Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Часть 2

В класс Сората вернулся уже после звонка.

Отсидев последний урок, он пошёл к Масиро, чтобы поработать моделью для картины, а потом, после шести часов вечера, они вместе вернулись в Сакурасо.

Когда он разувался у входа, из столовой вышла Нанами, которая вернулась первой.

— С возвращением, — сказала она.

— М-мы вернулись, — неуклюже ответил он.

Как и ожидалось, Нанами не смотрела ему в лицо.

Через некоторое время к ним присоединился Иори, который задержался на репетиции, и вчетвером они сели есть стряпню Нанами — сегодня за готовку отвечала она. Тихиро до сих пор не вернулась в Сакурасо из-за дел в школе.

Закончив есть, все тут же разошлись по своим делам.

Масиро пошла в свою комнату на втором этаже рисовать мангу. Нанами было нужно готовиться к завтрашнему прослушиванию. А Сората занялся игрой.

Иори упражнялся на пианино. К концу ужина он резко стал серьёзным, будто завтра его уже ждал конкурс. Мальчик почти не разговаривал и временами выстукивал пальцами по столу, как по клавиатуре.

— Постарайся, — пожелал ему Сората.

— Ага, — односложно ответил тот. Глядя на такого Иори, Сората и представить не мог, чтобы тот хотя бы помыслил о переводе на общее направление.

Если не учитывать, что после девяти часов в комнату Сораты вломилась Мисаки, вечер выдался тихим.

Разработка игры шла хорошо: Сората закончил внедрение альтернативного способа загрузки.

Когда он довел до ума стартовый экран, игра приобрела законченный вид. Но всё же Сората ещё возился с цифрами, потому что не мог быть уверенным, правильно ли настроил баланс сложности.

— Канда.

Внезапно его позвали по имени.

Посмотрев на приоткрытую дверь, Сората увидел жившего в соседней комнате Рюноске. Собственной персоной, определённо не призрак.

— Давно не виделись, Акасака.

В последний раз они общались вживую на весенних каникулах… Уже где-то месяц пролетел.

— Если не умеешь пользоваться дверью, я научу.

Рюноске двигал открытую дверь то от себя, то к себе.

— Да умею я! Она открыта, потому что недавно приходила Мисаки-сэмпай, а когда свалила, за собой не закрыла!

— Тогда что если закрыть? — предложил Рюноске и закрыл дверь. Но почему-то при этом оказался внутри комнаты и подошёл к Сорате.

— Завершена? — спросил визитёр, встав перед телевизором.

— В целом да.

— Позволь-ка.

Сората вручил ему геймпад.

Рюноске первым делом выбрал на стартовом экране вариант «Играть одному».

Картинка сменилась, игра началась.

Компьютерный противник тут же напал. Рюноске для проверки нажал по два-три раза каждую кнопку. Когда он разобрался в базовом управлении, начал атаковать соперника в ответ.

Из-за полученного в самом начале урона Рюноске был в невыгодном положении. Но вскоре он перестал подставляться под вражеские атаки. Даже наоборот, он подлетел к противнику поближе и без труда попал по нему мощной, но медленной и неудобной ракетой. И потом ещё несколько раз… Ракеты впивались в противника так, словно тот их притягивал.

Через несколько секунд расклад полностью поменялся, и Рюноске победил.

— Ты что сейчас сделал?

Он словно читал движения противника.

— Искусственный интеллект, которым ты наделил противника, банален. Я с первого взгляда догадался, по каким алгоритмам он действует.

— Серьёзно?..

Чтобы подтвердить свои слова, Рюноске повторно запустил игру. И точно предугадал, когда компьютерный противник «выпускает ракеты», «выпускает бомбу» и «приближается».

— И что ты там видишь?

— Пустоту в твоей голове.

— Ближе к делу!

Рюноске подобрал с пола второй геймпад и вручил Сорате, предлагая теперь устроить поединок.

