Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Эпилог. Когда Всё Закончено. to_the_Main_Line

Это должна была быть среда вроде жидкости, газа или частиц, которых можно было просчитать по законам механики текучих сред.

Чтобы действительно быть полезной, это должна быть среда, которую можно контролировать и взять под управление.

Чтобы можно было воспользоваться её вязкостью и плотностью, среда должна была состоять из значительного количества вещества.

— Бхах...!! Ах-хах!!

Якуми Хисако возродилась в одном из тёмных переулков 13-го Района.

(Это было близко. Не подумала бы, что правая рука может уничтожить мысленную сущность на НД-полях с одного удара. Если бы я не подготовила эту подстраховку, это стало бы моим концом.)

Если она существовала как мысленная сущность на НД-полях, использующая градационный компьютер, ей нужен был процессор для поддержания своего существования. И это также означало, что она возродится любое количество раз, пока существовали вычислительные мощности.

Да.

Например, она могла использовать "запах", испускаемый роем тараканов-людоедов, которые продолжили своё хаотическое групповое движение.

— Абх... гх... кха-кха!! Гхх... Д-действительно сложно продолжать думать, когда их осталось так мало...

Но Якуми Хисако больше не использовала НД-поля рассеивания, поэтому было неясно, можно ли её всё ещё называть мысленной сущностью на НД-полях. Тем не менее, её определённо нельзя было назвать человеком.

И она рассматривала этот факт как нечто хорошее.

Это означало, что у неё всё ещё был шанс.

Даже Рэнсе не было сказано об этом резервном копировании. Она солгала и сказала девушке, что Кинухата Сайай уничтожила их всех. Сокрытие информации от союзников было её дурной привычкой, но здесь это послужило ей службу.

— Теперь, когда я информационная форма жизни без физического тела, ничто не в состоянии остановить меня. Я могу попытаться сколько угодно раз. Я бесконечно долго могу использовать всё больше и больше ресурсов, пока не добьюсь успеха. Я могу продолжать дальше, и дальше, и дальше, пока они не поднимут белый флаг.

Обращая свои мысли в слова, она постепенно стабилизировала своё существование.

Это также внесло порядок в хаотичные движения тараканов.

— Время перезапустить проект Agitate Halation. Люди ослабляют бдительность, когда думают, что победили. Теперь убийство Фремии Сейвелун не будет проблемой.

И вдруг...

Кто-то зашёл в переулок. Этот человек был беззащитен.

— Нашла тебя, — сказал ясный девичий голос. — Нашла тебя, злодейка.

Якуми Хисако не рассматривала её как угрозу. Она послала рой тараканов-людоедов. Первые несколько их тысяч безжалостно вгрызлось в молодое тело.

Тем не менее...

— Ах... что...?

Девушка, игнорируя удивление Якуми, продолжала идти вперёд.

Она не обращала внимания на рой тараканов, вгрызающийся в её руки, ноги и щёки, не прикрытые белым платьем. Она не проронила ни капли крови, пока приближалась плавными движениями к Якуми Хисако.

Наконец, Якуми начала волноваться.

Она чувствовала нечто, что никогда не должен был испытывать человек.

Она ощущала страх кого-то, на кого пристальным взглядом смотрел настоящий хищник.

(Всё в порядке. Я не знаю, что за силой она обладает, но она лишь человек. Я завершённая информационная форма жизни без физического тела, так что ни одна физическая атака не может-... гбгх!!!???)

В неё вгрызлись.

Она была съедена.

При отсутствии физического тела Якуми Хисако не могла быть описана с помощью обычных частей человеческого тела, таких как "конечности" или "голова". И всё же она могла это сказать. Если её существование описать в процентном соотношении, эта белая девушка забрала более 30% за один укус.

Когда она увидела, что щёки девушки будто чем-то набиты, Якуми Хисако переполнил страх. И тем, что пугало её сильнее, было то, как "милая" девушка выглядела.

Она попыталась попятиться, но девушка в ответ сделала ещё шаг.

Это было всем, что потребовалось, чтобы сократить этот промежуток.

А затем девушка, этот "человек" по имени Фройляйн Куройтун, широко открыла свой маленький рот и сказала:

— Две звезды. Неплохо.

Во мгновение ока она пережевала мощное и подавляющее существо, представленное Якуми Хисако. Девочка сделала это так же легко, как ребёнок ест свежеиспечённый хлеб.

Якуми Хисако исчезала.

Она умирала.

