации, Камидзё Тома не был уверен, что хватит лишь одного удара.

Часть 18

Связанный террорист лежал на полу в маленькой комнате в “перегородке” между первым и бизнес классами.

Быстрое снижение уровня топлива, судя по всему было вызвано ошибкой пилотов, поэтому данная проблема разрешилась. (Капитан, казалось, был не в лучшем настроении и не горел желанием разговаривать с Камидзё, поэтому эту информацию ему передала блондинка стюардесса с офигенным телом) Они прервали процедуру экстренной посадки и вышли на установленную центром полётов высоту и направлялись в аэропорт Эдинбурга, в соответствии с планом полёта.

Камидзё очень сильно переживал по поводу Индекс, которую совсем недавно чуть не задушили, но та предстала пред ним в совершенно другом виде.

— Рыба или мясо! Рыба или мясо! Если с проблемой покончено, то осталось лишь покушать!

— …Индекс-сан. Ты довольно спокойно ведёшь себя для той, кому угрожали ножом и пытались задушить, оставив эти ужасные следы на шее.

Теперь всё кажется в порядке.

Однако…

— …

— Что такое, Тома?

Что-то не сходилось. У него было странное чувство, будто он где-то посеял часть мозаики, из-за чего у него не складывалась полная картина.

— Почему он выбрал именно этот момент для нападения?

— Ну, кажется он из анти-Английской группировки, может он просто хотел, чтобы всё это произошло именно в Британском воздушном пространстве, — стюардесса подозрительно на него посматривала. Может она считала, что Камидзё и так уже изрядно постарался, но он на это не обратил внимания и продолжал.

— Но, похоже, он боялся, что самолёт совершит экстренную посадку в Соединённом Королевстве и переговоры подойдут к концу. …Если бы он напал раньше, то у них в распоряжении было бы куда больше времени для переговоров. Тогда у них появилось бы больше возможностей, чтобы давить на британское правительство и склонить их на уступки.

— Так или иначе, его уже схватили. Нет нужды теперь об этом беспокоиться, — меж делом стюардесса пыталась угомонить Индекс, всё ещё кричащую про рыбу и мясо.

(Может, я уже просто слишком загоняюсь? Если бы он захватил самолёт раньше, то пилот мог бы посадить самолёт в аэропорту той страны, над которой они в тот момент находились. Но…)

Размышляя, Камидзё медленно прохаживался туда-сюда.

(Теоретически, если у них была причина ждать и начать действовать тогда, когда они, собственно говоря, начали, то что же это за причина такая? Если суть их плана заключалась в отправке письма с угрозами британским авиакомпаниям, чтобы добиться уничтожения регистраторов, то им не было причин делать это исключительно в воздушном пространстве Великобритании. Независимо от того, где бы разбился самолёт, это не отменило бы того уже состоявшегося факта, что направлялся он в Британию и был атакован террористами.)

И было совершенно ясно, что злоумышленники не импровизировали. Они, подготовились, проведя тесты и убедившись, на примере других рейсов, остановив у тех двигатели на пятнадцать секунд.

Если они прогоняли этот план снова и снова, ясное дело они должны были быть готовы к любой форс-мажорной ситуации. Действительно ли их план накроется медным тазом, если их человек на борту не сможет использовать конструктивный дефект, получив контроль над стабилизатором экстренной посадки?

Тут должно быть что-то ещё.

Может у них был какой-то запасной план в качестве подстраховки?

(…Какой смысл ждать последнего часа, когда самолёт летит десять часов?)

Единственное примечательное, что произошло за это время…

(Точно. Мы приземлялись в Париже, чтобы получить на борт дополнительный груз!)

Камидзё встал как вкопанный.

— …Он не единственный, на борту ещё кто-то кроме него, — сказал Камидзё, обращаясь к Индекс и стюардессе, смотрящих на него в недоумении.

— ?

— Грузовой отсек! Он подождал пока мы получим груз в Парижском аэропорту и лишь потом начал действовать. И почему только потом? Это потому что он ждал пока его напарник, прятавшийся среди груза, окажется на борту самолёта!

Индекс и стюардесса были ошеломлены словами Камидзё.

— Тот кто попадает на борт в качестве пассажира не может пронести с собой на борт оружие, но его сообщник попавший сюда вместе с багажом… Если их основной план потерпит неудачу, он мог бы открыть люк, который открывается лишь с этой стороны и приступить к запасному.

