Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Часть 5

В начале недели, в понедельник… 11 апреля в школе проходила приветственное торжество, и в воздухе чувствовалось оживление.

В тот же день начали работу клубов, которые вовсю зазывали новых членов. Очередной учебный год начался.

Первые уроки состоялись двенадцатого числа, во вторник.

Казалось, стрелка стоит на месте, но шестой урок всё же пришёл. Тело, которое ещё не вышло из режима весенних каникул, тяжело переносило новый ритм. После полудня многие ученики потеряли концентрацию и стали витать в облаках.

Не заснуть Сората смог лишь благодаря тому, что забил на урок и стал делать заметки о запланированном шутере. Чтобы получилось сделать игру в одиночку, нужно было максимально упростить структуру, но при этом не в ущерб играбельности. В голове крутились три идеи. Сората зарисовал в тетради компоновку игрового экрана. Получилось три варианта: традиционный скролл-шутер, подобие файтинга и с упором на паззлы.

Интересно выглядел вариант с паззлами, но, быть может, сначала стоило делать традиционный шутер, пускай душа к нему и не лежала. Ведь если не хватит навыков, чтоб закончить, нет смысла и начинать...

Урок был в самом разгаре, когда дверь класса резко распахнулась.

Клевавшие носом одноклассники от удивления как по команде выпрямились. Всеобщие взгляды устремились, само собой, на визитёра в дверях.

— Э, — первым голос подал Сората.

— А? Сиина-сан, что такое? — как ни в чём не бывало спросила Кохару.

— Забыла кое-что. — Масиро вела себя на редкость уверенно.

— Вон как. Что же ты забыла?

— Сорату.

— Меня?!

Теперь взгляды одноклассников переместились к Сорате. Сидевшая по соседству Нанами тихо вздохнула.

— Это как?

— В каком смысле забыла Канду?

— Эти двое подозрительные.

Вокруг послышались шепотки. А Кохару, которая, судя по всему, была на своей волне, выдала сумасбродное:

— Тогда можно его забрать.

— Нет-нет-нет, какой ещё «можно», сэнсэй?!

— Всё в поря-ядке. Ты ведь всё равно называешь мои уроки колыбельной.

— Тут не буду спорить, но ведь нельзя так просто взять и...

— Ничего, иди.

Пока Сората пытался преподать полоумной учительнице урок здравого смысла, Масиро потянула его за руку.

— Э, постой, Сиина! Я ещё говорю.

— Уже всё.

— Итак, раз лишние люди ушли, мы начнём урок заново.

— Я ещё здесь!

Громогласный протест не помог. Когда Сората проходил через дверь, Кохару помахала ему рукой и намекнула:

— Не торопись.

Закрыв дверь, Сората какое-то время просто стоял рядом с Масиро.

— Что за бесполезная училка...

Тут из класса донеслось:

— Слушайте, а эти двое встречаются?

Кохару спросила явно не по теме занятия.

— Веди урок, наконец!

Разумеется, крик души Сораты не достиг цели.

Масиро повела парня в другое здание, в кабинет искусств.

Когда они открыли дверь и вошли, находившиеся внутри четверо учеников, парни и девушки, одновременно стрельнули в них взглядами. Одну из девушек Сората знал, ее звали Фукая Сихо.

Пока Сората раздумывал, куда делись остальные ученики, Сихо взмахнула рукой с зажатой в ней кистью. Как и следовало ожидать, во все стороны полетели яркие брызги.

— Ну-у-у, какого?!.. — ошеломленно воскликнула она.— Что вы творите?..

Вообще-то, спрашивать это стоило Сорате. Зачем его вырвали с урока?

— Сиина, давай-ка побыстрее объясняй. Что я здесь забыл?

— Направление искусств, тема: портрет.

— Почему говоришь отдельными словами?! Э-э-э, портрет?

От услышанного у Сораты в голове сама собой нарисовалась неприятная картина. Вариант был один.

— Неужели я — модель?!

— Точно.

— Серьёзно?

— Серьёзно.

— Отказано.

— Отказано.

— Отказано моему отказу?!

— Точно.

Масиро безмолвно давила на Сорату прозрачным взглядом.

Если до такого дошло, то всё, конец. Никакие переговоры не помогут. Когда Масиро что-то решила, то шла до самого конца… Даже если Сората убежит, она ещё сколько угодно раз вернётся за ним в класс.

Сората решил, что чем быстрее модельные дела начать, тем быстрее они закончатся. Раз рисовала Масиро, то на одну картину не должно уйти много времени.

— Хорошо… Ну, и как надо?

— Раздевайся.

— Ню, что ли?!

— Нет.

— Тогда и раздеваться нужды нет!

— Прикол.

— Ты типа приколистка?! Хватит учить странные слова!

— Туда.

Стоявшая возле мольберта у окна Масиро указала кистью прямо в центр комнаты.

