Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава шестая. День 29. Радуга сияет на высохшей дорожке слёз

Сегодня на Холме Астреи было необычайно солнечно, почти как летом.

Наступило утро второй половины первого этапа соревнования — утро состязания энэ.

— Вау… Посмотрите на всю эту толпу!

Секретарь студенческого совета Спики, первоклассница с длинным, блестящими волосами персикового оттенка, Цубоми Окувака, заканчивала предварительные приготовления. Когда она вошла на ипподром, то была поражена количеству собравшихся там людей.

Соревнование должно было начаться рано утром, еще до занятий, но множество девочек пришли, чтобы посмотреть на скачки.

Да, первым состязанием энэ были лошадиные скачки.

Чего ещё можно было ожидать от школы для девушек из высшего света? Энэ обязаны уметь ездить верхом, иначе они считаются недостойными для представления школы.

Энэ, верхом на лошадях, выстроились в ряд на углу ипподрома, который располагался к западу от женского института Святой Спики.

Кони, все как один чистокровные скакуны с блестящей кожей, хорошо ухоженные и очевидно дорогие, громко ржали.

Лишь одна белая лошадь выделялась среди остальных каштановых. В седле скакуна, кличка которому была Звёдочка, сидела Аманэ Отори. Одетая в белые штаны и жилет, а также повязанная платком королевского синего цвета, Аманэ выглядела как самый настоящий Принц.

Рядом с ней стояла чёрная, как смоль, лошадь с белой звездой на лбу — Л’Эклэр нуар, на которой сидела Сидзума Ханадзоно, облачённая в жилетку одинакового с её скакуном цвета. Серебряные волосы были связаны в хвост, что выглядела необычно, но очень контрастировало с чёрным цветом лошади.

Толпа охала и ахала, глядя на Принца и Королеву. Внезапно прозвучали фанфары, ознаменовав готовность начать скачки.

События этого раннего утра развивались быстро.

Лошади, что гарцевали и мотали гривами, разогерваясь, ждали сигнала, и заскакали на ипподром, когда им это было позволено.

Они были готовы сорваться с места.

Благородные юные дамы — элита общества, которых обычные мужчины были не достойны — повернули лошадей мордами к «Башне заточения», поставленной в центре ипподрома.

Как и сцены, которые строили во время фестивалей, «Башня» была обычной конструкцией с четырьмя колоннами и платформой, защищённой простой крышей. Платформа была высокой, выше, чем крыша находящихся рядом конюшен. В начале возвышался склон, по которому лошади могли забраться, но был он всего метр в высоту, и чтобы забраться повыше, нужно скакать по узким лестницам.

Кадэт, облачённые в непохожие на других платья находились на платформах. Кто-то был Белоснежкой с красным бантиком, Золушкой с хрустальными туфельками и даже длинноволосой Рапунцель. Они были «заточёнными» принцессами.

Костюмы были сделаны не только для красоты, но и для простоты передвижения в них. Их нельзя назвать роскошными, но каждый наряд восхищал болельщиков пары и будоражил фантазию всех девочек. Каждая юная дама от их вида вздыхала и думала: «Хотела бы я носить такой наряд, и чтобы потом меня спасла онээ-сама, которой я восхищаюсь!».

Суть состязания заключалась в том, чтобы «заточённые» кадэт стояли на платформе на такой высоты, на которую можно забраться только верхом. Они будут ждать, томясь от нетерпения, пока бравые принцы — их энэ — придут и спасут их.

Во время вчерашнего состязания кадэт, двенадцати парам из семнадцати удалось сделать так, чтобы их корзины оказались доверху заполнены к концу пятого вопроса. Чтобы уменьшить изначальное количество вдвое, после состязания энэ только первые девять пар будут допущены к следующему этапу.

Прозвучали вторые фанфары — сигнал к началу.

Величественные скакуны одновременно сорвались с места и галопом помчались к Парку Девы, где расставили особые препятствия.

Энэ должны покинуть ипподром, спуститься по узкой тропе, которая ведет их в цветущий Парк Девы, и вернуться обратно, к «Башне».

