Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Часть 3

Последние оставшиеся до Золотой недели три дня пролетели незаметно: днём Сората ходил на уроки, после школы работал моделью для картины Масиро в кабинете рисования, а по возвращении занимался одной только разработкой игры.

С тех пор, как они договорились о свидании, Нанами не особо горела желанием репетировать роль. Потому утром в назначенный день Сората засомневался, а правда ли они идут в парк развлечений. Но во время завтрака в столовой он пересёкся с Нанами, и она сказала:

— Ладно, встретимся в три у станции.

Всё-таки свидание состоится, понял Сората.

Встречу они назначили поздно, потому что с утра и до полудня Нанами трудилась. Работу в лавке мороженого никто не отменял. А на свидание Нанами пойдёт после смены.

Оставшееся до выхода время Сората посвятил доведению до ума игрового баланса: заканчивал внедрять метод, который задумал применить прошлым утром. После запуска игры на экране сразу появились надписи «Играть одному» и «Играть вдвоём». После выбора первого варианта начался бой против компьютерного противника. По условиям победа и поражение определялись тем, у кого первого закончится энергия. Затем игра возвращалась на стартовый экран, и, получалось, основа игры была готова.

В случае выбора второго варианта экран разделялся, и люди могли воевать на любой половине. Прошлым вечером к нему в комнату завалилась Мисаки, они вдоволь наигрались, и Сорате удалось услышать чужое мнение. Хотя победить её он ни разу так и не смог, пускай и сам разрабатывал игру...

— Какого хрена ты играешь в первый раз и уже тащишь?!

— Ты не просёк фишки этой игры, Кохай-кун!

— Я же её сам сделал!

Настолько всё было плохо.

Чтобы сделать игру интереснее, утром Сората внёс изменения в стрелковые способности и скорость аппаратов и посмотрел на результат. Больше всего мороки добавила мощь компьютерных противников. До каких пределов накручивать им силу, Сората плохо понимал. Если сделать их слишком слабыми, не будет чувства достижения, а если слишком сильными, то у людей сдадут нервы.

Провозившись до последней минуты, Сората переоделся и вышел из Сакурасо. Никого по пути не встретил. Иори ушёл раньше Сораты, чтобы упражняться на пианино в школьном учебном кабинете, а Рюноске не собирался выходить из комнаты. Масиро на втором этаже тоже не издавала никаких звуков — сосредоточилась на рисовании манги.

Дорога с пересадками заняла где-то час, и Сората прибыл на далёкую, словно море, станцию назначения.

Как и следовало ожидать от первого дня Золотой недели, на отдых выбралось множество людей.

Даже после выхода из поезда Сорате не дали идти спокойно. Дождавшись, пока толпа впереди чуть рассосётся, парень кое-как сунул билет в турникет и вышел.

Затем тут же встретился взглядом с Нанами, которая пришла раньше. Она стояла в десяти метрах от него. Удивительно, но Сората даже посреди огромной толпы прекрасно её различал.

Нанами, слегка улыбаясь, помахала идущему к ней Сорате. Но тут же нервно дёрнулась и принялась озираться по сторонам, будто ей стало стыдно за то, что махала рукой.

— Прости, долго ждала?

— Нет, времени вон сколько.

Нанами показала на часы, которые висели на станции: до назначенного времени оставалось пять минут.

— Ты такой надёжный, Канда-кун, — засмеялась Нанами. Она была в бледно-жёлтой блузке с длинными рукавами и джинсовой юбке. На ноги она надела чёрные леггинсы и удобные для прогулок балетки. Женская сумочка, которая свисала с плеч, и линия груди подчёркивали то, как девушка за последнее время резко повзрослела. Сорате пришлось напрячься, чтобы не съесть Нанами глазами. А вот волосы она оставила в привычном хвостике.

Нанами заметила, что Сората смотрит на голову, и сказала:

— Если кататься на американских горках с распущенными волосами, будет беда.

А затем игриво спросила:

— Надо было распустить?

