Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Пролог. Предел Мировых Уступок. Foreign_GODs,or_Evil_KINGs

Тьма покрывала всё пространство.

Никто не только не смог бы ничего разглядеть в дюйме перед собой, но тьма, казалось, проходила через их глаза и устремлялась в их сознания.

Тем не менее, эта тьма не заботила людей, дрейфующих сквозь неё. Они прямо говорили, что это было естественное состояние мира, и что кому-то нужно прошептать "да будет свет".

Направление и глубина в этом чёрном пространстве были неразличимы, но там находились три различные сущности.

— Так нам удалось закончить в срок, Нефтида?

Голос старого человека раздавался в темноте. Больше, чем просто "морщинистый", этот голос было бы лучше описать как "высохший".

Отвечающий ему голос звучал молодо и чарующе красиво.

— Да. Быть девушкой-зомби очень удобно в такие моменты. Благодаря тому, что её легенды активно отображаются в большом количестве культур, она близка ко всем из них.

— Но, Верховный Жрец, — отрезал женский голос, который звучал ещё моложе и даже по-детски. — Теория Мисс Зомби, по существу, аналогична держанию зеркал друг напротив друга, верно? Бесконечно разделяя нашу силу, мы можем специально ослабить себя и избежать уничтожения мира, если двинуть рукой или ногой.

— Что скажешь, Ньянг-Ньянг?

— Мне просто интересно, действительно ли символ ∞ ослабевает, если делить его? Я не хочу разбить мир, как витраж, первым же своим шагом. Мы не такие, как Отинус.

— Не имеет значения, если это просто обман, пока он работает. Так же как лента Мёбиуса или бутылка Клейна, некоторые понятия могут существовать, даже если не могут быть должным образом определены, Ньянг-Ньянг.

— Да, но я больше предпочитаю практику, чем теории. Можно сказать, что я скорее изобретатель, чем учёный. Мне трудно поверить, что это сработает только потому, что в теории всё получилось. Я не смогу расслабиться, пока не попробую сама и не увижу, что это работает.

— Тогда почему бы нам не попробовать?

— Ты уверен, что нам стоит так небрежно превращать мир в свою игрушку?

Несмотря на свой комментарий, девчушка по имени Ньянг-Ньянг хихикнула, не показав реальных признаков неуверенности.

Трое присутствующих намеренно смотрели в одном направлении.

Это создало направление во всеохватывающей и тяжёлой тьме.

Направление получило глубину и, наконец, определило всё пространство.

Женщина по имени Нефтида пропела сладким голосом, который, казалось, мог очаровать мозг любого, кто услышал бы его:

— Здравствуй, мир.

Раздался тяжёлый металлический грохот.

— Привет, научная сторона.

Тонкая-претонкая вертикальная линия белого света появилась в темноте.

— Привет, Академгород.

Двойные двери открылись.

Три Бога Магии наполнили свои лёгкие воздухом Академгорода.

Академгород не граничил с океаном, поэтому воздушные и наземные пути имели критическое значение. 11-й Район был базой для последних. Металлические контейнеры были сложены горой, и Боги Магии сделали небрежный шаг из самого верхнего.

Одним из них был Верховный Жрец.

Его тело было худым и морщинистым, как высохшие ветви старого дерева. Он носил робу буддийского монаха, которая охватывала его тощую фигуру и придавала ей объём. Великая жадность читалась в его мече, упёртом в землю, словно трость, и в сверкающей золотой ракусу, одетой поверх робы. Он был результатом буддийской самомумификации, когда за счёт голодовки человеческая фигура проходит шесть путей и становится Буддой всего за одну инкарнацию.

Другим была Ньянг-Ньянг.

Девушка была одета в короткое белое платье в китайском стиле с очень широкими рукавами, но её совершенно бледный цвет лица был ещё белее платья. Она носила шляпу и необычный амулет, прилепленный ко лбу. Проще говоря, она была Ши Цзе Сянь из древнего Китая.

Последим была Нефтида.

Это была красивая женщина с длинными серебряными волосами, чьё обнажённое тело шоколадного цвета было полностью покрыто белыми бинтами. Она была богиней из египетской мифологии, которая пролила много слез после смерти Осириса, но, как ни странно, никто не знал других историй о ней. По этой причине некоторые считали, что её божественность была создана людьми на основе "плакальщицы", нанятой для похорон.

