Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Часть 4

Приветственную вечеринку для Иори устроили лишь к одиннадцати часам вечера. Мисаки в традиционном казане приготовила карри, но Сората и остальные успели поужинать, потому ели в основном Мисаки и Иори. Поначалу Иори чувствовал себя в Сакурасо не в своей тарелке, но вскоре полностью освоился.

— Э, Мисаки-сан! Это моё мясо! Моё!

— Мясо кладут в казан как раз для того, чтобы я могла его съесть!

Судя по всему, Сората зря за него волновался.

— Как бы это сказать. Кажется, тебе было суждено оказаться в Сакурасо, Иори-кун, — поделилась впечатлением Нанами.

Сората с ней полностью согласился.

Когда пафосная приветственная вечеринка подошла к концу, Сората вместе с Нанами занялись уборкой. После этого Сората какое-то время стоял на стрёме перед раздевалкой в ванной. Шутка Тихиро про охрану стала явью.

Мисаки затащила туда Нанами, несмотря на её протесты, потом Масиро присоединилась, и теперь в ванной находились три девушки. Временами оттуда доносились радостные голоса. Нет, радостно кричала скорее Мисаки, а Нанами вопила как ошпаренная.

— Сегодня в Сакурасо опять спокойно...

Парень опустился на пол.

Он держал в руках недавно полученный сценарий к аниме Мисаки. По возможности Сората предпочёл бы, чтоб партнёром Нанами стал кто-то другой. Но раз Нанами сказала, что лучше упражняться с ним, чем одной, он сделает всё, что в его силах. В день, когда она сказала, что снова постарается, они пообещали друг другу, что постараются вместе. Сората решил поддержать её, чем может. Ему хотелось когда-нибудь отплатить Нанами за усердие.

Потому, раз принял решение и пообещал Нанами, придётся делать.

Сората пролистал сценарий. К нему подошла полосатая Асахи и принялась мяукать.

— Чего, Асахи? Решила помочь с тренировкой?

— Мяу~

— Ясно, ну ладно, помогай.

Парень взял кошку и усадил перед собой.

— Ладно, погнали. «О чём ты вдруг захотела поговорить?»

— Мяу~

Кажется, начало удалось. Всё ещё было немного неловко, но Сората больше не жевал слова от напряжения.

— «Ясно…»

— Мяу~

— «Я тоже. Я чувствую то же самое. Я тоже… давно тебя люблю».

— Мяу~

— О. А неплохо получилось.

А ведь недавно его всего трясло от единственного произнесенного «Люблю».

— «Я тоже. Я чувствую то же самое. Я тоже… давно тебя люблю».

И снова он смог нормально произнести. К тому же речь звучала уже не так монотонно.

— Неужели у меня прогресс?

Не успел Сората насладиться моментом, как из ванной донёсся истошный крик.

— А-а-а!!!

Вне всяких сомнений, орала Нанами.

— Э-эй, чего там, Аояма?

— Сората, проблема, — ответ пришёл от Масиро.

— Что-то случилось?

— У Нанамин опять сиськи выросли, вот что!

— Э?

Так вот какая у них проблема?

— Хв-хва-хватит нести всякую ерунду!

— Это правда. Я потрогала и убедилась.

Похоже, недавно Нанами кричала из-за того, что Масиро трогала её грудь.

— Расти-расти, Нанамин. Только учти, что я тоже не сдамся!

— Да куда уж мне до тебя, сэмпай!

Определённо… Мисаки стояла на совершенно иной ступени эволюции.

— Нечестно, Нанами.

— Говорю же, это у Мисаки-сэмпай… Стой, Масиро, зачем трогаешь?!

— Приятно трогать.

— ...

Сората невольно сглотнул. Приятно, значит?..

— Может, и Кохай-куну дашь полапать?

— Я не против.

— Не-нельзя, слышите...

Ответ Нанами прозвучал приглушённо, будто она вот-вот заплачет.

— Наверное, и так понятно, но я шучу!

— Хватит подслушивать и воображать странные штуки!

— Я ещё ничего не воображал!

— Значит, планировал потом?!

— Н-нет! — громко заявил Сората и шёпотом добавил: — Наверное...

На самом деле уже начал воображать...

— М-мо-можно уже не сторожить. Канда-кун, иди отсюда!

Если так продолжится, Нанами и правда расплачется.

— Поматросили и бросили… Эх~ — вздохнул парень, поднимаясь на ноги.

