Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Задание 1. Тренировочный лагерь инструктора Оки

После уроков состав взвода мелких сошек как обычно пил чай у себя в комнате.

— Вы совсем обнаглели?! — вдруг воскликнула Ока, уперев руки в стол.

От неожиданности Усаги Сайондзи пролила горяченный чай на штаны Такеру Кусанаги. Тот скривился от боли и схватился за промежность, не в силах даже пикнуть.

— А-а, п-п-прости! Вот, лед!

Усаги торопливо достала из морозилки лед и со всего маху прижала его к штанам Такеру. Парень взвыл и сполз на пол.

Икаруга Сугинами при виде этого захохотала.

Ока закипела от злости на то, что ее никто даже не пытается слушать.

— При-и-иве-е-ети-и-ик, мелкие сошки! Вот и Мари-тян пожаловала. — В придачу к остальным в комнату широко улыбаясь вошла Мари Никайдо с двумя пакетами, полными сладостей. — Э-э, Такеру, ты чего? Описался, что ли? Ха-ха-ха, ну ты даешь!

— Тебе не понять… мужской боли. Прошу… не говори пока… со мной, — со слезами на глазах выдавил Такеру.

Усаги непрерывно извинялась. Икаруга с каждой секундой хохотала все громче.

Вот так обычно и проходил день взвода.

Однако в этот раз все обстояло иначе, ведь единственная среди них отличница решила расшевелить лодырничающий взвод мелких сошек.

Бах! — раздался громкий удар кулака по столу.

Все вновь повернулись к Оке и с большим удивлением обнаружили, что стол сломан.

Девушка, не поднимая кулака, обвела всех взглядом.

— Спрошу еще раз, если не слышали… Вы совсем обнаглели, что ли? Кусанаги, отвечай.

— Э?! Я?!

— Ты же командир!

— Это да, но… В каком смысле «обнаглели»?

Ока взглядом приказала ему сесть в сэйдза, и Такеру послушно подчинился.

— На уроках вы спите, а после чаи гоняете. Еще и мешаются тут всякие. — Ока метнула взгляд на Мари. — Ничего не смущает?!

— Вот не надо меня из коллектива исключать!

— Молчать!

Мари раздраженно отвернулась.

— Я понимаю, на что ты намекаешь, но что мы можем-то? Кусанаги работает допоздна, а информации о магических наследиях и ведьмах у нас все равно нет. Ничего тут не поделаешь, — с ленцой протянула Икаруга, подперев голову рукой и накручивая прядь волос на палец.

У Оки задергалась щека.

— Это не повод бездельничать! Нет информации — добудем! И спать надо нормально, Кусанаги!

— Ну… Я пытаюсь, но все равно засыпаю, — с натянутой улыбкой почесал щеку Такеру.

Ока уперла руки в боки и насупилась.

— Я понимаю, что ты вынужден подрабатывать, но нельзя же про учебу забывать.

Такеру сжался в комок.

— А какая разница-то? Вряд ли нам пригодится знание магических формул или история магии. Лучше в это время поспать, — недовольно надулась Икаруга, протягивая Усаги пустую чашку, которую та тут же вновь наполнила чаем.

— Ну, Кусанаги надо семейный долг выплачивать, так что бросить работу он не может. К тому же оценки на уроках влияют только на профессию, а не на перевод в следующий класс. Не думаю, что отсыпаться на уроках — такая уж плохая идея, — поделилась своим мнением Усаги, наливая чай Мари.

Мари поблагодарила подругу, глотнула чая и пристально посмотрела на Оку.

— Отчитываешь нас только потому, что отличница, да еще и дочка директора? — провоцирующе спросила она.

Ока нахмурилась и приложила руку к груди.

— Вот же нахалка! Сколько раз повторять, даллаханом я стала благодаря своим умениям и старанию!

— Неужели? Как по мне, так ты только результатами хвастаться горазда. Слушайте, а она правда сильная? — поинтересовалась Мари.

— Кстати говоря, с Отори кроме Кусанаги никто и не сражался. Хотя она сильна, как я слышала, — задумчиво потерла подбородок Икаруга.

— Это же в средней школе было. Кто знает, как сейчас все обернется. У вас же оценки хоть и плохие, в последний момент всегда все получается. Может, и победить вдруг получится? — ухмыльнулась Мари.