Этот маршрут, которым пользовались только во время особых случаев и был довольно длинным — один большой круг вокруг просторного Парка Девы. Начало было больше изящным, чем захватывающим.

Зрители стояли на маленькой территории, отведенной для них, которая окружала ипподром, и от души поддерживали грациозных энэ. Среди них стояла девочка с театральным биноклем в руке, выглядевшая так, как словно она присутствует на скачках в Аскоте.*

«Башня заточения» же была куда меньше. Платформа, на которой стояли девочки, имела ограждение с единственной белой лентой, повязанной на неё, но она была тонкой и развевалась на ветру. За такую в случае чего не схватиться.

Двенадцать кадэт копошились в центре платфоры и ждали своих энэ, чтобы они их спасли. Между девочками царила суета.

— Здесь мало места!

— Это из-за того, что двоих добавили в самый последний момент!

Они не то чтобы устраивали представление, но это заставляло задуматься, почему была выбрана тема принцесс.

— Переведённые слишком выделялись, это и помогло им!

— Им повезло, что правила первого состязания изменились.

— Они даже представить не могу, как долго мы ждали того, чтобы нас выбрали в качестве кадэт.

— Как же они раздражают!

Нагиса, всё еще не способная ясно мыслить от того, какой шок она вечера пережила, слушала остальных, стоя на углу платформы, и не знала, что ей делать.

А… это они обо мне говорят, да? Звучит так, будто некоторые и правда очень злятся…

Тамао и Тиё попросили одноклассниц помочь им с костюмом для Нагисы. Наряд с множеством настоящих белых перьев напоминал ангела. Тамао сказала, что все обожают красивые костюмы, потому постаралась изо всех над облачением Нагисы.

Черные одежды для езды Сидзумы выглядели словно демонические. Идея Тамао заключалась в том, что их пара олицетворяет тему запретной любви между ангелом и демоном.

Хотя Нагиса и была благодарна Тамао за помощь, но почему-то она грустила и потерянно смотрела вокруг.

Не похоже, что я собираюсь победить. Не похоже, Сидзума-онээ-сама была серьёзной, когда приглашала меня. Она сделала это забавы ради. Больше меня ничто не волнует. Я просто хочу, чтобы состязание энэ быстро закончилось.

Ещё одна кадэт присоединилась к разговору:

— Её партнер — Аманэ-сама, так что чтобы ни случилось, она дойдёт до последнего этапа.

— Канамэ Кэндзё, одна из Пяти Великих Звёзд, изначально должна была стать партнёром Аманэ-сама.

— Многие хотели видеть их в паре.

— А теперь посмотрите, кто же в итоге стал её партнёром!

— Ага!

Услышав эти слова, Нагиса посмотрела в сторону и заметила ученицу из Спики, которая выглядела так, словно ей хотелось сбежать. Хикари, одетая в прозрачный костюм Русалочки, смотрела на свои ноги и дрожала.

А, поняла… Это она? Мне жаль её. Никто не ожидал, что Сидзума-онээ-сама вступит в борьбу со мной в качестве её партнёра… так что я уверена, что этой к этой бедняжке относятся ещё суровее, чем ко мне.

Нагиса услышала немного о ситуации в Спике от Тамао. Забыв про собственное положение, она искренне сочувствовала Хикари. Несмотря на напряжённость гонки, Нагиса задумалась о бедной девочке, что стояла рядом.

Верно… Даже я слышала о Принце Спики. Теперь понятно, почему вчера все так шумели… Да, если она не слишком осторожна, то ей завидуют ещё больше, чем мне. Бедняжа… Если меня пнут или наступят на ногу, я выдержку, потому что я сильная, но эта девочка совсем другая. Она выглядит достаточно слабовольной. Кажется, что она вот-вот расплачется, если её толкнут или уронят. Я из тех, кто улыбается, даже если подобное случится со мной!

От этих мыслей Нагиса взбодрилась и почесала нос.

Ха-ха! Мне немного стыдно от того, что я говорю это сама себе!

