Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Часть 3

После окончания церемонии открытия и классного часа Сората, Масиро и Нанами не пошли в Сакурасо. Вместо этого они сначала отправились в ближайший продуктовый за бэнто, а потом устроили обед в столовой, где никого не было.

Они планировали посетить церемонию поступления в час тридцать пополудни. Родители Сораты не смогли приехать из Фукуоки, потому вместо них ради Юко придётся пойти Сорате.

Из-за событий на выпускной церемонии учителя их тормознули на входе, но когда Сората объяснил, что его младшая сестра поступила, его на удивление легко пропустили внутрь. А вместе с ним и Масиро с Нанами.

Церемония поступления, пускай в немного напряжённой атмосфере, шла своим чередом.

Вперёд вышла Хасэ Канна, представитель новых учеников, для приветственной речи. Зачитывала приветствие она с таким спокойным видом, настолько холодно, по-взрослому себя вела, что совершенно не походила на ровесницу Юко, которая то и дело беспокойно оглядывалась по сторонам. Слушая речь представителя, Сората в душе сочувствовал Юко.

За исключением этого никаких странностей не произошло, и церемония поступления благополучно завершилась.

А потом...

— Я тоже пойду с братиком в Сакурасо!

Вопящую Юко они отправили в главное общежитие и втроём пошли к себе, попутно зайдя в торговый квартал на улице Красных кирпичей, чтобы купить еды.

Закончив готовить из купленных продуктов ужин, Сората сервировал стол в столовой. Стульев вокруг стояло четыре. Для Сораты, Масиро, Нанами… И ещё один, но не для коменданта общежития Сенгоку Тихиро, и не для жильца комнаты 102 Акасаки Рюноске. Вместе с ними вовсю уплетала готовку Сораты бывший жилец комнаты 201 Митака Мисаки. Бывшая Камигуса. В марте инопланетянка окончила Суйко, поселилась в построенном по соседству доме, да к тому же ещё и вышла (наконец!) замуж за друга детства Митаку Дзина, по которому сохла долгие годы. Теперь она ещё и стала замужней студенткой факультета графики университета искусств Суймэй.

Мисаки и после выпуска почти каждый день приходила в Сакурасо, вместе со всеми ужинала и играла с Соратой.

Сората думал, что после выселения бойкой Мисаки в Сакурасо станет пустовато, но, по сути, изменений по сравнению с прошлым годом не наблюдалось. Хотелось отмотать время назад, чтобы зря не грустить перед её отбытием.

Мисаки, которая вряд ли замечала настроение Сораты, взялась опять за своё.

— Спасибо за ужин, сосед! — воскликнула она, похитив из тарелки Сораты кусок тонкацу.

— Э! Мой ужин!

Через секунду тонкацу исчезло во рту Мисаки.

— Вечерний белок Кохай-куна мой!

— Протестую!

Вместе с яростным возмущением у Сораты изо рта вылетело несколько зёрен риса.

— Канда-кун, вытри рот и прекрати домогаться.

Нанами неодобрительно поглядела на парня.

— Это не я домогаюсь!

— Я дам свой вечерний белок Сорате.

— Может, хватит тиражировать странные фразы?!

— К-Канда-кун, ты домогаешься! И что ещё за вечерний белок?..

— Говорю же, это не я!

— Нанамин, ты покраснела! Да и наверняка ты одна подумала о пошлятине!

— Потому что ты, сэмпай, э-э-э, говоришь странные вещи!

— Аояма, то есть ты признаёшь, что подумала о пошлятине?

— Н-не подумала!

Пока они шумно спорили, Масиро тоже стащила из тарелки Сораты тонкацу, только не весь, а одну корочку. Ничего удивительного, самобытная Масиро всегда тяготела к несбалансированной диете. Она и кляр от жареных креветок ела. Хотя такое и диетой не назвать.

— А, Кохай-кун, у тебя зерно риса прилипло!

Мисаки показала пальцем на свою щёку, пока Сората набивал рот тонкацу.

Парень послушал и прикоснулся к правой щеке. Но не почувствовал никакого риса.

— Нет-нет, здесь, Кохай-кун!