У Такеру дернулась щека.

В начале второго класса средней школы Такеру, который тогда стремился изменить Инквизицию, пришлось участвовать в учебной смертельной битве, в которой он остался один на один с Окой и потерпел разгромное поражение. В тот раз у него не было ни единого шанса на победу. И вряд ли с тех пор что-то изменилось.

— Сомневаетесь в моей силе? Ясно, пусть так. — На лицо Оки вдруг легла тень, и девушка пристально посмотрела на Мари с Такеру. — Это очень кстати. Я как раз хотела вам предложить один план… Давайте немного сменим обстановку и воплотим его в жизнь, — бесстрашно ухмыльнулась она.

Казалось, от девушки исходит багровое свечение.

Такеру съежился от страха.

— Ну че-его вы… Считайте это развлечением. Для вашей же пользы всё. Хе-хе-хе-хе-хе … — холодно засмеялась Ока, хрустнув кулаками.

В тот миг грядущего испугался только Такеру.

Два дня спустя, в субботу. Взводу мелких сошек пришлось забыть о выходных и тащиться на горную виллу. Принадлежала она Инквизиции, и посещать ее позволялось только по специальному разрешению.

Взвод мелких сошек в камуфляжах стоял в тени хвойных деревьев, сквозь ветви которых едва пробивался солнечный свет.

Перед Такеру, Усаги, Икаругой и Мари в камуфляжных же штанах и топе стояла Ока.

— Ну и что мы тут забыли? — недовольно поинтересовалась Мари.

На лицах Усаги и Икаруги тоже читалось непонимание.

— В ближайшие два дня вас ждет тренировочный лагерь, — любезно пояснила Ока.

Ребята удивились.

— Тренировочный лагерь? У нас ведь и так обязательные ежедневные тренировки. Да и нельзя ли было просто потренироваться на полигоне в академии? — спросила Усаги.

Ока спокойно закрыла глаза и ответила:

— Некоторым вещам на знакомом школьном полигоне не научишься. Лагерь нужен как раз для смены обстановки.

— А как же работа Кусанаги?

— Я оплачу его незапланированные выходные. И траты за пребывание здесь тоже возьму на себя. Мне все равно некуда тратить накопленное за время службы даллаханом.

— Опять хвастается… — негромко проворчала Мари, одаривая Оку неприязненным взглядом.

— Не все так плохо. Здесь есть горячие источники. Вечером можно отдохнуть.

После этих слов девушки заметно оживились. Какими бы чудачками они ни были, купаться все равно любили.

— Но это еще надо будет заслужить днем. — Ока ухмыльнулась, а затем вдруг резко сняла шляпку Мари и надела ее сама. — Не сможете до вечера отобрать у меня эту шляпку — буду всю ночь гонять на тренировке. Хе-хе … Про сон можете забыть. Может, заставить вас бегать по горам с тридцатью килограммами на плечах?

Усаги с Такеру побледнели от такого угрожающего предложения.

— Почему ты решила устроить из тренировки соревнование? — как обычно невозмутимо поинтересовалась Икаруга.

— Вы усомнились в моих способностях… унизили меня. Поэтому я и решила показать вам разницу в наших силах. А что, это тоже тренировка, так что убьем двух зайцев одним выстрелом. Хе-хе, — выпятила грудь Ока.

«Да ты просто не любишь проигрывать», — хором подумали все.

Икаруга лениво пожала плечами и подняла перед собой руки.

— Не то чтобы я против, но нам что с того? Без какого-нибудь приза не интересно.

— Хм… Твоя правда. Раз так, если у кого-то получится отобрать у меня шляпку, я сделаю для него что угодно, — уверенно произнесла Ока.

— Что угодно? Я правильно расслышала? — сверкнула глазами Икаруга.

— Да, что угодно. Ну, у вас все равно шансов нет.

Мари раздраженно топнула ногой и попыталась отобрать у Оки шляпку.

Та с легкостью уклонилась.

— Ты чего удумала?! Верни мою шляпку!

— Я просто ненадолго ее позаимствую. Это же просто шляпка, — удивилась такому напору Ока.

— Это не «просто шляпка»! Это подарок от детей из приюта, они купили ее на те немногие деньги, что у них были!