— Я по фотографиям примерно помню, как ты делала на Рождество. Думаю, как сейчас — самое оно.

— Помню тот день.

— Ты ещё вроде была в красном пальто и развевающейся юбке?

Ещё Сората помнил на ней свитер с рисунком и туфли.

Настало 29 апреля, значит прошло уже четыре месяца.

Внезапно Сората вспомнил кое-что важное.

— Кстати, в тот день ты вроде дала обещание?

— Ты не забыл?

— Только что вспомнил.

«Когда пройдёт прослушивание в феврале, хочу кое-что у тебя спросить».

Точную фразу Сората позабыл, но смысл сводился к этому.

Обещание покрылось туманом, ведь потом произошла череда важных событий: возникла угроза сноса Сакурасо, приблизилась выпускная церемония Мисаки и Дзина, пришли результаты о проваленном прослушивании. Какие уж там спокойные разговоры.

— Тогда расскажу, если пройду это прослушивание.

— Понял.

— Чтобы подбодрить себя, — немного манерно сказала Нанами. — Ах, пошли уже быстрее! Время на веселье уходит.

Сората догнал Нанами, которая буквально подпрыгивала при ходьбе, и зашагал рядом.

— Повезёт — не повезёт?..

Через полчаса Сората и Нанами сидели на передних местах на американских горках.

А почему так получилось — было просто.

Когда они пришли в парк развлечений, Сората спросил:

— С чего начнём?

И Нанами коротко ответила:

— С того.

Причина тоже была ясной как день: в сценарии аниме, которая создавала Мисаки, присутствовала соответствующая сцена.

Зазвучал обратный отсчёт, и постепенно поезд двинулся вперёд.

Самый неприятный момент. Когда кабинка достигает вершины, то сперва притормаживает, потом выравнивает положение и наклоняется вперёд - тогда-то понимаешь, что через секунду начнётся ад, но убежать не можешь.

Американские горки точно придумал дьявол, который любит медленно нагонять на людей страх, иначе и быть не может.

— Канда-кун, ты напрягся.

— И ты тоже, Аояма.

— А ещё ты напуган.

— Ты тем более.

— «Тогда сыграем в игру?» — вставила фразу из сценария Нанами.

— «А давай», — Сората подхватил.

— «Первый, кто закричит, проиграет».

— «Проигравший угощает мороженым».

— «Что ж, играем честно».

— «Погнали».

В тот миг кабинка достигла самой вершины.

На секунду воцарилась тишина. Слышалось биение сердца. Напряжение достигло максимума.

Меж тем поезд продолжил двигаться. Кабинка стала опускаться, отчего возникло чувство парения, а вместе с ним пришёл страх. Наклонилась кабинка, может, не настолько сильно, но достаточно, чтобы сидевший на переднем сидении Сората подался вперёд, словно падая.

— А-а-а!!!

— А-а-а!!!

Оба одновременно завопили, как велел сценарий. Отыгрыш получился на редкость естественным.

— Ох… голова закружилась...

Сората, вдоволь накатавшись на горках, обессиленно плюхнулся на скамейку рядом с аттракционом.

— Ну всё… можно больше не играть по сценарию, — недовольно сказала Нанами.

По сюжету аниме, у парня, который не высыпался из-за подготовки к экзаменам, закружилась голова.

— Спасибо, конечно, что ради репетиции так стараешься.

— Само собой вышло.

— Я знаю.

Нанами помахала рукой себе на лицо.

Она навалилась на спинку лавочки и посмотрела на небо. Поздно они время встречи выбрали, в три часа: город уже окрашивался красным. Нанами глубоко вдохнула и медленно выдохнула.

— В последнее время мало спишь, да?

— Ну, типа того.

Разработка игры доставляла слишком большое удовольствие, тратить время на сон не хотелось. Даже если Сората ложился спать, тут же просыпался.

— И сегодня рано встал… неужели не спал всю ночь?