Прямо перед этим моментом она почувствовала странный мир, превзошедший её страх. Она пыталась выстроить своё существование с большим и большим количеством информации, но теперь оно исчезало. И пока Якуми упрощалась, она чувствовала восторг.

(Это ли значит умирать?)

Но как только у неё промелькнула эта мысль, она познала ещё больший ад.

- Бэ-э-эр.

Пугающая белая девочка внезапно остановилась.

Остался лишь маленький кусочек.

Лишь один укус. Она оставила только одну часть этого существа, будто последний кусочек на тарелке.

— Итак.

— ...Погоди... Что ты-...?

— Это твоё наказание. Наказание за то, что навредила моей подруге.

Ей не удалось пойти по пути усложнения, и теперь она была лишена возможности пойти по пути упрощения.

Так же как нарезанная, чтобы быть съеденной рыба никогда не будет снова плавать в океане, Якуми Хисако будет терзаться вечно.

Эта девочка посмотрела на неё своими холодными глазами и сказала:

— После того, как ты долго-долго будешь об этом думать, тебе, может, и вправду удастся взглянуть на себя с нужного ракурса. Если это произойдёт, я съем последний кусок. Ты можешь рассчитывать на это в конце твоей долгой, долгой жизни.

Всё подошло к концу, будто кто-то щёлкнул на выключатель.

Беспорядки, учинённые 7500 людьми, атаковавшими Learning Core в 13-м Районе, закончились жуткой тишиной. Тот факт, что волнения закончились с поражением Рэнсы и Якуми Хисако, указывал на то, что эти двое в каком-то виде влияли на бунтовщиков. (Хотя было что-то вроде задержки после очевидной победы над Якуми.) Тем не менее, всё ещё были неизвестные факторы относительно этого инцидента, тесно связанные с тёмной стороной Академгорода. И даже если всё станет полностью понятным, будут ли ученики, принимавшие участие в беспорядках, полностью невиновными и без каких-либо обвинений? Это тоже был неизвестный фактор.

— О нет. О нет.

Пришёл рассвет.

Женщина, носящая дешёвый костюм и лабораторный халат, пробормотала про себя, отправившись на прогулку бегом по 13-му Району вместе с золотистым ретривером. Ноябрьские утра стали скорее холодными, чем освежающими, поэтому никто больше не использовал этот маршрут. Через час, когда температура немного повысится, он, скорее всего, будет забит людьми, ведущими здоровый образ жизни.

— Ну, у меня было чувство, что это кончится провалом, но я, возможно, позволила ей зайти немнооожечко далеко. Якуми-сан была членом совета директоров и хорошим покровителем.

А затем она получила ответ.

— Ты уверена, что это было не потому, что ты слишком много забавлялась?

Голос, похоже, принадлежал мужчине в расцвете лет. Тем не менее, женщина в дешёвом костюме и в лабораторном халате была здесь единственным человеком. Голос донёсся от золотистого ретривера на конце поводка, который она держала.

Он(?) говорил, высунув свой длинный язык.

— Это было как и с Dark May Project, в котором принимали участие Кинухата Сайай и Куроёру. Ты насадила свою любознательность Якуми Хисако и объединила её с той исходной областью знаний. Я понимаю, что ты всё же не могла заставить её понять, что мы, Кихары, думаем иначе.

Именно поэтому Якуми Хисако продолжила такое тёмное исследование.

Вполне возможно, что связи, полученные ей во время Dark May Project, были частично разорваны в тот момент, когда она утратила контроль над Фремией Сейвелун. Может быть, она была обманута этим, будучи погребённой странной внешней информацией, но правда была противоположной. То, что Якуми Хисако считала основой своего существования, было ложью.

— Хех-хех-хех-хех. Она задавалась вопросом, почему так хорошо ладила со мной. Ей были внедрены мои мысли, так что, естественно, мы ладили. Она была превосходна как покровитель, который позволит мне сделать всё, что я захочу. Она будто была моим рыцарем в сияющих доспехах. У меня были все средства, которые я хотела, и все полномочия, которые я хотела.

— Ты зашла слишком далеко.

— И я заметила свою ошибку, — честно призналась женщина в дешёвом костюме и халате.

Разговор походил на диалог между учителем и учеником.

— Ты уже начала искать нового кандидата, которым прикроешься, не так ли?

— Они должны найти замену исчезнувшему члену совета директоров. Я уже определила трёх наиболее вероятных на это кандидатов, так что-...

— ...