Так или иначе, взгляд устремился вглубь коридора… в сторону комнаты 103, которую занял Иори. Тот и не думал выходить и подсматривать. Наверное, уже спал. Или ещё разбирал вещи. Недавно, когда они еще сидели вокруг казана на приветственной вечеринке, приехали грузчики и перетащили в его комнату кучу вещей.

— Пойти, что ли, глянуть одним глазком.

Если на то пошло, то и помочь с неразобранными вещами можно. И между делом поговорить ещё немного. Впредь они будут жить вместе. Да и беспокоило Сорату заявление о том, что новичок хочет бросить пианино.

Сората прошёл чуть дальше по коридору на первом этаже, встал перед дверью и, как воспитанный человек, дважды постучал.

Не ответили.

— Э-эй.

Снова не ответили.

— Можно войти? — для приличия спросил Сората и слегка повернул дверную ручку. Дверь оказалась не заперта и легко приотворилась.

Парень заглянул сквозь образовавшуюся щель. И тут же увидел в стандартной комнате на шесть татами фигуру Иори. Тот с серьёзным видом сидел перед пианино, которое поставили у дальней стены. Его пальцы порхали по клавишам.

Сората припомнил, как дядьки из мувинговой конторы тащили здоровенную вещь — как оказалось, пианино.

Вот только музыки не было слышно. Раздавалось только негромкое постукивание клавиш.

Сората открыл дверь и вошёл в комнату. Иори, не заметив гостя, продолжал играть. На его голове громоздились наушники с логотипом HAUHAU, и от них тянулся кабель напрямую к пианино — как оказалось, электронному.

Сората какое-то время смотрел на мальчика сбоку, не в силах отвести взгляд: тот выглядел совершенно отрешённым, полностью ушедшим в мир музыки. Будто Масиро, когда она рисовала мангу. Не похоже на человека, который собрался бросить пианино и перейти на общее направление.

Оглядев комнату, Сората почти не заметил распакованных вещей. Только пианино и картонные коробки для перевозки. И открыта была лишь одна из них.

Комната не выглядела обжитой. Тут Сорате показалось, что на него сбоку кто-то смотрит, и он повернул голову.

— Оу.

От удивления парень отшатнулся назад. Перед его глазами оказался портрет некоей известной личности. Даже Сората его узнал — привычный для музыкального кабинета Бах.

— Почему из всех вещей он первым делом вытащил его?

Слишком загадочно.

— Ой! Сэмпай, если уж пришёл, то хотя бы скажи что-нибудь.

— Ага, я зашёл без приглашения. Но перед этим стучал и спрашивал.

— Что, правда? Прости.

Прекратив исполнение, Иори опустил наушники на шею. Сората непроизвольно посмотрел на логотип.

— А, это? Сестра отдала. Они ей здорово шли, но она сказала, что больше не будет их использовать, или типа того.

Наверняка из-за того, что Мисаки стала называть её так же, как наушники. Вот откуда взялась кличка Хаухау. Одной загадкой меньше.

— Украсил ты комнату потрясно.

— В каком смысле?

— Впервые вижу человека, который вешает у себя портрет Баха.

— Так он отец музыки. Вот и повесил его, — сказал мальчик, сверкая глазами. Сорате стало как-то не по себе.

— А ночью не страшно?

— Канда-сэмпай, может, тоже повесишь? Я припас ещё один.

Иори, шурша, порылся в коробках и вытащил свёрнутый в цилиндр постер.

— Бери.

— Может, не будешь мне это предлагать с таким невинным взглядом?

Достаточно вспомнить, что Иори в день церемонии поступления попал в разряд изгоев. Да и не каждый день на Сорату так смотрели парни.

Чтобы скрыть смущение, Сората вновь посмотрел на пианино.

— Упражняешься на электронном пианино?

— А, это? Ночью удобно, ничего не слышно снаружи. Тональность чувствуется не так хорошо и нельзя тренироваться в полную силу, но зато можно играть в любой момент, когда захочу, потому мне нравится. Удобно разучивать композиции, а потом в школьной учебной комнате отыгрывать их, не сдерживаясь.

— Хоть ты и сказал, что бросишь музыку, энтузиазм из тебя так и прёт, — без задней мысли сказал Сората, а Иори от его слов помрачнел, замолк и опустил взгляд.

— Прости, я сказал что-то странное.

— Канда-сэмпай...

— М?

— Это правда, что ты знаешь сестру?

— Что? А, да, немного.