— Спал. С двух до пяти, аж три часа.

— Ты уж прости.

— Зачем извиняешься?

— Ты занят, а я отрываю.

Нанами с грустным видом уставилась на носочки своей обуви.

— Слушай, Аояма.

— Что?

— «Мне поплохело. Можно лечь?» — атаковал Сората, чтобы разбавить обстановку.

— «Ну… Давай». — Нанами похлопала по своим бёдрам. — «Хотя не гарантирую комфортный сон».

На этом речь в сцене заканчивалась. Далее парень ложился головой на ноги девушки, и парочка, стесняясь, флиртовала.

— Правда можно.

Ветер унёс нашептанные слова.

— Ну… Назовём это благодарностью за встречу.

— А-Аояма?

— Я-я тоже стесняюсь, н-но гляди, уже темнеет.

Рядом горел яркий уличный фонарь.

— По-моему, хорошая тренировка для пары.

— Да, но… Ну...

Лечь на колени одноклассницы было слишком тяжким испытанием. Совсем не то же самое, что взяться за руки.

— С-слухай, Канда-кун. — Нанами резко перешла на кансайский. — Якщо мы так далеко зайшли, то зачём зупиняться?

От вида того, как Нанами кое-как перебарывает смущение, разум Сораты упал в нокаут, и по всему телу побежали мурашки.

— Это против правил, наверное...

На какое-то время чувства смешались в кашу.

— Ч-что?

— Опасно заниматься всяким таким, ну ты понимаешь.

— В-всё хорошо, быстрее...

— П-правда можно?

— Мне и так жуть как стыдно. Канда-кун, хватит издеваться...

— Ла-ладно, понял.

Сората непроизвольно сглотнул и медленно положил голову на обтянутые леггинсами бёдра.

Нанами мгновенно напряглась, но Сората и сам напрягся, потому не заметил.

— Т-ты не подумай ничёго такого...

Нанами пыталась оправдаться.

— ...

— ...

Они не могли взглянуть друг другу в глаза, и между ними возникло странное чувство дискомфорта.

— Н-ну… Канда-кун, как тебе?

— Ч-что как мне?

— Спрашиваю, как ощущения.

— Твёрже, чем думал… наверное? — послушно рассказал Сората, и Нанами, покраснев, махнула руками вниз.

— Э! Стой! Я же не защищаюсь!

— А нечего нести всякую чушь!

Нанами в гневе отвернулась. Но благодаря перебранке её тело словно утратило силы, и под затылком у парня стало мягче. Голова под силой тяжести слегка утонула. Сквозь леггинсы чувствовалось тепло тела Нанами, которое как-то успокаивало. Лежать на девушке было несравненно комфортнее, чем наваливаться на спинку скамейки.

— Ах, — непроизвольно вырвался странный вздох. Так восклицают обычно, когда садятся в ванну.

— Что это было?

Нанами ещё оставалась настороже.

— Н-нет, ничего.

— Ещё раз жахнуть?

— Пожалуйста, не надо… М-можно спросить? Только не злись.

— Если не будешь грубить, то и злиться не буду.

— Как бы сказать, это опасно.

— В смысле?

— Лежать на твоих бёдрах… слишком приятно.

Он лишь хотел честно её похвалить, но всё же к нему полетел кулак.

— Ка-Канда-кун, что ты говоришь?!

— Х-хватит! Держи себя в руках!

Из инстинкта самосохранения Сората резко схватил руку Нанами. Нанами тут же успокоилась и пристыженно опустила взгляд, а её щёки окрасились ярко-красным.

— П-прости, что ударила.

Во лбу мягко пульсировала боль.

— Давай думать, что оно того стоило.

— Н-не говори такое! Я стесняюсь...

— Сама же начала.

— Ну, вообще да.

Лишь бы найти рукам дело, Нанами распустила хвост.

И когда Сората пристально на неё поглядел, она спросила:

— Что?

— Когда смотрю на тебя снизу, ты выглядишь по-новому.