Мисаки резко навалилась на стол и потянулась вперёд.

— Я уберу, ладно?

Пальцы Мисаки на миг коснулись левой щеки Сораты. А затем, нисколько не колеблясь, она слизала с руки взятую рисинку.

— Н-ну и ну, Мисаки-сэмпай.

— Чего ты, Кохай-кун?!

Мисаки, полностью забравшись на стол, на четвереньках, словно кошка, подползла к парню. Над приспущенным воротником проглядывала аппетитная, как спелые фрукты, грудь. Оторопевший Сората вжался в спинку стула, пытаясь отстраниться.

Больше всего его беспокоила реакция Масиро и Нанами. Боковым зрением парень видел, как девушки, недовольные и обиженные, прожигали его взглядом.

— С-сэмпай, ты уже замужем, а я вроде как парень, не буди лихо!

Она ведь стала студенткой, да ещё и вышла замуж. Сората надеялся, что после стольких событий Мисаки станет вести себя взрослее, чем раньше, и он привыкнет к их тесным отношениям, но когда она настолько близко к нему подбиралась, его прямо затрясло. Посмотришь на губы — а те так и блестят, так и манят своей мягкостью. И дело не в масле от тонкацу. Вся её кожа была гладкой, как шёлк.

— А? Неужели ты нанесла макияж?

— Наконец-то заметил, Кохай-кун?! Я уже взрослая! Ну, как тебе? Мило?!

— Мисаки милая.

— Камигуса-сэмпай… Нет, Мисаки-сэмпай, ты и без макияжа слишком милая, — поделились мнением Масиро и Нанами.

Нанами назвала её «Камигуса-сэмпай», но после женитьбы на Дзине её фамилия сменилась, и потому теперь её стоило звать «Митака Мисаки». Стоило так её назвать, как тут же рядом представлялся Дзин.

— В следующий раз сделаю такой же тебе, Масирон, и тебе, Нанамин!

Услышав предложение Мисаки, Масиро и Нанами зачем-то посмотрели на Сорату.

— Ч-чего?

— Ничего.

— Ничего.

Вдвоём они дали исчерпывающий ответ. И пока Сората думал, не переспросить ли, Масиро бесцеремонно сменила тему:

— Кстати, Сората.

— М?

— Рот приделан к лицу.

— Будь иначе, вот был бы номер!

— Я заберу.

— Рот у меня не снимается!

— Сората.

— Глаза и нос тоже нельзя. Детей напугаю.

Масиро лишь на миг призадумалась и выдала:

— Брови?

— На худой конец их можно, но без них я буду слишком бросаться в глаза, так что отказано!

— У-у-у.

Похоже, она хотела проделать то же, что недавно Мисаки. Но если бы штуку с рисовым зёрнышком провернула Масиро, у Сораты бы мозги перегрелись и вышли из строя. Придётся отказать. Даже если Масиро пристально смотрит на него сбоку просящим взглядом...

— Спасибо за нямку. У-ух, объелась.

Набившая живот Мисаки выглядела довольной.

— Лады! — воскликнула, вскакивая на ноги, студентка. Затем она достала из-под круглого стола наплечную сумку. И что-то оттуда вытащила.

— Вот, держи, Нанамин.

Мисаки наложила перед Нанами несколько десятков пачек бумаги. На верхнем листе значилось: «Снежинка». Так называлось аниме, которое Мисаки создавала с прошлого года. Стопками бумаги оказался сценарий, который сварганил некогда друг детства, а теперь супруг Митака Дзин.

— Работа над рисунками завершена? — поинтересовался Сората, пока Нанами с сосредоточенным видом листала страницы.

— Осталось доработать визуальные эффекты и цветокоррекцию. Где-то через месяц будет готово!

— Тогда, получается, ты на стадии сведения.

— Именно!

Мисаки вскочила на ноги, сжав кулачки.

— Я не могу это принять.

В противоположность переполненной энергией Мисаки Нанами выглядела крайне серьёзной, даже официальной.

— Ты чего, Нанамин?!

