Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 3. Решение Аоямы Нанами

Часть 1

Воскресенье, 24 апреля… В тот день Сората не сделал ни шагу на улицу. Он, будто прилипнув к стулу, работал над игрой.

Часы показывали без пяти девять вечера.

«Я самостоятельно собрал простую программу-шутер».

Это ощущение пришло на десятый день разработки. С тех пор Сората сутки пытался решить последнюю задачу.

Сначала он хотел создать традиционную стрелялку с видом сверху, но когда закончил прописывать два типа поведения простых врагов, призадумался.

— Как-то слишком просто и скучно, — заключил Сората и решил поискать иное решение.

Затем парень выбрал шутер с режимом один на один. По задумке, на экране отображалась с видом сзади полигональная модель боевой машины, говоря иначе, получался шутер от третьего лица… Если по официальной терминологии, то TPS. На самом деле вертикальная ось ни в управлении, ни в обзоре не использовалась, и 3D присутствовало лишь мнимое. Иными словами, получалось вообще 2D...

Правила Сората задал простые: на выбранном поле требовалось обмениваться выстрелами, и первый, кто потеряет всю энергию, проигрывал.

Оружие предполагалось трёх типов. Первый отличался высоким темпом стрельбы, но низкой убойной силой. Второй представлял собой ракеты, которые летели медленнее пуль, но зато наносили высокий урон. Третий — бомбы, которые разрешалось применять не более трёх раз за матч. Также, если бомбы взорвать перед собой, это позволит какое-то время обезвреживать снаряды противника. Разумеется, противник получит урон, если попадёт в радиус его действия, да и в качестве дымовой завесы годилось… по задумке.

Сората весь день провозился с первым типом.

Почти всё время ушло на доведение до ума ИИ противников. Результаты получились удобоваримыми: ко времени захода солнца удалось достичь поставленной цели и даже пострелять.

Благодаря этому игра стала действительно походить на игру. Радостный Сората, позабыв про усталость, целый час играл в своё недоделанное творение.

Затем создал полоску выносливости, что дало возможность определять победителя, и базовый набор был готов. Разумеется, ещё оставалось два типа атаки… Надо было добавить ракеты и бомбы, но поставленная задача уже не казалась Сорате неподъёмной.

Разработка шла на удивление хорошо. «Будь у меня побольше времени, получилось бы ещё лучше», — думал парень. Но посвятить игре весь день получилось только в воскресенье, а в будние дни — уже нет.

Теперь Сората немного понимал Рюноске, который постоянно пропускал школу. Но даже если так, Сората не собирался ему подражать… Хотя перейди он в режим хикикомори, уже через неделю игра обрела бы форму.

Сората отложил геймпад, выгнулся назад и изо всех сил потянулся. Плечи звучно захрустели. Слишком долго он сидел неподвижно.

— Ох, — вздохнул он, позволив мозгам наконец расслабиться, и бухнулся на кровать.

Внутри его переполняло удовлетворение от проделанной работы. Сегодня он сделал всё, что мог. Так ему казалось.

Почуяв что-то под собой, Сората сунул руку под спину и достал книгу в твёрдом переплёте. Позавчера её принесла Хасе Канна, и в тот же день парень её прочёл. Перед сном из любопытства решил полистать, но стоило ему начать читать, как он тут же потерял счёт времени. Опомнился Сората, лишь когда добрался до последней страницы.

Сората до сих пор был под впечатлением. История задела за живое. Но Канна страдала оттого, что не могла написать вторую работу.

— Попробовать спросить, что ли? — решил Сората и потянулся к мобильнику. В списке контактов парень выбрал имя, которое навевало приятные воспоминания, и нажал на вызов.

— Чего тебе? — раздался в трубке голос человека, который в марте окончил Суйко, — Митаки Дзина.

— Да один вопрос парит.

— Когда постоянно отказываешься от вписок, тебя начинают считать нелюдимым. Как представлю, что ещё четыре года буду изгоем, аж трясёт.

— Да ну?

— Но стоит заикнуться, что я женат, как все тут же ко мне тянутся. Кажется, меня ждут те ещё передряги.

— Ты о чём вообще?

— О своём состоянии. Меня же Сората спрашивает? Давай там, возьми себя в руки.

Что ж, ему бы самому не помешало...

— И, что тебя беспокоит?

— Как ты пишешь истории?

Звонил Сората как раз ради совета, потому сразу перешёл к делу.

— Чего? Тебе понадобился сценарий для игры?