Сората сел на край кровати перед телевизором, а Рюноске продолжил стоять рядом.

— Скажу сразу, я хорош.

Как ни крути, он разработчик игры. Времени в ней он провёл больше всех. Хотя у Мисаки так ни разу и не выиграл...

— Это ты так белый флаг поднял?

— Ты за кого меня держишь, а?

Пока они перекидывались фразами, стартовал новый раунд.

В итоге, к превеликой печали, Сората продул шесть раз подряд.

— Почему?!

Не обращая внимания на раздавленного Сорату, Рюноске снова выбрал «Играть одному».

Немного поиграв, он выдал «контрольный выстрел»:

— Что касается искусственного интеллекта, в нём даже оценивать нечего. Потому что как только игрок распознаёт паттерны поведения противника, игра превращается в унылую жвачку.

Сората и представить не мог, что ход его мыслей раскусят после первого же раунда.

— Не то чтобы в неё нельзя играть с друзьями, но интересной она покажется лишь поначалу, а потом игроки поймут, что к чему, и увлекательной её уже никто не назовёт. Чтобы она походила на нормальную игру, нужно полностью переписать ИИ противников.

— Акасака, есть фольга?

— Разумеется.

— Тогда обмотай меня ей, да потолще!

— Игра бесконечно далека от законченного продукта.

— Надеюсь, ты понял, что я сказал про фольгу!

— Но для игры, которую создали с первого раза… И потратили на это месяц, должен признать, результат хороший.

— Скажи-ка ещё разок...

— Я бы сделал её за полдня.

— Ты меня слышишь?

Такой вот Рюноске: слышал, но говорил своё.

— Если бы ты не сказал последнюю фразу, я, может, сегодня даже выспался бы...

Сората, сидя на краю кровати, выпустил воздух из лёгких и повалился на спину.

— Но всё же это благодаря тебе.

— Именно. Скажи спасибо.

— То есть отныне, что бы я ни сделал, всегда должен тебя благодарить?!

— Риторический вопрос? Если бы не подготовленная мной мейн-программа, за один месяц ты вряд ли собрал бы целую игру, даже простую.

— Ну это само собой. Прошёл месяц, а я так и не понимаю, как правильно добавлять изображения на экран, настраивать звук и подключать геймпад. Мне показали как, и я для каждого процесса выбирал нужную функцию и возился с числами. А потом просто пихал везде If.

Ощущения были такие, будто Сората решал задачи по математике и физике. Законы природы он не понимал, но мог оперировать формулами и находить с их помощью решение.

Но даже сам Рюноске говорил, что знать глубинные механизмы необязательно. Теперь Сората более или менее понимал. Взять, к примеру, телевизор, мобильник или микроволновку… что угодно. Можно не понимать принципы, на которых основана работа приборов, но пока умеешь ими пользоваться, то и проблем никаких не будет.

— Если у тебя есть время на жалобы, почему бы не заняться отладкой?

— Да я и не жалуюсь. Просто отдыхаю.

Сората уставился в знакомый потолок.

Рюноске до сих пор играл и временами выдавал фразы вроде «Это плохо», «Тут тоже плохо» и «А тут совсем беда».

Слушая его, Сората невольно задумался кое о чём. Хотя нет, мысль возникла ещё раньше. Та, которую парень до дрожи в коленках боялся не озвучивать...

Но, глядя, как Рюноске играет в его игру, Сората решился:

— Слушай, Акасака.

— Если хочешь жаловаться, лучше сделай игру поинтереснее.

— А ты не хотел бы вместе сделать игру?

Возможно, на Сорату повлиял прошлогодний школьный фестиваль. Сората познал радость от совместной работы, когда они создали нечто уникальное.

Месяц делать свою игру было весело, но всё же это не шло ни в какое сравнение с фестивалем. Даже близко не стояло. Да и момент завершения работы ощущался совершенно по-другому, и радости принёс на порядок меньше.