Нанами удивительным образом казалась совершенно другой. Хотя, может, из-за распущенных волос.

— В ноздри мне не смотри.

Рукой, в которой держала резинку для волос, Нанами прикрыла нос.

— Девушки такие классные.

— Чего так внезапно?

Волосы, которые обычно удерживала за шеей резинка, спали с плеч и стали развеваться перед лицом Сораты. Он хоть и не был котом, но вдруг захотелось их коснуться.

— Одежда и причёска у тебя другие, выглядишь совершенно по-другому.

Сейчас Нанами производила впечатление сдержанной старшей сестры.

— Не думала, что ты такое скажешь. Настолько сильно голова закружилась?

— Может быть.

Он и сам не понимал, зачем такое говорил. В обычной ситуации никогда бы не сказал.

А когда Сората поглядел на волосы Нанами, которые покачивались в такт дыханию, она спросила:

— Хочешь потрогать?

— Заинтересован, — осмелился сказать Сората.

— Тогда не позволю.

— В смысле?

— Не хочу, чтобы их сравнивали с шелковистыми волосами Масиро.

— ...

От неожиданно раздавшегося имени у Сораты подпрыгнули внутренности.

— Не ожидал, да?

Судя по всему, Нанами почувствовала.

— Не будешь спрашивать, при чём здесь Сиина?

— Ты меня сильно недооцениваешь, — сказал без шуток он, глядя ей в глаза. И без расспросов он понимал причину.

Теперь язык проглотила Нанами.

— Ты понимаешь, но всё равно встретился со мной? — заискивающе спросила она, а в её взгляде нарастало чувство одиночества.

— Не всё ещё понимаю...

Не понимал себя, не понимал Масиро, не понимал Нанами...

— Я и правда хочу, чтобы твои мечты осуществились. Потому помогу всем, чем смогу.

— Когда такое говорят, становится не очень весело.

Разговор на этом стоило закончить.

— Чем займёмся дальше? — спросил он, сменив тон на лёгкий.

— Жёстких не выдержишь, да?

— Дай мне прийти в себя.

— Значит, надеешься, что на другом аттракционе у тебя опять закружится голова и снова ляжешь мне на бёдра? Настолько приятно?

Нанами озорно засмеялась.

— Н-нет!

— Вставать-то ты не торопишься.

Лежать действительно было приятно, и прерывать кайф очень уж не хотелось.

Но всё же у Сораты оставалась сила воли. Приготовившись, он медленно поднялся. Чувствовал себя он уже намного лучше.

— Лады, пошли на следующий. Куда бы?

— Может, туда?

Нанами равнодушно указала пальцем на крышу здания в западном стиле, от которого исходила жуткая аура. Так называемый дом с привидениями.

В очереди они простояли почти десять минут. Затем прошли к кассиру.

— Насколько страшно хотите? — спросила девушка на стойке, деловито улыбаясь невпопад с окружающей обстановкой. Видимо, предлагала выбрать один из вариантов.

Всего было три уровня. Выбирать приходилось из-за того, что туда зачастую ходили семьями.

— Выбирай, Канда-кун.

— Аояма, тебе какой подойдёт?

— Думаю, я не из слабых.

Правда ли? Ответила так, что не поймёшь, куда идти.

— Если ты плохо переносишь, то можно на одну звезду.

Чем больше звёзд, тем страшнее будет.

Сората на самом деле редко ходил в дома с привидениями… если точнее, вообще не помнил, когда бывал там в последний раз, потому и не мог сказать, хорошо он переносит или нет.

— Тогда на самый страшный.

На американских горках Сората сел в лужу, когда закружилась голова, потому хотел очистить своё доброе имя и восстановить репутацию.

— Хорошо, как скажете! На двоих человек — тысяча йен.

Они вытащили по пятьсот йен и закончили с оплатой.

— А теперь проследуйте внутрь, пожалуйста.

Дверь перед ними автоматически открылась с тяжёлым звуком.

