Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 1. Абсурдность Повседневной Беседы. — Irregular_Spark.

Часть 1

Утро 17-го октября.

Несмотря на то, что недавний Эль-Ниньо заставил летнюю духоту задержаться в Лондоне, холодный туман всё же окутывал Японскую улицу.

В утренний час пик, куда не посмотри, было море людей, но по понятной причине среди них не было видно ни одного туриста.

Девушка по имени Ицува из секты Амакуса шла по этой, лишённой туристов, улице.

Точно так же, как на Китайской и Индийской улицах, главной особенностью здесь была "кухня". Именно для того, чтобы даже в чужой стране отведать знакомой еды и поговорить на родном языке, носители языка собирались вместе и приобщались к кулинарному искусству.

В последнее время из-за наплыва людей японскую улицу буквально заполонили суши рестораны, кафе быстрого питания и множество магазинов.

На первом этаже здания, где на тот момент проживала Ицува, тоже располагался магазинчик с бенто. Посетителями этого места были не только местные японцы, но и множество британцев, приобщившихся к такому понятию, как “удобство – роскошь”. Сильной стороной японцев была “пунктуальность”; способные управляться с заказами со скоростью работы пит-стоп команды Формулы 1, они снискали уважение окружающих.

Когда-то Ицува тоже хлопотала по хозяйству в этом магазинчике, но сейчас этим не занималась. Это можно было сказать, просто судя по её одежде, которая сильно отличалась от униформы здешних работников. Наряд Ицувы оставлял впечатление очарования с намёком на зрелость. Одета она была в бежевую спортивную рубашку, поверх которой был жакет, смахивающий на полупальто и светло-коричневые облегающие брюки. Если окинуть её пытливым взглядом, раз уж она была из Нессесариуса, то Ицува хоть ещё не совершеннолетняя, совершенно точно могла зайти в бар, не привлекая к себе внимание полиции. Ну а прямо сейчас, в подсобке, где-то в глубинах магазина, Ицува сидела, смотря в экран ноутбука, на котором отображался текст на японском языке.

“Ключ к успеху в отношениях на расстоянии – всегда быть в мыслях вашего возлюбленного! Те, кто тусклы как тень, разрушат отношения!? Те, кто преуспеют будут отделены от тех, кто потерпят фиаско!! — проматывая всё это дрожащим пальцем, Ицува читала дальше, — “Правила Успеха! Тактика захвата!? Используй своё непреодолимое женское очарование и покори его сердце!”

Или что-то вроде того. К этому моменту, в сознании Ицувы уже всплыли воспоминания событий, произошедших несколькими днями ранее.

Чтобы защитить Камидзё Тому, от безжалостно преследовавшего его Аквы что Сзади, Ицува держалась поблизости с парнем. После всех её усилий, у Ицувы появилось такое ощущение, что расстояние в пол мира, между Британией и Японией чуть сократилось, как и расстояние между ней и Томой… но кто бы мог подумать, что из ниоткуда вдруг появится восстановленная на должности Понтифика Церкви Амакуса, Канзаки Каори! Мало того что она наделала столько переполоха, так под конец, Святая ещё и продемонстрировала свою “Секретную технику победы одним ударом ”…

Э-эротический Костюм Падшего Ангела…!! Приготовить такое ужасающее секретное оружие, что и следовало ожидать от такого грозного соперника как Жрица! Одень она этот наряд, и все воспоминания о Жрице в битве против Аквы, что Сзади померкнут…?

Разочарованная Ицува обхватила голову.

Глядя на свой наряд, способный предложить лишь очарование с намёком на зрелость, она могла лишь расстроенно вздохнуть, противопоставляя его этому совершенно лишённому недостатков костюму.

Это непреодолимая пропасть между обыкновенными людьми и гениями, да? Прямо как обыкновенные маги, не способные помыслить о том, чтобы стать Святыми. Этот Татемия, приписывающий мне прозвище “сокрытая гигантская грудь” просто пытается утешить меня, потому что если сравнить с Канзаки у которой ”обыкновенная огромная грудь”, у меня просто нет ни единого шанса.

Для Ицувы было мучительно очевидным, что по сравнению с манящими изгибами груди и бёдер жрицы, с заплетёнными в длинный хвостик волосами, её формы были просто небо и земля. В момент этого осознания, Ицува чуть не сдалась. Вероятно, чтобы успокоить своё беспокойное сердце, она напомнила себе, что не то чтобы у неё с Камидзё в данный момент были какие-то особенные отношения; если смотреть под таким углом, тут всё было в порядке. Что ни говори, влюблённая молодая дева слепа как котёнок.

Хмф, тут дело не только в её безупречной фигуре, а ещё и в этом Эротическом Костюме Падшего Ангела, использованного чтобы нанести решающий удар… Верная стратегия, включающая в себя душу, техничность и тело… Понтифик действительно грозный противник. Меня победили одним ударом, не думаю, что у меня есть шанс вернуться в игру…

Отчаянно вздохнув, Ицува посмотрела в сторону сомнительных новостных страниц, и тут её взгляд упал на это. В разделе “Weekly Mini News 10”, отдельно от привычных новостей, она увидела “это”.

“Название нового легендарного продукта: Гарантирована сила, способная вырезать знак “Z” в мыслях любого обычного работяги. Вы можете удовлетворить любые самые деликатные запросы на этой осенней распродаже!