— Я провалила прослушивание в компании, и не хочу, чтобы ты доверяла мне свою работу лишь потому, что мы знакомы. Огромное количество людей ждут с нетерпением твоего творения, и многие бы хотели озвучивать его персонажей.

— Жаль, что ты не так поняла, Нанамин! Я поговорила с Дзином, и мы в этот раз решили устроить прослушивание на озвучку главной героини! Потому этот сценарий ещё не конечный, он специально для отыгрыша на прослушивании.

— ...

Нанами удивленно распахнула глаза. Но через секунду прикусила губу и стыдливо опустила лицо.

— Прости, Нанамин. Ты расстроилась, что я не предложила роль? Не хочешь прослушиваний?

— Наоборот...

Голос Нанами, которая уставилась в одну точку на столе, дрожал.

— Большое спасибо. Прошу, дай мне шанс.

Нанами развернулась к Мисаки и с закрытыми глазами поклонилась.

— Претендентов на роль придёт человек пятьдесят. Тебе такое пойдёт, Нанамин?

Из всей массы главную героиню будет озвучивать лишь одна. Невероятно высокий порог. Все, за исключением одной, отсеются. Хочешь не хочешь, а занервничаешь. Прокрутив это у себя в голове, Нанами решительно и коротко ответила:

— Да.

Она, не колеблясь, решила, что ещё раз бросит всем вызов. При виде такой Нанами от всего сердца хотелось её поддержать.

— Ла-ды, тогда вот, часть Кохай-куна.

— Ась?

Мисаки зачем-то и перед Соратой хлопнула на стол пачку листов сценария.

— Планирую провести прослушивание на Золотой неделе, потому бери главную роль и упражняйся вместе с ней!

— А меня зачем втягивать?! В смысле, я ничего не умею, какой из меня партнёр для практики?!

Раньше он уже выступал в качестве партнёра для Нанами, но тогда у него получилось настолько неуклюже, что вызывало смех. У Сораты после того случая даже осталась лёгкая психологическая травма.

— Всё нормуль! Можно не играть!

Сората вообще не понял, что имеет в виду Мисаки.

— В смысле можно не играть роль?

— То, что я хочу для нынешнего аниме — это простые эмоции! Короче, по задумке нужна чистая страсть старшеклассника, который радуется и стесняется!

— А, понятно.

Определённо, ранее показанное ей недоделанное видео было именно таким. Оно ощущалось настолько живым, что, казалось, можно услышать его дыхание и пульс.

— В общем, не тот случай, когда я соглашусь.

— Тогда я сама посмотрю, давай попробуем начальную сцену!

— Ты меня слышишь?

— Да, мотор!

— С-серьёзно?..

Нанами выглядела ошарашенной, но быстро взяла себя в руки и приготовилась.

За неимением выбора Сората тоже опустил взгляд на страницы. Что ж, если один раз попробовать, даже Мисаки поймёт, что из Сораты партнёр для практики никудышный. Думая так, парень подал взглядом сигнал Нанами, и та кивнула, как бы говоря: «Давай просто попробуем».

Масиро с загадочным видом смотрела на парочку.

Первая строка досталась Сорате.

— «О чём ты вдруг… захотела поговорить?..» — почти без интонаций прочитал он.

— «Ну, кое о чём важном…»

Нанами, которая два года училась актёрской игре, разумеется, производила совершенно иное впечатление. Даже её голос зазвучал иначе, словно по щелчку переключателя.

— «...»

— «Я давно… хотела кое о чём поговорить».

Послышалось, как Нанами говорит с неохотой.

— «Ясно…»

— «Ага».

Захваченный её исполнением, Сората почувствовал, как у него сильно забилось сердце.

— «...»

— «Давно, так давно».

Да что же происходит… В груди всё стянуло. Да так мощно, что не вытерпеть...

— «...»

Горло уже чуть ли не трещало. Он прочел следующую фразу Нанами в сценарии. Всё тело Сораты внезапно покрылось испариной.

Нанами глубоко вдохнула, готовясь произнести ту самую фразу.

— «Давно любила тебя. Сильно-сильно».

По спине пробежали мурашки. Потом затряслись мышцы, не собираясь успокаиваться.

— «...»

— «...»

Через одну фразу Сораты сцена закончится.