Нагиса повернулась к Хикари. Она хотела спросить у неё, все ли хорошо, и чтобы та не сильно волновалась, как вдруг…

— А-а-а! — послышались радостные крики толпы.

Ворота поля для езды открылись.

Скакуном, идущим впереди и поднимающим огромные облака пыли, была…

…Белой. Это была Звёздочка, которую седлала Аманэ! Прямо за ней шёл блестящий конь, черный, как ночь, Л’эклэр нуар, несущий на себе среброволосую Сидзуму.

Как большинство и ожидали, всё свелось к поединку между Аманэ, гордостью клуба верховой езды Спики, и Сидзумы, семья которой владеет огромными фермами.

Крики слышались отовсюду.

— Ура! Вперёд, Аманэ-ама!

— Сидзума-сама, обгоните эту белую лошадь!

Началась настоящая схватка.

Кадэт, стоящие на «Башне заточения», столпились на краю платформы, выглядывая, где же находятся их любимые энэ.

— А-а-а! — Раздался тихий крик, и Нагиса попыталась найти его источник. Она повернулась и увидела стоящую рядом Хикари, которая вот-вот упадёт с платформы. Также она увидела очертания руки, торчащей из толпы.

Край платформы был забит под завязку, потому Нагиса не могла точно сказать, чья это была рука, но была уверена, что именно эта рука и толкнула Хикари. Девочка вот-вот должна была выпасть из «Башни заточения».

Нагиса видела всё будто в замедленной съемке, как вдруг её посетила мысль. Эту девочку очень любила… Аманэ-онээ-сама. Хикари завидовали другие, потому они и собирались сделать с ней что-то подобное, так как они тоже любили Аманэ. Нагиса даже не знает, что Хикари скажут, если она здесь провалится… наверно, что-то вроде «Ты помешала Спике выиграть!» или «Ты была лишь балластом для Аманэ-сама».

Если сравнить… они давили на меня и говорили, что я вступила в борьбу в самый последний момент… но это же Сидзума-онээ-сама всё затеяла. Я не думаю, что и правда стану Этуаль. К тому же, Сидзума-онээ-сама уже становилась Этуаль, и у неё есть драгоценные воспоминания о девочке, которая была куда красивее и чудеснее меня, и…

Казалось, что всё произошло в считанные мгновения. Нагиса не знала, о чём думать. Сама того не осознавая, она начала двигаться. Девочка залетела в толпу… и спасла Хикари.

Но вместо этого Нагиса начала падать сама. Об этом она не задумывалась, словно хотела упасть нарочно.

Интересно, насколько просто мне будет упасть. Если бы я не встретила Сидзуму-онээ-сама, мне бы было не так больно.

Возможно, именно отчаяние и подтолкнуло Нагису, и она начала терять равновесие.

Все кадэт запаниковали, когда увидели, что Нагиса вот-вот должна была упасть. За долю секунды Нагиса влетела в толпу, потянула Хикари к центру башни, но она сама потеряла равновесие. Она ударилась об тонкое ограждение и проскользила прямо к краю платформы.

Очевидно, что если она упадёт, это не приведет к серьезным травмам, но невредимой она точно не останется. Более того, Нагиса качалась прямо над дорогой, по которой должны скакать лошади, и они вот-вот должны оказаться здесь. Если девочка упадёт… то в самом худшем случае её растопчут, прежде чем она успеет убежать.

Нагиса, несмотря на воцарившуюся вокруг неё панику, умудрялась держаться на платформе на кончиках пальцев.

— Не волнуйся, всё в порядке… — слабо улыбнулась Нагиса. — Я не такая, как другие принцессы, я сильная, так что всё будет хорошо, если я упаду. Пускай меня дисквалифицируют за это, я уверена, Сидзума-онээ-сама не будет злиться.

— О нет, ты не должна. Если ты упадешь, то ты… Твоя онээ-сама опечалится, я знаю! — заплакала Хикари.

Глядя на Хикари, Нагиса вспомнила, как вчера Сидзума застыла после второго вопроса у «Уст истины», и как она оставила её одной и ушла с поклонницами.