— Хм… Вот как. — Ока знала о случившемся с теми детьми и не могла противиться.

Икаруга тоже осуждающе взглянула на нее:

— Я кое-что приготовила взамен, так что отдай ей шляпку. Если у Никайдо забрать шляпку и шарф, у нее из примечательного только плоская грудь и останется. Это уж слишком.

— Точно, точно! Плоская грудь — мое единственное достои… Ах ты сисястая!

Мари поначалу пошла у Икаруги на поводу, но потом опомнилась и принялась ее колотить.

Ока пораженно вздохнула и приняла у Икаруги замену.

— Почему?

Приняв замену, Ока стиснула кулаки от унижения.

Остальные искоса поглядывали на нее, едва сдерживая смех.

На голове девушки красовались собачьи уши. Хвост к ним тоже прилагался.

— А ей… идет…

— А-ха-ха-ха! Ока Отори определенно похожа на собаку! Очень!

— Они начинают двигаться при изменении температуры тела! За таким-то гоняться куда больше смысла, чем за шляпкой, верно? Можете даже потрепать за ушами, прежде чем забирать их.

Ока слегка покраснела и смущенно повернулась к Такеру.

— Ку-кусанаги!

— Чего ты на меня-то смотришь… Ну, пусть будет так. Тебе идет, выглядишь мило, никаких проблем, — натянуто улыбнулся парень.

Ока покраснела как помидор.

Затем — видимо, не в силах выдержать взгляда товарищей — отвернулась и расправила плечи.

— На-начинаем через пятнадцать минут! Вы заплатите за это унижение… Готовьтесь, жалеть не стану! — резко бросила она, как какой-нибудь преступник, и скрылась в лесу.

Пятнадцать минут спустя взвод мелких сошек последовал за ней.

Правила были просты: отыскать Оку и попасть в нее шариком с краской, либо отнять собачьи ушки. Тот, в кого Ока попадет шариком с краской или заденет пластиковым ножом, получает штраф и не может двигаться десять минут.

Ребята с привычным для себя оружием шли по лесу в компании самовольно присоединившейся к ним Мари, которая во взводе не состояла.

— Как-то неуверенно ты их держишь… — протянула Усаги, с опаской поглядывая на Мари.

Та ухмыльнулась и легонько взмахнула двумя пистолетами-пулеметами, которые держала в руках.

— Раньше я терпеть не могла оружие, но на турнире мне очень понравилось стрелять из них! Они созданы для меня!

— Не направляй их на меня! Какие же тут густые кусты! И комаров — толпы! Кья! Мне паутина на лицо прилипла!

— А-ха-ха! Усаги-тян, ты такая неуклюжая! А-а, на меня что-то упало! Пиявка?! Кья-а-а! Т-такеру, сними ее!

Девушки даже не старались вести себя тихо.

— Давайте потише… Вам в лесу неуютно, понимаю, но если проиграем — придется бегать с грузом на спине, — попросил Такеру, зажигалкой заставляя пиявку отцепиться от одежды Мари.

— А ты чего такой спокойный?! Тут же пиявки кругом! Пиявки! Они кровь сосут!

— Ну-у, я… привык к такому, пока учился фехтованию. К пиявкам и зверью отношусь спокойно.

И действительно, по лесу Такеру передвигался весьма умело.

— Привык… Чему тебя вообще учили?

Такеру вспомнил тренировки с учителем, после которых харкал кровью, и побледнел.

— Ты точно хочешь узнать?

— Знаешь, нет. Лучше не надо.

Мари поспешно отвернулась.

Такеру вздохнул, после чего посмотрел на Икаругу. Подобные испытания не были ее сильной стороной, так что он за нее беспокоился.

К его удивлению Икаруга старалась не отставать. Лицо ее светилось решимостью.

Однако в качестве оружия она взяла пару дерринджеров, а одета была почему-то в наряд медсестры.

— Сегодня я военный доктор.

Больше всего Такеру обеспокоило то, с какой уверенностью она это заявила.

— Хоть раз могла бы отнестись к чему-нибудь серьезно.

— Чего? Я совершенно серьезна.

— По виду и не скажешь. Что ты опять задумала?