— А теперь...

Первосвященник говорил своим естественным голосом, двигая пальцами, которые, казалось, отломятся, если он сильно согнёт их, и качая головой, которая выглядела так, как будто человеческую кожу натянули на череп.

— Похоже, работает. Нет никаких признаков торнадо, происходящих на другой стороне земного шара, как от эффекта бабочки или холистического эспера.

Тогда, полагаю, нам тоже пора начать.

Беззаботный комментарий Ньянг-Ньянг вызвал сердитое предупреждение от Нефтиды, тело которой было полностью обмотано бинтами.

— Решение основной задачи — это хорошо, но это вот-вот что-то предпримет. Теперь, когда мы существуем в реальном мире, нас обнаружат довольно быстро.

— Да, нам нужно держать всё под контролем. В некотором смысле от этого больше проблем, чем от Отинус.

— Сплошная головная боль, — сказал Верховный Жрец, массажируя свои плечи.

Ньянг-Ньянг надула губы и продолжила.

— Серьёзно, почему Алистер так бездумно разрушил наш скрытый мир? Может быть, мы действительно должны были убить его?

— Мы не такие, как Отинус, — ответил Верховный Жрец. — Ты сама так говорила, Ньянг-Ньянг. И в то же время мы не можем без зазрения совести назвать себя безобидными.

Его нежный и успокаивающий голос заставил Ньянг-Ньянг поднять обе руки.

Но она не сказала, что её убедили его добродетельные проповеди.

Не будь таким высокомерным, старик. Ты тот, кто разозлился и первым попытался убить его.

— Понятия не имею, о чём ты.

— Это проблема. Ты полностью меняешь свои представления о том, что правильно, основываясь на том, что чувствуешь в текущий момент. Что может быть опаснее бога, который разворачивается на 180 градусов по отношению к тому, что он сказал пять секунд назад, когда говорит о чём-то пять секунд спустя? И хуже всего то, что ты даже не понимаешь этого, ты действительно веришь, что всё это соединяется неразрывной нитью логики.

— В любом случае.

Вместо того чтобы уклониться от проблемы, Верховный Жрец естественным образом сменил тему разговора.

— Мы потеряли наш скрытый мир, поэтому у нас нет другого выбора, кроме как стоять на этой игровой доске в реальном мире. Алистер, Гемстоуны и Камидзё Тома. У нас много работы. Или, скорее, много лишней работы накопилось... Но теперь, когда мы стоим на этой доске, мы не можем просто наблюдать. Когда придёт наш черёд, мы будем вынуждены действовать. Мы не можем больше стоять на месте и плыть в потоке времени, так что мы должны уделить некоторое внимание тому месту, где находимся.

— Да, да.

— Это похоже на специалистов, мешающих друг другу. Часть упрёка состоит в том, что мы слишком сильны, чтобы быть частью игры, но есть вероятность, что каждый кажущийся бесполезным шаг может в корне изменить ситуацию на поле.

Тем не менее, он не сказал, что они не должны двигаться по доске.

Он не был человеком такого великого характера.

— Так что, если это возможно, я хотел бы оказывать помощь всякий раз, как кто-то соберётся сделать ход, но пожелает ли это принять условия и отказаться от роли возмутителя спокойствия?

Слушая, Нефтида положила руку на бедро и посмотрела на простирающийся внизу городской пейзаж. Гора контейнеров под её ногами напоминала вызывающие ностальгию древние могилы фараонов. То есть Пирамиды.

Её очаровательные губы зашевелились и сформировали слова.

Если бы она пожелала, Бог Магии могла бы вылепить мир из глины и создать идеальный рай, так что для неё было необычно принять кого-то за врага. Даже не учитывая категории сильных и слабых, категории друзей и врагов так же, как и причины сражаться, могут быть любезно и расчётливо устранены. Возможным врагом для Бога Магии мог быть только другой Бог Магии. Другой Бог Магии мог вступить в схватку за единственный ресурс — быть единственным, чьей воле подчинится мир.

Тем не менее, Нефтида произнесла имя и связанную с ним легенду. Вместо соединения его со множеством остальных, она твёрдо и чётко выделила его.

— Королева Анна.

Какой смысл сейчас она придаст ему?

Бог продолжил.

— Так у короля Артура была сестра-близнец и щит, дополняющий его меч.

Комментарии