Парочка зашла внутрь, и дверь за спиной тут же закрылась.

— Ох.

— Ой.

Резкий грохот застал их врасплох.

Впереди Сорату и Нанами поджидала тёмная, как ночь, дорога.

— Ну, пошли?

— А-ага.

Через три шага что-то вцепилось в локоть Сораты. Оказалось, Нанами.

— Аояма-сан?

— То-только не подумай, что я боюсь. П-просто если вдруг что-нибудь внезапно выскочит, можно ведь напугаться.

— То есть ты всё же...

Боишься, хотел продолжить Сората, но в тот самый миг за спиной Нанами вдруг загорелся свет. При виде мужчины, тело которого было полностью покрыто ранами, сердце Сораты ёкнуло от ужаса.

— А-а-а!

Сделав дело, покрытый ранами мужчина исчез во тьме.

— Канда-кун, уже слишком.

— У-у тебя за спиной только что!

Нанами обернулась, куда указывал Сората, но там никого не оказалось.

— Тебя взять за руку? — с издёвкой предложила Нанами, и тут же рядом из темноты опять возник покрытый ранами мужчина.

— А-а-а!!!

— А-а-а!!!

И затем опять стремительно пропал.

Оба замолчали.

Парочка настороженно осмотрелась: не походило, что недавний мужик в ближайшее время снова объявится.

— Слушай, Аояма.

— Че-его, Канда-кун?

— Давай возьмёмся за руки.

— А-ага.

Вопя во всё горло, они кое-как добрались до выхода. К тому времени у них от страха душа в пятки ушла.

— Вот такие дома с привидениями реально жуткие.

— Ага… Теперь будем знать, да?

Они до сих пор крепко держались за руки.

Выйдя из дома с привидениями в западном стиле, Сората и Нанами неспешно зашагали в сторону гигантского колеса обозрения в парке развлечений.

Солнце уже полностью скрылось, и каждый аттракцион ярко подсвечивался, а иллюминация на колесе обозрения выглядела особенно эффектно.

— Это ещё что?

На главной дороге к колесу обозрения виднелись силуэты разных животных. На плакатах сзади них было написано: «Выставка маскотов». Судя по всему, предлагали сфотографироваться с полюбившимся персонажем на фоне колеса.

Двое персонажей-медведей заметили Сорату и Нанами и подошли ближе, зачем-то энергично жестикулируя. У одного из них были намотаны ленточки — наверное, медведица.

— Поди, предлагают сфоткаться?

Парочка медведей утвердительно кивнула. Или точнее сказать, наклонилась вперёд, что выглядело как поклон...

— Ты угадала, Аояма, — сказал парень, на что два мишки изобразили поцелуй. А когда аниматоры жестом предложили Сорате и Нанами повторить, чтобы сделать фотографию, те тут же оторопели.

— Нет, мы не это самое!

— М-мы не встречаемся!

В ответ мишки поднесли лапы ко рту и изобразили неверие. Медведь-самец указал лапой на то, как Сората и Нанами крепко держатся за руки, и затрясся от смеха.

В следующий миг парочка резко разъединила руки.

Решив, что бесполезно навязываться, медведи сдались. Но когда они отходили, медведь-самец с намёком шлёпнул Сорату по плечу.

— Мне показалось, или он посоветовал мне постараться?

Медведь-самец обернулся и показал лапой на колесо обозрения. А затем, повернувшись к Сорате, поднял большой палец… Или типа того. Рука костюма была почти круглой, и мелкие движения почти не замечались.

— На колесе обозрения прокатиться, точно.

И они направились туда.

— Очередь, кажется, там.

На аттракцион, который первым бросался в глаза, само собой, хотели попасть много посетителей. На доске даже написали, что время ожидания составляет пятнадцать минут.

При взгляде снизу размеры колеса впечатляли ещё больше. Иллюминация всё время меняла цвет. Казалось, что запускают огромный фейерверк.

— Ничего себе, да?