— Так ты хочешь сказать, что причиной по которой он терпеливо ждал предыдущие девять часов, был его напарник, который попал на борт только во Франции? Поэтому он ждал, когда контейнеры погрузят?

— Если всё так, то если мы ничего не предпримем, то быть беде, — сказал Камидзё, постукивая по полу ногой. — Человек попал в грузовой отсек, не проходя досмотра и вполне вероятно, вооружён огнестрельным оружием или бомбой. Как только он прознает про то, что их план провалился, он использует их, чтобы уничтожить самолёт вместе с собой.

Самолёт летел на высоте 10, 000 метров. Воздух на такой высоте сильно разряжен, настолько, что человек просто не сможет тут дышать. Поэтому в пассажирских самолётах искусственно поддерживается нормальное давление. Всё это похоже на надувание воздушного шарика.

Пуля с лёгкостью может пробить обшивку самолёта и когда это случится, всё будет кончено. Воздух под давлением тут же выйдет даже через, казалось бы, такое маленькое пулевое отверстие, причинив огромный урон.

— …Тот люк – единственный путь в грузовой отсек?

— Д-да. Открыть его может лишь ключ-карта с уровнем доступа от второго пилота и выше.

Должно быть, она не знала много о таких подробностях, потому что, отвечая, она выглядела сомневающейся.

— Ключ карта, значит? …Вероятно, будет сложновато заручиться помощью пилота.

У капитана Арчери, но Камидзё сомневался относительно того, что ему доверят данное оружие. Да, ему удалось восстановить свою честь, одолев террориста, но он не был уверен, забыл ли капитан свою личную обиду.

— …Даже если он не поможет, я могу взять карту одного из вторых пилотов, — сказала стюардесса.

— …Правда?

— Конечно, я никак не смогу достать тебе Арчери, — будто извиняясь, продолжала стюардесса, но Камидзё был бы рад даже тому, если они просто смогут открыть люк. — Кроме того, грузовой отсек разделён внутри на три блока. Грузы, которые мы приняли во Франции, находятся в центральном.

Всё указывало на то, что второй террорист будет именно там. Но вход туда был лишь один.

— …Самый опасный момент будет именно тогда, как только люк откроется.

— Но другого способа попасть туда нет, — неуверенно ответила стюардесса.

— Стоп. Может я смогу использовать вентиляцию?

— Всё не так как в голливудских фильмах. Вентиляционные каналы тут шириной около 30 сантиметров. Человек туда никак не протиснется.

— Нет, я немного о другом.

— ?

— Что ты имеешь виду, Тома?

— В уголке с бесплатными напитками были бутылочки с кофе и чаем, так? Принесите мне их. Если они холодные, суньте в микроволновку и разогрейте. Мне нужно чтобы там был кипяток.

Часть 19

В грузовом отсеке в ряд стояло множество контейнеров.

Они не имели ничего общего с теми продолговатыми, которые грузили на сухогрузы в портах. Эти были похожи на игральные кости со сторонами два на два метра. Кроме того сделаны они были не из железа, а из алюминия, а на их поверхности красовалась эмблема авиакомпании.

Один из них был открыт, а к его стенке прислонившись, стоял человек.

Звали его Эйкер Лугони.

Одет он был в форму работника международного Парижского аэропорта, в руке он держал пистолет. В сумке, лежащей у него в ногах, были гранаты, пластит и другие взрывоопасные предметы. Однако приготовлено всё это богатство было лишь для самого худшего сценария.

Если было возможно, он хотел бы избежать использования какого-либо оружия.

Чтобы претворить этот план в жизнь, Эйкер и остальные получили информацию и убежище от других организаций, желавших сотрудничать. Сделка заключалась в том, что они давали информацию в обмен на помощь в захвате самолёта без использования оружия.

Если им в итоге не удастся использовать стабилизатор экстренной посадки, став родоначальниками нового вида терроризма, их расценят как клоунов.

Но, как казалось, не было признаков того, что основной план удался.

Скорее всего, переговоры, где в качестве предлога использовался дефект конструкции самолёта – провалились. Теперь Великобритания не пойдёт на уступки, потому что грозить им теперь нечем.

Подходило время запасного плана – худшего сценария.

(…Думаю уже самое время.)

Стоя в тусклоосвещённом отсеке, Эйкер взглянул на часы, висевшие на его массивном запястье. Самолёт уже скоро прибудет в Эдинбург, но вестей от его напарника Мюссэ, находящегося среди пассажиров так и не было. Может, его подвели нервы или он облажался, но Эйкер чувствовал, что план трещит по швам.