Время в сознании Ицувы прекратило своё течение. Разве она не пыталась нагнать ту Святую? Не это ли тот единственный шанс, способный помочь ей обскакать соперницу? Столкнувшись с таким шансом, который может выпасть разве что раз в тысячу лет, Ицува не проронила ни звука, обдумывая всё это…

— Оооох… К-как я вообще могла подумать о том, что надену такой наряд!!!

Ицува неистово начала ворошить свои волосы обеими руками. Она выбрала рациональное решение, тем не менее, внезапно разозлившись на себя, она без сил рухнула на стол. Может такое быть, что нерешительность вместо храбрости была тем самым различием между посредственностью и особенным человеком? Что если эти колебания были доказательством её неполноценности? Оставшись один на один с этими мыслями, Ицува ничего не могла поделать и начала всхлипывать.

…Откуда-то со стороны потолка послышались голоса,

— Неееет!! Иува, мы ведь подтолкнули тебя в нужную сторону, ууууу! Нет!!

— Почему бы нам просто не купить этот костюмчик и не оставить его перед комнатой Ицувы?

— Временно исполняющий обязанности Понти… Нет, стоп, Татемия-сан! Вы ведь уже получили представление о том, какие и где у Ицувы размеры, после массажной битвы, да?

— Конечно! Чтобы узреть битву между Эротической Жрицей Падшим Ангелом и Великим Духом Эротической Горничной, мы должны потом и кровью заслужить её!

— Ладно, ребята, я думаю всем нам надо вернуться к работе…

…и другие подобные фразы шёпотом. Что самое удивительное, Ицува ничего из этого не услышала.

Часть 2

Известная по слухам как Эротический Падший Ангел, Канзаки Каори выглядела обеспокоенной и вздрогнула, ощутив какое-то странное чувство, будто будто прямо сейчас её кто-то вспоминал. В данный момент она шла вниз по улице где-то в окрестностях Букингемского дворца. Для Канзаки, а если быть точнее, Англиканской Церкви, одной из трёх фракций Великобритании, это место, где проживала Королевская Семья, было незнакомой местностью. Две другие фракции, Королевская Семья и Английские Рыцари имели здесь большее влияние.

...Канзаки прибыла сюда, чтобы забрать кое-какие документы из Министерства Внутренних Дел, располагавшегося недалеко от Букингемского Дворца, но неожиданно для себя встретила своего знакомого.

Главу рыцарей, известного как Лидер Рыцарей.

Хоть и выглядел он молодо, на деле же ему было далеко за тридцать, иными словами, он минимум вдвое был старше Канзаки. Его тщательно ухоженные светлые волосы, наружность, комплекция тела, покрой его костюма и даже его величавая походка, во всём этом чувствовалось влияние королевских манер.

К слову сказать, Канзаки не то, чтобы хорошо ладила с Лидером Рыцарей.

И дело было не в окружавшей его аристократической ауре.

— Что до Октябрьских мероприятий, будь то вечерний приём в Виндзорском Замке или же приём на борту корабля в Ливерпуле, я бы всё же рекомендовал посетить приём по случаю дня рождения Сенатора Джеймса, вместе с балом в Квинс-хаус. Гости там может и шумные, но чтобы сохранить лицо принимающей стороны, никто не будет пытаться обжимать женщин по углам, иначе печать позора ляжет на самого сенатора.

— Ну, это, уммм…

Канзаки, держащая в руках большой конверт, выглядела взволнованной.

Глядя на её реакцию, Лидер Рыцарей чуть нахмурился.

— Хм, Если речь о совсем уж высшем обществе, то ты можешь поприсутствовать на костюмированном балу в честь Хэллоуина, который будет проходить в Букингемском Дворце, но на первом своём явлении в свет, ты должна будешь скрыть своё лицо и имя. Или тебе не нравится такого рода приёмы? Если ты не переносишь похотливых взглядов, тогда такое отдалённое местечко, как Эдинбург, будет хорошим вариантом…

— …К-как я уже говорила, дело не в этом…

Канзаки отвела от него глаза, будто ей сложно было что-то произнести.

— Н-начнём с того, что такие вечерние приёмы и балы, о которых вы упоминали это…всё что-то вроде свиданий, да…? Всё же мне, как лидеру группы, функционирующей под покровительством Англиканской Церкви, стоит избегать подобного…

— Однако, — прервал её Лидер Рыцарей. — Не ты ли была той, кто попросила меня обучить её британским манерам?

— Эт-это…

Канзаки остановилась и что-то бормотала себе под нос, пока вокруг неё сновали люди спешащие домой с работы и из школы.

Лидер Рыцарей мог лишь озадаченно смотреть на всё это.

— Извиняюсь за то, что задерживаю, но всё это лишь по той причине, что хотел довести дело до конца, это правда. И, конечно же, спрашивай меня о манерах высшего общества столько, сколько посчитаешь нужным.

— Н-нет, всему виной моё путешествие в Англию. Из-за церемониальных методов Амакуса, мне следовало заняться изучением Британского этикета и географии. Иначе я просто не смогла бы вписаться в высшее общество.