— Ещё бы, сам даже не надеюсь написать, сразу к тебе обратился.

— Тогда ты по адресу, я весь внимание, — ответил Дзин в своей обычной манере, чем сразу успокоил.

— На самом деле несколько дней назад я познакомился с новым учеником, и он сильно переживает из-за того, что не может написать вторую книгу.

— То есть уже был дебют? — в голосе послышались нотки удивления.

— Да. И книга уже вышла.

— Получается, ради милашки ты готов из кожи вон лезть, лишь бы помочь?

— Если мне не изменяет память, я не говорил, что это девушка и что она милашка.

— Я не прав?

— Ну, она и правда милашка.

— Как всегда, приятно о ком-то заботиться, да?

— Не в том дело. Просто ты готов выслушать, вот я и решил спросить.

— Ты по своей-то теме сделал всё, что мог?

— Разработка игры идёт отлично, в том числе благодаря Акасаке. Мне теперь жуть как интересно.

На экране телевизора прямо сейчас отображалась разрабатываемая игра. Компьютерный противник вовсю палил по неподвижной машине игрока.

— Да ты подаёшь надежды. Ну, и как зовут девушку?

— Что?

— Мы говорим о миленькой писательнице-кохае. Ты что-то отвлёкся.

Точно. Когда переключились на игру, он невзначай забыл об основной теме.

— Юигахама Канна. «Канна» записано хираганой.

— А, если так, то знаю. Она получила награду «Новичок года» за «Воскресенье Золушки»? Я тоже читал.

— Ого, правда?

Тогда рассказать будет просто.

— Она дебютировала в четырнадцать лет, вроде. Недавно о ней говорили. Она и репутацию хорошую заработала.

Сората и не знал, ведь обычно ничего кроме манги не читал.

— Ох, неужели она поступила в Суйко? Как тесен мир.

Школа при университете искусств собирала под своей крышей именно таких людей.

— Значит, ты забил на Масиро-тян с Аоямой-сан и решил приударить за новенькой?

Дзин как всегда прикалывался.

— Нет.

— В каком плане нет? Ты не решил приударить за новенькой?

— Именно.

— Тогда фразу «ты забил на Масиро-тян с Аоямой-сан» оставляем как есть?

— ...

— Раз не отрицаешь, значит между вами что-то произошло?

Как и ожидалось, Дзин зрил в корень. В прошлом он встречался одновременно с шестью девушками. Сората, который за всю жизнь ни разу ни с кем не встречался, Дзину и в подмётки не годился.

— С этим, ну, всё нормально. Не то чтобы хорошо, но и не плохо.

— Это как понимать? — Дзин в трубке засмеялся.

— Вернёмся к теме?

— Писательница-первоклассница старшей школы не может написать вторую работу и страдает?

— Точно.

— Ну, с её-то стилем неудивительно, что новая работа не даётся.

— В смысле?

— Ты читал?

— Да, позавчера вечером.

Книга рассказывала о нынешней повседневности. Главной героиней была ученица второго класса средней школы. Она заплетала волосы в две косы (что в наше время встречается редко) и носила очки.

Невзрачная девочка, в школе не выделялась, но при этом не была оторвана от остальных. На перерывах общалась с одноклассниками и каждый день обедала в компании друзей.

Если кто-то один смеялся, начинали смеяться все. И со словами «Вот это прикол!» хлопали в ладоши. Повседневная жизнь шла своим чередом.

Но душа девочки не смеялась. Друзья были, но не было близкого человека, с которым можно поделиться какими угодно тревогами… Вот так характеризовалась главная героиня.

Школа не приносила ей радости. Её раздражало то, что на сообщения друзей приходилось отвечать сию же секунду. Ей это казалось дуростью. Да и друзья — одно название. В конце концов, их отношения — простая видимость, подобная обмену номерами телефонов через ИК-порт. Действительно дурость. Но при этом девушка держала в голове, что отвечать на сообщения нужно быстрее всех. Потому что не любила обедать на перерыве в одиночестве.

Таким образом, девушка заставляла себя поддерживать связи. Потому что до боли хорошо знала: малейшая ошибка станет фатальной. Если про неё скажут, что она зазналась, у неё больше не получится оставаться в компании.

Напряжение и социальные кандалы всё вокруг делали странным. Не только девушка, а все в её компании, все в классе чувствовали то же самое. Но никто не пытался разорвать порочный круг. Хоть им и не нравилось, но мирная обстановка в классе дорогого стоила.

«Мир наказывает тех, кто нарушает покой».