— Не видишь, что ли? Это ловушка, — с подозрительным воодушевлением заявила Икаруга.

У Такеру дернулась щека.

— Отори же девушка.

— Я тоже, и что? — искренне удивилась собеседница.

— На такое только мы с тобой и клюнем.

— А вот и нет. Даже Отори на секунду оторопеет, когда увидит меня. Отвлечение противника — основная тактика на поле боя. Я читала это в одной старой манге, «Что-то-там-коммандо» *. Крутая штука. С помощью этой техники я ее обескуражу и облапаю, — воодушевленно проговорила Икаруга, сжав кулак.

И все же наряд медсестры от этого не перестал быть нарядом медсестры. И Ока на выдуманную технику не купится.

Такеру двинулся дальше.

«Мы в последнее время ничего не делали, так что Отори можно понять. Да и полевую тренировку в академии не устроить, — несколько рассеянно подумал он, но невольно стиснул рукоять пластикового ножа. — А эта атмосфера… навевает воспоминания».

Воспоминания о битве на выбывание в средней школе взволновали его.

В первом классе им давали только обычные уроки, а в начале второго вдруг приказали сражаться друг с другом. Все ученики были сбиты с толку, и только Ока с Такеру остались спокойны.

Такеру с первого взгляда понял, что Ока сильна.

Однако тогда он даже подумать не мог, что проиграет. Он, наоборот, очень воодушевился — еще бы, ему наконец дали возможность показать результаты тренировок.

А итогом всему было поражение. Под конец он оказался не в силах пошевелить ни рукой, ни ногой.

«Каким же я был наивным, — едва заметно улыбнулся Такеру. — Впрочем, реванша я даже жду».

В средней школе даже Сомато не помогло бы ему победить, но теперь-то шансы точно есть.

Такеру настроился на более серьезный лад и сосредоточился.

Но тут…

— Э?

Тут до него дошло, что Мари и Усаги, которые шли впереди, куда-то пропали.

— Ну вот, приехали…

Он потерял их из вида, пока размышлял о своем.

Впереди лежал густой лес и подлесок. Куда ни посмотри, все одно.

Густой хвойный лес, куда почти не проникал солнечный свет, начисто лишал человека возможности ориентироваться в пространстве.

Такеру с Икаругой поспешили на поиски Усаги и Мари.

Усаги, выставив перед собой винтовку, осторожно пробиралась по лесу, как вдруг заметила что-то в низине между холмами и жестом попросила друзей остановиться.

— Там кто-то есть. Давайте окружим ее, — предложила она, но ответа не услышала. — Кусанаги? — Девушка обернулась и никого не обнаружила. — Ава-ва-ва-ва…

Усаги мгновенно побледнела.

Едва девушка осознала, что осталась одна, как взгляд ее испуганно заметался, винтовка в руках задрожала. Условий хуже для нее и представить трудно.

Пока Усаги пугалась шороха листьев да треска веток под ногами, обнаруженный ей бледно-желтый объект приближался.

Девушка заглянула в прицел, чтобы удостовериться, что не ошиблась, и пораженно раскрыла глаза.

Прямо по центру низины совершенно спокойно плыли собачьи уши.

«Явно ловушка…»

Усаги спряталась за дерево, задержала дыхание и принялась внимательно сканировать взглядом окрестности.

Стоит Оке только пошевелиться, и она сразу же ее заметит, ведь обнаружение противника — одна из сильных сторон снайперов.

Вдруг за спиной девушки послышался глухой удар.

Усаги мгновенно обернулась, но ее, вышибив винтовку, тут же уронили на мокрые листья, и заломили руку и приставили к горлу нож.

— А-а-а!

— Наивная. За верхом тоже надо следить.

— Т-ты была на дереве?!

— Ты поступила слишком предсказуемо. Поняла же, что я нападу из засады, — надо было отступить и вернуться к Кусанаги.

— Кх-х…

— Нападающий предвидел твои действия, так что бороться в одиночку — самоубийство. Усаги Сайондзи, десять минут штрафа.

Хватка с руки исчезла, и Усаги подавленно поднялась на ноги, однако к тому времени Оки уже и след простыл. Девушка негромко вздохнула, восхитившись ее навыками.

— Ха-а… Ха-а… — Мари, уперев руки в колени, пыталась отдышаться.