— У тебя появилась какая-то хорошая идея?

— Нет, не особо.

— Тогда зачем предлагаешь? Объясни точнее.

— Я захотел стать создателем игр, участвовал в презентации проекта, теперь вот практически сделал игру, но… Если честно, я плохо себе представлял, каким конкретно создателем я стремился стать.

— Ты не ответил на мой вопрос.

Сората, не обращая внимания, продолжил:

— Есть несколько игровых компаний, которые мне нравятся. Когда придёт время искать работу после окончания ВУЗа, в компании, само собой, придётся проходить проверку на профпригодность. Но, допустим, моя мечта исполнится, и после университета я попаду в игровую компанию. Что тогда со мной будет?

Рюноске продолжал играть.

— Каждый день буду приходить в изысканное офисное здание, от которого дух захватывает? Буду в составе десятков человек трудиться над проектом и засиживаться на работе допоздна?

— Такая вероятность существует.

— Но что-то в этом не то. Как-то не так. Когда я хотел стать создателем игр, не такое себе представлял.

— С моей точки зрения, ты говоришь про самых обычных создателей игр. В каком смысле ты ожидал другого?

— Ты пришёл ко мне в комнату, разгромил в пух и прах мою игру… Я понял это, пока говорил с тобой.

— ...

— Я не хочу просто делать игры. Я хочу создавать их так, как было в прошлом году на школьном фестивале.

Сората избегал мыслей, которые понимал лишь отчасти, потому что боялся.

Слова давались ему с большим трудом. Наверное, от того, что он выражал свои истинные чувства и намерения. Потому теперь у него внутри всё сжалось от страха.

Если он получит отказ, то всё закончится, ведь рана окажется слишком глубокой.

Почему же в такой момент Сората смог без колебаний высказать Рюноске, чего хочет? Может, потому что заметил, как с приходом очередной весны отношения между людьми поменялись. Может, так повлияла весть о том, что Нанами их скоро покинет: ещё один человек уедет из Сакурасо ещё до выпуска Сораты.

— Воплотить в жизнь твоё предложение не представляется возможным. Сиина уже стала профессиональной мангакой, а миссис Митака не уйдёт из индустрии аниме. Бывшая халявщица, которая помогала с фонами, тоже у себя там стала художником-профессионалом. Они все выбрали своё будущее, и оно с твоим не пересекается.

— Ясен пень, они не могут. Я изначально говорил только про тебя.

— ...

— Говоря про школьный фестиваль, я имел в виду атмосферу, которая нас тогда окружала. Хотя было бы здорово всем вместе собраться… В общем, есть у меня мечта и цель… Звучит абсурдно, знаю.

— Ближе к делу.

— Акасака, давай вместе делать игры.

— ...

— И я не про одну. Хочу сделать две или три. А круче всего будет, если после университета мы, прям как Фудзисава-сан, создадим свою компанию. Вот такое я тебе предлагаю, подумай, пожалуйста.

— Невозможно, — мгновенно ответил он.

— Подумай хоть немного!.. Блин, теперь точно в депрессию вогнал...

Потому-то Сората и не хотел говорить. Боялся неудачного исхода.

— У меня расписание на несколько месяцев вперёд.

— Ты занят настолько, что забил на уроки. Понятно.

Так просто от мечты Сората отказываться не собирался, но давить не имел права. Можно дождаться другого шанса и попробовать снова...

— Потому советую тебе к тому моменту, когда у меня освободятся руки, довести до ума план. И, разумеется, продолжай разрабатывать игру.

— Э? То есть...

Сората поднял голову и увидел, что Рюноске победил противника, не потеряв ни одного хитпойнта.

— Я говорю, если подготовишь план, который меня убедит, то подумаю.

— Серьёзно?

Сората резко вскочил на ноги.

— Я сделаю, сделаю! И план, и что угодно!

