Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 2. Золушка, потерявшая трусики

Часть 1

Прошло около двух недель нового учебного года, и в четверг, который ознаменовал приближение последней декады апреля, во время обеденного перерыва Сорату вызвала классрук Сирояма Кохару.

— Итак, начнём индивидуальную беседу, Канда-кун.

— Спасибо.

Они пришли в свободный класс, который располагался в другом корпусе и обычно не использовался, и сели за стол лицом друг к другу.

Просторное помещение, в котором находилось лишь два человека, ощущалось покинутым, а крики учеников за окном, игравших в баскетбол после обеда, лишь усиливали впечатление.

— Э-э-э, твоё главное желание — это факультет медиа в университете искусств Суймэй, предмет — контент-дизайн, правильно?

— Да, правильно.

— Думал, что будешь делать, если не получишь рекомендацию?

— Планирую тогда сдавать экзамены на общих условиях.

— Понятно, потому поле со вторым вариантом оставил пустым?

Кохару в знак одобрения кивнула и зашуршала стопкой документов.

— Хм~м, я пробежалась по анкетам других учеников, и если брать твои нынешние успехи, то с получением рекомендации пока всё неопределенно: шансы где-то пятьдесят на пятьдесят. Если в будущем число кандидатов уменьшится, рекомендацию получить сможешь: среди учеников, которые стремятся поступить на популярные факультеты, где высокий конкурс, в основном такие, кто лучше тебя по результатам, но Суймэй они вписали лишь в качестве запасного варианта… Другими словами, шанс попасть на факультет, который ты указал в качестве основного, у тебя ещё остаётся.

Система работала так, что рекомендацию получали прежде всего ученики с наилучшими баллами.

— Но ты ведь не сдашься и будешь упорно заниматься? Ты ведь знаешь, что результаты первого триместра влияют на получение рекомендации?

— Да.

— Если результаты улучшатся, у тебя будет преимущество, так что давай не клюй носом.

Кохару показала взглядом, что особенно не стоит дрыхнуть на её уроках.

— Кстати, ты готовишься к экзаменам?

— Нет.

— Давай, готовься. Вопрос с рекомендацией может решиться после завершения первого триместра, но если начнёшь готовиться к экзаменам только после этого, вряд ли успеешь вовремя.

— Да что вы говорите!..

— Да, вот.

Кохару передала через стол стопку из более чем десяти листов. Сората, принимая бумагу, вопросительно взглянул.

— Прошлогодние экзаменационные вопросы для поступления на факультет медиа. Пройдись разок. Должно помочь понять, насколько упорно нужно готовиться.

Сората не нашёлся с ответом: Кохару, к его удивлению, повела себя как настоящая учительница.

— Ты чего так пристально смотришь? Неужели хочешь признаться в любви? Любил меня с первого класса? Каждый вечер думал обо мне и не мог держать себя в руках?

Сората предпочёл пропустить бред Кохару мимо ушей.

— Сэнсэй, вы бы лучше собой занялись.

— Влюбился заново?

— Даже первого раза не было.

Пускай Сората секунду назад увидел учительницу в новом свете, она всё испортила.

— Канда-кун, ты непрошибаем, — озорно сказала Кохару. — Почему бы не подыграть, будто мы предались запретной любви ученика и учителя? Вот Митака-кун охотно со мной играл.

— Прошу, не сравнивайте меня с пикап-мастером… Так, индивидуальная беседа закончилась?

Разговор свернул в какое-то совсем уж извращённое русло.

— Разговор-то важный, Канда-кун.

Лицо Кохару посерьёзнело. Наверное, она хотела поговорить о поступлении в другой вуз. Запасной вариант, если с первым не выгорит… Но Сората принял твёрдое решение. И не мог думать больше ни о каком другом университете, кроме Суймэй.

— Что?

Видя серьёзный настрой Кохару, Сората тоже машинально выпрямился и стал внимательно слушать, что же такое важное скажет учительница.

— Ты встречаешься с Сииной-сан?

— Убью.

Сората ненароком забыл, что разговаривает с учителем.

— Нет? Вы же каждый день после уроков устраиваете свидания в кабинете рисования.

Речь шла о позировании для картины.

Вот уже дней десять, как Сората ходил после занятий в кабинет рисования. И так будет продолжаться примерно месяц. Масиро не показывала промежуточное состояние работы, потому Сората даже не представлял, каков у неё прогресс.

Набросок она закончила на второй день, и Сората попытался посмотреть на холст, но...