Будь что будет, но он уничтожит этот самолёт.

Имея в распоряжении столько взрывчатки, он мог бы с лёгкостью уничтожить этот люк, ведущий в пассажирскую часть самолёта, но он не собирался ходить окольными путями.

Эйкер решил, что подождёт ещё 5 минут и если ничего не случится, он взорвёт люк грузового отсека. Из-за разгерметизации Скай Бас 365 разрушится в воздухе. Да, они будут выглядеть клоунами, но это будет лучше, чем вообще не сделать ничего.

Как раз в это мгновение он услышал странный звук, что-то похожее на то, как под ударом мнётся жестяной лист. И не один удар, повторялся он снова и снова.

Он тут же огляделся в поисках источника звука и наконец, поняв, откуда он доносится, посмотрел вверх. По потолку шёл вентиляционный канал, один из металлических листов, образующих его, сильно прогнулся в нескольких местах, будто по нему целенаправленно дубасили.

(…Серьёзно? …Они пытаются напасть на меня?)

Это была совершенно привычная сцена из боевиков, но вентиляционные каналы были такими узкими, что даже очень щуплый человек не смог бы там поместиться. Тут не поспоришь, ломиться в единственный люк в грузовой отсек было самоубийством, но застрять в этой узкой трубе было не менее тупо.

Эйкер снова услышал удар, поднял пистолет и прицелился в центр только что появившейся вмятины.

Вероятно для экономии веса, но стенки были слишком уж тонкими. Пули без труда прошили жесть, но в ту же секунду из пулевых отверстий полилась горячая жидкость.

Да, всё так: Горячая жидкость.

Она был слишком горяча для крови.

— Чт-…!?

Его тело пронзила острая боль, такое ощущение, будто его облили серной кислотой. Но он мог по запаху сказать, чем была эта красноватая жидкость. Это был чай. Кипяток. Даже сейчас, окатив его с ног до головы, он исходил паром.

В этой суматохе, Эйкер не заметил как Камидзё проскользнул в грузовой отсек, из-за выстрелов он даже не услышал как закрылся люк.

— Эй, террорист. Слышал что-нибудь о тепловом расширении?

Когда материалы нагреваются, их объем увеличивается. Простым примером этого является звук изгибающейся стальной раковины, когда в неё наливают горячую воду. Камидзё кинул бутылки с чаем в вентиляционную трубу, чтобы отвлечь Эйкера.

— !

Террорист тут же направил пистолет туда, откуда слышался голос.

Но прежде чем тот смог прицелиться, Камидзё выплеснул всё содержимое ведра, полного горячего кофе, на Эйкера, будто туша огонь, разбушевавшийся на кухне.

Не нужно объяснять, что происходит с облитым горячим кофе человеком.

— Ааааах!

Он орал и извивался, а Камидзё улыбнувшись, кинул ведро в сторону и пинком оттолкнул в лужу кипятка пистолет, который выронил из рук террорист.

Но это не остановило Эйкера.

Всё ещё крича, он схватил парня за воротник и поднял его. Камидзё хватило времени лишь на то, чтобы понять что его ноги уже не касаются пола, прямо перед тем как Эйкер с силой и ужасным звуком ударил того об пол.

— Гх…бх…!?

Страшной силы удар вышиб весь воздух из лёгких Камидзё, что он даже не только не мог вздохнуть, но и кашлянуть. Но террорист не собирался миндальничать. Эйкер потянулся к своему бедру и вытащил из ножен здоровенный тесак.

— !

Террорист наотмашь махнул им, целясь в лицо парню, но в последний момент Камидзё смог убрать голову чуть в сторону. Рядом с ухом раздался громкий звон, судя по всему, добрая половина ножа разлетелась от удар об пол, но Эйкера, видимо, это не шибко волновало, потому что он тут же попытался ударить снова.

Пока тот замахивался, Камидзё схватил осколок ножа и воткнул Эйкеру в бедро. Он заорал и отшатнулся в сторону, парень не преминул воспользоваться шансом и тут же перекатился в сторону, пытаясь разорвать дистанцию, но тут же понял, что это была неудачная идея.

Эйкер стоял на коленях у исходящей паром луже кофе, в центр которого Камидзё пнул пистолет. Мужчина тут же схватил его.

Существовало множество моделей пистолетов и материалов, из которых они были изготовлены, но конкретно этот был из нержавеющей стали. А она была превосходным теплопроводником. Так как он лежал в луже кипятка, он был очень горяч, что ни на мгновенное не остановило злодея, который схватил его, как ни в чём не бывало, он был в ярости.