— Да, да. Я знаю, что это будет слишком подозрительно. Правда. Но просто не очень-то по-кихаровски готовить подстраховку и иметь план Б, знаете?

— Каков твой план?

— Я думала действовать согласно плану Shadow Ruler.

— ...Есть ли какая-нибудь удобная организация, которую ты можешь использовать?

— Нет, но они примут меры, если мы заставим их думать, что есть. Даже в этом городе науки такие вещи, как проклятия, встречаются повсеместно. Если я попробую манипулировать небольшим количеством информации, чтобы некоторые факты казались истиной, они сами соберутся воедино, сформировав паззл с изображением гигантского монстра. Этот метод используется постоянно. Подумайте о M-Fund или о Следственном Комитете по делу НЛО. А теперь давайте обманем несколько важных людей.

— Полагаю, основы — лучший способ снова встать тебе на ноги. Я могу дать тебе двух или трёх людей, которые выглядят достаточно неразумными, чтобы ты могла использовать их в своём плане. У них много денег, но они разочарованы своей неспособностью заполучить какой-либо реальный социальный статус. Они ухватятся за любой шанс, который ты им предоставишь. Приложи все усилия, чтобы подтолкнуть их в нужном направлении.

— Как всегда, спасибо, — сказала женщина в дешёвом костюме и в лабораторном халате.

Было трудно вообразить, как Кихара в облике собаки мог иметь связи с такими гордыми людьми, но он(?) на самом деле был самым влиятельным из Кихар в различных областях.

— Agitate Halation сейчас фактически заглох. Что мы теперь должны с ним делать?

— Я никогда особенно не интересовался этим, но действительно ли можно назвать это провалом?

— ?

— Пятые уровни против воли Якуми Хисако собрались в одном месте. И несмотря на то, что Разрушитель Иллюзий предположительно сводит на нет любое влияние НД-полей рассеивания, этот парень появился на сцене добровольно, чтобы закончить данный инцидент. ...Эксперимент Якуми Хисако, может быть, и закончился неудачей, но что, если Agitate Halation просто был слишком велик для неё, и она не смогла справиться? Быть может, есть в нём ещё что-то, что заставит твои глаза искриться от возбуждения.

— Ух. Теперь, когда вы упомянули это, кажется, что вы правы.

— Ты и правда никогда не показываешь какой-либо мотивации, если я не подтолкну тебя, — сказал в досаде золотистый ретривер.

Тем не менее, женщина в дешёвом костюме и в лабораторном халате лишь почесала голову в смущении.

— Я чувствую это каждый раз.

— Да. И вновь мир просто наполнен наукой.

Инцидент подошёл к концу.

И это означало, что был одно дельце, с которым нужно было разобраться.

— ...

Цучимикадо Мотохару ждал кое-кого на металлическом мосту в 7-м Районе. Когда он взглянул на текущую под ним с обыденной скоростью реку, он услышал приближающиеся шаги. Несмотря на это, Цучимикадо не обернулся. Облокотившись о перила, он ждал, пока шаги не приблизятся к нему сзади.

Наконец...

Цучимикадо открыл рот, начав говорить.

— Твой глаз в порядке?

— Это было восемь часов назад. Было достаточно времени, чтобы пересадить мне новый, и чтобы я привыкла к нему. Я даже больше не ощущаю, будто что-то попало в глаз.

— Это хорошо, — пробормотал он.

Напряжённая атмосфера не исчезла.

Девушка позади него спросила: "Ты готов?"

— Неужели думаешь, что нет?

— Ясно, — был единственный ответ.

В следующий момент раздалось несколько выстрелов, и Цучимикадо почувствовал жгучую боль в спине.

Кумокава Сериа держала большой армейский пистолет.

Энергия удара заставила Цучимикадо кувыркнуться через перила, так как он опирался на них. Истекая кровью, он упал в реку. Кумокава услышала громкий всплеск. Она двинулась ближе и посмотрела вниз бесчувственным взглядом.

Она спрятала под одежду пистолет и достала карманное устройство.

Конечно же, она позвонила Каизуми Цугутоши из совета директоров.

— Всё кончено? — спросил он.

— Я привела приговор в исполнение.

Инцидент был окончен, и Цучимикадо Майка была защищена от организации Якуми Хисако, осуществлявшей проект Agitate Halation. Однако это не решило все проблемы. Если бы кое-что не было бы сделано, сражение никогда бы не закончилось. Если бы всё было оставлено на волю эмоциям, это кончилось бы тем, что Цучимикадо Майка снова была бы вовлечена в это.