— Смотреть нельзя, — сказала Масиро, грозно направив на него кисть с краской. — Пока не закончу, нельзя.

— Журавлиная благодарность? *

— Обещай, что не будешь смотреть.

— И что будет, если посмотрю?

— Когда Сората заснёт...

— Тогда?

— Зарежу.

— Ну ты даёшь, я теперь вообще ночью спать не смогу!

Вот о таком они и болтали.

Масиро никогда до этого так не реагировала. Она ранее сказала, что настроилась суперсерьёзно, и Сората не мог отделаться от мысли, что для девушки рисование нынешней картины имеет глубокий смысл.

— Когда закончишь, покажешь?

— Первому покажу.

— Тогда обещаю.

— Угу, пообещал.

Интересно, какая картина получится у неё на этот раз? Сората нет-нет да и думал об этом. Когда Масиро в прошлом нарисовала Сакурасо, её эмоции буквально заполнили полотно. Вспоминая это, Сората с тревогой задумывался, а хочет ли он в действительности увидеть картину. В то же время увидеть её очень хотелось. Выходило, что одна половина Сораты хотела, другая — нет.

Потому, когда они с Масиро уединялись после уроков в комнате рисования, Сората оказывался во власти двух желаний и мучился почти до дрожи в теле. Масиро закончит картину, и тогда станет ясно, каким она его видит.

— Ну-у, Канда-кун.

Когда прозвучало его имя, сознание Сораты вернулось к разговору с Кохару.

— Что?

— Ты встречаешься с Аоямой-сан?

— Вас убить?

Что это за собеседование?

— Вы же постоянно на уроке переписываетесь, как голубки.

— Уф-ф.

Сората не думал, что это замечают. Вот только их записки содержали всякую ерунду: «Что приготовим на ужин?», «Что осталось в холодильнике?» или «Тогда по пути домой зайдём в торговый квартал за мясом».

А ещё Сората почти каждый день встречался с Нанами, чтобы репетировать вместе роли для скорого прослушивания. Они пробовали разные подходы к отыгрышу, но Нанами до сих пор не нравилось её звучание.

В то же время Сората начал разрабатывать игру, потому расписание в последние дни было невероятно плотным. Утром первым делом выбраться из кровати. Затем позаботиться о Масиро и бежать в школу. В течение дня прилежно посещать уроки и параллельно обдумывать игру. После школы отрабатывать просьбу Масиро — быть для неё моделью, а затем возвращаться в Сакурасо и перед ужином помогать Нанами с репетицией. И лишь потом, если останется время, заниматься разработкой игры.

Разработанная Рюноске мейн-программа оказалась настолько простой для понимания, что даже Сората смог сразу же приступить к созданию игры.

В первый день получилось поместить на экран персонажа, которым управляет игрок, чему Сората не мог нарадоваться. Парень долго любовался одиноким персонажем на абсолютно пустом, чёрном экране. Ведь Сората сам поместил его туда!

На второй день получилось двигать персонажа с помощью контроллера: вверх, вниз, влево и вправо. Ещё не умея стрелять, персонаж просто тупо перемещался… На третий день вроде даже получилось стрелять. Вот только получалось выстреливать лишь по одному снаряду, и, чтобы на четвёртый день доработать алгоритм быстрой стрельбы, пришлось попыхтеть целые сутки, а потом бороться с многочисленными ошибками, которые вылезали во время компиляции. На пятый день наконец получилось стрелять быстро. Игра начинала обретать форму, что дополнительно подогревало интерес.

К десятому дню разработки удалось настроить попадание снаряда по противнику на экране, взрыв, исчезновение и подсчёт очков. Движение, стрельба, попадание, взрывы… удалось реализовать минимальный набор необходимого.

В таком темпе Сората и работал: почти до отключки, но ничуть не переживая по этому поводу. Каждый день у него чесались руки от желания быстрее перейти к следующей ступени. Вставал рано утром, заботился о Масиро, шёл в школу… и так изо дня в день.

Если на чистоту, у него не было времени на болтовню с Кохару. Лишние минуты Сората лучше бы потратил на обдумывание алгоритма действий рядовых противников.

— Если собеседование уже закончилось, я пойду обратно?

Не дождавшись ответа, Сората взял предложенные экзаменационные вопросы и встал со стула.

— Канда-кун, ты холо-одный.

— Прошу прощения.

— Кстати, я без особых усилий поступила в университет Суймэй по рекомендации, — внезапно сказала она.

— Вы мне так мстите? Намекаете, что как человек большего добились, чем я?