— …Я уничтожу этот самолёт, — сказал по-японски обваренный Эйкер, видимо, потому что сам Камидзё обращался к нему на этом языке. — Подрыв Евротоннеля сильно навредил Франции и поэтому мы должны нанести Англии соизмеримый урон. Они перерезали сухопутный маршрут, мы уничтожим воздушный.

— А где доказательства, что это сделала Англия?

Вокруг было множество контейнеров, в одном из них наверняка должно было быть что-то, что Камидзё смог бы использовать в качестве оружия, но террорист не дал бы и шанса ему проверить даже один из них.

— Такой островной стране как Англия, нет никакой выгоды в уничтожении единственного сухопутного маршрута! Если они это сделают, первым по кому они нанесут удар, будут они же сами! И это уже видно даже сейчас!

— Это не обязательно так, — ответил Эйкер, сжимая в ладони обжигающую рукоятку пистолета. — Когда-то в прошлом, строительство Евротоннеля было прекращено из-за военных и политических разногласий. Этот тоннель – важный маршрут между Англией и Францией, но всё ещё живут люди, которые отказываются принять это и хотят разорвать эту связующую нить.

— …

— В знак нашей дружбы с Англией мы позволили совместное управление Евротоннелем. И даже несмотря на это они решили его уничтожить!

— …Какие у тебя есть доказательства? — с опаской спросил Камидзё. — Разве в этом виновна какая-то из стран? Разве есть причина ссориться из-за этого?! Стюардесса сказала мне, что в этих контейнерах. Это специальная еда для тех, кто не может питаться нормально. Французская продовольственная компания делает её и доставляют, чтобы спасти людей в Англии! Не это ли истинная связь ваших двух стран? Большая часть людей не имеет отношения ко всяким тайным организациям вроде твоей!

— Твоя правда, не все в Англии виновны в этом, но везде есть идиоты. И я не позволю, чтобы этим самым идиотам всё сошло с рук, только потому что они прикрываются обычными людьми, — чем дольше Эйкер говорил, тем сильнее он напрягал палец на спусковом крючке.

Чувства его, должно быть, притупились, потому что он улыбался.

— Чтобы не случилось, ты умрёшь здесь, так что это не то о чём тебе следует волноваться.

— …Ты собираешься выстрелить из пистолета, который был погружен в кофе?

— Пистолеты в наши дни способны стрелять, даже если полчаса лежали в грязи. Я очень сомневаюсь, что немного влаги способны не дать ему выстрелить. Но, думаю, японского подростка сложно винить за то, что он многого не знает об оружии, — сказав это, Эйкер нажал на спуск.

Камидзё инстинктивно уже было начал закрывать глаза, но лишь усилием воли оставил их открытыми.

И…

Послышался лишь щелчок, выстрела не последовало.

Это произошло не потому, что пистолет был на предохранителе или в магазин забыли зарядить патроны.

Ошарашенный Эйкер нажал второй, третий раз, Камидзё тем временем сжал правый кулак.

— Слышал что-нибудь о тепловом расширении?

— !?

Не дожидаясь ответа, Камидзё отправил свой кулак в полёт. Всё тело Эйкера задеревенело от удара, но он всё же не упал, тогда Камидзё сжал левый кулак.

— То же что и с вентиляцией. Когда материалы нагреваются – они расширяются!

Он снова отправил кулак в бой.

От сильного удара голова Эйкера откинулась назад.

— То же самое с пистолетными деталями! Одна или две маленькие детальки расширились, пока лежали в жидкости! — Камидзё снова махнул правой рукой и уже на этот раз, террорист упал на пол.

Камидзё глубоко вздохнул.

Огнестрельное оружие работало за счёт детонации пороха, создающее небольшой взрыв, толкавший вперёд пулю. Оружие сильно нагревалось, если из него производили сотню или две выстрелов разом, поэтому его конструировали так, чтобы оно могло перенести такое нагрузки. Но это стало бы проблемой, если бы это произошло в том месте, где пистолет в нормальных условиях обычно не нагревался.

(…Но блин, всё же это была русская рулетка, выстрелит или не выстрелит. Можно даже сказать, что мне повезло…Нет, всё же я был в зоне неудачи, раз мне выпало столкнуться с террористами.)

В любом случае, он пришёл к выводу, что третий террорист не нарисуется, Скай Бас 365 теперь в безопасности.