Когда они сидели вокруг казана, про это тоже заходил разговор.

— Какая, по-твоему, сестра? — спросил Иори, взглянув исподлобья. Выглядел он серьёзнее, чем раньше.

— Какая, говоришь… Наверное, красивая. — Сората решил ответить так.

— ...

Иори взглянул на него, широко распахнув глаза, но было непонятно, о чем он думает.

— Что? И всё? А про музыку?

— А, ты про это. Прости, мне не довелось услышать игру Химемии-сэмпай на пианино.

— Вон как?

— Ага, я слышал её музыку в аниме Мисаки-сэмпай, но ты же говоришь про живое выступление? Ни разу не получилось послушать. Прости.

— Ну, ясно, не знаешь. Та́к значит, да?..

— Что?

— Нет-нет, ничего! Я о своём задумался.

— Когда так говоришь, я настораживаюсь.

— Правда, никакого скрытого смысла. Лучше скажи, сэмпай, что у тебя за дело.

— Думал помочь тебе с вещами… Но, похоже, сегодня не нужно.

Если Сората теперь полезет в коробки, то только создаст беспорядок. Да и сам Иори не проявлял интереса к нераспакованному багажу.

— Для начала давай успокоимся и по всей форме друг друга поприветствуем. В общем, добро пожаловать, Химемия.

— Спасибо за тёплый приём.

Всё же обращение «Химемия» не очень годилось. У Сораты возникло ощущение, будто он фамильярничает с Саори.

— Кстати. А можно просто Иори?

— Что?

— Я же знаком с Химемией-сэмпай, потому называть тебя Химемия как-то сложно.

— Тогда давай и я буду звать тебя Сората-сэмпай.

— Л-ла-ладно.

Сората почувствовал одновременно и смущение, и радость. Теперь он понимал, почему Дзин во время их знакомства попросил не называть его сэмпаем. Но при этом добавлять «сан», как в случае с Дзином, будет ещё неудобнее. Потому Сорате придётся привыкать. Ничего плохого ведь в этом не было.

— Ладно, спокойной ночи. Завтра опять в школу, ложись быстрее.

— Да!

Сората, получив этот бодрый ответ, вышел в коридор. И тут его позвал кое-кто другой.

— Канда-кун? Его нет? — Его искала Нанами. — Почему?

Только Сората вышел из комнаты Иори, как тут же увидел Нанами, которая выглядывала из двери ванной комнаты. Ее грудь была соблазнительно прикрыта одним лишь банным полотенцем. Покрасневшие плечи поблёскивали влагой, с длинных волос капала вода, от кожи шёл пар. Выглядело это всё крайне сексуально.

Как только они встретились взглядами, у обоих в головах секунды на три воцарился хаос.

Нанами, словно мышь, увидевшая кошку, шмыгнула обратно за дверь.

— Я-я звала тебя, а ты не отвечал, вот и забеспокоилась! — послышались зачем-то оправдания с другой стороны двери.

— Т-ты же сама сказала, чтобы я шёл отсюда...

— А-а ты разве не нёс всякие гадости?..

Голос Нанами звучал до жути недовольно.

Фоном из-за двери доносилась странная песенка в исполнении Мисаки. Судя по эху, та ещё находилась в ванной. А вот что делала Масиро, было непонятно.

— Ты практиковал свой текст? — сквозь дверь поинтересовалась Нанами.

— Да. Вроде, уже лучше.

Получалось у него неплохо.

— Какая самоуверенность.

— Прошу, не думай, что я такой же, как раньше.

— Я ничего и не думаю.

— Давай попробуем ещё раз.

— Ну, покажи, чему ты научился. Давай.

Выдохнув для уверенности, Сората начал произносить заученный текст.

— «О чём ты вдруг… захотела поговорить?»

На первой же строчке голос сорвался в фальцет.

— ...

— ...

Проклятье.

— Нет, не то!

— Я ещё ничего не сказала, — ответила Нанами со смесью удивления и холода в голосе.

— Недавно я тренировался на кошке, и получалось неплохо. Намного лучше, чем раньше.

— Хм. Тогда почему сейчас плохо?

Она не ослабляла хватку.

— Э-это потому что… Ты здесь, непонятно?

— Я, значит, мешаю. Хм.

— Не в том смысле.

— Тогда в каком?

— Н-ну, в общем...

— В общем?

— Хоть и понимаю, что это игра, но в этой сцене как будто на самом деле признаюсь тебе, вот и дико смущаюсь!