Стоит ли говорить, что заручившись поддержкой своего японского приятеля Цучимикадо Мотохару, она уже не только выучила основы английского языка, но так же изучила и различные диалекты, встречающиеся в Англии. Лидер Рыцарей уже просто не мог её чему-либо научить.

— Тем не менее, ты всё же не появляешься на приёмах и балах. Может быть, это потому что ты не особо ладишь со знатными людьми?

— …Как член Англиканской Церкви, я не чувствую надобности присутствовать на данных мероприятиях, не говоря уже о том, чтобы знакомиться там с кем-то.

— Показывать себя элегантной леди можно вне зависимости от выбранного пути. А ещё, красота и паясничанье не имеют между собой ничего общего. Если ты совершенна, то будешь такой независимо от того, где ты находишься. Разве это не похоже на историю Агнессы Римской, которую отправили в публичный дом, но затем её окутал сияющий свет и она обратилась в проповедницу? Разве это не символ силы чувств?

— …Используете в качестве примера публичные дома и приглашаете меня, даже зная, что такого рода приёмы опасны для женщин?

(Пока меня не было, он вместе с цветком прислал мне приглашение на бал)... вздохнула Канзаки.

Видя эту её реакцию, Лидер Рыцарей по какой-то причине вопросительно наклонил голову.

— Кстати говоря, это же ведь не первый раз, когда ты спрашиваешь о том, как быть леди?

— Где вы такое услышали?

— Хм, как странно. Так этот Эротический Костюм Падшего Ангела – лишь слух…?

Услышав как Лидер Рыцарей пробубнил это себе под нос, Канзаки не в состоянии сдержать дыхание выкрикнула "Ваагх!!".

— Это не было похоже на поведение подобающее леди.

— Оч-ч-ч-о чём вы…!?

— Ну, как Британский джентльмен я солгу, если скажу что меня совсем не привлекают эротика и горничные… но падший ангел – это неприемлемо. Красоту истинной леди не разглядеть в очаровательной внешности. Куда важнее, чтобы её внутренний мир был прекрасен.

— Погодите, пожалуйста. Постойте! Выслушайте меня! Это был лишь сиюминутный порыв, не подумайте, что я планирую когда-либо в будущем надеть этот идиотский костюм!!

Часть 3

Совершенно не догадываясь об этой угрожающей беседе, совершенно обычный и невезучий старшеклассник с ершистыми волосами, Камидзё Тома, только что окончил свой последний урок и наслаждался коротким перерывом до начала классного часа.

Он был в японском Академгороде.

Это был институт развития экстрасенсорных способностей, покрывавший собой треть Токио, в котором жило около 2.3 миллионов учащихся. Это был город учеников со школами на каждом шагу, и приготовления к предстоящему в Ноябре обширному культурному фестивалю Ичихарансай приближались, словно маленькие волны, разбегающиеся во все стороны, предвосхищали грядущее событие. И поскольку промежуточные экзамены в силу различных причин были отменены, ученики, должно быть, думали, что у них теперь было больше сил, которые они могли вложить в подготовку к фестивалю.

Ученики разбрелись по классной комнате и встали маленькими группками, казалось, они были в довольно таки приподнятом настроении. Двумя основными примерами были Аогами Пирс и Цучимикадо Мотохару, стоявшие рядом с Камидзё.

— Да, Ичиханарансай в старшей школе отличатся от того, что было в средней. Тут у нас бюджет поболее, а значит, мы много чего можем замутить.

— Ня. В старшей школе на такие дела выделяется в два раза больше времени, поэтому они должны выделить больше денег тем местам, где ученики не особо активны. А наша школа сама посредственность и не пышет особым желанием или чем-то ещё.

Эти двое быстро съехали на тему денег, и черноволосая ученица с высоким лбом и большой грудью, которая всегда была членом комитета, отвечающего за проведение школьных мероприятий (и не потому что была влюблена в какого-то парня там), Фукиёсе Сеири, фыркнула, скрестив руки.

— Сейчас, когда приближается крупнейший в мире культурный фестиваль Ичиханарансай, моё время пришло. Вы собрались впустую его тратить? Лучше сделайте что-то полезное. И может быть, вы сможете узнать себя с новой стороны. …Эй, ты! Мистер Ершистые Волосы, собирающий кучку катышек от ластика и играющий с ними!

Камидзё Тома подпрыгнул, когда его окликнули.

— Ч-чего? Не нужна мне никакая новая сторона. И я уверен, всё, что мне удастся обнаружить, что я всю жизнь любил горничных, а на самом деле мне нравились официантки.

— Няя!! Это очень серьёзный вопрос!! Разве ты забыл, что горничная может делать то что делает официантка, но официантка не может делать всё то что горничная!?

— Хех…глупец. Нет таких правил, говорящих, что те, кто любят горничных не могут так же любить и официанток. Однако, нет ничего зазорного в тех чистых чувствах, что заставляют защищать тебя честь любимого фетиша, — добавил Аогами.

Три совершенно разные реакции от трёх идиотов растоптали дух ответственности Фукиёсе, разожжённый приближающимся фестивалем и она взорвалась, так же как и всегда.

— Я говорю вам, смените вы уже ваш испорченный образ мышления, вы, идиотические идиоты!!

— Ну вообще-то, такого рода дискуссия необходима чтобы решить, будем мы делать обычное кафе или кафе с горничными будет лучш—гкх!! — ответ Камидзё прервал удар лбом в его лоб.