— И ещё: я не собираюсь ждать пять лет, чтобы создать компанию. Об этом можно задуматься и во время учёбы. Года через три. Если ты на такое не настроен, то ничего вообще не предлагай.

Рюноске, который, в отличие от перевозбужденного Сораты, сохранял полное спокойствие, положил геймпад на стол.

— Ну ты даёшь… Заинтриговал.

С нынешними успехами Сорате ещё пахать и пахать, но он уже мог отчётливо представить себе будущее: как они с Рюноске, учась в университете искусств Суймэй, с головой ушли в разработку игр; как берут в аренду офис неподалёку от университета, чтобы там работать. Или же они превратят в рабочий кабинет квартиру Сораты? Для реализации всего этого придётся устроиться на работу, чтобы обеспечить себя деньгами на жизнь и покрывать расходы. Ещё нужно будет набрать персонал — для начала несколько человек. Хотя бы по человеку на графическую и музыкальную составляющую.

Воображение нарисовало такую заманчивую картину, что губы сами расплылись в улыбке.

Желание воплотить задуманное в жизнь придало сил. Сората воодушевился сильнее, чем когда-либо.

Цель нужно было описать более точно, но в целом Сората представлял себе всё именно так.

— Разговор на этом закончен.

— А, ага.

— Я вернусь к себе. Если подготовишь план, приходи в любое время.

— Так и сделаю.

Рюноске, всё еще стоя лицом к Сорате, неспешно открыл дверь, затем вышел из комнаты. Вскоре раздался хлопок двери в соседней комнате.

Интересно, когда они встретятся в следующий раз?

Преисполненный радости, Сората плюхнулся на кровать так, что его даже подбросило. Он блаженно вытянулся. Как раз в это время со стороны входной двери раздался звук: кто-то вернулся.

Сората вспомнил, что Тихиро до сих пор не пришла домой. Он думал, что она направится к себе, но вместо этого шаги почему-то приближались к комнате Сораты.

— А? Чего? — задался он вопросом, открыв глаза. А когда приподнялся и сел на кровати, раздалось:

— Надеюсь, помешаю.

В дверях появилось недовольное лицо Тихиро.

— В Сакурасо уже совсем забыли о таких нормах приличия, как стук в дверь?

— Ты уже привык, когда не стучат. Фиг тебе, а не нормы.

Почему-то она себе такое только с ним позволяет... Хорошее настроение как корова слизала.

— Это когда я привык?

— Твоя комната — проходной двор. Не заметил?

— На деле оно, может, и так, но вообще-то формально здесь частная территория! — громко и отчаянно запротестовал Сората. Только эффекта это не возымело, потому что Тихиро не слушала. Она повернулась к двери.

— Можешь войти.

По идее хозяином комнаты числился Сората… Но ему пришлось признать, что его комната и вправду становится проходным двором.

— Прошу прощения.

Знакомая Сорате персона вошла и вежливо поклонилась.

Парень ещё недавно — в обед на крыше — говорил с нею. Хасе Канна. В руках она держала довольно объёмистую дорожную сумку.

— Почему она здесь?

Не походило на то, что у неё появились какие-то дела в Сакурасо. И почему она вообще пришла вместе с Тихиро?

— Похоже, вы знакомы, потому обойдёмся без формальностей. Решено, что она… Хасе Канна из первого класса отныне будет жить в комнате 201 Сакурасо.

— Чё?

— Ты чего такой удивлённый?

— Потому что я правда удивился!

— Даже при том, что уже знаешь её подъюбочный секрет?

— Вы какие фразы себе позволяете, сэнсэй?!

— Ты же знаешь, что у неё ниже пояса?

— Зачем поправлять себя, если звучит ещё хуже?!

У Сораты ещё много чего было высказать Тихиро, но для начала он хотел просто чуть-чуть понять ситуацию.