Этим девизом по жизни руководствовались все в классе. Потому следовали негласным правилам.

И девушка в книге сказала: «Это игра в терпелки без приза».

Однажды в воскресенье, лишь бы выплеснуть накопившиеся эмоции, девушка разоделась, насколько хватило смелости, и отправилась в соседний город, гдеа обычно не бывала.

Волосы она распрямила, очки сняла, заменив на контактные линзы. Нанесла лёгкий макияж. Надела мини-юбку опасной длины, какую после покупки ещё ни разу не носила. Завершила картину новыми туфлями, в которые кое-как влезла, и эмоции немыслимым образом хлынули через край.

Она шагала по соседнему городу, цокая каблуками, и мир представал перед ней в совершенно других красках. Обычно на неё не оборачивались парни, но в тот день она чувствовала на себе жадные взгляды. Она понимала, что проходившие мимо люди на неё глазеют. Понимала и то, что ей оборачивались вслед. От парочки старшеклассников она даже услышала: «Милашка, правда?»

Получилось полностью забыть про незримые кандалы, в которые её заковала школа. Ничто не душило. Городской пейзаж радовал своей красотой, а небо — высотой. Ею овладело ощущение превосходства и свободы. Правила, которые сдерживали её, перестали существовать.

Девушка почувствовала себя окрылённой. Она стала каждое воскресенье вызывающе наряжаться и ездить в соседний город. Болтала ни о чём с работниками бутиков, о которых вычитала в модных журналах, и даже осмелилась заговорить с популярным работником блинной, к которому в обычной ситуации даже не приблизилась бы.

Поездки в соседний город прочно вошли в её жизнь. А одна новая знакомая даже стала её другом. У неё не было мобильника, но оно и к лучшему — не приходилось вести унылые переписки. Подружка на воскресенье. С ней девушка могла говорить о чём угодно. О неудачах в школе, о муках любви, о разводе родителей… О втором браке матери… О том, что ни дома, ни в школе девушка не могла найти себе место...

По ходу повествования у читателя начинали закрадываться сомнения: что есть эта история с воскресеньем — реальность или сон? Внятного ответа текст не давал. Желая во что бы то ни стало узнать концовку, Сората дошёл до последней страницы.

Конец получился неожиданным.

Девушка завела близких друзей. Она наконец подумала: «Вот оно, счастье», но в следующий миг...

Она открыла глаза.

Перед нею был незнакомый белый потолок.

Человек в белом халате пояснил, что она в больнице. Девушка часто падала в школе в обморок, потому её госпитализировали.

Врач говорил что-то про стресс, какие-то сложные слова, но девушка не могла понять. Она ведь только что весело болтала с другом в соседнем городе...

Сората, как и персонаж в книге, был в растерянности. Однако на вопрос, что же произошло, история не ответила и подошла к концу.

До какого момента события были реальны, а с какого превратились в сон?

Движимый любопытством, Сората попытался перечитать книгу, но не смог отыскать вразумительный ответ.

Книга оставляла мощное, но тяжёлое впечатление. Сората никак не мог успокоиться, всё раздумывал о судьбе её героини.

По прошествии двух дней Сорате стало казаться, что Канна сказала меж строк: «Такова реальность».

— Какие впечатления? — задал простой вопрос Дзин.

— Интересно, но неприятно. А тебе как, Дзин-сан?

— Показалось, что сюжет не создавали.

— В каком смысле?

— Как бы сказать… Историю придумали не после того, как захотели написать рассказ, а скорее превратили в рассказ историю из собственной жизни.

— А, ясно.

Сората понял, что хотел сказать Дзин. В книге хорошо чувствовалось, как описывается скованность в школе и поверхностность отношений с друзьями.

К тому же Сората успел познакомиться с Канной, которая рассказала об отсутствии друзей, потому не мог отделаться от мысли, что она в самом деле бросила в сюжет книги добрую толику собственного жизненного опыта.

Сначала развод родителей, потом жизнь с матерью. Да и второй брак с новым отцом наложил отпечаток. В тексте героиня заявляет, что не любит новую фамилию, а это совершенно ясно перекликалось со словами Канны, которая ненавидит нынешнюю фамилию.

Постепенно в процессе чтения образ девушки превращался в Канну. Сората даже почувствовал вину за то, что невзначай подглядел за жизнью Канны в средней школе, что усугубляло неприятные впечатления от книги.

— Насчёт попытки написать вторую работу. Выходит, она хочет создать историю с чистого листа, о том, чего с ней не происходило? Как по мне, второй раз тот же номер не прокатит. Не получится просто описывать свою жизнь.