Он покатился по полу и остановился около парты, где сидела его одноклассница Химегами Аиса, которая в данный момент перелистывала страницы толстенной книги с серьёзным выражением лица. У неё тоже были длинные чёрные волосы , но вот грудь - скромной.

Камидзё поднялся и, интересуясь тем, что она читает, посмотрел через её плечо на мелкие буквы, заполнявшие страницу.

— Чтобы вас не затмили собой, вы должны сами излучать свет отталкивающий остальных на второй план. Всё правильно, вам нужна ударная сила. И один из способов заиметь эту силу – поискать её в своей индивидуальности. Лучше всего иметь своего рода особенную способность, но если вы незаблаговременно такой не обзавелись, вы всегда можете попробовать вступить в школьный кружок или комитет. Просто изменив свой жизненный ритм, вы сможете изменить себя внутри и снаружи.

— ……………….

Вопросительный взгляд Камидзё упёрся в спину Химегами.

— …Эй. Если что-то беспокоит тебя, ты можешь поговорить со мной об этом.

— Нет, спасибо. Я разберусь с этим сама.

— П-понятно. Но дай я всё же дам тебе маленький совет. Я бы сказал, что твоя индивидуальность проявляется в великолепных кулинарных навыках.

— !?

— Хах хах хах. Разве делать себе бенто каждый день не свидетельство того, что у тебя достаточно ударной силы? Я тоже себе готовлю, но ты далеко впереди меня.

— Т-ты хочешь сказать…что то о чём я всегда мечтала, всё это время было при мне…?

— Всё верно.

— Моя эра начинается с этой минуты. Я использую свои волшебные бенто, чтобы положить конец тем временам, когда я была невыразительным персонажем второго плана…

— Ммммм….Ну да, я думаю…?

И тут их классный руководитель Цукуёми Комоэ вошла в кабинет.

— Хорошо, начнём классный час. Сегодня мы распределим роли на Ичиханарансай. Все, у кого кружок или работа в комитете будет приоритетной, поставьте меня в известность.

— …

Химегами Аиса вдруг замерла.

Учительница была ростом 135 сантиметров и выглядела как 12-ти летняя девочка, которая должна была носить школьный ранец, и в тот же момент не могла удержаться от употребления пива и сигарет, прошла специальное обучение по теме пирокинеза и множеству других сверхспособностей, а её исследования на тему полей НД рассеивания заинтересовали даже учёных. У неё была не просто одна или две особенности, она была просто-напросто монстром необычности созданным из чистого своеобразия. И сейчас, Химегами узрела всех их сразу.

— …Ааа.

— Х-химегами? Почему ты рухнула в глубины отчаяния? Химегами? Химегамииииииии!!

Но она ничего ответила, а плечи её дрожали.

Часть 4

Мисаку Микото не отпускало беспокойство.

Она была в торговом районе, в момент, когда сумерки практически сменяются ночью. Она не задержалась дольше, чем обычно, просто смена времени года сократила светлое время суток. Уже скоро должны были сменить часы, в которые ученики должны были уйти со школы.

Причина её волнения была на поверхности.

(…Я-я не могу поверить, что сказала это!! Я совершенно не думала о последствиях, когда это делала!!)

Тем, что прокручивалось у неё в голове снова и снова, был разговор меж ней и парнем с ершистыми волосами, произошедшей в 22-ом Районе, бывшим огромнейшим подземным торговым центром Академгорода.

Тогда, всё выглядело так, будто Камидзё Тома собирался вот-вот умереть, но всё же будучи практически при смерти, всё равно хотел быть в центре какого-то события. Из-за этого Микото не смогла остаться равнодушной, и в попытке остановить его, она добровольно и самоотверженно выпалила все те слова, что до сей поры скрывала в глубине души.

(Эт-это плохо. Когда я думаю обо всём этом, у меня подмышки зудят! Нехорошо это всё!!)

Её соседка по комнате Ширай Куроко с подозрением отнеслась к ставшему несколько дней назад нервозным состоянию Микото, но спасло её то, что за всё это время она не столкнулась в городе с Камидзё.

Если бы встретилась с ним сейчас, она чувствовала что может упасть в обморок.

Она планировала выждать и решить проблему со своими чувствами, а уж потом встретиться с ним, когда она смогла бы вести себя как обычно.

Но тут…

— Хм? О, да это же Бири Бири. Что это ты здесь делаешь?

Микото вздрогнула от окликнувшего её откуда-то сзади голоса, а затем обернулась, увидев копну ершистых волос.

— Чт-что? Что-то не так? Я так же, как и всегда, пинаю торговый автомат!

— Мм, ну, тут есть кое-какая проблема, — понуро ответил Камидзё.

Микото непонимающе склонила голову.

…Всё шло не так плохо, как она предполагала.

Она прокручивала это в голове снова и снова и думала, что умрёт от стыда, столкнувшись с ним. Даже если Камидзё не сказал бы ничего особенного, она чувствовала, что самой ей будет крайне неловко.

Однако, не случилось ничего такого уж ужасного, а на самом деле, она испытала огромное облегчение с момента того разговора, случившегося несколько дней назад.

— Мм…как твои раны?

