Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Часть 6

— Последствия внезапного взрыва Евротоннеля, соединяющего Англию и Францию, отразились на воздушном сообщении, так как некоторое количество самолетов были мобилизованы для перевозки продуктов и персонала между двумя странами, поэтому стали возможны задержки в нормальном графике полётов. Подробную информацию о времени прибытия и отправления узнавайте на соответствующей стойки регистрации.

Камидзё очнулся, когда по громкой связи делали это объявление.

Он понял, что был на скамейке в вестибюле аэропорта.

— Не слишком ли они оперативны на этот раз?

Он тряхнул своей странно тяжёлой головой и встал, почувствовав, что у него было что-то зажато в правой руке.

Это была небольшая записка.

Там было написано: “Ня. Поезда и автобусы уже не ходят, а все твои деньги я уже вытащил из кошелька, чтобы ты не смог воспользоваться такси и вернуться домой. В багаже, лежащем в камере хранения есть британская валюта, используй её и весело проведи время.”

(...Этот ублюдок.)

Камидзё, подумал о том, что может достать багаж из хранилища, а затем просто уйти, но у него не было возможности расплатиться в японском такси британскими фунтами. Хотя можно было бы и обменять деньги, но банки уже не работали.

(Погодите, если уезжаю из Академгорода, то у меня должно быть нано-устройство с передатчиком введённое мне в тело и мой опекун? У меня такое чувство, что в последнее время делаю много чего незаконного…)

Всё ещё задаваясь вопросом что происходит, Камидзё схватил Индекс, лежащую рядом с ним на скамейке и потряс за плечи.

— Эй, Индекс, просыпайся.

— Ммм. У меня такое чувство, будто я могу поспать три дня.

— Эта необычная сонливость должна тебя настораживать. Эй, кот, ты тоже!

Передние лапки маленького кота подёргивались во сне, но Камидзё разбудил его, ткнув по носу. Индекс была сонлива как никогда, поэтому Камидзё решил не будить её, а просто потащил, направляясь к третьей стойке регистрации.

— Вы говорите, Камидзё Тома-сама? Да у нас есть багаж на это имя в ячейке 3293, это он? — спросила его молодая девушка, за стойкой, но он понятия не имел, всё ли это или нет. Так что ему просто оставалось кивнуть и взять чемодан.

Он открыл его и заглянул внутрь, там лежали иностранные деньги, паспорта, билеты на рейс, куча бумаг, которые выглядели как письменные приказы, и пара комплектов одежды на несколько дней, которые выглядели так, будто куплены в очень дешёвых магазинах.

Камидзё достал билеты на рейс изучил их и вскрикнул от удивления.

— ….Что серьезно!? На них и правда название лондонского аэропорта.

— Зачем нам сейчас ехать в Англию?

— Э... Всё это выглядит довольно непонятно.

Камидзё посмотрел на письменное предписание, но он всё ещё дрожал из-за того что какое-то время был под действием газа. Обычно он смог бы это быстро прочитать, но сейчас он просто был не в состоянии сфокусироваться и осознать, то, что там написано.

— ...Хмм. Тут что-то больших о магических проблемах в Британии и о том, что они официально вызывают тебя, Индекс, — пробубнил Камидзё. — И, так как Камидзё Тома твой нынешний опекун, то он должен... точнее я должен поправиться вместе с тобой.

— Мне не нравится, что они считают тебя моим опекуном, Тома.

— Ты не имеешь права так говорить после того, как я готовил тебе каждый день. Эх.. думаю, мы должны поехать. Ну что за дела!

Раз магическая проблема настолько серьёзна, чтобы требовалось вызвать Индекс, он на самом деле не хотел туда лететь, но если бы он решил просто вернуться в общежитие, то чувствовал, что к нему нагрянет кто-то вроде огненного мага Стейла Магнуса и атакует его. И независимо от того, в чём именно состояла проблема, ясно было одно что та настолько велика, что её просто нельзя было игнорировать.

(Погодите, разве не в Англии недавно произошел большой взрыв в тоннеле? ... У меня очень плохое предчувствие по поводу этого.)

Жалобы ничего не изменили бы, поэтому им пришлось пройти на процедуру посадки.

Поместить кота клетку с меткой и пройти через металлоискатель (прямо как тогда, когда они отправились в Кьоджу, одеяние Индекс снова стало проблемой) заняло много времени.

— Итак, мы направляемся в Англию, — сказала Индекс, теперь уже одетая в простое платье из числа тех, что были в чемодане.

Камидзё безучастно посмотрел на неё.

— О, точно. Так как тебя вызвали штаб-квартиру Англиканской Церкви, мы летим к тебе на родину.

— Да, но я не воспринимаю это так, потому что у меня нет воспоминаний, кроме тех, что за последний год.

Не создавалось такого впечатления, что Индекс было проблематично это говорить или то, что это вызывает у неё какие-то особые чувства. Она даже оставила письменные распоряжения по поводу того, что им делать в Англии на Камидзё.

(…Так у неё нет никаких воспоминаний.)

Затем Индекс задала Камидзё вопрос, не подозревая, о чём он сейчас размышлял.

— Тома, а где наш самолёт?

— Хммм? Цучимикадо сказал, что специально всё для нас подготовил.

Одна стена вестибюля прилёта и вылета была сделана из стекла, и через неё открывался ночной вид на взлётно-посадочную полосу. Можно было рассмотреть несколько пассажирских самолётов и несколько аэродромных машин, сновавших меж ними.

— Ммм, тут написано Рейс 0001 у четвёртых ворот…

Камидзё посмотрел в том направлении и тут же замер, глядя на самолёт, стоящий в месте окончания его взгляда.

Его максимальная скорость была более 7000 км/ч.

Это был тот чудовищный тип пассажирских самолётов, который мог проделать путь их Японии в Западную Европу за два часа.

Камидзё и Индекс оба вспомнили их кошмарный экстренный полёт обратно в Академгород из Кьоджи, когда они мучились из-за того что их органы коробило из-за ужасающей перегрузки и то, как заказанный Индекс обед пролетел мимо неё.

— …

— …

Пока они освежали свои переживания в памяти, сверхзвуковой пассажирский самолёт готовился к вылету. Контейнер, приближавшийся к нему на вилочном погрузчике, должно быть, содержал в себе кота. Оба они в один момент заговорили.

— Эй, Индекс.

— Что, Тома?

— …Давай пропустим этот самолёт и полетим на следующем, даже если придётся ждать отмены. Давай полетим на том, который не будет нас калечить.

— Пока на самолёте еда не летает по салону, то мне он подходит.

Камидзё и Индекс обменялись крепкими рукопожатиями и безмолвно наблюдали, как удаляется их борт.

Они буквально слышали крики кота, называвшего их бессердечными.

Комментарии