Она не сбилась с пути, просто отстала от остальных. Подобная лесная тренировка в принципе была не по силам для непривычной к физическим нагрузкам девушки.

Мари и сама не заметила, как забрела в какую-то топь. Под ногами журчала неглубокая речка. После позавчерашнего дождя вода в ней не поднялась, но ступать все равно приходилось осторожно, поскольку ноги то и дело скользили и проваливались во влажную землю.

— У-у… Тут явно куча пиявок… Не надо было сюда идти.

Ведьма медленно шла вперед, с трудом вытаскивая ноги из чавкающей грязи, как вдруг запнулась и упала, выставив перед собой руки.

— М?

Нащупав нечто мягкое, непохожее на грязь, Мари посмотрела вниз и увидела на поверхности грязевой лужи два неестественных холмика.

Мгновением позже из лужи что-то выскочило.

— Гья-а-а-а-а!

Выскочивший из грязи человек заломил девушке руки и приставил к горлу пластиковый нож.

Бледная от испуга Мари обернулась и увидела с головы до ног покрытую грязью Оку.

— Не ожидала, что ты свалишься прямо на меня… Ну, ладно. Мари Никайдо, штраф десять минут.

— Ты даже на такое пошла?! Ты из Вьетнама, что ли?! — завопила Мари.

Ока еще сильнее прижала нож к горлу девушки, глядя на нее взглядом солдата, повидавшего ад войны.

Ведьма тоненько пискнула.

— Я же обещала не жалеть.

— Как же ты ненавидишь проигрывать... И вообще, нападать из засады нечестно!

— Я одна, а вас много, так что для победы все средства хороши. Сами виноваты, что разделились.

— Вот же, шарф испачкался. Пусти меня! Ты вообще девушка?! Грязнуль же никто не любит! И не важно, насколько у них большие сиськи или красивые волосы!

Ока слегка смутилась.

— Н-не важно. На войне женская гордость…

— Грязнули! Фу-фу-фу на тебя!

— …

Ока молча схватила Мари за волосы и заставила наклониться к грязи.

— А-а! Стой, не надо! Я проиграла, все! Пленных нельзя пытать!.. Гья-а-а-а-а!

По лесу разнесся душераздирающий вопль.

Такеру с Икаругой бросились туда, где кричала Мари.

Неподалеку от речушки парень остановился.

— Кричали где-то здесь…

— Никайдо, наверное. Потом еще какой-то плач слышался.

Они понятия не имели, что произошло с Мари, но результат представить могли.

Такеру достал бинокль и посмотрел вверх по течению речки.

В углублении между двумя холмами виднелись два человека.

Мари, которая без движения сидела лицом в грязи, и Ока с двумя пистолетами-пулеметами и патронной лентой через плечо, которая быстро шла в их направлении.

У Такеру вырвался испуганный всхлип.

Испачканная в грязи Ока в камуфляжных штанах и топе выглядела как какой-нибудь коммандо из боевика. Только вместо зеленой фуражки на голове у нее красовались неистово двигающиеся собачьи ушки.

Взгляд ее, несмотря на расстояние, был устремлен точно на Такеру.

«Она уже нас обнаружила!»

Ока, не отрывая от парня глаз, в которых пылало голубое пламя, шла в их сторону.

— Отступаем! У нее автоматы! — собрался отступать Такеру, но Икаруга положила ему руку ну плечо.

— Я отвлеку ее. Зайди с тыла.

— Сугинами…

— Да ладно, положись на сестрицу. — Икаруга показала большой палец и подмигнула.

Такеру только сильнее забеспокоился.

«Ладно, пусть», — подумал парень, беззвучно нырнул в кусты и стал пробираться к Оке за спину, внимательно следя за ее действиями.

В просвете между ветками он увидел необычное противостояние между Икаругой и Окой.

Икаруга выпрыгнула из кустов прямо перед Окой. Та чуть приподняла оружие, будто говоря, что предвидела такой ход.

Девушки какое-то время неподвижно смотрели друг другу в глаза.

Когда Ока хотела уже спустить курок, Икаруга вдруг достала из кармана какой-то листок и показала его сопернице.

Листком оказалось… фото Оки в раздевалке.