Цучимикадо Мотохару понял это и предложил свою жизнь, чтобы избежать этого.

— Ты извлечёшь тело? — спросил Каизуми.

— Нет. Кто-нибудь достанет его для нас. ...Так или иначе, мы знаем друг друга довольно давно. Если мы будем уделять телу слишком много внимания, это создаст странные теории заговора. Люди будут говорить, что это было лишь театральное представление, и что он тайно живёт где-то, после того как мы объявили о его смерти.

— Понятно. Поэтому будет лучше, если наши враги подберут его.

— Именно. Конечно же, простое расследование покажет, что я не использовала какой-то дешёвый трюк вроде стрельбы холостыми.

С этим пренебрежительным комментарием Кумокава Сериа завершила звонок.

Она снова взглянула вниз на реку, но тело Цучимикадо уже унесло течением, так что она могла видеть лишь прозрачную поверхность реки.

(Итак.)

Кумокава Сериа думала про себя, так что никто не мог её услышать.

(Это должно убедить тех, кто наблюдал за казнью. Внутри этих окрашивающих пуль была его же кровь, так что это поможет одурачить команду судмедэкспертов, которую отправят враги Цучимикадо.)

Важно было убедить их.

Даже если бы позже раскрылось, что Цучимикадо выжил, они не преследовали бы его дальше, после того как дали знак, что купились на это. Таков был этикет подпольных организаций. И именно поэтому те, кто наблюдал за событиями на мосту, были бы так осторожны в первоначальном подтверждении его смерти. Они бы отправили специалистов.

Однако Кумокава Сериа не была совсем добрым человеком.

В конце концов, она в упор выпустила несколько окрашивающих пуль, хотя на нём не было бронежилета.

Это не убило бы его, но удар такой силы мог что-то повлечь за собой. Выстрелы вполне могли лишить его сознания. А потом он упал прямо в реку. Даже эта уловка ставила его жизнь под угрозу. Кумокава чувствовала, что это было справедливой карой за потерю глаза.

У неё не было никаких оснований, чтобы спасать Цучимикадо Мотохару просто так.

Если бы он был её врагом, она убила бы его. Если бы его нужно было казнить, она без колебаний провела бы "церемонию".

Причина, по которой она не сделала этого здесь, была довольно проста.

(Я должна поблагодарить его за то, что он не сказал тому парню обо мне. ...Вот и всё.)

Хамазура Шиаге был в больнице в 7-м Районе.

Его ранения были такого рода, что возникал вопрос, не шастает ли вокруг палаты Анти-Навык. Он ощущал себя так, будто его поместили поперёк конвейерной ленты, чтобы он не допустил беспорядка. Что-то во всём этом казалось странным.

— Эй.

За окном был полдень, когда кто-то окликнул его в больничном коридоре.

Это была Куроёру Умидори, сидящая в кресле-каталке в зоне отдыха около выстроенных в ряд торговых автоматов.

Когда Хамазура увидел, кто это был, он не был уверен, что можно сказать.

— ...Мм, нам обоим пришлось несладко, не так ли?

— По крайней мере ты всё ещё жив, — ответил Камидзё Тома.

На телах всех троих были белые бинты, и если бы они появились в ночное время в школе, то, вероятно, могли бы положить начало новой истории о приведениях.

Камидзё, должно быть, тоже был не в лучшем состоянии, потому что опирался на один из торговых автоматов, стоящих у стены.

— Судя по тому, что сказал мне доктор, вам двоим ещё хуже, чем мне. Насколько?

— Я проведу здесь какое-то время на всякий случай. Думаю, Куроёру тоже пока тут останется.

— Это не проблема, — Куроёру убрала руки от ручек, соединённых с колёсами кресла-каталки, и игриво развела ими. В общем, её движения были неуклюжими, но руки двигались на удивление плавно. — Пока я могу двигать руками, у меня нет никаких проблем с тем, чтобы жить в больнице. И не похоже, что мои ранения будут иметь какие-либо последствия.

— ?

Камидзё слегка нахмурился.

Он не мог указать на это, но он чувствовал, что что-то было не так в том, как она вела себя.

Когда она заметила, что Камидзё смотрит на неё, Куроёру чуть отвернулась.

— ...Со мной всё будет в порядке. Если сболтнёшь лишнего, я убью тебя, — сказала она странно тихим голосом.

Казалось, что она не хотела, чтобы эти двое выносили кое-что на общее обсуждение, поэтому Камидзё и Хамазура больше эту тему не поднимали.

