Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Часть 2

На следующий день после происшествия с трусами Сората проснулся от шлепка Асахи и пошёл, как обычно, с Масиро и Нанами в школу. Вот только «как обычно» длилось до тех пор, пока он не открыл шкафчик для обуви.

Поверх сменной обуви лежал не самый обычный предмет — бледно-розовый конверт. Красивым девичьим почерком на нём было написано: «Канде Сорате-сама».

Неужели ему снился сон?

Не веря в реальность происходящего, парень взял конверт и проверил обратную сторону. Имени отправителя не нашёл.

Решив, что вместо бесполезного гадания лучше прочесть содержимое, Сората аккуратно оторвал печать в виде сердечка и достал из конверта карточку с посланием.

— «Приди, пожалуйста, на крышу после уроков».

Наверняка оно самое.

— Любовное письмо, да?

Чуть не подпрыгнув от неожиданности, Сората поднял голову: по сторонам от него стояли Масиро и Нанами. Их взгляды так и приклеились к карточке с посланием.

— Да, по-любому оно самое.

— Оно самое?

— Юко подкалывает, — озвучил наиболее правдоподобную догадку Сората.

— Ты какой-то больно радостный.

— А ты, похоже, не в духе, Аояма-сан.

— Да нет… То, что ты получаешь от кого-то любовные письма, меня не касается...

По её виду не походило, что «не касается».

Что до Масиро, она глазела на Сорату и постепенно приближала к нему лицо. Давила на него молчанием.

— О, братик!

И тут нарисовалась энергичная Юко. Но взгляды Сораты и остальных устремились не на Юко, а на человека позади неё. Там стояла Хасе Канна, с которой Сората накануне столкнулся.

Юко, заметив их реакцию, с гордостью представила девушку:

— Это моя общажная подруга Канна-тян. И мы в одном классе!

Именно о ней Юко говорила в день церемонии поступления, когда нахваливала общажных друзей.

— Она здоровски выступила на церемонии, правда, Канна-тян?

— Знаю, мы тоже слышали.

Их троице довелось посетить церемонию поступления.

— Приятно познакомиться, я Хасе Канна.

Она вежливо, хотя и немного церемонно, поклонилась.

— А... ага, мы вчера виделись, но рад знакомству.

— О? Правда? Братик, виделся с Канной-тян?

Юко поочерёдно смотрела на Сорату и Канну.

— Прошу прощения?

Канна посмотрела с недоумением.

— Ну, мы типа столкнулись.

— Прошу прощения.

Надеясь, что так она его вспомнит, Сората напомнил о происшедшем вчера.Но Канна отреагировала той же фразой.

— Странный братик… А! Так ты увидел, какая Канна-тян миленькая, и подкатил к ней?! «О, красотка, мы с тобой нигде случайно не виделись?», «Нет, вряд ли.», «Ах, разве? Прошлой ночью мы виделись в моём сне.», и всё в таком духе!

— Приторно до тошноты...

Где она таких фраз нахваталась?..

— Это письмо?

Канна обратила внимание на конверт в руке Сораты.

— Что?! У братика любовное письмо?!

— У Юко всё на лице написано.

— Юко-тян, это не от тебя?

Масиро и Нанами быстро проверили его версию.

— Нет! Но планировала!

— Ясно, значит, нет.

Сорате не показалось, что Юко врёт. Если бы дурочка попыталась, он бы тут же понял. А раз так, поиски отправителя возобновились.

— Старший брат Канда-сан популярный, да? — выдала без какого-либо интереса Канна. И в её глазах, которые смотрели на Сорату, почему-то был лютый холод.

— Канда-сан, пойдём уже. Мы опаздываем. Уважаемые сэмпаи, прошу прощения.

— Ах, подожди, Канна-тян! Я же говорила, можно звать меня «Юко»!

Юко вслед за быстро ушедшей Канной направилась в сторону кабинета первогодок.

Сората, Масиро и Нанами остались втроём. Их взгляды снова скрестились на любовном письме

— Д-до-допустим, Канда-кун.

— Ч-что? — Сората выговорил с трудом, как и Нанами.

— Что это любовное письмо.

— Допустим?

— Если пойдёшь на крышу.

— Если пойду?..

— Там тебя будет ждать миленькая девушка.

— Ну?

— Если так будет… ну, это… Ты...

Она пыталась продолжать, но слова застревали в горле.

— Ты...

— Начнёшь встречаться?

Фразу вместо Нанами закончила Масиро.

— Н-не-не то чтобы мне раньше признавались, потому не знаю… Да и неизвестно, кто там будет.

— Об этом я не спрашивала.

— Давай представим, что я начал встречаться. Что тогда будет?

В равной степени Сората адресовал вопрос и самому себе.

— Будет неприятно, — заявила Масиро до того, как Сората успел решить для себя.

— М-мне тоже… будет неприятно, наверное. Так просто это не переживу, — вслед за Масиро пробурчала нечто непонятное Нанами.

— При нашем раскладе неприятно будет, походу, мне...

И тут прозвучал звонок, оповещая о начале классного часа.

Комментарии