Если подумать, Канну могли причислить к изгоям лишь по одной причине — из-за трусов. Точнее — их отсутствия.

— Не могла бы ты объяснить, что здесь происходит? — решил обратиться напрямую к Канне Сората. Он слышал от неё, что редактор одобрил предложенный сюжет. Стресс должен был отступить.

— Обещай, что не будешь подкалывать, — ровно сказала Канна.

— Сложновато будет… — искренне ответил Сората.

— Почему?

— Я только представлю, и уже хочется подколоть.

— Се-сегодня воображение подвело, вот и всё! Ну… Сюжет плохо развивался, захотелось открыться миру, чтобы увидеть больше...

— Ну и как, наоткрывалась?!

Похоже, такое у неё уже вошло в привычку, и обычных стимулов стало не хватать.

— И? Кто-то тебя спалил?

Канна угрюмо повесила нос и едва заметно кивнула. Вместо неё продолжила Тихиро:

— Где-то на третий день после заселения комендант женского общежития почувствовала в ней что-то странное. Места себе не находила, так хотела проверить. В итоге стала внимательно к ней присматриваться.

— Выходит, ты и в общаге ходила!

— Совсем чуть-чуть...

В данном случае не имело значения, чуть-чуть или много-много. Вопрос в том, ходила или нет.

— И вот, сегодня она на лестнице столкнулась с девушкой, которая шла со второго этажа на ужин, и в результате раскрыла свою тайну. Ну и поднялся кипеж. На этом всё.

— Мда.

— Я уже договорилась о свидании, но нет, меня вызвали к директору, и мы до хрипоты спорили о том, что делать с этой девкой.

Похоже, Тихиро очень переживала из-за сорванного свидания.

— Блин, я так долго ждала, когда меня пригласят, — продолжала она бурчать себе под нос.

Может, Тихиро говорила про Фудзисаву Кадзуки, который помогал Сорате с игровым проектом? Сората слышал, что они с Тихиро учились в одном классе.

— Вернёмся к теме: что происходит?

Сората постарался вернуть на рельсы локомотив Тихиро.

— Комендант женского общежития встала в позу, а классрук стала требовать немедленного решения, короче, директора прижали к стенке и вынудили выслать её в Сакурасо. В общем — вот. Я всяких проблемных детей видала, но чтобы кто-то имел привычку выставлять себя напоказ — такое впервые.

— Та, о ком вы говорите, стоит прямо тут, выбирайте выражения!

— У меня нет привычки выставлять себя напоказ.

Канна возмутилась, почему-то при этом глядя на Сорату. Хотя про привычку говорила Тихиро...

— Отныне вы будете жить под одной крышей, разве тебя не волнуют её загоны?

— Меня волнует мир во всём мире!

— Так, хватит мне тут умничать. Мы топчемся на месте, — с нажимом сказала Тихиро.

Сората слышал отголоски грома в её голосе, но не сдержался:

— Сами виноваты, несёте такое, хоть стой, хоть падай!

— Закройся, я сказала!

— ...

Сората решил до поры промолчать.

— Как бы то ни было, все, включая её саму, согласны, что нельзя закрывать глаза на подобные поступки, иначе она начнёт шляться без трусов и по общежитию, и по школе, и мотать туда-сюда причиндалами. Ну, хотя она девушка, мотать нечем...

— Я только замолчал, и вы сразу за своё!

Тихиро вообще не знала, что такое стыд. Когда человек пересекает границу тридцати лет, разница между полами стирается. Наверное. Нет, точно.

— В общем, надежды на комендантшу женского общежития, классрука и директора никакой. И вариантов тоже.

— Выходит, вам надоело смотреть на бестолковых учителей, и потому притащили её в Сакурасо?

Вела себя и говорила Тихиро отвратительно, но всё же в ней осталось что-то от учителя. Сората хорошо это знал.

— Если честно, я просто хотела домой, — заявила учительница сквозь зевоту.