— Ага.

Многочисленные парочки вокруг болтали о своём, ожидая своего времени.

Очередь быстро двигалась вперёд, и оставалось уже недолго.

Студентка спереди взвыла, потеряв терпение:

— А, блин, задрало!

На что Нанами прошептала Сорате:

— Ура.

Работница аттракциона усадила в кабинку парочку впереди, после чего наконец подошла очередь Сораты и Нанами.

— Поздравляем вас, это счастливая кабинка, — любезно сказала работница.

Перед глазами оказалась фиолетовая кабинка. В колесе обозрения было где-то по десять красных, синих и жёлтых кабинок, но фиолетовая — лишь одна.

— Заходите, пожалуйста.

Первой прошла Нанами, за ней проследовал Сората, после чего за ними плотно закрыли дверь, и они сели друг напротив друга.

Из-за движения колеса показалось, будто земля уходит из-под ног.

Максимальное количество людей в кабинке ограничивалось восемью, потому внутри было довольно просторно. Настолько, что при поездке вдвоём было неуютно.

Кабинка постепенно набирала высоту. На один полный оборот уходило где-то пятнадцать минут, потому до самой высокой точки ещё ехать и ехать.

— Счастливая кабинка, да?.. Специально для парочек сделана, — объяснила вопрошающему Сорате Нанами, встретившись с ним взглядом.

— Ясно.

— Шанс в неё попасть — один к шестидесяти. Невероятно, правда?

— Пожалуй.

— В последнее время мне везёт… С тобой особенно.

— Мной?

— Везде мы вместе, и в классе тоже.

— Ага.

— Да ещё и столы у нас рядом.

— И кабинка счастливая?

— Угу.

Пока они болтали, кабинка, которая изначально находилась в позиции шести часов, поднялась до девяти.

Открылся великолепный ночной вид. Отели, офисные здания, уличные фонари и иллюминация парка развлечений создавали единую картину, которая простиралась на всё поле зрения.

— Я знала, что красиво смотрится, но не думала, что настолько… — восхищённо воскликнула Нанами, прислонившись к стеклу.

— Ага, очень красиво...

Сората правда думал, что вид прекрасен. Вот только назрела одна проблема.

— Но и высота тоже намного больше, чем ожидал, страшно до жути!

Если смотреть вдаль, то никаких проблем, но если глянуть прямо вниз, то между ног всё сожмётся.

— Не спорю, но тут так здорово, потому давай-ка терпи, — недовольно проворчала Нанами, надув щёки, отчего Сората почувствовал себя виноватым.

— Что касается колеса обозрения, я впервые на нём катаюсь. Не совсем такого я ожидал...

Сората надеялся на спокойный, тихий, милый, совершенно нестрашный аттракцион, но получил совсем другое. По пути выходить нельзя, а поездка длилась долго, потому парень, как он только что понял, переносил колесо обозрения ещё хуже, чем ухабистый аттракцион...

Высота ещё нарастала. Они пересекли где-то десять часов.

— «Можно сесть поближе?»

Нанами поднялась, не став ждать ответа, и кабинка едва заметно пошатнулась. Девушка осторожно подошла к парню и села рядом, крепко схватив его за плечо.

Сората продолжил речь:

— «Я же не сказал, что можно».

— «По-моему, вообще не надо спрашивать».

— «Это почему?»

— «Потому что девушка подсела к своему парню».

— «Ну, это да».

Для двоих в кабинке было много места, но зато в тесной Сората и Нанами лучше бы друг друга слышали.

Увлечённый отыгрышем роли, Сората постепенно забывал про реальный мир. Он отчётливо чувствовал на себе вес Нанами, которая навалилась на плечо. Сората головой понимал, что их разговор — лишь репетиция речи, но всё равно не мог воспринимать слова Нанами как игру. Потому что с девушкой говорил не персонаж аниме, а сам Канда Сората.

— «А давай поцелуемся?»