— «Я тоже. Я чувствую то же самое. Я то-то-тоже… Лю-лю-лю…»

В сценарии шла короткая фраза: «Я тоже люблю». Но она застряла в горле и ни в какую не хотела выходить. Пускай игра, но использование слова «люблю» в адрес девушки нехило било по нервам.

Взгляд Масиро сбоку странно волновал. Становилось жарко и в голове, и в теле — до предела. Было не до шуток: казалось, что вот-вот из макушки пойдёт пар.

— «Лю-лю-лю-лю…» Мне стыдно такое говорить!

Наконец, не выдержав, Сората закрыл лицо рукой и присел на корточки.

— Эй, Канда-кун! Не надо так смущаться! Не настолько оно и стыдно.

Нанами, отведя взгляд в сторону, обмахивала ладонью покрасневшее лицо.

— К-кто бы говорил!

Сората хоть и понимал, что они играют, не мог выдержать, что их взгляды обращены друг на друга. Он когда и без задней мысли на неё смотрел, даже тогда паниковал и отворачивался.

Масиро почему-то промычала со сложным выражением лица.

— Кохай-кун, вложи больше эмоций! Ты же её любишь, так ведь?!

Мисаки указала пальцем на Нанами. Сердце тут же подпрыгнуло в груди.

— Что? Ме-ме-меня?

— У-успокойся, Аояма! Она про роль, роль!

— Т-точно.

Чтобы унять дрожь, Нанами глубоко вдохнула.

— Неужели у тебя настолько пресные чувства, Кохай-кун?!

— Не неси чушь! Я новичок! Начинающий!

— Нанамин, ты переигрываешь. Тебе надо вести себя с Кохаем-куном более естественно!

— Более естественно?..

— Например, сама ему признайся!

— Что-о?! Сама?! Я-я-я Канде-куну?!

Лицо Нанами мгновенно стало красным, как помидор.

— Кохай-кун, ты тоже! Я же говорила, что хочу от тебя простых чувств?! У простого человека вроде тебя как раз должны быть такие!

— И зачем я называл себя простым человеком...

Язык мой — враг мой. Впредь надо быть осторожнее.

— Ладно, попробуем ещё раз!

— Слышь!

— Что-о?!

Вопли Сораты и Нанами прозвучали одновременно.

— Путь искусства суров! Поняли? Хорошо, поехали~! — хлопнула в ладоши Мисаки.

Комната мгновенно погрузилась в тишину, а нервы натянулись, как струны.

Все ждали речи Сораты, не оставляя ему выбора. Его актёрская игра никуда не годилась, но Нанами выпал отличный шанс… Сората хотел сделать что-нибудь, что хоть как-то ей поможет. Набираясь решимости, он вдумался в сказанное Мисаки. Попробовал представить, как он изображает эмоции.

Простые чувства. Такие, как любовь...

— «О чём ты вдруг… захотела поговорить?..»

По степени странности прозвучало ещё хуже, чем в прошлый раз.

— «Н-н-н-ну, кое о чём важном…»

Даже Нанами жутко заикалась.

— «...»

— «Все-все-всегда… хотела сказать кое-что!»

Нанами, что совсем на неё не походило, сорвалась на фальцет.

— Так, стоп! Даже Нанамин косячит!

— Ми-Ми-Мисаки-сэмпай, а нечего говорить: «Признайся сама»! — едва не плача, возмутилась всё ещё красная Нанами.

— Это необходимая суровая тренировка.

Упершая руки в бока Мисаки сама себе кивнула.

— Сорате и Нанами, похоже, весело.

А вот Масиро с виду скучала.

— Я бы тоже хотел стоять в сторонке и отпускать такие комментарии!

— ...

— Сиина? Ты злишься?

— Вовсе нет.

Но всё же в её взгляде чувствовалось недовольство.

И тут в Сакурасо вернулся ещё один жилец.

— Как раз вовремя. Все собрались.

С этими словами на кухню заглянула учительница, которая жила вместе со всеми в Сакурасо и выполняла обязанности коменданта: Сэнгоку Тихиро. Сейчас ей было двадцать девять лет и двадцать семь месяцев… Если говорить нормально, то тридцать один год.