— Так нельзя!

— Но ты верно сказал, Канда. Я привела её в Сакурасо, а дальше сам с ней возись. Вот что я решила.

— Чё?

Что это сейчас прозвучало?

— Я уже сказала все детали.

— Где сказали?! Не припомню, чтобы вы хоть что-то по делу объяснили!

Нельзя было сейчас давать слабину. Тихиро собиралась свалить на него непомерную ношу. В голове пронеслась мысль о прошлогоднем апреле. Тогда народ выбирал «дежурного по Масиро».

— Короче, на тебе обязанность отучить первогодку, которая не отличает лево от право, снимать трусы где ни попадя.

— Вы хоть сами понимаете, что несёте?!

— Понимаю. Ещё как.

— Да вы молодец!

Пока они ругались, Канна стала в своё оправдание нести бессмыслицу: «Я выбираю, где их снимать,» — но спорящим было не до неё.

— Всё путём, ты справишься.

— И зачем меня подбадривать?! Вообще не понимаю!

— Я тебе доверяю, ты ведь год присматривал за Масиро.

— А я не хочу, чтобы мне так доверяли! Вы за кого меня принимаете, сэнсэй?!

— За осеменителя?

— Что это за титул?! Я должен ему радоваться?!

— Хорошо. Повышаю тебя до главного осеменителя.

— Завязывайте с «осеменителем»!

— Завтра привезут много вещей, будь добр прими. Ну, вроде всё.

— И хватит спихивать на меня чужие дела!

— Ладно, остальное спрашивай у Канды, — выдала Тихиро, полностью игнорируя Сорату, и затем резко вышла из комнаты.

— Э, стойте, сэнсэй!

В ответ раздался лишь стук двери в комнату коменданта.

Сората выставил вперёд руку, будто пытаясь ухватиться за невидимую соломинку, но рука ощутила лишь пустоту. Такая же пустота возникла у него на душе.

— У меня буквально раскалывается голова… Значит, тебя заставили немедленно переселяться в Сакурасо? И как тебе это?

Пускай она скрывала кое-какой жуткий секрет, Канна была известна, как образцовая ученица с лучшими оценками. Наверняка все испытают шок, когда её причислят к проблемным детям.

— Получилось как получилось… Ничего не попишешь. Постараюсь как можно быстрее вернуться в главное общежитие.

— Если могу тебе чем-то помочь, скажи.

— А тебе нормально… Сората-сэмпай? Хочешь мне что-то сказать?

— Просто интересно… О твоём секрете узнали другие, а тебе вроде и не стыдно.

— Давай просто всё забудем.

Сората был бы рад забыть все проблемы, но одна из них прочно засела в памяти: произошедшее между ним и Нанами. Как ни старайся, выкинуть её из головы не получится.

Пока парень думал, дверь в его комнату открылась, и появился новый гость.

— Э! Почему у тебя очкастая женщина-утёс?!

Это пришёл Иори в спортивных штанах и футболке, кабель от его наушников свободно болтался в воздухе.

Канна отреагировала на появление гостя озадаченным вздохом.

— Значит, похотливый демон живёт в Сакурасо?

Обстановка сразу накалилась. Девушка в одну секунду забыла о нормах приличия, хотя они с Иори учились на одном потоке.

— С сегодняшнего дня она будет жить в Сакурасо.

— Да ну, нафиг?!

— Вы двое знакомы?

Сората адресовал вопрос Канне и Иори.

— Если начистоту, то это она самая, Сората-сэмпай! На меня из-за неё повесили клеймо похотливого демона! Я мастерски проник в женскую общагу, а она меня спалила!

— Если начистоту, то ты как последний козёл пытался подглядывать за девушками в ванной. Если начистоту, то изгоем тебя сделали за то, что ты извращенец. Если начистоту, то ты придурок.