Хамазура вышел из борьбы ещё на полпути, так что у него была пара вопросов к Камидзё.

— Так много ли ты узнал?

— Сложно сказать, — Камидзё тяжело вздохнул. — Этот киборг по имени Рэнса был побеждён. Она была полностью уничтожена, так что она не нападёт снова ради мести или чего-то подобного.

— Думаю, тогда мы пока что можем расслабиться, — сказал с отвращением Хамазура.

Возможно, его преследовали кошмары о каком-то бессмертном монстре, который продолжает идти к нему сквозь пламя, после того как в него влетела автоцистерна, или его взорвали вместе со зданием.

Но представление Камидзё было иным.

— Её механическое сердце было уничтожено.

— Что?

— Это не то, что может сделать моя правая рука. Оно, вероятно, было разрушено, когда она потеряла контроль, но...

Он не думал, что именно это произошло.

Из того, что сказала #029, контролируя под конец Рэнсу, и из того, о чём рассказала ему после всего Феремия (и что звучало как сон), он знал, что монстр, известный как Якуми Хисако, был внутри киборга и начал уничтожать его.

А рука Камидзё Томы могла сводить на нет любую сверхъестественную силу.

Что, если #029 хотела защитить Якуми Хисако любой ценой?

Могло ли быть так, что она уничтожила собственное сердце, чтобы разбалансировать своё тело достаточно, чтобы то утратило свою функциональность как точка выхода, которая могла оперировать эсперскими силами и сверхъестественными сущностями? Было ли возможно, что она изгнала Якуми Хисако, чтобы позволить ей сбежать?

То, что они натворили, было отнюдь не похвально.

Если бы не это решение, которое #029 приняла прямо перед своим поражением, Камидзё не мог бы почувствовать к ней ничего, кроме презрения.

В тот момент #029 уничтожила своё собственное сердце, чтобы защитить человека, о котором она заботилась больше всего.

В тот момент она, возможно, превзошла Камидзё Тому.

— Я знаю, что за всем этим была кто-то по имени Якуми Хисако. Я знаю, что Фремия Сейвелун оказалась в центре проекта, известного как Agitate Halation. Но кроме этого я ничего не знаю. Хотя, вроде, много разнообразных опасных вещей нашли в университетской больнице, которую Якуми Хисако использовала в качестве базы.

— ...И ты удовлетворён этим? — прошептала Куроёру. Её голос звучал так, будто она была наполовину в шоке. — Тогда всё кончено. Истина никогда не увидит свет. Как только эти "опасные вещи" обнаружили, всё было кончено. Никто не найдёт поистине опасные вещи, скрытые за найденными. По-настоящему опасные вещи лишь те, что сведут с ума любого, кто увидит их.

Хамазура нахмурился.

— Ты хочешь сказать, что ещё есть люди, которые будут пытаться воспользоваться Agitate Halation?

— Это не обязательно должен быть кто-то связанный с проектом. Есть люди, которые не хотят, чтобы дневной свет достиг тьмы в любой форме. Добро и зло, симпатии и антипатии, прибыль и убытки, сила и слабость... Все виды вещей собраны вокруг этой организации. Это будет сокрыто по множеству причин.

— ...

Хамазура на мгновение замолчал.

Даже после Третьей мировой войны злоба города была сильна, как никогда.

На самом деле уничтожение чего-то могло стать причиной превращения этого чего-то во что-то ещё хуже.

— Я знаю это, — ответил с горечью Камидзё. Он достал из кармана два твёрдых предмета. — Поэтому я изъял их.

Это были прозрачные цилиндрические контейнеры толщиной в мизинец, внутри которых было что-то красное.

Хамазура даже не мог предположить, что это было.

— Даже после такого крупного инцидента ты всё ещё продолжал что-то делать? Ты не отправился сразу прямо на больничную койку?

— ...

Пока Хамазура задавал вопросы, Куроёру пристально смотрела на контейнеры с мрачным выражением в глазах. Будучи сама киборгом, она могла предположить, что же это такое было.

Камидзё вздохнул и сказал:

— Это #028, а это #029. По всей видимости, они всё ещё живы даже вот так. ...#40 и предыдущие хранились в лаборатории Якуми Хисако. Все они должны были управлять этим киборгом и оставались в режиме ожидания, когда не использовались. Когда они не помещены внутрь механического мозга и мозжечка, подготовленного внутри Рэнсы, они не могут даже думать.