— Тогда как сделать, чтобы получилось?

— Сперва надо перестать себя заставлять и просто подождать, пока накопится достаточно эмоций, которые захочется выплеснуть.

— Нет, она уже не может ждать...

Стресс от неспособности писать находил у девушки совсем уж экстремальный выход. Если оставить всё как есть, очень скоро может приключиться беда.

— Сроки поджимают?

— Она хоть и показывает наброски сюжета, редактор качает головой.

— Тогда вот что. Поясню самое элементарное.

— А, подожди, пожалуйста. Запишу на бумаге.

Сората торопливо переместился к столу и занёс ручку над бумагой.

— Да вряд ли это стоит записывать, или на что ты надеешься?

— Я готов.

— По сути, если сделать лишь скелет истории, он будет на удивление простым. Какой протагонист, какой мир и место, какие люди и какие события, что они делают, что чувствуют, и, наконец, к чему это привело… Вот и весь костяк сюжета.

Дзин объяснял медленно, потому Сората успевал записывать.

— Например, возьмём «Воскресенье Золушки»... Это история о девочке, ученице средних классов, которая ни в школе, ни дома не могла найти себе место и мучилась от тягостных мыслей. Однажды она втайне от всех отправилась в соседний город, встретила ничем не обременяющих её людей и завела друга, с которым могла поговорить о чём угодно. Девушка отыскала место, где могла расслабиться и где была надежда… Или типа того.

— Понятно.

— Если рассматривать концовку, то вывод напрашивается следующий: сколько ни отворачивайся, жестокая реальность останется реальностью. Сон рано или поздно заканчивается, это она хотела, наверное, сказать.

Сората согласился, что концовка располагала к такому выводу.

— С этой историей закончим, идём дальше. Что ты хочешь, чтобы почувствовал читатель? Что он должен для себя принять? Автору очень важно это понимать. Писать нужно вдумчиво.

— Ты о теме?

— Если говорить по-простому, то да. Применительно к истории в целом — можно и так сказать, но ещё сюда относится впечатление, которое оставляет каждый персонаж.

— Э-э-э.

— Ну, допустим, один был «дурнем, который говорит невпопад».

Почему-то в голове Сораты возник образ Иори.

— В зависимости от того, какое впечатление персонаж должен производить, ты меняешь его образ. Если буквально, то хочешь или сделать его «бесполезным тупицей», или «милым дурачком, которого невозможно презирать». Вот сделал ты персонажа тугодумом, который доставляет окружающим неприятности и портит жизнь, его за это по головке не погладят… Напротив, если персонаж не думает о выгоде для себя, случайно втягивает в свои проблемы людей вокруг, но в итоге всех делает счастливыми, то его и презирать никто не сможет, правда?

Даже при одинаковом начале первый вариант и второй вариант произведут совершенно разное впечатление.

— Попробую рассказать ей.

— У меня об этом есть простенькая книжка, потом вышлю тебе.

— Правда? Огромное спасибо.

— Ну, не надейся, что вам прям точно поможет.

Пока они говорили, на включенный компьютер пришло письмо от Дзина. Он отправил его сразу же, хотя сказал, что пришлёт потом. Очень на него похоже.

— Ну, неужели не будешь просить у меня советов по любовным делам?

— С этим сам как-нибудь разберусь.

— Ого, мужик, — нарочито эмоционально отреагировал Дзин, будто угорал.

— Если не получится, то у тебя спрошу.

— Если строишь из себя крутого, то строй до конца. — Дзин хихикнул.

— Если так сделаю, то скорее буду тупым, а не крутым.

— Любовные дела настолько сильно вгоняют в краску. В конечном итоге ощущаешь себя голым.

— И телом, и душой? — немного смущённо спросил Сората.

— Ну, с точки зрения реальности, сначала телом.

— Фантазия сейчас разыграется, и потом не усну...

Пока они продолжали разговаривать, дверь сама собой открылась. Внутрь, как в свою собственную комнату, зашла Масиро. Её привело какое-то дело?

— О, прости. Потом ещё созвонимся. Сиина пришла.

— А мог бы развлечь своего выпустившегося сэмпая.

Сората проигнорировал озорство Дзина.

— Ладно, пока.

— Ага.

Звонок завершился.

Севшая на кровать Масиро переводила взгляд то на включенный телевизор, то на геймпад от приставки.

— Попробуем поиграть?

— ...