Всё так, как говорила Канна. Сората был с ней согласен, что паренёк — тот ещё извращенец… Он на мгновение задумался, и Канна стрельнула в него взглядом.

— Что такое?

— Нет, ничего.

— Не похоже.

— Нет, ничего.

Сората нарочито ушёл в несознанку.

Канна, решив, что давить на него бесполезно, переключилась обратно на Иори.

— Кое-что поправлю.

— Ч-что?

Иори, испугавшись её спокойных глаз, весь напрягся, особенно в нижней части спины. Взгляд Канны за очками и вправду был таким, что хотелось бежать подальше.

— Я не утёс!

Последнюю фразу Канна произнесла с пылом, словно её задели за живое.

— Чё? Ты типа гора Такао*? Как по мне, её и горой не назвать! Холмик какой-то!

— ...

Взгляд Канны наполнился арктическим холодом, словно она желала заморозить Иори.

— Н-ну, Такао — тоже неплохое местечко. Рядом большой город, пешком можно спокойно взойти, да и место популярное.

— Ты куда смотришь?

Сората непроизвольно уставился на предмет обсуждения, так что Канна быстро прикрыла грудь руками.

— И вообще, почему конченая ботанка, которой доверили речь на поступлении, заявилась в Сакурасо? Что ты натворила?

Иори задал ключевой вопрос.

— Ну...

Как и ожидалось, тема была болезненной, потому Канна стыдливо опустила голову и бросила взгляд на Сорату, прося поддержки.

— А? Сората-сэмпай знает?

Иори оказался на удивление наблюдательным.

— Если скажешь, то и я скажу, — пробурчала Канна. Тихо, но чувствовалось, что угроза подлинная.

— Решила проверить шум, и что же я вижу? — глубоко вздохнула Нанами, входя.

— Сората, — появилась вслед за нею Масиро, — высуши волосы.

Совершенно не вникая в обстановку, она сунула ему фен.

— Сиина, а ты не могла бы мыслить хоть немного шире? Вот увидела ты нас, неужели ничего не подумала?

Масиро по очереди посмотрела на Сорату, Нанами, Иори и Канну.

— Пятеро.

— Какая разница, сколько нас?!

— Канда-кун, неужели...

Нанами заметила большую багажную сумку у Канны.

— Мы уже встречались ранее, но я Хасе Канна из первого класса.

Канна быстро поклонилась. А потом...

— С сегодняшнего дня я буду жить в Сакурасо, надеюсь на вашу поддержку. Прошу, присмотрите за мной, — выдала Канна стандартное приветствие при заселении в общежитие.

И вот, не прошло с начала нового учебного года и месяца, как все комнаты в Сакурасо снова оказались заняты.

В тот день в журнале собраний Сакурасо появилось следующее:

«Первогодка с общего направления Хасе Канна-сан заселилась в комнату 201. От: Аояма Нанами».

«Полагаюсь на вас. От: Хасе Канна».

«Давайте завтра устроим приветственную вечеринку, когда вещи завезут? От: Канда Сората».

«Я её не приветствую! От: Химемия Иори».

«Извращенец меня может не приветствовать, обойдусь. От: Хасе Канна».

«Эй, вы, хватит использовать дневник как чат. От: Канда Сората».

«В этом году хороший урожай извращенцев. От: Сиина Масиро».

«Тут и так уже всё исписали, не лезь! От: Канда Сората».

«Канда-кун, хватит использовать дневник как чат. От: Аояма Нанами».

«Да, прошу прощения. От: Канда Сората».

«Решено, дежурство по Канне возложено на Канду Сорату. От: Сенгоку Тихиро».

«Вы чё тут начеркали, а?! От: Канда Сората».

Примечания

  1. Гора Такао-сан расположена в 50 километрах от Токио в сторону Фудзи. Возвышается над уровнем моря на 599 метров. Для сравнения: высота Фудзи составляет 3 776 метров.

Комментарии