— Что-о?! Ты что говоришь?!

— Говорю же, я понимаю, что это игра!

— Т-то-точно.

— ...

— ...

Сората и без зеркала мог с уверенностью сказать, что покраснел. Лицо горело. Уши горели. Шея горела… Даже вспотел весь.

— Кстати, К-Ка-Канда-кун...

— Че-чего?

— Говоришь, тебе стыдно? То есть не противно?

— Что?

— Я про то, ну… что ты представляешь.

Голос был слабым, и казалось, вот-вот затихнет.

— Ну… да, да.

— ...

— ...

— Ещё раз попробуем! — воскликнула Нанами, чтобы прогнать замешательство.

— Т-то-точно. Ну, тогда с начала.

Как только они пришли к решению, дверь в ванную мощно раскрыли изнутри.

— Ой.

В коридор вышла Масиро в пижаме.

— Э, стой, Масиро! Я ещё переодеваюсь!

Взгляд сам собой метнулся в комнату и упал аккурат на голые ноги Нанами, которая застёгивала верх пижамы. Сората в панике захлопнул дверь.

— Эй, Сиина! Я из-за тебя чуть в беду не попал.

— Сората выглядит довольным.

— К-Ка-Канда-кун?!

— Н-нет! Я вовсе не выгляжу довольным, и вообще не хотел смотреть… О чём мы вообще говорили?!

Только что они хотели репетировать речь, а теперь атмосфера скатилась в абсурд.

— Канда-кун. Больше ничего не говори!

— Прости! Правда прости!

— Да поняла я!

— Раз Сората подумал об этом, тогда и у меня есть мысли.

— Погоди. О чём это я подумал?

— О том.

— Так о чём?

— У меня тоже есть мысли.

— Чего? Собираешься игнорировать мой вопрос и повторять одно и то же?

Масиро недовольно промолчала.

— Понятно, понятно. Хватит уже твоего «подумал об этом». Что за мысли у тебя появились?

— Разрабатываю стратегию.

— То есть теперь будешь думать?!

— Канда-кун! Когда возле двери кто-то стоит, сложно переодеваться. Иди к себе!

— Ладно-ладно...

— Сначала высуши мне волосы.

Масиро с недовольным видом сунула ему фен.

— Себя так ведут, когда просят о чём-то?!

Пение Мисаки звучало не переставая.

Так заканчивался вечер дня, когда Сората стал третьегодкой.

Но происшествия на этом не закончились.

Два часа ночи. По ушам Сорате ударил истошный крик, от которого сон как рукой сняло.

— А-а-а!!!

— Чё?! Что происходит?!

Когда Сората вскочил с кровати и вылетел в коридор, он увидел там Иори, который, сидя, привалился спиной к стене и, похоже, пытался встать, но от страха только колотил ногами по полу.

— Что с тобой?

— С-Со-Сората-сэмпай! Вылезло! Вылезло!

— Ты обосрался?

— Кое-как удержался… Нет, я не про это! Т-т-та комната! Что это за комната?!

Мальчик судорожно показал пальцем на дверь в комнату 102.

— Т-там привидение женщины! Потом — пух! — и зашло в комнату, а-а-а!!!

— ...

— П-правда! Я своими глазами видел, точно!

Перепуганный Иори прилип к спине Сораты.

— Всё нормально, успокойся.

— Сората-сэмпай!

Иори ещё крепче обхватил Сорату.

— Ты видел не привидение. Это жилец комнаты 102… Он третьегодка, как и я, Акасака Рюноске.

— Э?

— Кстати, он парень.

— У него же настолько красивое лицо, что можно втюриться!

— Ага, точно.

— Мир необычен, да?

Мальчик согласился в довольно странной манере, но, главное, что он понял.

— Что за шум?

Только они договорили, как из комнаты коменданта вышла полусонная Тихиро.

— А-а-а! Демон без бровей!

— Канда, я тебя точно прибью!

Вот так прошла ночь.

8 апреля.

В тот день в журнале собраний Сакурасо записали следующее:

«В комнату 103 заселился ученик первого класса музыкального направления Химемия Иори. Подпись: Канда Сората».

«Сората-сама тонко подметил: с появлением нового жильца в Сакурасо вновь пришли весёлые деньки… Добавила: Горничная».

«Хватит добавлять странные комментарии! Я ведь именно так и подумал, а теперь мне жутко стыдно! Добавил: Канда Сората».

Комментарии