Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Эпилог

Я сказала ему.

Я не намерена оставлять на твоем сердце шрам.

Но раз я настолько дорога тебе, я счастлива. Это предмет моей гордости. Хотя, быть может, не стоит мне так говорить.

Ты боле не орудие.

С этого момента ты должен жить как «человек».

А затем... черная сталь пронзила мою грудь.

※※※

Юки прервал поток воспоминаний, выглянув наружу в открытое окно.

Погода стояла великолепная.

Ощущать теплые лучи солнца — это прекрасно. Потянувшись, Юки вернулся к работе... и заметил наблюдающую за ним голову девушки, торчащую наполовину из дверного проема.

— Что ты делаешь, Тина?

— Э, эм... Тина закончила уборку магазина, мы готовы к открытию. Я собиралась доложить вам, Мастер, но вы задумались. M-Мастер, могу я спросить, о чем вы думали?

— А, ну…

О моем самом горьком воспоминании — пожалуй, давать такой ответ довольно бессмысленно.

— Я снял повязку, чтобы посмотреть, как заживает рана.

— В-вам больно? Давайте я посмотрю!

Неистовое выражение лица Тины вызвало у Юки смех.

— Все нормально. Она уже зажила... просто остался шрам.

Воспоминание по-прежнему нельзя назвать счастливым, но он понял, что боль оставила его. Не важно, насколько глубока рана, если продолжишь жить, время исцелит ее.

— П-приятно слышать. Но, эээ, если что-нибудь случится, не забудьте хотя бы сообщить Тине, хорошо? Я точно пригожусь. Я знаю, что Божественной энергии у меня мало, н-но я точно найду способ... помочь вам...

Она, казалось, испытывает неловкость.

— Ты в порядке? Ты ведешь себя немного странно в последнее время.

Еще секунду назад ее переполнял энтузиазм, и вот она уже в депрессии. Ее эмоциональные взлеты и падения менялись весьма стремительно.

— Все в порядке! — заявила Тина.

На встрече несколько дней назад Тина, Шинки, Поддерживающая Небо, Леа, Шинки, Рассеивающая Звезды, Эльфриэде и Шинки, Коронованная Лунной, Кая, образовали альянс. К слову, их «альянс» не представлял собой ничего сложного. Они просто объявили перемирие. Нарушение перемирия неизбежно вело к подозрениям относительно Змея Погибели. Таким образом, даже Эльфриэде временно прекратила боевые действия.

Подготовку к встречам с оставшимися Шинки оставили на Леа. Этим им предстояло заняться в будущем.

— По тебе сразу видно, что не все в порядке. Не нужно скрывать. Чем бы это ни было, можешь со мной поделиться.

— Как раз в этом проблема.

— Что?

— Скрывать... Мастер, пусть вы и говорите так, но вы не делитесь своим думами, постоянно прикидываете, как справиться со всем в одиночку. Даже перемирие — ваша работа. Не то чтобы я не испытывала благодарности — это не так — но... вы не считаете меня человеком, которому можно доверять?

Маленькая Шинки подняла взгляд на Юки.

— Все совсем не так. Ты стала хорошим подспорьем.

Он пытался передать не только это. На мгновение Юки задумался, а затем продолжил.

— Что бы тебя ни беспокоило, не стесняйся — поделись со мной. Я отвечу настолько искренне, насколько возможно.

— Эм, тогда...

Тина немного засмущалась.

— Меня беспокоит произошедшее с вашей прошлой хозяйкой. Вы действительно убили тех авантюристов?

— Это правда...

В этот раз настала очередь Юки не знать, что говорить. Однако он только что пообещал ничего не скрывать от нее.

— После того как Муриэль стала Змеем, мы придумали много способов держать ее желание убивать в узде.

Простейший способ, конечно, просто позволить ей убивать, но она незамедлительно его отвергла.

Их второй план состоял в том, чтобы позволить ей косвенно осуществлять убийство.

Юки отбросил имя Король Снежного Меча и принялся ввязываться в столкновения между авантюристами. Примерно в это же время стали распространяться слухи о «Черном Демоне».

К сожалению, вскоре и этого перестало хватать, и они начали охотиться на Зверей Бездны.

Хотя умирали совсем не люди, это доказало свою эффективность, ведь она убивала лично. Ее разум и страсть к разрушению постоянно между собой конфликтовали, но он заставлял ее убивать Зверей Бездны. Если бы она когда-нибудь убила человека, то, несомненно, совершила бы самоубийство. Следовало любой ценой избежать такого финала.

Ее изменения ничего не значили. Лишь одно имело значение для Юки: что он может провести с ней рядом еще одно мгновение.

— Увы, случай не замедлил подвернуться. Однажды в глубинах лабиринта мы увидели Зверя Бездны. Муриэль планировала спустить свои силы на нем.

Огромный монстр. Убийство утихомирило бы ее манию на довольно продолжительное время. Такая мысль пришла в голову Юки... когда появилась группа людей и убила зверя.

Это была команда Эльфриэде. Не думая, что произойдет нечто страшное, она привела с собой лучших членов ее Легиона Присягнувших, а не своего Дуэлянта.

Они блуждали по глубинам лабиринта в поисках наилучших Реликвий — самоцветов Драконьего Клыка — и уничтожали всех Зверей Бездны на своем пути. Они объявляли своим каждый встреченный самоцвет Драконьего Клыка.

Юки беспокоило это меньше всего. Проблема заключалась в том, что Муриэль не дали выпустить пар.

— И поэтому я убил самого шумного. Подумал, что если Муриэль увидит чью-то смерть, это немного облегчит ее ношу.

Никогда еще он так сильно не ошибался.

Мысль «Я заставила Юки убить» стала той каплей, что переполнила чашу терпения.