— Ага. — Кохару весело улыбнулась.

Вот правда, исправилась и тут же всё испортила...

Размышляя об этом, Сората покинул комнату. Потягиваясь, он направился по коридору в главный корпус.

По пути его внимание привлекла доска с объявлениями на стене, в особенности рисунок, нарисованный откровенно паршиво — грубо набросанный цветными мелками человечек и облако, куда вписали фразу «Проблемные дети здесь!»

Выглядело так, будто рисовал дошкольник. Но что они делали здесь? В статье, которая превозносила заслуги учеников с музыкального и художественного направления, детский рисунок выглядел неуместно, к тому же фразу составили хираганой.

— Хоть бы иероглифами написали «здесь»...

Приглядевшись, Сората заметил следы того, что рисунок с первого раза не получился, и его неоднократно дорабатывали.

— О, Сората-сэмпай, что делаешь?

Развернувшись в сторону голоса, Сората увидел Иори, который держал листы партитуры, и ещё двух мальчиков, с виду — его одноклассников. Один из них опрятно выглядел и носил очки в чёрной оправе, а второй обладал щуплым, детским телом и производил впечатление богатенького сыночка.

— Иори, мы пойдём вперёд.

— Постарайся не опаздывать, Иори-кун.

— Да, понял.

Иори помахал рукой одноклассникам, которые направились в сторону другого корпуса. Мальчик в очках, не оборачиваясь, поднял руку, а второй какое-то время из любопытства смотрел назад.

Они лишь секунду поговорили, но Сората каким-то образом почувствовал натянутость их отношений.

— Всего за две недели уже подружился.

Раз они спокойно обращались друг к другу по именам, значит вышли за рамки формальностей.

— А, Наоя и Сё? В очках — Такесато Наоки, а мелкий — Касукабе Сё, хотя мы были знакомы ещё до старшей школы.

— А?

— В общем, у меня большинство одноклассников давние знакомые.

— Как так?

Вряд ли Иори имел в виду, что они встретились в день сдачи экзаменов.

— Те, кто сдал экзамены в Суйко, ещё до средней школы бывали на различных соревнованиях и проходили отбор. С Наоей и Сё я впервые встретился, наверное, лет в восемь, — сказал как само собой разумеющееся Иори. А ведь говорил он о том, что был завсегдатаем конкурсов… да не простым, а выдающимся, и перезнакомился с кучей таких же, как он.

— Мы где-то раз в год виделись. Ну, наверное, ладим неплохо.

— Люди с музыкального направления круты...

Сората и раньше задумывался об этом: направление искусств в Суйко оказалось местом, куда стекается элита страны. В том числе Иори. По идее, его случай не тот, когда следует переводиться на общее направление.

— Э-э, я перед уроком хочу посмотреть ноты, пойду уже.

Поклонившись, Иори быстрым шагом направился в другой корпус. Как только фигура мальчика полностью скрылась, Сората произнес в пустоту:

— Он говорит, что хочет перейти на общее направление, но при этом прилежно репетирует. Ну и фрукт.

Разговор о том, что Иори отнёс в учительскую заявление о переводе, казался игрой воображения. Во всяком случае так Сората подумал, когда недавно встретил Иори. Умения мальчика были ничуть не хуже, чем у одноклассников, и уроки он посещал дисциплинированно. Более того, усердно к ним готовился… Сората уже знал, что он до поздней ночи играет в своей комнате на пианино. Порой с выключенным светом, иногда заполночь.

— Не догоняю.

Сората тоже пошёл обратно в класс. И как только он сделал первый шаг, в него врезалась девушка, которая неожиданно вышла из-за угла.

— Ай!

— Ух.

От неожиданности Сората обхватил девушку, которая чуть не упала.

— Ой, прости.

Оба в растерянности отступили на шаг назад.

Сората наконец смог разглядеть девушку и узнал в ней одну из первогодок. Это она читала на церемонии поступления приветственную речь как представитель новых учеников… Хасе Канна, кажется. Очки в тонкой оправе придавали ей интеллигентный вид, а во взгляде чувствовалась немалая сила. Плотно застёгнутая по самую шею униформа Суйко ей очень шла. Галстук элегантно завязан, юбка строго определённой длины, носки натянуты на ноги как раз на нужную высоту, ни малейшего изъяна. Выглядела девушка прям как на школьной брошюре и производила впечатление типичной образцовой ученицы. Сората, оценив её облик, призадумался, кому он больше подходит: президенту школьного совета или члену комитета по этике.