— Да, более-менее. Ага, понятно… Тогда я был не совсем в себе, поэтому особо много не запомнил, а вот ты похоже да, — на лице у Камидзё было чуть одинокое выражение.

Микото не сказала бы, что видела его прежде.

— Ты мне очень поможешь, если не будешь распространяться об этом. Мои воспоминания просто пропали и не стоит раздувать проблему, так как это ничего не изменит. Странное чувство, возникающее когда теряешь память, меня беспокоит, но ничего ведь не поделаешь.Я просто живу своей обычной жизнью, так что я бы хотел чтобы всё продолжалось своим чередом.

— П-понимаю.

Хоть чувства Микото ещё были в беспорядке, Камидзё решил сменить тему.

Она не могла уследить за быстро меняющимся ходом разговора была в состоянии (или, по крайней мере, так думала Микото, шестерёнки в голове у которой неистово вращались, хоть и, казалось, без эффекта).

— О и по поводу торгового автомата. Ты должна быть чуть осторожнее, когда пинаешь его в присутствии окружающих. Хоть ты и носишь шорты под юбкой, мы всё ещё можем видеть твои бёдра.

— …

— А? …Не ожидал, что ты положишь мелочь в автомат, удивительно честно с твоей стороны, Мисака.

Микото не могла ничего сказать в ответ, глаза её начали вращаться. Ровно в тот момент, когда она подумала что выстроила непреступную стену вокруг своего сердца, она обнаружила, что вся эта стена – из губки и только и может делать, что впитывать воду.

— Ч-что происходит… Это тот момент, когда я обычно его посылаю и бегаю. Почему мне сейчас… так комфортно!?

— Э? Погоди, почему ты вдруг стала бири бири? Э-эй, ты теряешь контроль. Хватит разбрасывать повсюду искры…не, это уже больше чем искры. Я что-то сделал что-то не то!?

— Фуня.

— Фуня? Это не отвеееееееееееееееееееееееееееееееееет!

Судя по их звуку, такие электрические разряды здоровью на пользу явно бы не пошли.

Часть 5

Из-за происшествий с Химегами и Микото, денёк уже нельзя было назвать иначе, как странным, и Камидзё уже был переполнен усталостью, когда открыл дверь своей комнаты общежития.

— …Индекс, только не говори мне, что ты тоже собираешься вести себя странно.

— ??? Тома, ты о чём? — пробубнила девочка в белых одеждах монахини, лёжа на полу.

У неё были серебряного цвета волосы, зелёные глаза и великолепная память, позволявшая никогда не забывать всё, что она видела. Используя свою способность, она запомнила каждый символ каждой строки из 103,000 гримуаров, хранящихся в её голове, делая её библиотекой гримуаров, известной как Index Librorum Prohibitorum. Тем не менее, последнее время она была абсолютно бесполезной. Судя по всему, она до сих пор не знала, как открыть банку тушёнки, а консервный нож, валявшийся рядом с ней на полу, лежал так, будто она сдалась и отбросила в сторону. Маленький трёхцветный кот, сидевший рядом с ней бил лапкой по её щеке, будто говоря: “Не опускай руки! Слишком рано ты решила отказаться от этой свинины!”

— Отлично. Индекс та же что и всегда, — вздохнул с облегчением Камидзё, видя эту сцену.

— Ты совершенно точно насмехаешься надо мной.

— Неа, — тут же опроверг это Камидзё.

Он поставил свою дешёвую сумку для учебников на пол и решил включить телевизор. В эфире шёл специальный двухчасовой ролик. Судя по всему, он был посвящён историям о невероятных спасениях по всему миру. А прямо сейчас говорили о Британском специальном подразделении, занимающемся подводно-спасательными работами и которому удалось вытащить все 370 человек, застрявших в затопленном тоннеле, проложенном под морским дном.

— …Уже становится холодновато. Даже кот уже обзавёлся зимним мехом, так что может быть пора уже достать эту штуку?

— Ч-чего!? Чего достать!? Ах! Ты собираешься сделать ту самую фугу набэ!?

— Не заводись, ещё не зная, что это! Это штука служит, чтобы согреться, но она отправит наши финансовые возможности в ледниковый период! Я говорю, что пора доставать котацу.

— Что это? Что ты собрался класть в котацу набэ? Морского Конька?

— Индекс, хватит думать только о еде. Вот что такое котацу!

Закричав, Камидзё вытащил из кладовки японское сочетание футона и стола. Камидзё поставил его посреди комнаты вместо стеклянного стола, а Индекс начала дрожать.

— Закуска из риса с арахисом!

— Закуски на котацу – не главное. Пожалуйста, просто засунь под него ноги, и затем ты сможешь оценить чудесность особых японских обогревателей!

— ?

Индекс с вопросительным выражением на лице сунула ноги под футон.

— Ахх… меня от этого что-то в сон клонит.

— Индекс, меня пугает тот факт, что тебе хватило меньше чем пять секунд, чтобы постичь суть котацу. Но эта сонливость – ловушка, за которой последует простуда, так что не поддавайся ей.

Судя по всему, Индекс очень понравился обогреватель. Кот сел прямо по центру котацу, будто провозглашая: “Теперь эта тёплый и уютный район – мой дворец!”