Кстати говоря, собрались не все. Рюноске торчал у себя в комнате, но Сората не решился о нём напомнить. Ведь от актёрских упражнений у него внутри всё скрутило… Нанами, чувствуя то же самое, отвернулась, стоило им встретиться взглядами. А Масиро продолжала злиться в своём стиле.

Тихиро оценила сложную атмосферу в столовой и спросила:

— Чего, вы поругались?

— Н-нет! — тут же отвергла Нанами.

— Ладно. Давайте пожёстче.

— Аояма же сказала, что нет!

— А ты, Канда, можешь корчиться в агонии.

— Чего это?!

— Когда я вижу, как ты испускаешь дух, мне прям на душе радостно становится.

Лучше бы он не спрашивал...

— Не радуйтесь бедам учеников!

— Ещё чего.

— Вы ещё и отказались!

— Канда, есть два типа людей.

— Ну и какие?

— Первые переживают из-за проблем других. Вторые получают от них удовольствие. Я отношусь к последним.

— Нормальные люди причислили бы себя к первым!

— Забей, Кохай-кун!

— На то, что мы внезапно подняли важный философский вопрос?

— Кто это там?!

Мисаки резко выбросила вперёд руку, указав пальцем на паренька с будто сонными глазами, стоявшего за спиной Тихиро. Его силуэт уже какое-то время маячил на заднем плане, но Сората только теперь обратил на него внимание.

Приятное лицо располагало к себе еще не ушедшей детскостью. И вообще, мальчик со своими курчавыми, словно после беспокойного сна, волосами, выглядел весьма живописно. А ещё он носил большие наушники, при этом кого-то сильно напоминая. В его фигуре чувствовалась невинность, а на новой, с иголочки, школьной форме не было ни единой складки.

— А, это? Он решил с сегодняшнего дня жить в Сакурасо. Первогодка.

— Что? — удивлённо выдохнул Сората, услышав неожиданное заявление.

— В день церемонии поступления — и в Сакурасо?! Говорили же, что здание будут сносить, зачем тогда подселять?

— У взрослых так заведено: использовать вещи нужно до тех пор, пока разрешается.

— Э-э-э...

— Ну же, представься.

Мальчик, которого Тихиро подтолкнула в спину, сделал шаг вперёд.

— Я новенький в Суйко, Химемия Иори.

Фамилия прозвучала знакомо.

— Химемия? То есть...

Такая нечасто встречается.

— Ты братец Хаухау?!

И опять Мисаки рассекла воздух пальцем.

— Точно, я младший брат выпустившейся в прошлом году Химемии Саори. Я тоже поступил на музыкальное направление.

Сорате показалось, что лицо Иори на миг помрачнело. Но через мгновение оно приняло первоначальный сонный вид, и Сората решил, что ему показалось.

— Э-э-э, я третьегодка Канда Сората, это — Сиина Масиро с художественного направления.

Масиро низко поклонилась.

— Я тоже третьегодка, меня зовут Аояма Нанами.

— Значит, Канда-сэмпай, Сиина-сэмпай и Аояма-сэмпай?

— А это бывший жилец Сакурасо, а теперь соседка… выпустившаяся в марте Митака Мисаки-сан, да?

— Здорóво, Оририн!

Мисаки схватила Иори за руки и принялась их бешено трясти.

— З-здрасте. Я немного слышал о вас от сестры.

От пылких приветствий Мисаки мальчик немного оторопел.

— Ну, сэнсэй. И что он такого сделал… что в день церемонии его сделали изгоем?

Они ещё не услышали самое главное.

— Сразу после церемонии поступления он принёс в учительскую заявление о смене направления.

— Смене направления?

— На общее? — добавила к вопросу Сораты Нанами.

Тихиро нехотя кивнула. Масиро оценивала Иори прозрачным взглядом, который не выдавал никаких её мыслей. Мальчик, испытав на себе её безэмоциональный напор, чувствовал себя не в своей тарелке.

— Но зачем резко менять? Тем более конкурс высокий, просто так не поступить.