Не было никакой возможности для безупречной победы в этом вопросе.

Это было то, о чём #029 сказала ему изнутри Рэнсы. Если создать достаточно тел киборгов, идентичных Рэнсе, они могли бы получить определённый вид свободы. Но этого не могло произойти. То, что имела в виду Рэнса, было настолько велико, что такой старшеклассник, как Камидзё, не мог понять этого.

Не было способа спасти их.

По крайней мере не было способа в сложившейся социальной системе Академгорода.

Куроёру Умидори посмотрела на мозги размером с палец и задала Камидзё вопрос.

— Что ты собираешься с ними делать?

— Я собрал все до #40, так что сейчас я собираюсь поместить их в холодильную камеру. Мне это не нравится, но всё, что я могу для них сделать – это выиграть для них время, пока не будет создан способ, с помощью которого можно будет спасти их. Я могу лишь надеяться, что метод, который позволит им ходить среди обычных людей, будет завершён на следующем поколении технологии.

Камидзё вернул контейнеры с #028 и #029 в карман.

Он повернулся спиной к Хамазуре и Куроёру, наверное, чтобы направиться к доктору и отдать ему контейнеры.

Хамазура не задумываясь крикнул ему вслед:

— Что ты собираешься делать теперь?

— То же самое, что и всегда, — не оборачиваясь, ответил Камидзё. — Не важно, сколько раз я достигну конца игры, и не важно, сколько раз я должен с жалким видом нажать на кнопку продолжения, я не прекращу двигаться вперёд.

— Если честно, мои плечи так затекли, — сказал беззаботный голос по пути в больницу.

Монахиня в белых одеждах шла вместе со школьницей, одетой в костюм горничной. А та, что была в униформе, сидела на похожем на барабан роботе-уборщике.

Школьница слегка массировала свои плечи.

— Когда меня внезапно попросили провести уборку во внешнем учреждении в качестве внеклассной деятельности, мне стало интересно, где же это. Я никогда бы не подумала, что это будет автоматизированная фабрика в 17-м Районе. Там было так грязно! И масляные пятна на автозаводе — не тот противник, с которым должна бороться горничная!

— Тома за весь день так и не пришёл домой.

— А затем в Школе Горничных Рёуран сказали мне, что произошла какая-то ошибка, потому что они ничего не знают об этом! Я потратила всю ночь, приводя состояние фабрики к кристальной чистоте, и я даже не получу за это зачётных баллов!!

— Тома и правда глупый!! Там, в комнате, не было ничего, кроме хлеба, овсянки, бисквитов, консервов, ветчины, бекона, бананов и яблок! Разве он не знает, что люди могут умереть от голода!?

— Честно говоря, что не так с этим миром?

— Я не знаю! Зачёт так трудно получить!!

Две девушки были возмущены, как никогда.

И они даже не знали, насколько большим было сражение в попытке защитить это.

Определённая начальная школа в 13-м Районе снова была наполнена хаосом.

Спор, скорее всего, будет продолжаться аккурат до 25-го декабря.

— Ня! Санта правда существует!! Почему ты не можешь понять что-то настолько простое!?

— Ты врунья! Санта-Клаус никак не может существовать!! Я слышала по ТВ, что его одежда окрашена только в красный из-за рекламы газировки!!

— Ня, ня. Это заговор. Они врут, чтобы заграбастать все подарки себе!!

— Не глупи!! Взрослые не получают подарков!!

— Во-первых, тебя уже обманули. Взрослые на самом деле-...!!

Фремия и другие практически сцепились друг с другом, не обращая внимания, мальчик или девочка перед ними.

И затем умная девочка(в очках) нервно заговорила.

— У-ум... Фремия-чан?

— Ня!! Во-первых, что это такое?

— Тогда чёрный Санта-Клаус, которого я видела прежде, тоже настоящий?

Ранее это могло вызвать панику у класса Фремии, как тогда, когда они обсуждали таинственного человека после школы. Чтобы убедится, что они не забыли волшебные слова, которые могли спасти их, они начали повторять их вслух.

Но в этот раз всё пошло иначе.

Фремия набрала воздуха в грудь и с гордость выдохнула.

— Ня! Не волнуйся. Во-первых, я с этим что-то сделаю!!

Произошёл ужасающий инцидент.

Множество людей пострадало. Что-то даже большее было потеряно.

Тем не менее, это не закончилось здесь. Что-то было получено из всего этого.

Если кто-то продолжит идти вперёд, он сможет ухватить это.

Комментарии