— Выстрелишь в меня, и я распространю это фото по академии!

«Да это же никак с медсестрами не связано!»

Ко всему прочему это просто угроза.

Икаруга с самодовольным видом помахала фотографией перед лицом Оки.

— Ну же, ну же, ну же, встань на колени! Поклонись мне! А потом можешь облизать мои ботинки…

Когда азарт Икаруги достиг своего пика, Ока с пораженным видом спустила курок, с ног до головы забрызгав ее желтой краской, после чего отобрала фото.

— Икаруга Сугинами, штраф десять минут… Ты совсем дура?

— Хе-хе-хе… К твоему сожалению, у меня есть еще куча фоток!

Непонятно откуда Икаруга достала еще несколько десятков фотографий.

Ока безжалостно выпустила очередь ей по ягодицам.

Сугинами взвизгнула и упала на четвереньки.

— Потом заберу негативы!

— Ха-а… Ха-а… Не-е-ет, не надо… больше… Так и привыкнуть… не долго, — завиляла попой Икаруга.

Ока отвернулась от нее и напряглась.

— Кусанаги, я знаю, что ты там! Выходи!

Прятавшийся в кустах Такеру вздохнул.

Он не обнаружил брешей в защите Оки даже во время разговора с Икаругой. С огнестрельным оружием что-нибудь может быть и получилось, но Такеру умел сражаться только холодным оружием. Для внезапной атаки ему нужно было подобраться вплотную.

Парень неохотно вылез из кустов и обнажил катану *.

Ока бросила пистолеты-пулеметы и достала из кобуры свой любимый пистолет, а затем слегка приподняла уголки губ.

— Помню среднюю школу. Мы тогда тоже остались вот так один на один.

— Так ты помнишь?

— Вспомнила после битвы с эйнхерием. Выражение лица у тебя теперь намного мягче. Но… — добавила Ока, направляя на юношу пистолет. — Сила в твоем взгляде не изменилась.

Такеру в ответ тоже чуть улыбнулся.

Ока медленно сдвинулась в сторону, держа его на прицеле. Такеру взглядом оценил расстояние между ними, выставил вперед ногу и направил на девушку меч.

— Используй Сомато. Выложимся на полную.

— Нет. С ним я даже пластиковым мечом могу тебя поранить.

Ока разочарованно вздохнула и покачала головой.

— Кусанаги, ты меня не понял?

— М?

— Без Сомато ты мне не соперник.

— Че… го?..

Сердце Такеру слегка защемило.

Ока тем временем продолжила.

— Тебе пора перестать цепляться за фехтование. Почему бы уже не научиться стрелять?

— …

— Меч не одолеет пистолет. Никогда.

В голове Такеру что-то щелкнуло, и его мгновенно охватила ярость.

— Сама напросилась!

Парень, стиснув зубы, покрепче ухватил рукоять меча, а затем активировал Сомато — технику ускорения работы мозга.

Только он один двигался быстро в этом замедлившемся мире.

«Калечить не стану! Только выбью пистолет!»

Он в мгновение ока сократил расстояние и рубанул мечом сверху вниз, целясь в ствол пистолета.

Однако в следующий миг что-то с силой дернуло его за ногу.

— У-а-а?! — Такеру взмыл в воздух. Отменив Сомато, он оглядел себя и увидел обвитую вокруг правой ноги веревку. — Ло-ловушка?!

Парень ошарашенно посмотрел на Оку.

Та ответила натянутой улыбкой.

Ока его обманула: спровоцировала применить Сомато и заманила в ловушку.

«Так в сторону она отошла, чтобы заманить меня в ловушку, а не разорвать дистанцию…»

Такеру расслабился и с едва заметной улыбкой отдал себя на волю притяжения.

— Ты победила.

— Ты слишком остро реагируешь, когда кто-то насмехается над фехтованием. Однажды подобная горячность будет стоить тебе жизни.

— Ты права…

— Этот лагерь я задумала для того, чтобы вы с Сайондзи нашли способ преодолеть свою слабость, очутившись в ситуациях, которые они же и вызвали.

Такеру нечего было сказать в свое оправдание. Он больше не понимал, кто из них тут командир.

— И все же… — добавила Ока и подошла к юноше. — Пусть и ради благой цели, я… ранила твою гордость. Прости меня.