(Неплохо, неплохо.Так уверенно предложив его, я не хотел оправдываться, что она не способна понять это, как уникальную часть японской культуры)

Раздумывая об этом, Камидзё сунул ноги под котацу.

Тут Индекс, всё ещё выглядящая сонной, потянулась к корзинке стоящей на столике и достала оттуда прозрачный пакетик с каки но танэ, открыла его и…

— Вот, Тома, это тебе.

— …!?

Случилось чудо.

Девочка, не способная приготовить даже лапшу быстрого приготовления (потому что не была в состоянии выждать 3 минуты ) поделилась с ним едой!

— Чего? Почему ты такой удивлённый?

— Да-а, просто так.

— ?

Индекс с подозрением поглядела на него, но, судя по всему, сейчас всё её внимание захватило котацу. Возможно, пытаясь бороться с накатывающим чувством сонливости, она вынула из под столика ноги, а затем сунула внутрь голову, чтобы осмотреть всё изнутри. И так как ей понравилось, Камизё смог расслабиться.

Но тут из-под котацу раздался странный звук, изданный Камидзё.

В тот же самый момент Индекс вскочила и встала в полный рост, подняв на руках стол, словно тяжелоатлет штангу.

— Томааааааа!

— Ааааааа! Прости Индекс, я не виноват! Пожалуйста, не бей меня котацу! Коту явно не понравится быть в Небесной Крепости Котацу!

Внезапно раздался телефонный звонок, в эру мобильников, звонок домашнего телефона был редкостью.

(Отлично, теперь я смогу смыться от Индекс…нет, погодите. Это может быть экстренное сообщение.)

Все ещё пытаясь успокоить Индекс, Камидзё схватил трубку, на другом конце линии был Цучимикадо Мотохару.

— Ня, Ками-ян, ты свободен для довольно продолжительного разговора?

— А? Ты же живёшь в соседней комнате. На кой тебе телефон? Ты же можешь просто прийти.

— Ну, учитывая сложившуюся ситуацию, у меня на самом деле нет выбора. И будет довольно грубо сделать так в часовом поясе, где ужинают так рано.

— По правде говоря, я твой должник, так что…погоди, сколько сейчас времени!? Вот дерьмо! Я ещё ужин не приготовил! Цучимикадо, у меня тут кое-какие дела, так что давай покороче!

— Хм? О, понятно, понятно. Но, ну, это… С чего бы начать? Будет слишком неожиданным начать разговор со взрыва Евротоннеля. Думаю, что будет лучше сделать маленькое отступление и рассказать всё с самого начала…

— Ну короче! Индекс почувствовала, что ужин сегодня, возможно, будет поздним, и я уже чувствую, что её охватывает пламя гнева!

— Ясно, — недовольно сказал Цучимикадо, — Тогда сразу к главному. Ты должен прямо сейчас прибыть в Англию.

………………………………………………………….

— А, ммм, ээ… Что?

— Я уже приготовил тебе самолёт. Добравшись до 23-го Района, возьми багаж из ячейки #3293 в камере хранения рядом с третьей стойкой регистрации международного аэропорта. Паспорт и всё, что тебе нужно, будут там. Они тебе отдадут сумку, если ты покажешь им свою ID карту, поэтому тебе лишь надо будет сказать администратору, что ты – Камидзё Тома.

— А? Ч-чего! Ты уж слишком всё сократил, и я теперь вообще не понимаю, что происходит! В Англию? Прямо сейчас? Да тут куча всего, что ты мне должен объяснить!

— Но Ками-ян, ты ведь сам сказал мне короче.

— Ну, да, но ты сегодня какой-то слишком уж прямолинейный. И, всё-таки, зачем мне лететь в Англию? …Погоди, у меня какое-то плохое предчувствие по поводу всего этого. Кьоджа в Италии и Авиньон во Франции, у меня такое ощущение, что, как только я попадаю заграницу, со мной случается какая-то фигня! А в этот раз это страна где полно клик магов и располагается штаб-квартира Англиканской Церкви! Ни за что я туда не поеду

— Нн, Ками-ян. Твои догадки не так уж и далеки от правды, но уже слишком поздно.

После этих слов, Камидзё услышал звон со стороны балкона, будто труба упала на землю. Должно быть, что-то кинули из соседней комнаты.

Оглянувшись, он увидел маленькую баночку, по размеру схожую с лаком для волос, а затем услышал звук газа, покидающего её.

— Угх! Кхе кхе! Усыпляющий газ!?

— Ах, да. Ещё кое-что. Разве всякая фигня не происходит с тобой вне зависимости от того, едешь ты за границу или нет?

Камидзё не смог опровергнуть этот, так как был уже не в состоянии говорить.

Он и Индекс(+кот) были переполнены чрезмерной сонливостью, будто они были под анестезией, и вопреки своей воле были усыплены.

Часть 6

— Последствия внезапного взрыва Евротоннеля, соединяющего Англию и Францию, отразились на воздушном сообщении, так как некоторое количество самолетов были мобилизованы для перевозки продуктов и персонала между двумя странами, поэтому стали возможны задержки в нормальном графике полётов. Подробную информацию о времени прибытия и отправления узнавайте на соответствующей стойки регистрации.

Камидзё очнулся, когда по громкой связи делали это объявление.

Он понял, что был на скамейке в вестибюле аэропорта.