Потому, когда ему нашептали это на ухо, Сората дрогнул от собственных эмоций. Мозги закипели, а тело запылало. Далее шла речь Сораты, но слова из сценария, которые должны были храниться в мозгу, внезапно стёрлись.

— А, прости, давай перекур!

— Канда-кун?

— Извини… Я...

«Испугался», хотел сказать Сората, глядя Нанами в глаза.

— Может, принял слишком серьёзно?

— Не-не говори ерунды.

— У тебя взгляд забегал.

Сората не знал, куда смотреть. Даже великолепный ночной вид больше не привлекал.

— Ни-ничего. Потом идут слова из сцены с поцелуем, вот я и постеснялся, — заявил он, чтобы пресечь дальнейшие вопросы, и сделал глубокий вдох. Но прежде чем успел выдохнуть, Нанами произнесла вновь:

— А давай поцелуемся?

Не походило на то, что она играла. Нанами говорила от лица самой себя. Так Сората почувствовал.

Он хотел отшутиться, но не вышло. Потому что взгляд Нанами, устремлённый прямо на него, был совершенно серьёзен.

Казалось, звуки вокруг пропали. Слышалось лишь биение собственного сердца. Нет, звучал ещё один. Звук сердца Нанами.

Девушка с едва влажными глазами чуть приблизилась к парню.

— А-Аояма, успокойся! Может, и полезно для отыгрыша, но это уже слишком!

Сората, придя в чувства, схватил Нанами за плечи и отодвинул от себя, одновременно отвернувшись. Он бы не выдержал и дальше смотреть в лицо Нанами, ведь мог утонуть в её глазах. Лучше смотреть на ночной пейзаж и взять себя в руки, говорил он себе, боясь, что его взгляд выдаст потаённые мысли, которые он сам до конца не осознавал. Сердце бешено колотилось.

— Прости, Канда-кун. Кажется, я перестаралась, — лёгким тоном выдала Нанами, будто переводя всё в шутку.

— Блин, не смешно, вообще...

Сората и Нанами сделали вид, что поняли друг друга: она позволила себе непростительную дружескую шутку.

— Прости. Я правда извиняюсь. Посмотри на меня.

Сората всё ещё глядел наружу, а сердце наконец начало успокаиваться. Жалуясь, он повернулся к Нанами.

— Аояма, какого фи...

Но договорить не смог.

Рот Сорате заткнуло что-то мягкое.

Губы Нанами.

Перед носом оказалось лицо девушки, которая прикрыла глаза, а её руки крепко вцепились ему в грудь.

Продлилось это недолго, секунд пять или шесть. Но тело говорило, что времени прошло намного больше — минимум минута.

Они не заметили, как кабинка колеса обозрения пересекла вершину.

Руки Нанами надавили Сорате на грудь, и затем ощущение от прикосновения пропало.

— Никакая это не шутка. Может, и для репетиции, но не шутка… — вяло проговорила Нанами, пересев на противоположное сиденье.

Они оба замолчали и забыли, как дышать. Настолько стало тихо.

Тишину первой нарушила Нанами.

— Канда-кун, я...

Она окончательно вернулась к стандартному японскому.

— ...

— Я решила, что когда пройду это прослушивание и закончу первую стадию, то уйду из Сакурасо.

— Что?

Для Сораты, который и так не мог ни единой мысли связать воедино, её слова стали добивающим ударом.

— Акасака-кун раньше ведь говорил? Я живу в Сакурасо не потому, что хочу. Но по-моему, всё же хочу. Я поняла это и потому решила, что должна уйти. Как бы это сказать. Сакурасо стало местом, которое меня изнежило.

— ...

— Я уже сказала учителю. Чтобы сделать шаг вперёд, я должна покинуть Сакурасо.

— ...

— Потому времени у меня осталось немного.

Изумлённый до глубины души Сората уставился в лицо Нанами, которая любовалась ночным пейзажем. «И правда красиво», — прошептала она, а он лишь молча глядел на неё.

Комментарии