— Ха-ха, не переживай. К тому же ты сказала правду.

Девушка с серьезным видом покачала головой и положила руку на щеку Такеру.

— Я же прекрасно знаю, что одним старанием твое владение огнестрельным оружием не решить… Прежде всего знай, что меч не слаб. Ты уже много раз спасал меня с его помощью.

— Отори…

— Ты сильный. Можешь быть в этом уверен. Потому я и хочу извиниться за все сказанное. Прости меня, пожалуйста, — с мягкой улыбкой еще раз извинилась девушка.

Такеру невольно посмотрел ей в глаза.

Между ними возникла какая-то странная связь, как вдруг…

Ощутив за спиной жажду крови, Ока откинулась в сторону.

Рядом просвистел шарик с краской, почти зацепив ее голову.

— Сайондзи?! — Взгляд Оки устремился на Усаги, которая стреляла с возвышенности.

— Десять минут уже прошли! Вы чего тут флиртуете?!

Похоже, она слышала весь разговор и теперь, пылая ревностью, целилась в Оку.

Ока в последний миг успела уклониться от выстрела, но от резкого движения собачьи ушки слетели с ее головы.

— А!

Девушка попыталась схватить ушки, но те лишь отскочили от ее пальцев… и упали прямо в руки подвешенного вниз головой Такеру.

— Э?

— Как…

Такеру непонимающе посмотрел на ушки, потом оторопело уставился на нее.

Для победы нужно было либо попасть в Оку шариком с краской, либо забрать ушки.

Членам взвода штраф присуждался в том случае, если Ока попала в них шариком с краской либо задела ножом.

Такеру же лишь попался в ловушку.

То есть…

— Я победил? — с натянутой улыбкой поинтересовался Такеру.

Ока рухнула на колени.

После ужина Такеру отправился в ванную.

— Уф… Как же все-таки хороши просторные купальни.

Юноша положил на голову сложенное полотенце, откинулся на край источника и посмотрел на заволоченное паром звездное небо. Тепло источника проникало в каждую клетку, расслабляя измотанное тело.

В конце концов, победить на дневной тренировке удалось только Такеру, но парень отказался признавать техническую победу, отказался приказывать Оке что бы то ни было, и взвод продолжил тренироваться до самого вечера.

Тренировка была сурова, раз уж за нее отвечала Ока, зато плоды стали видны уже к концу дня. Оке, как бывшему даллахану, хорошо давалось тренировать других.

— Я уже не знаю, кто из нас командир…

Несмотря на подавленность от собственной бесполезности, Такеру был благодарен Оке. Благодаря ее излишней серьезности разленившийся взвод мелких сошек получил нужный стимул.

«Да и ей самой теперь куда проще общаться с товарищами. И дальше у нее в этом плане все будет только лучше», — подумал юноша.

— Надо придумать что-то, чтобы не поддаваться на провокации так легко… Я стал куда спокойнее, но мое отношение к фехтованию не изменилось… — пробормотал он себе под нос, однако затем помотал головой, выкидывая эти мысли из головы.

«Сейчас лучше насладиться источником», — подумал Такеру и погрузился в горячую воду по плечи.

Стоило парню прикрыть глаза от удовольствия, как до его ушей донесся шорох сдвижной двери.

Здание было в полном распоряжении взвода мелких сошек, так что других парней тут быть не могло.

«Работник, наверное», — решил Такеру, повернулся и… увидел Оку в одном полотенце.

Несколько секунд он тупо пялился на нее.

— П-погоди-ка. — Расслабившийся под действием горячего источника разум отказывался работать нормально, но при виде смущенной Оки в полотенце Такеру тут же пришел в себя. — Это же мужская половина! Или я перепутал?!

Такеру в панике попытался встать, но вовремя вспомнил, что он голый, и тут же нырнул обратно в воду.

— Т-ты ведь сегодня победил… — прошептала Ока, дрожащим взглядом глядя на парня. — Ты отказался приказывать что-либо, но я не могу ничего не сделать.

— Н-ну… Сюда-то ты зачем пришла?

— Сугинами сказала… что я должна хотя бы помочь тебе помыться, — пробормотала девушка, опустив голову. — Меня это не очень устроило, но… лучше я ничего не придумала.