Ее силы вышли из-под контроля и убили всех присутствующих. Лишь Эльфриэде удалось убежать, телепортировавшись обратно в храм.

Как только Муриэль вернула контроль над собой, она решила уйти из жизни.

Юки извлек свой черный кинжал и убил свою хозяйку.

— Ее последние слова — желание, чтобы я жил как человек. И это стало моей мечтой.

— И мечта… сбылась?

— Да. Она научила меня смеяться, радоваться и помогать другим — а еще показала боль утраты. Боль, охватившая мое сердце, когда я забрал ее жизнь, окончательно доказала, что я стал «человеком».

Он засмеялся, но смех не отразился в его глазах.

— Она действительно была дорога тебе... — пробормотала Тина.

— В любом случае, о произошедшем после этого ты знаешь. Старик Борис взял меня к себе, я поступил в школу и живу так до сих пор.

Чудовищная сила, бесценные Реликвии, даже небесное оружие Драконьего Клыка потеряли свой смысл. Он отверг всё, помимо Морса, Кинжала Черной Смерти, символа его греха.

— Изначально я планировал жить такой простой жизнью до конца своих дней.

— Изначально?

— Мои планы изменились благодаря появлению одной личности. Ладно, давай открывать магазин.

Юки взлохматил волосы маленькой Шинки и прошел в магазин.

— Доброе утро.

Франка, как обычно, навестила их.

— Доброе утро, — в свою очередь ответил Юки.

— Вы двое поругались? — спросила Франка, увидев лица Юки и Тины.

— Франка!

Прежде чем Юки смог ответить, Тина бросилась к девушке с глазами, полными слез.

— Противник мне не по силам. Я проиграла, не имея даже шанса на победу. И я чувствую себя все хуже и хуже. Что мне делать? Что мне делать?

— А…

Франка вздохнула.

— Я поняла... Не так просто раскрыть душу, чтобы все принять.

— Понятия не имею, о чем вы двое говорите, но вы так ладите, что похожи на сестер.

После его слов они посмотрели на него, на их лицах застыло сложное выражение с намеком на укор.

Во время инцидента несколько дней назад Франка благополучно довела Селима и Эдгара до дома. Она повстречала брата, который расследовал случившееся, и он привел их домой.

— Кстати, по дороге я встретила Нии-сана. Он, видимо, решил набрать новую команду и продолжить работу в Легионе.

Брат и сестра когда-то шли разными путями, но этот разрыв начал потихоньку сокращаться.

— Похоже, он познакомился с одной яркой молодой девушкой и одной тихоней. Специалист поддержки и жрица, кажется? Я рассказала им об этом магазине, так что вы с ними потом встретитесь.

— Постараюсь их не упустить, хотя на многое не рассчитываю, — ответил Юки с горьким смехом.

В последнее время у их магазина завелись новые клиенты.

Эдгар и Селим навещали их, когда у них появлялось свободное время. Тем не менее, они лишь приходили поиграть, а не за покупками, поэтому их было трудно назвать клиентами.

Следующими стали Кая и Джахар. Они заключили с ними договор помимо перемирия. Джахар приносил Реликвии, а Юки делился с ними информацией и также консультировал их о том, как следует вести дела с другими Шинки, образуя единый фронт.

Касаемо отношений Каи с ее Дуэлянтом: она осталась вежливой девочкой, но приобрела способность отстаивать свою точку зрения. Ее прошлая трусливость ушла без следа. Джахар, с другой стороны, не знал, что теперь делать с Каей. И правда, ее внезапная атака и отверстие, оставленное в груди, заставили его сильнее уважать свою хозяйку.

Альфред остался таким же, как и всегда: приходил и уходил, когда ему заблагорассудится. Даже сейчас после его разоблачения в качестве наблюдателя он ни капли не изменился. Юки не был уверен: он медлит или его это действительно не волнует. Юки не собирался его ни в чем обвинять, так что не придавал этому значения.

Тина разговаривала с Франкой, разбирая инвентарь магазина.

Юки заметил, что она начала сравнивать себя и его бывшую хозяйку, Муриэль.

Юки задумался о том, должен ли он объяснить ей, что в этом нет никакой необходимости. Он был уверен, что она не станет его слушать, даже если он скажет об этом. Как ему поступить в таком случае?

Его не беспокоили подобные вещи, когда он жил с Муриэль. Его отношения с Тиной кардинально отличались. Непостижимо, но факт.

Шинки Альбертина заявляет, что будет верить в него, даже если умрет!

Юки подумал о словах Тины.

Она заметила, что он услышал ее. Благодаря этому заявлению ему, наконец, удалось освободиться от мучительного прошлого и найти в себе силы извлечь то, что давно запечатал, Кинжал Черной Смерти.

Муриэль стала его спасительницей. А Тина повела его еще дальше.

Когда Шинки умирает, на ее месте рождается другая. Когда гибнет Змей Погибели, его замещает другой.

Что создало такую ситуацию?

Возможен ли обходной путь без стольких жертв?

Прежде всего он хотел прояснить это. Чтобы отплатить этим двоим.

— Мастер! С меча отвалился ценник — сколько он стоит?

— Секундочку. Я посмотрю.

Юки пафосной походкой направился в сторону Тины, и Франка слабо улыбнулась.

Юки Такамигахара не мог защитить мир. Однако в глубине души он хотел защитить хотя бы эту сцену.

Разница между «орудием» и «человеком» заключалась в том, можешь ли ты чувствовать боль или нет.

Юки никогда не хотел, чтобы система, созданная неведомой силой и неизвестно как действующая, что-то отбирала у него.

А поэтому... своими двумя руками он изменит этот мир.

Комментарии