Камидзё наконец мог расслабиться, но тут услышал шум.

Он оглянулся и увидел, что Эйкер тихо встал, а у ног его стояла сумка, из которой он как раз доставал гранату.

— …!

Камидзё тут же попытался схватить руки террориста, но тот был скорее. Эйкер, улыбаясь во всю харю, в одной руке держал гранату, а в другой сжимал чеку.

Вот-вот раздастся взрыв.

Камидзё здесь некуда было бежать. Скорее всего, это была противопехотная граната, но даже она могла нанести обшивке Скай Баса достаточные для уничтожения самолёта поведения.

Ровно в это мгновение Камидзё услышал голос.

— Ясно-ясно, ты как и всегда действуешь как новичок. Твоя неспособность убить лишь подвергает тебя риску.

Камидзё узнал его.

Эйкер нахмурился, озадаченный внезапным поворотом событий, но ничто не мешало выдернуть ему чеку.

Но тут…

Часть 20

Пилот, сжимавший штурвал услышал тихий шум. Он глянул на экран радара и увидел небольшую точку, после чего посмотрел в окно и вздрогнул от неожиданности.

Рядом с ними, буквально в десяти метрах, летел большой чёрный транспортный самолёт, скорее всего спроектированный по технологии стелс. Всё это походило на дозаправку в воздухе, но такое могло работать лишь с махонькими истребителями. Два здоровенных восьмидесятиметровых самолёта в таком положении выходили из разряда воздушной акробатики и переходили в разряд самоубийц.

Блондинка стюардесса с офигенным телом была потрясена видом из иллюминатора бизнес-класса. Задний люк транспортного самолёта был открыт, и из него высыпалось что-то разноцветное похожее на конфетти, но она наивно подумала, что это что-то прекрасное.

Индекс сидела у люка, разделявшего пассажирскую зону с грузовым отсеком, ожидая возвращения Камидзё. Переполох, творившийся вокруг, тоже поманил её к иллюминаторам, и то что она увидела, тоже удивило её. Обладая знанием 103, 000 гримуаров она знала, что эти разноцветные штучки похожие на конфетти – рунические карты.

И что-то необычное произошло со стеной грузового отсека, рядом с которой стойл Эйкер.

Что-то оранжевое вырвалось из неё. Меч. Меч из пламени пронзил фюзеляж самолёта.

Опалив одежду террориста, он не причинил вреда его телу.

Затем тот, кто повелевал мечом, вытащил его, не заботясь о том, будет ли это к лучшему или худшему, и тут же отсек наполнили порывы ветра.

Весь бывший тут воздух начал вырываться наружу из дыры около Эйкера и конечно же, он пострадал первым. Его тело влетело в стену, будто это была с силой захлопнутая дверь. Его живот втянуло в дыру, и самолёт теперь от разрушения спасала пробка под названием Эйкер.

Но…

— Гааах!? — орал во всё глотку террорист, с которого буквально живьём сдирали мясо.

Камидзё мог лишь безмолвно наблюдать за этой нелепой сценой.

— Самолёт приземлится через десять минут в аэропорту Эдинбурга. Посмотрим, сможет ли он продержаться. Хочешь ты этого или нет, но на тебя возложена обязанность опекуна этой девочки, поэтому я хотел бы, чтобы ты показал мне свою решимость, — слышал он голос огненного мага.

Какое-то время Камидзё безучастно стоял, озираясь по сторонам, но вдруг вспомнил, что у Эйкера в руках всё ещё была граната. Кипя от злобы, он всё ещё пытался выдернуть чеку.

Камидзё махнул рукой и выбил гранату, которая с лёгкостью откатилась на довольно приличное расстояние.

Наконец, Эйкер потерял последнее желание сопротивляться, и Камидзё ответил ему, улыбаясь.

— Держись там.

Часть 21

Человек, стоявший за всем этим, смотрел новости по телевизору.

Скай Бас 365 только что приземлился в Эдинбургском аэропорту в Шотландии. В сюжете говорилось о том, что в какой-то момент на борту произошло ЧП, но экипаж вместе с пассажирами слаженно работали, и им удалось разрешить эту сложную ситуацию. Смотря этот радостный репортаж, человек, устроивший всё это, листал документы.

Тем, что его обеспокоило, был факт того, что для решения подобной проблемы они позаимствовали самолёт Британских ВВС.

Это был стелс-транспортник сконструированный на основе технологий, переданных Академгородом. Он имел чрезвычайно малую эффективную площадь рассеивания.