«Да ведь явно лучшие способы есть», — подумал Такеру, но отказываться не стал.

Потому что он был совсем не против.

— Нигде не чешется?

— Н-нет.

Такеру, которому терли спину намыленным полотенцем, не знал, куда деть взгляд.

Ока потребовала ни за что не оборачиваться, но парень то и дело робко посматривал на нее в отражении зеркала.

Девушка утверждала, что из-за своего образа жизни стала слишком мускулистой, однако теперь Такеру видел, что это не так. Наоборот, фигура у нее оказалась очень даже женственной: большая грудь, красивые бедра…

«Нет, нет, нет, нельзя сейчас об этом думать!» — затряс головой Такеру.

— А т-ты себя не заставляешь? Это ведь Сугинами предложила.

— Вовсе нет. Это же г-голая социализация. Сугинами сказала, что это один из способов общения. Это поможет мне найти с людьми общий язык.

Подобное работает только с людьми одного пола. Если пригласить человека противоположного пола, возникнет недоразумение. Особенно ужасно это для молодого парня, которому приходится сдерживать многие позывы.

— К тому же ты разделил со мной бремя… Я не успокоюсь, если как-то не отблагодарю тебя. — Ока провела рукой по спине Такеру. — Какой же широкой кажется твоя спина, когда я ее вот так касаюсь… — взволнованно прошептала девушка и продолжила мыть ему спину.

Сердце Такеру билось как бешеное.

Ока с серьезным видом домыла ему спину и легонько кивнула:

— Ладно, а теперь…

— Спереди я сам вымоюсь!

— Разумеется. Так далеко я заходить не собираюсь.

«Она просто смоет пену, только и всего», — с облегчением расслабил плечи Такеру.

Однако уже в следующее мгновение к его спине прижалось что-то мягкое. Парень глянул в зеркало и удивленно распахнул глаза.

Ока грудью прижималась к его спине. Поначалу он решил, что она просто упала на него, но спустя пару мгновений девушка начала мыть ему спину своей грудью.

— Ты что делаешь?

— Это же и есть г-голая социализация, нет? Сугинами сказала, что в качестве благодарности надо вымыть другого человека своим телом.

«Сугинами даже такое придумала…»

Такеру решил было остановить Оку, но не смог. Точнее, сознательно не стал. Он просто не мог обманывать себя: он не хотел, чтобы Ока останавливалась. Ощущать спиной мягкие холмики ее груди было для него высшим блаженством.

Парень видел в отражении, с каким старанием Ока моет его. Видел ее мокрые волосы, раскрасневшиеся щеки, скользящую туда-сюда по его спине грудь…

«Ах, какое же классное ощущение…»

Ему действительно не хотелось, чтобы девушка останавливалась. Потому что Такеру Кусанаги был скрытым извращенцем.

Такеру с блаженным видом наслаждался ощущениями.

«А что, останавливать ее сейчас будет такой тратой… Не ответить на заигрывания женщины — позор для мужчины», — подумал он.

В это же мгновение вновь раздался шорох отодвигаемой двери.

— …

В ванную вошли раздетые Усаги и Мари. Маячившая позади Икаруга при виде Такеру с Окой громко расхохоталась.

Завидев сидящего с блаженным видом Такеру и раскрасневшуюся Оку, которая, тяжело дыша, водила грудью по его спине, Мари с Усаги застыли на месте.

Такеру мигом понял, что произошло, и побледнел. Икаруга ни за что бы не позволила ему просто насладиться подобным. Вывод напрашивался сам собой: он опять угодил в ее ловушку. В подобной ситуации ему просто не оправдаться.

Можно и не говорить, что позднее Мари с Усаги основательно поколотили его деревянными ведерками.

Примечания

  1. Очевидно, автор ссылается на мангу «Sexy Commando Gaiden: Sugoiyo!! Masaru-san». Главные герои манги практикуют «боевое» искусство «Секс-коммандо», основная цель которого не победить, а отвлечь противника. Техник ровно столько же, сколько способов отвлечения, хотя клуб, в котором состоят герои, придерживается техники внезапного снятия штанов.
  2. Вам не показалось, нож действительно мутировал в катану. Решайте сами, кто виноват — автор или переводчик.

Комментарии