На направления искусств, в том числе музыкальное, в Суйко набирали до жути мало людей, всего по десять. Узкая щёлка, непросто протиснуться. Каждый год на одно место претендовали десять человек, а часто и двадцать.

— Спасибо, что спросили. Я… я больше не хочу играть на пианино! — пылко заявил Иори, сжав кулак и зачем-то подняв его к потолку.

Подумав, что тот куда-то указывает, Сората поднял взгляд, но увидел только люминесцентную лампу и потолочные доски.

— Молодость бывает лишь однажды. А я что?! Я этого не понимал и все три года в средней школе каждый день только и делал, что упражнялся. Упражнялся и упражнялся без конца, как белка в колесе. Весной не видел зелёного цвета, только чёрный и белый на клавишах пианино. Я сыт ими по горло!

— Разве не хорошо, что ты так усердно занимался пианино?

— Ничего хорошего! Одноклассники после уроков веселились, «хи-хи», да «ха-ха», а мне и вспомнить нечего кроме пианино. По-вашему, это не жестоко? По-моему, да! Раньше я глупо верил чьей-то фразе: «Если будешь играть на пианино, тебя признают», — и старался изо всех сил, но это было враньём. Я живое тому подтверждение. Меня не признаю́т! Какая уж тут ошибка?!

— Вундеркинд… — сказала Нанами отстранённо.

О чём думала Масиро, было непонятно. Возможно, если прямо её спросить, она заявит, что хочет съесть баумкухен.

— Э-э-э, ну, в общем… Химемия-кун, и что ты будешь делать, если переведёшься на общее? — вынужденно поинтересовался Сората.

— Займусь любовью, — совершенно сумасбродно ответил мальчик.

— ...

— Хочу любви! — громко повторил он.

— Нет, мы тебя хорошо слышали, можно не повторять.

— Да, хочу нормальной школьной жизни! Я серьёзнее некуда! — воззвал он, направляя сжатый кулак, возможно, прямо в завтрашний день.

Сората подумал, что уже поздновато переводиться, но не стал говорить.

— Уже не получится на общее.

На мгновение Сорате показалось, что он всё же озвучил мысли.

— Сиина, не говори то, от чего я удержался!

— Я обязательно исполню в Суйко свои обычные мечты!

— Мне вот интересно, какие это обычные мечты?

Сората попробовал найти общий язык.

— Под обычной школьной жизнью я имею в виду, ну, утром по дороге в школу завернуть за угол, столкнуться с девушкой, у которой хлеб во рту, и увидеть её трусики, можно белые! Всё по классике! Она наорёт на меня: «Слышь, куда смотришь?!», а я такой выдам как есть: «Они белые!». Испорчу о себе впечатление, но мы оба будем спешить, потому быстро разбежимся, а потом учитель представит новую ученицу. И ей окажется девушка, с которой я столкнулся! Я такой скажу: «А, утренние белые!», а она в ответ: «А, утренний извращенец!». Вот такие хочу обычные ситуации!

— Беда.

— Правда? Такое часто бывает. — Замужняя студентка опять начала городить чушь.

— А ещё...

— Ещё что-то? — Сората уже был сыт по горло.

— Пойду в книжный магазин и там прикоснусь к руке девушки, которая хотела взять ту же книгу, что и я. «Ой, прости». «Нет, ты прости». «Да ничего, бери». «Что? Но так нельзя…»

— Канда-кун, что за скетч?

— Скетч ли.

— «Нет, правда ничего». «П-правда? Тогда когда прочту, дам тебе!» Так всё завертится, так завертится, что мы обменяемся номерами телефонов, и между нами вспыхнет любовь! Обычная повседневность!

— Ещё хлеще.

— Вчера я видела в книжном магазине перед станцией как раз такую парочку.

Замужняя студентка поражала воображение. Где она отыскала в их городке людей, которые попадают в ситуации из романтических комедий?

— Хотите больше конкретики? Тогда хочу завести девушку, закрутить роман, пойти на свидание, чмокнуться и пошалить! Лишь бы стереть из памяти среднюю школу, где я только и делал, что играл на пианино! Отныне я вырвусь из родительского дома, скину поводок и начну нормальную жизнь! Вот такой у меня манифест для перевода на общее направление! Большое спасибо за внимание!