— А нельзя было выбрать место поскромнее?!

Взгляды людей вокруг очень напрягали. От них даже чесаться хотелось. Сихо вообще забила на свою картину и откровенно на него таращилась.

— Тогда туда.

Теперь Масиро показала на парту.

— Пожалуй, лучше в центре класса...

Сората скромно встал туда, куда изначально указала Масиро.

— Так пойдёт?

— Пойдёт.

— А поза?

— Неважно.

— Хорошие новости.

Масиро установила на мольберт холст.

— Как долго мне тут неподвижно стоять?

— Где-то месяц.

— Так долго?! Ты всегда столько времени тратишь на картину?!

Сорате и две недели казались непомерно длинным сроком.

— На этот раз я настроена серьёзно.

От слов Масиро её одноклассники, которые, естественно, ловили каждое их слово, впали в уныние. Наверное, от осознания того, что до сих пор она была несерьёзна.

— Ты же и раньше была серьёзна! Или совсем не умеешь халтурить?!

И почему Сората должен идти у неё на поводу?

— Я суперсерьёзна.

— Ты будто упоротая младшеклашка!

— Старшеклашка.

— Не говори с таким серьёзным видом! Я же шучу! И да, я не какой-нибудь отшельник, вряд ли смогу целый месяц стоять тут столбом. Что делать будем?

— Что хочешь, можно двигаться.

— А, ясно...

— Можно сесть.

— А фоткой нельзя обойтись?

— Нельзя, — немедля ответила Масиро.

— Ужасно плохая новость.

— Сората лучше всего живой.

— А по-другому сказать нельзя?..

— Сорате лучше всего быть живым?

— Кажется, ещё хуже стало!

Сората не знал, что Сихо себе навоображала от слова «живой», но её лицо покрылось румянцем.

— Когда живой, чувствуется свежесть.

— Я для тебя как свежая рыба, да?!

— ...

— Молчи уже и сконцентрируйся на работе… От взглядов твоих одноклассников становится больно. Прям совсем. Правда.

Масиро достала из коробочки с инструментарием уголь и проверила его на ощупь.

— Ну, ладно.

— Слушай, Канда-кун. — Сихо приблизилась к отчаявшемуся Сорате и зашептала на ухо.

— Что такое? — заинтересованно прошептал в ответ Сората. Вот только в классе было очень тихо, потому их голоса достигли остальных. Уж точно достигли, раз ученики все навострили уши.

— Ты встречаешься с Сииной-сан?

— ...

Раньше его уже спрашивали, потому Сората разозлился.

— Смотришь на меня, как на дурочку.

— Так раньше уже отвечал, разве нет?

— Э-э-э, ну, с тех пор время прошло, потому вы двое могли резко сблизиться. Это обычное дело, не думаешь?

— Не думаю.

— Ещё не встречаемся, — ответила Масиро, хотя Сората был уверен, что она их не слышала.

— Э! В каком смысле «ещё не»? То есть потом будете?!

Глаза Сихо заблестели звёздами.

— Эй, Сиина, не говори двусмысленностями.

— ...

Но Масиро опять сконцентрировалась на картине и не услышала.

— Да ты будто нарочно!..

Всеобщие взгляды переметнулись обратно от Сихо к Сорате, требуя продолжения фразы. Но Сората вопреки их ожиданиям всего лишь глубоко вздохнул.

И тут в класс зашла комендант общежития Сакурасо — Сэнгоку Тихиро. Осмотрев класс, она остановила косой взгляд на Сорате.

— Ты что здесь делаешь?

— Я, типа, позирую для картины.

Тихиро перевела взгляд на Масиро, требуя пояснений, но потом словно потеряла к ним интерес.

— Ну вас.

Она уселась на стул в углу и, широко открыв рот, от души зевнула.

— Тихиро-сэнсэй, вы забыли спросить: «А что с уроком?»

— В открытую прогуливаешь? Посмотришь на вас и сразу понятно, почему у проблемных детей из Сакурасо так много проблем.

— Если так смотреть, то это у меня много проблем!

Хотеть прогуливать не значит прогуливать.

— Я… веду себя плохо?

— Именно.

— Сиина, не отвечай за меня! Короче, мне можно быстрее вернуться на урок? Можно, да? Всё-таки прогуливать — отстой. Сэнсэй, побудьте вы моделью для картины, — без задней мысли предложил Сората, а Масиро в ответ пробурчала:

— Сората со мной холодный. А с Нанами ласковый.

— Ч-что ты несёшь?

Помощь посторонних порой выходила боком.

— В последнее время здесь странно.

Масиро приложила руку к груди.

— Когда смотрю на Сорату, здесь странно.

Девушка, глядя на парня, выглядела озадаченной.

— Плохо понимаю, всё как в тумане.