Человек вздохнул.

(Как страна, Англия уже на пределе.)

Он был обескуражен тем фактом, что для того чтобы разрешить такую незначительную проблему им пришлось прибегнуть к использованию технологий Академгорода. Сможет ли она снова стать сильной? Война меж Англиканами и Католиками лишь пустая мечта. …Могут ли быть лидерами те, кому требуется чья-то сила, чтобы сражаться?

Человек, стоящий за всем этим выключил телевизор, собрал документы со стола и начал их сортировать.

(Похоже, нам всё-таки нужно это сделать.)

Меж строк 2

Эй.

Получается, ты спасаешь меня уже второй раз?

Ну да. Я думал, что смог улизнуть оттуда, где имеет влияние Русская Православная Церковь, но тут они вдруг объединились с Римской Католической. Из-за этого русские смогли достать меня во Франции. Я ходил по лезвию ножа. Такое уже слишком для старика вроде меня.

Нам, наконец, удалось реорганизовать нашу организацию и сменить название, но благодаря тебе Бригада Астрологической Хирургии всё ещё известна.

И всё же в этот раз я тебя хотя бы поблагодарю. В прошлый раз…ну, мы были в отчаянье и беспокоились лишь о себе, а потом ты тихомолком исчез. Я сильно переживал из-за того что не сказал тебе спасибо.

Да, да. Мне хватит того что ты положишься на нас.

Я так понимаю…тебе нужно оружие.

Но как ты потерял своё? …Думаю, лучше не спрашивать. Эй, не смотри на меня так, я просто вообразил себе что-то очень скверное.

И кстати, у меня неплохая коллекция оружия. С тех пор как мы скинули оковы России, я много путешествовал по свету. Я находил, собирал, продавал и покупал оружие по всему миру. У меня даже есть довольно редкие образцы огромных размеров, которые тебе так нравятся.

Я могу принести, чтобы ты мог их опробовать.

Говоришь, вышло так, что твоё оружие сломалось? Знаешь, я не собираюсь сплавлять тебе какой-то хлам, возвращая долг. Я покажу тебе настоящие мечи. Они таят в себе богатую историю и могут оставить след в грядущих событиях.

…Постой, не уходи. Раз уж мою вступительную речь так легко попрали, думаю это всё не моё. Просто иди сюда. Я покажу тебе своё лучшее оружие, которое до сего момента никому не показывал.

А? Я не рисуюсь. Я просто не смогу сам его вытащить, ну если только не воспользуюсь погрузчиком, но будет быстрее, если ты сделаешь это сам.

Сюда, сюда.

Да, да, вот тут. Сними бечёвку и тряпки.

Видал?

Может я предвзят, но разве он не прекрасен?

Это Святой Меч Аскалон.

Ха-ха. Ты выглядишь озадаченным. Знаю, знаю. В легенде не упоминался меч с таким названием. Это духовный предмет созданный мастером в конце шестнадцатого столетия, который взял за основу легенду о святом мече. Он был создан на основе соображений о том, что будет нужно, чтобы убить пятидесятифутового дракона, описанного в ней, если бы он на самом деле существовал. Это оружие для уничтожения монстров.

Огромный кусок стали весил под двести килограммов и был длиной три с половиной метра.

Неизвестный автор, описывал его как одноручный фальшион, но когда святой меч, способный убить дракона, был воссоздан в реальности, он явил собой этого стального монстра.

Возьми его. Он подойдёт тебе лучше, чем что бы то ни было.

Да уж, тебе тоже пришлось непросто.

Когда ты спас “бывшую” Бригаду Астрологической Хирургии, это было не более чем случайностью. Ты не должен был встретиться с нами, а сейчас просишь нас дать тебе оружие. Думается мне, ты готовишься к битве.

Ну, думаю ты отправишься туда в независимости от того что я тебе скажу. И я не стану тебя останавливать. Но прежде чем ты уйдёшь, я хочу дать тебе кое-что. Эту штуку оставил мне один ремесленник из Англии. Прямо как и я, он кажется, не мог просто выкинуть тебя из памяти после того как ты однажды внезапно исчез. Кажется, ты сказал уничтожить его, но тот старик в тайне всё же закончил эту штуку.

Ха-ха. Ну не хмурься ты так при виде него.

Хоть с тех пор много воды утекло, ты был тем, кто нанял его, чтобы он для тебя её сделал, не так ли?

В конце концов, это ведь твоя геральдика.

Комментарии