При виде такого совершенного образа так и хотелось найти какой-нибудь изъян, но Сората мысленно себя одернул. К тому же изъянов могло и не быть. Меж тем стройная девушка перед ним, как ни крути, была красавицей и стояла, глядя прямо на него. Это нервировало. Пока Сората раздумывал, что бы сказать, девушка его опередила.

— Пожалуйста, осторожнее, — произнесла равнодушным тоном она, недовольно глядя на Сорату.

— Прости.

Он ещё раз извинился.

— Не мог бы ты меня пропустить?

Хасе Канна нисколько не смягчила тон, наоборот, повела себя ещё более строго. Видимо, в силу привычки.

— Прости, — сказал Сората, уступая дорогу.

— Пожалуйста, не извиняйся без конца, — сказала Канна и, поклонившись, что совсем не сочеталось с её словами, прошла мимо и элегантной походкой быстро направилась в сторону кабинета для первогодок.

— В жизни бы не подумал, что она ровесница Юко...

Попросив у всевышнего, чтобы Юко поскорее повзрослела, Сората собрался продолжить путь в свой класс. И с первым же шагом задел ногой что-то лёгкое. Посмотрев на пол, парень увидел под ногами чёрную резинку для волос и сразу предположил, что её могла обронить Хасе Канна, когда они столкнулись.

Подняв её, Сората почувствовал лёгкое тепло, будто она ещё недавно касалась девичьего тела.

— М?

Присмотревшись, парень понял, что держит отнюдь не резинку.

— Э!

Небольшой чуть мятый комок ткани, без всяких сомнений, был трусиками. С чёрным кружевом, достаточно соблазнительными.

— Чего?! Как?!

Сората напряг мозги, пытаясь найти ответ, но ни одной гипотезы, которая объясняла бы увиденное, родить не удалось.

Обычно в школе трусы не снимали, потому и потерять их не могли.

— Да что же это? Мир меня испытывает?!

Если кто-то и мог потерять трусики, то исключительно Масиро.

— Мир не испытывает Сорату.

— Уа-а-а-а! — Он буквально подпрыгнул от неожиданно прозвучавшего голоса. — С-Си-Сиина, почему ты здесь?

Они находились на первом этаже, кабинеты третьегодок — на третьем. А кабинет рисования — вообще в другом корпусе.

— Искала Сорату.

— Правда?

— Захотелось.

— Значит, потерялась.

— Нет.

С переходом в третий класс у них поменялись кабинеты, и она ещё не привыкла.

— Сиина.

— Что?

Прежде всего нужно было допросить наиболее вероятного подозреваемого.

— Задам неожиданный вопрос.

— Допустим.

— Ты надела трусы?

Масиро наклонила голову набок и задумалась.

— Ну нет, зачем тебе думать?!

— Ну да.

Девушка засунула руки себе под юбку.

— И проверять тем более не надо!

— Надела.

— Серьёзно?

— Посмотришь?

— Ладно, давай покажи.

Он специально сказал серьёзно. Надоело, что им круглые сутки крутят, как хотят.

— Не покажу.

— Тогда и нечего предлагать!

К сожалению, главный подозреваемый оказался чист.

Масиро глядела на трусики в руке Сораты.

— Это не мои трусики.

— Но я не знаю никого кроме тебя, кто может потерять трусики в школе.

— Глупости.

— Тогда ты понимаешь?!

— Кто-то кроме меня.

— Удивительно, я тоже так подумал...

Отчего-то Сората бросил взгляд на дверь класса первогодок.

— Да не, быть не может...

Хасе Канна, с которой он недавно столкнулся, была примерной ученицей, которой доверили приветственную речь как представителю вновь поступивших.

— Ты правда их не теряла?

— Не доверяешь мне?

— Ещё как.

— Ты же видел все мои трусики.

— Это да, но звучит так, будто я конченый извращенец!

В любом случае, пока он держит в руке девичье бельё, ему грозит невиданная опасность. Если его кто-нибудь заметит, его нормальная школьная жизнь может в одно мгновение закончиться. Его прозовут «извращенцем» или «трусокрадом».

— Если ты носишься по коридору с трусами в руке, Канда-кун, то никакие оправдания не помогут, ты точно извращенец.

— Э, откуда ты здесь, Аояма?!

В отличие от Масиро она вряд ли заблудилась бы.

— Мне надо зайти ненадолго в медпункт...

Нанами почему-то темнила.

— Плохо себя чувствуешь? Всё нормально?

— Н-но-нормально… Ничего такого.