Никаких переживаний лицо Масиро не выражало. Лишь щёки у неё залились лёгким румянцем, словно она стеснялась. Недавно у Сораты тоже стало неспокойно в груди, но по другой причине. Он ещё раньше заметил, что сегодня Масиро вела себя с ним теплее и оттого выглядела ещё более миленькой.

— Сказала же, хочу нарисовать картину.

— ...

Внезапно Сората припомнил недавний разговор. Четыре дня назад… Масиро вроде что-то говорила про разработку стратегии. Тогда Сората списал всё на шутку, но что если Масиро настроена серьёзно? Неужели это и есть объяснение сегодняшнего приключения?

Следующие слова Масиро подтвердили догадку:

— Я думала, если нарисую Сорату, то что-нибудь разгляжу в этом тумане.

Хоть Сората и попал в точку, гордиться собой не думал. И вообще думать ни о чём не мог. Лицо покраснело, тело покрылось испариной. Потому что Сората догадывался, что имелось в виду под туманом в словах Масиро… Она хотела донести ему свои чувства и мысли с помощью рисунка на холсте… а не словами или выражением лица.

— Сейчас я хочу нарисовать только Сорату.

Руки четверых учеников, включая Сихо, причудливо замерли. Разговор Сораты и Масиро ошарашил их и полностью приковал внимание.

Бежать было некуда. Теперь, когда Масиро такое заявила, Сората никак не мог отказать.

— Хорошо. Я «за», ещё ведь можно?

Масиро шла вперёд в своей манере. Выстоять перед таким напором Сората вряд ли бы смог. Учитывая, какой глубокий смысл он видел в словах девушки.

— Вот только не во время урока. Давай после школы.

Он поклонился.

— Поняла.

— Раз поняла, то прекрасно.

— Так моя и твоя линии пересекутся.

От смелого заявления Масиро, которая полностью проигнорировала окружение, Сихо восторженно взвыла, заткнула уши и затрясла головой. А другие ученики с направления искусств удивлённо воскликнули.

— Т-ты что такое говоришь при всех?! Д-ду-дурочка?! Нет, не-ет! Ты же имела в виду совсем не это! Если вспомнить, о чём мы до этого говорили, то всё станет понятно!

Сората отчаянно искал поддержки, но ученики все до одного сделали вид, что безмерно заняты своими рисунками. И, якобы увлечённо, бурчали себе под нос что-то типа: «Как бы мне здесь поступить?» или «Какой бы цвет выбрать?»

Судя по всему, настало самое время уносить ноги.

— Ладно, тогда я возвращаюсь на урок.

Под всеобщими пристальными взглядами, Сората подошёл к двери и быстрым шагом вышел из класса рисования.

В тот день после школы из-за брошенной в классе рисования фразы Сората оказался перед трудным выбором. После того, как закончилось дежурство по уборке класса, Масиро и Нанами пришли по его душу.

— Сората, иди в класс рисования.

— Канда-кун, позанимаемся вместе?

— Э-э-э.

— М?

Масиро и Нанами посмотрели друг на друга.

— ...

— ...

Между ними полетели невидимые искры. Только Сората подумал об этом, обе девушки, как по команде, к нему повернулись.

— Сората, ну что?

— Канда-кун, что выберешь?

— С чего вы вдруг… По-погодите-ка, успокойтесь!

— Я всегда спокойная.

— Это точно.

— Паникуешь здесь ты, Канда-кун.

— И это тоже.

— О, бра-а-атик.

В напряжённой до жути обстановке раздался голос недотёпы Юко. Обычно она действовала на нервы… но теперь стала спасательным кругом. Всё-таки правду говорят, в минуты опасности кровная родня приходит на помощь.

— Тебе чего, Юко?

— Н-ну, немного трудно сказать, но...

— Не бойся и говори, мы же родные брат и сестра, разве нет?

— Тогда скажу… Братик, пошли со мной на свидание!

— Сбавь обороты!

Первым делом Сората стукнул девочку ребром ладони по макушке.

— Больно, братик! Бьёшь значит любишь?!

— Сората.

— Канда-кун.

Масиро и Нанами настаивали, чтоб он принял решение.

— Заставляете выбирать, да?

Что ни выбери, везде ошибёшься. Не успел Сората как следует подумать, как запищал мобильник.

«Канда, подготовка мейн-программы завершена».

Сообщение пришло от Рюноске.

— Сората.

— Канда-кун.

— Братик!

«Быстро иди домой.»

— Да я сама популярность!

12 апреля.

В тот день в журнале собраний Сакурасо записали следующее:

«Я думала, впредь мы будем поддерживать прежние отношения. Но реальность оказалась иной, все начали меняться… Вот к какой мысли пришёл Сората-сама. Подпись: Горничная».

«Акасака! Зачем добавил в Горничную странную функцию рассказчика?! Подпись: Канда Сората».

«Популярность — это всё». Подпись: Акасака Рюноске».

Комментарии