— Не слишком ли они оперативны на этот раз?

Он тряхнул своей странно тяжёлой головой и встал, почувствовав, что у него было что-то зажато в правой руке.

Это была небольшая записка.

Там было написано: “Ня. Поезда и автобусы уже не ходят, а все твои деньги я уже вытащил из кошелька, чтобы ты не смог воспользоваться такси и вернуться домой. В багаже, лежащем в камере хранения есть британская валюта, используй её и весело проведи время.”

(...Этот ублюдок.)

Камидзё, подумал о том, что может достать багаж из хранилища, а затем просто уйти, но у него не было возможности расплатиться в японском такси британскими фунтами. Хотя можно было бы и обменять деньги, но банки уже не работали.

(Погодите, если уезжаю из Академгорода, то у меня должно быть нано-устройство с передатчиком введённое мне в тело и мой опекун? У меня такое чувство, что в последнее время делаю много чего незаконного…)

Всё ещё задаваясь вопросом что происходит, Камидзё схватил Индекс, лежащую рядом с ним на скамейке и потряс за плечи.

— Эй, Индекс, просыпайся.

— Ммм. У меня такое чувство, будто я могу поспать три дня.

— Эта необычная сонливость должна тебя настораживать. Эй, кот, ты тоже!

Передние лапки маленького кота подёргивались во сне, но Камидзё разбудил его, ткнув по носу. Индекс была сонлива как никогда, поэтому Камидзё решил не будить её, а просто потащил, направляясь к третьей стойке регистрации.

— Вы говорите, Камидзё Тома-сама? Да у нас есть багаж на это имя в ячейке 3293, это он? — спросила его молодая девушка, за стойкой, но он понятия не имел, всё ли это или нет. Так что ему просто оставалось кивнуть и взять чемодан.

Он открыл его и заглянул внутрь, там лежали иностранные деньги, паспорта, билеты на рейс, куча бумаг, которые выглядели как письменные приказы, и пара комплектов одежды на несколько дней, которые выглядели так, будто куплены в очень дешёвых магазинах.

Камидзё достал билеты на рейс изучил их и вскрикнул от удивления.

— ….Что серьезно!? На них и правда название лондонского аэропорта.

— Зачем нам сейчас ехать в Англию?

— Э... Всё это выглядит довольно непонятно.

Камидзё посмотрел на письменное предписание, но он всё ещё дрожал из-за того что какое-то время был под действием газа. Обычно он смог бы это быстро прочитать, но сейчас он просто был не в состоянии сфокусироваться и осознать, то, что там написано.

— ...Хмм. Тут что-то больших о магических проблемах в Британии и о том, что они официально вызывают тебя, Индекс, — пробубнил Камидзё. — И, так как Камидзё Тома твой нынешний опекун, то он должен... точнее я должен поправиться вместе с тобой.

— Мне не нравится, что они считают тебя моим опекуном, Тома.

— Ты не имеешь права так говорить после того, как я готовил тебе каждый день. Эх.. думаю, мы должны поехать. Ну что за дела!

Раз магическая проблема настолько серьёзна, чтобы требовалось вызвать Индекс, он на самом деле не хотел туда лететь, но если бы он решил просто вернуться в общежитие, то чувствовал, что к нему нагрянет кто-то вроде огненного мага Стейла Магнуса и атакует его. И независимо от того, в чём именно состояла проблема, ясно было одно что та настолько велика, что её просто нельзя было игнорировать.

(Погодите, разве не в Англии недавно произошел большой взрыв в тоннеле? ... У меня очень плохое предчувствие по поводу этого.)

Жалобы ничего не изменили бы, поэтому им пришлось пройти на процедуру посадки.

Поместить кота клетку с меткой и пройти через металлоискатель (прямо как тогда, когда они отправились в Кьоджу, одеяние Индекс снова стало проблемой) заняло много времени.

— Итак, мы направляемся в Англию, — сказала Индекс, теперь уже одетая в простое платье из числа тех, что были в чемодане.

Камидзё безучастно посмотрел на неё.

— О, точно. Так как тебя вызвали штаб-квартиру Англиканской Церкви, мы летим к тебе на родину.

— Да, но я не воспринимаю это так, потому что у меня нет воспоминаний, кроме тех, что за последний год.

Не создавалось такого впечатления, что Индекс было проблематично это говорить или то, что это вызывает у неё какие-то особые чувства. Она даже оставила письменные распоряжения по поводу того, что им делать в Англии на Камидзё.

(…Так у неё нет никаких воспоминаний.)

Затем Индекс задала Камидзё вопрос, не подозревая, о чём он сейчас размышлял.

— Тома, а где наш самолёт?

— Хммм? Цучимикадо сказал, что специально всё для нас подготовил.

Одна стена вестибюля прилёта и вылета была сделана из стекла, и через неё открывался ночной вид на взлётно-посадочную полосу. Можно было рассмотреть несколько пассажирских самолётов и несколько аэродромных машин, сновавших меж ними.

— Ммм, тут написано Рейс 0001 у четвёртых ворот…

Камидзё посмотрел в том направлении и тут же замер, глядя на самолёт, стоящий в месте окончания его взгляда.

Его максимальная скорость была более 7000 км/ч.