Видя, как Нанами мнётся, не желая отвечать, Сората смутно догадался о её проблеме, которая для парней была больной темой.

— «Эти дни», да?

— М-Ма-Масиро?!

— ...

Сората предпочёл пропустить мимо ушей. Нанами тоже наигранно прочистила горло.

— Л-лу-лучше скажи, Канда-кун, что у тебя в руке?! — Нанами приложила немыслимые усилия, чтобы вернуться к разговору о трусах. — Где их украл?

— Я их тут подобрал!

— С трудом верится.

— Прошу, поверь. Выслушай для начала.

— Хорошо.

Сората не сделал ничего плохого, но Нанами всё равно вздохнула.

— Кстати, вопрос… Аояма, в каких ситуациях ты снимаешь трусики в школе? И когда можешь их потерять?

— Мне можно со всей силы тебя ударить?

Нанами «дружелюбно» улыбнулась.

У Сораты дрогнула спина.

— Н-нет! Я вовсе не домогаюсь тебя!

— А что ещё ты делаешь?!

— Хочу разгадать загадку!

...Как человек потерял в школе трусики.

— Канда-кун, что ты задумал?

— Первый вариант. Находки в коридоре надо отнести в учительскую.

— И что, по-твоему, скажут учителя?

— «Сдавайся, похититель трусов!», наверное...

— Я тоже так думаю.

Таким образом, идею отнести в учительскую забраковали.

Вторым вариантом было оставить здесь… Но поскольку Сората, пускай и смутно, догадывался, кто владелец, поступить так будет немного безответственно.

Парень с трудом верил, что потеряла трусы Хасе Канна… Но если он в самом деле угадал, то хотелось как-то по-умному убедиться в верности догадки и как бы между делом вернуть бельё. Сорате казалось, что в их ситуации так поступить будет лучше всего. Для них обоих...

Значит, какое-то время придётся присмотреть за находкой.

— Думаю, положу их пока себе в карман.

Само собой, носить меч обнажённым опасно. Тем более настолько острый меч: раз — и нет человека. Если точнее, Сората сам себя покалечит.

— И у меня большая просьба к вам. Сиина, Аояма, не могли бы вы закрыть глаза или посмотреть в другую сторону?

— Слушай, Сората.

Обратившаяся к нему Масиро зачем-то достала мобильник.

— Научи снимать.

— Почему сейчас попросила?

— Будет отличный снимок.

— Кончай уже, серьёзно!

Если сфотографируют момент, как Сората суёт трусики себе в карман, у него разорвётся сердце.

Вдруг Нанами тоже приготовила камеру.

— Может, пригодится потом.

— Задумала меня шантажировать?!

— Сората, как использовать камеру?

Масиро потянула парня за рукав.

— Я, по-твоему, дурак, который сам себе роет могилу?

— Масиро, нажми сюда.

— Слышь! Не учи её, Аояма!

Прозвучал щелчок затвора камеры.

— Сняла.

Фотография Сораты вряд ли получилась такой, как планировалось, но всё же Масиро выглядела на удивление довольной.

— Сората, гляди.

Масиро показала экран мобильника, на котором отображался испуганный Сората. Как ни крути, снимок вышел ужасным.

— Хочу его на экран.

— Для заставки?

На вопрос Нанами Масиро молча кивнула.

— Вот здесь в «Настройках».

— Спасибо, Нанами.

Судя по всему, фотографию Сораты поставили на экран блокировки. Масиро убрала мобильник в карман пиджака и какое-то время держала руку на нём, как на чём-то драгоценном.

— Канда-кун, повернись сюда.

— М?

Когда он повернулся, Нанами тоже его сфотографировала.

— Я не панда из зоопарка.

— Не такой популярный, как панда, ага.

— Вот и не надо фоткать!

Раз девушки остались довольны, Сората решил забыть про то, что на фото попал решающий момент засовывания трусов в карман.

Вот только главную проблему они не решили: трусики всё ещё были при них...

— Неужели их и правда потеряла та девушка?..

Чем больше Сората думал о таком варианте, тем более невероятным он казался.

Примечания

  1. Японская народная сказка, по сюжету которой старик спас из ловушки журавля. Птица в благодарность превращается в девушку и обещает старику сделать своими руками подарок, но при этом просит старца не подглядывать за процессом. Однако спаситель нарушает обещание и узнаёт, что девушка — спасённый им журавль, после чего оборотень либо улетает, либо остаётся жить с мужчиной, варианты концовки различны.

Комментарии