Сората сунул геймпад молчавшей Масиро и объяснил основы управления. Девушка так ничего и не сказала.

— Ну, погнали.

Сората перезапустил создаваемую на компьютере игру.

Масиро неуверенно действовала геймпадом, и боевой корабль на экране затрясся, посылая снаряды в противника с противоположной стороны экрана.

— Сората.

— Что?

— Скучно.

— Ага, с таким-то управлением — неудивительно!

К тому же игра ещё была в разрабатке, потому Сорате хотелось, чтобы его оценивали менее строго.

— Дерьмовая игра, да?

— Ты где такое слово узнала?!

— Горничная научила.

— Вы, что ли, подружились?..

О чём, они, чёрт возьми, могли разговаривать?

— Горничная говорила.

— Да?

— Сората делает дерьмовую игру.

— Я не такую пытаюсь делать!

Потом Сората обязательно отправит Горничной письмо протеста.

— Кстати, Сиина.

— Что?

— Ты не испытываешь стресс от рисования манги?

— Стресс?

— Нервничаешь, когда дела идут не так, как хочешь. Бесишься, торопишься, а ничего не получается. Что-то такое.

— Бывает.

А Сората думал, что с Масиро такого не бывает...

— В такие моменты какое у тебя настроение?

— Хочу сильно.

— Хочешь сильно?

— Сорату.

— Меня?!

— Подразнить.

— Завязывай.

— Сейчас дразню.

— Уже сделала это?!

Похоже, Сората, сам только что испытал на себе метод Масиро избавления от стресса. Неужели она раньше несла всякую чушь именно ради этого?

— В последнее время Сората зазнаётся.

— Чего вдруг меня оскорблять начали?

— Нельзя, да?

— Указываешь на мои косяки?!

— Никуда не годишься.

— Что происходит? Что началось?!

— Нет смысла заморачиваться.

— Хелп!

— Унылая унылость.

— Ну правда, ты чего?!

Странное даже по меркам Сиины поведение вогнало Сорату в ступор.

Удовлетворившись, Масиро, словно по щелчку, замолчала и стала глядеть на Сорату, будто чего-то ожидала.

— Ну?

— Чего-чего?!

— Ты волнуешься из-за меня?

— Да я с ума схожу!

— Неприятно, да?..

Девушка поднесла руку ко рту и о чём-то задумалась.

— Да что ты там задумала?!

— Рита сказала.

— Интересно, почему когда на сцене появляется она, у меня возникает дурное предчувствие?

— Мы погрязли в рутине.

— Я и ты?

— Сухой сезон.

— А дождливый сезон был?

— Потому я холодная к Сорате.

Тон голоса Масиро чуть отличался от обычного.

— Только не говори, что ты имитируешь Риту?

— Именно так.

— А самоуверенности тебе не занимать!

— Согласна.

— Нет, я всё-таки ничего не понимаю.

Быстрее будет спросить у Риты.

Взяв мобильник, Сората написал письмо на ящик Риты.

Разница по времени с Англией составляла примерно девять часов. Сейчас там должен быть обед.

«Что ты вбила в голову Сиине?»

Спустя несколько мгновений пришёл ответ:

«Всего-то рассказала о базовой любовной технике».

«А подробнее можно?»

«Парень быстро привыкает к тому, что ты всегда рядом. И первым делом нужно дать ему отчётливо понять: «Если думаешь, что я вечно буду рядом, ты очень сильно ошибаешься!» И когда у парня от мысли о расставании появляется в груди пустота, он бежит за тобой!»

«Ты как будто читаешь статейку».

«Потому что как раз её читаю».

«Так и думал!»

«Рюноске ведёт себя со мной очень холодно, значит уже скоро должен потеплеть, не думаешь?»

«О чём речь?»

«О любви между мной и Рюноске».

«Это тебе к Акасаке».

«Передай Рюноске, пожалуйста. «Если не ответишь на письмо, я пойду на свидание с другим мужчиной. И отдам своё сокровище кому-то другому. Я серьёзна».

Похоже, Рита тоже ещё отрабатывала базовые любовные практики.

Как бы то ни было, Сората первым делом переслал сообщение Риты Рюноске.

«Рита это сказала».

Незамедлительно пришёл ответ. Сората сперва подумал на Горничную, но содержание выдавало Рюноске.

«Это хорошие новости. Передай ей».

Не такие уж и хорошие, и Сорате было жаль пересылать такое Рите. Любовные дела у неё с Рюноске и сегодня не заладились. С другой стороны, Сората узнал, что хотел, потому не унывал.