Затем девочка вспомнила фотографию, которую видела в библиотеке и слова возле неё — «Всю свою любовь я отдала тебе»,

— Нет, этого точно не случится. — вяло ответила Нагиса. — Я уверена, прямо сейчас Сидзума-онээ-сама жалеет о том, что вступила в борьбу за титул Этуаль со мной. — Она почувствовала, словно её лихорадит.

Только Нагиса собиралась намеренно свалиться с платформы, как «Башню заточения» обдало ветром.

Взволнованная толпа кричала «А-а, она же не сделает этого!» и «Она падает!».

У склона, подобно белому ветру, прыгнула лошадь. Сидящая в седле Принц протянула руку белой принцессе. Схватившись за руку Хикари, она сняла её с платформы.

Аманэ, не замечая ничего вокруг, скакала вперёд, но находившая в её объятиях Хикари, залитая слезами, отчаянно тянула руку Нагисе.

— Помоги ей! Пожалуйста, помоги ей! — вопила она. — Пожалуйста, помоги той девочке из Миатор! Это я должна была упасть, а не она!

Аманэ расслышала крики Хикари, посмотрела назад и увидела, что Нагиса почти что упала с края платформы. Уставшая девочка висела на краю, держась одной рукой.

Принца больше не волновала, прибудет ли она первой. Без всяких сомнений она потянула узду и повернула коня. Она снова забралась на склон, но вдруг услышала пронзительный крик, когда попыталась схватить Нагису за подол:

— Дура! Хватит, Аманэ! Зачем ты пытаешься забрать себе то, что тебе не принадлежит!

Галоп всё усиливался.

— Убери от неё руки!

Черная фигура взлетела в воздух, и прежде чем Аманэ обернулась, чтобы посмотреть, Нагиса уже парила.

Толпа в унисон выдохнула.

— Глупышка… Как же ты глупышка, мой ангел.

Единственным, что Нагиса слышала, был шепот Сидзумы — столь тихий, что никто другой не мог понять, что она говорила. Нагиса чувствовала запах пота Сидзумы.

Нагиса, толком не понимая, что происходит, поняла, что её спасли, и сейчас она сидела на лошади. Широкое голубое небо и лицо, смотревшее на неё — всё, что видела девочка. Наполовину ослеплённая светом, она не могла разглядеть лицо Сидзумы, красиво обрамлённое длинными серебряными волосами.

Но кое-что она всё-таки рассмотрела — одну-единственную блестящую слезинку.

Нет, должно быть, это всего лишь пот…

Освобождение от всякого напряжение было неожиданным, и Нагиса почувствовала потрясение. Сидзума крепко сжала Нагису и вдруг поправила её положение на лошади. Ей потребовался лишь миг, чтобы спасти Нагису, которую уже собиралась спасти лидирующая в гонке Принц. Девушка обернулась и снова крикнула:

— Ты потеряла бдительность, Аманэ! Миатор победили! Мой план блестяще сработал!

— Как и всегда, Сидзума-сама, — фыркнула Аманэ. Она была поражена благородностью противника, что скрыла её собственную оплошность.

Именно Хикари должна была упасть. Если Сидзума-сама сказала бы это, люди начали бы подозревать зависть от других учениц Спики. Эта кадэт из Миатор спасла её… она спасла мою Хикари. Более того, Сидзума-сама приняла всю вину на себя, как будто всё изначально шло по её плану.

Губы Аманэ изогнулись в улыбке. Принц сказала своему ангелу, чтобы та держалась покрепче, после чего поставила ноги в стремёна и вонзила шпоры в лошадь и ударила её хлыстом.

Я понимаю, Сидзума-сама. Теперь я тоже буду бороться всерьёз. Я собственноручно защищу Хикари!

Ржание Звёдочки устремилось в небо. Двое закончили последний круг одновременно. Зрители затаили дыхание, они ждали, чем же всё закончится.

Кто же победит?

Аманэ или Сидзума?

Спика или Миатор?

Кому достанется победа?

Примечания

  1. Город в Великобритании, в котором с 1711 года проводятся королевские скачки.

Комментарии