Это был тот чудовищный тип пассажирских самолётов, который мог проделать путь их Японии в Западную Европу за два часа.

Камидзё и Индекс оба вспомнили их кошмарный экстренный полёт обратно в Академгород из Кьоджи, когда они мучились из-за того что их органы коробило из-за ужасающей перегрузки и то, как заказанный Индекс обед пролетел мимо неё.

— …

— …

Пока они освежали свои переживания в памяти, сверхзвуковой пассажирский самолёт готовился к вылету. Контейнер, приближавшийся к нему на вилочном погрузчике, должно быть, содержал в себе кота. Оба они в один момент заговорили.

— Эй, Индекс.

— Что, Тома?

— …Давай пропустим этот самолёт и полетим на следующем, даже если придётся ждать отмены. Давай полетим на том, который не будет нас калечить.

— Пока на самолёте еда не летает по салону, то мне он подходит.

Камидзё и Индекс обменялись крепкими рукопожатиями и безмолвно наблюдали, как удаляется их борт.

Они буквально слышали крики кота, называвшего их бессердечными.

Меж строк

Кажется, Франция начала действовать.

Даже учитывая, что Римская Католическая Церковь стояла за ними, это было довольно послушное поведение. Взрыв единственного наземного маршрута, соединявшего Англию и Францию, принесёт значимый ущерб экономике последней, и всё же они взорвали все три тоннеля под Ла-Маншем.

Даже так, они в лучшей ситуации, чем Англия.

Верно. Верно.

Для такой островной страны как Англия, потеря единственного наземного маршрута, соединяющего её с материком, всё равно, что наполовину перерезанный страховочный канат. В данный момент они увеличили количество морских и воздушных маршрутов, чтобы избежать дефицита сырья, но траты на это скоро истощат их финансовые возможности.

Потому что плата за перевоз того же объёма грузов на самолёте, намного дороже чем на поезде.

Некоторые оптимистичные критики заявляют, что они смогут справиться с этим, используя морские перевозки, но это невозможно. Когда Евротоннель открылся, множество портов были разрушены, чтобы перенаправить потоки перевозок по нему. Если они попытаются вернуться к тому, что будут использовать лишь морские перевозки, то всё закончится тем, что их транспортная сеть будет перегружена. Это будет так же, как с кассиром в день хорошей распродажи, вся система бы просто перестала функционировать.

Восстановление тоннеля займёт по крайней мере три месяца. А до той поры, магазинные прилавки не будут похожи на себя прежних. Кроме того, есть множество предложений по поводу того, как именно следует проводить ремонтные работы, так что неудивительно, если процесс на каком-то этапе просто застопорится.

Хм? Да, да. Всё в точности так.

Франция поддерживается европейскими странными, находящимися под Российским и Римским контролем. В ответ, похоже, что Англия попросила о помощи Академгород и США.

Ах.

Ты думаешь, сражение Евро и Доллара.

Америка взяла на себя основной экономический удар, вызванный инцидентом с Константиновым Даром. Из-за этого инвесторы уже перевели своё внимание в другие места. Конечно же они опасались укрепления активов евро и юаня, и это было достаточным поводом для саботажа этих валют.

Всё так по-дурацки вышло из-за той хрени что творил Терра что Слева.

Ты ведь знаете подробности, так?

В конце концов, ты сам его прикончил.

Этот инцидент был порождён сотнями лет соперничества меж Англией и Францией. Однако, теперь, когда Америцентрическая экономика вошла в прямое соперничество с Евроцентрической, это соперничество перерастёт в холодную войну между Англией и Францией.

Европа сейчас в сложном положении, не так ли?

Это не просто какая-то начинающаяся между двумя странами война.

На этом всё не кончится.

Судя по всему, есть что-то такое, ради чего этот ублюдок Фиамма даже не посмотрит на то, что Европа будет охвачена огнём. А что меня раздражает больше всего, так это этот самый Фиамма имеет практически полный контроль над Римом и Россией. Даже если ты или я прикажем, никто нам не внемлет. У нас не осталось никакой власти.

И всё же ты собираешься пойти?

Это правда, что ты довольно силён, в честном бою ты был бы сильнее меня.

Но достаточно ли у тебя силы, чтобы противостоять бедствию, способному уничтожить целые страны, если не весь мир? У тебя не будет врагов, союзников или направления. Удары будут сыпаться на тебя со всех сторон, хватит ли у тебя силы справиться с этим?

Ну, если ты говоришь что решил идти, то так тому и быть.

У меня нет права останавливать тебя и нет причин беспокоиться за тебя.

Я просто хочу тебе хочу рассказать о своих планах. Я туда не пойду. А? Не подкалывай меня. Я не боюсь. Я не могу больше использовать свою Святую Кару. Хоть может ты и немного другой, но Трон Справа от Бога не может использовать обычную магию и духовные предметы. Я просто буду перебираться с места на место, попутно готовясь.

Мой план в том, что я собираюсь удивить Фиамму куда больше, чем могла бы, просто пойдя туда.

Ты не можешь мне приказывать.

Ты идёшь своим путём, а я своим.

Хм?

Что случилось с твоим: “Никогда не говори никогда?”

Да кому какое дело?

Я сказала это тогда, просто потому что хотела. Разве я выгляжу как кто-то, кто будет себя вот так вот ограничивать?

Комментарии