Стоило ему оторваться от мобильника, как Масиро, словно закончив все дела, собралась уходить.

— Стой! Тебе не на что больше пожаловаться?! Не вздумай стресс копить!

Слова подействовали: Масиро развернулась.

— Но.

— Никаких но!

— Сората всё равно пойдёт на свидание с Нанами, — сказала Масиро то, к чему Сората никак не был готов. Одним ударом она ему нанесла критический урон.

Сората не счёл нужным это скрывать и теперь жалело том, что вчера после обеда обсуждал в столовой время и место встречи.

Вот почему Масиро попросила у Риты совет.

— Это всё ради репетиции.

— ...

Масиро пристально на него посмотрела.

— Че-чего?

— Сорате кто-то нравится.

А теперь она вспомнила разговор с Канной.

— Ну, это да, в общем-то.

Сората и так уже готовился дать дёру, но Масиро нанесла добивающий удар:

— Кто-то нравится, и идёшь на свидание с Нанами.

— Х-хватит меня подозревать.

Сората не мог чётко сказать, что она не права, и потому бесился. Когда приходила Канна, Масиро вроде бы не поняла смысла её фразы о том, что Сората роет себе могилу, но сейчас он уже не был так уверен. А ещё Масиро могла всё рассказать Рите, а та — моментально всё понять и объяснить.

Масиро или Нанами. В тот день Сората косвенно признался, что любит одну из них.

Если сейчас он будет с пеной у рта доказывать, что это не Нанами, то методом исключения получится, что любит он Масиро. Слишком уж грубое признание выйдет.

— Фу-у-у.

— Какая необычная реакция.

— Сорате кто-то нравится...

— Опять?!

— Идёшь на свидание с Нанами.

— Это свидание нужно для репетиции! Не больше и не меньше!

— Сорате кто-то нравится...

— Может, закончим уже с этим?

— Добрый к Нанами.

— Ты чего добиваешься? Или добиваешь?

Как ни погляди, она его подозревала.

— Сорате кто-то нравится.

— Опять за своё?!

— Нанами тоже кто-то нравится.

— Ну это да, наверняка.

— И мне кто-то нравится.

Сората заметил, как щёки Масиро покрываются лёгким румянцем. А глаза подрагивали, да так слабо, что и не заметить, если не вглядываться.

— ...

Масиро кого-то любила.

Казалось, она впервые произнесла что-то настолько чётко.

— Это тригонометрическая функция.

— Холодно!

— Любовный треугольник?

— Правильно, только давай не будешь говорить это прямо в лицо?!

— Почему?

— Потому что моё стеклянное сердце разлетится вдребезги!

Сомнений не осталось. Масиро почти уловила суть. И поняла, в каких отношениях они трое, Сората, Масиро и Нанами, оказались.

— Самое то.

— А такое бывает в человеческой жизни, что любовный треугольник — это самое то?

— Аяно сказала.

Так звали ответственного редактора Масиро. Иида Аяно.

— Да неужто.

— Вот-вот будет любовный треугольник.

— Вряд ли она говорила это по-настоящему! Поди, имела в виду сюжетный поворот в твоей работе.

— Имела в виду.

— Тогда не надо вырывать из контекста! У меня поджилки трясутся!.. То есть ты понимаешь, что такое любовный треугольник?

Не очень верилось. В конце концов, Масиро оставалась Масиро.

— Понимаю, — самоуверенно сказала Масиро. Точнее, она всегда вела себя самоуверенно.

— Правда, что ли. Попробуй, расскажи.

— Нет.

— Не понимаешь, всё-таки!

— Если скажу, Сорате не поздоровится.

— ...

Его будто огрели по макушке. Он и сказать ничего не смог.

— Всё равно сказать?

— Нет, не надо...

Сората почувствовал, что поезд уже ушёл.

Когда-нибудь непременно настанет время, когда придётся задуматься.

Когда-нибудь непременно настанет время, когда придётся выбирать.

Сората знал, что хоть будет он готовиться, хоть не будет, реальность безжалостно подкрадётся. Он твёрдо уяснил это за минувший год. Горький опыт не прошёл даром.

Даже если не получилось довести свои дела до идеала, даже если колебался… Обязательно наступит время, когда придётся делать выбор. Именно из такого и состояла жизнь.

За отведённое время Сората должен будет дать ответ, даже если придётся вырвать на голове волосы. И он чувствовал, что времени у него осталось до того мига, когда Масиро дорисует его портрет.

Комментарии