— Тогда лучше было с самого начала поступать на общее, — в лоб сказала Нанами. И сказала верно...

— Нет, невозможно. Даже если бы мир перевернулся, ха-ха!

— Почему? — поинтересовался Сората.

— Я глупый, потому.

— Ага, я почему-то догадывался по разговору с тобой.

— Бедняжка.

— Сиина… Ты тоже бы завалила общее направление.

— Не завалила бы.

— И откуда такая уверенность.

— Я бы не сдавала.

— И кто же тебя научил такой смекалке?!

— Это ещё ладно, но… Я не совсем понимаю, почему ты решил поселиться в Сакурасо.

Нанами вернула разговор в русло, от которого они отклонились.

Странно, что его сделали изгоем лишь за смену направления.

— Самое время спросить у учителя, почему к нему такое повышенное внимание.

Тихиро незаметно для всех вытащила из холодильника банку пива и залпом выпила.

— И какая настоящая причина?

— Пробрался в женское общежитие и пытался подсматривать в ванной.

— ...

Время на миг остановилось.

— Серьёзно?..

— Извращенец, — оценила Масиро, продолжив за Соратой. А Нанами поглядела на Иори, как на мусор.

— Нет, всё не так! Скажите нормально! А то они неправильно поймут!

— А что не так? Ну давай, скажи, почему ты подглядывал.

— В самом начале я хочу сказать, что моё заявление о переводе не смогли принять.

Всеобщие взгляды обратились к Тихиро.

— Более или менее так: ты же смог поступить на музыкальное направление. Способностей тебе не занимать. И тебя уговорили пока походить на уроки музыки и подумать ещё раз. Отучиться один триместр, а на втором окончательно решить, надо тебе на общее направление или нет, — объяснила она.

— Я и так топтался на месте на пути к мечте! Я как только оказался в мужском общежитии, сразу обдумал стратегию. Розовая школьная жизнь — это девушки! Я решил, что перед переводом на общее надо хотя бы завести подружку!

— И?

Взгляд возмущенной Нанами выражал абсолютный холод.

— Я постепенно сходил с ума от фантазий о девушках, о том, чем с ними можно заняться… и прям тогда старший по общежитию на приветственной вечеринке заявил: «Все новенькие должны пройти посвящение — подсмотреть за девушками в ванной»!

— А, точно, меня тоже гоняли...

В мужском общежитии любили ради веселья подшутить над первогодками, которые ещё не могут отличить лево от право. Но практически никто не ходил подсматривать за девушками. Если точнее, мало кто вообще решался на такое, а тех, у кого хватало духу, ловила ещё на входе суровая комендантша.

— Но я реально завис. Можно ли делать такую подлость, как подглядывать за девушками в ванной? Из-за этого у меня внутри ангел и демон подрались не на жизнь, а на смерть! Аж перья летели.

— Ну и что в итоге?

— Я не сдержался.

— И вот надо было нести чушь про ангелов и демонов?!

— Попался, да?

— Сэнсэй, я категорически против того, чтобы в Сакурасо жил преступник! — радикально высказалась Нанами.

— Не надо принимать его в штыки. Книгу судят не по обложке.

— Вы думаете меня этим убедить? — парировала Нанами.

— Всё нормально. Я его предупредила, что в следующий раз сдам в полицию.

— Как по мне, если человек оступился однажды, он оступится вновь.

Именно потому в мире не исчезают преступления.

— Если так беспокоишься, могу тебе в охрану выдать Канду, когда пойдёшь в ванную.

Взгляд Нанами скользнул по Сорате.

— Как-то мне это не по душе.

— Ты даже не назовёшь меня извращенцем?

— Я тоже не извращенец!

— Нет, ты как раз извращенец.

— До какого возраста позволительно подсматривать за девушками в ванной, а с какого возраста это преступление? Разрешают только в детском саду, вот что.

Иори, похоже, погрузился в мир воспоминаний... но потом резко вернулся к реальности:

— Но правда, всё в порядке. Пожалуйста, доверьтесь мне.

— В чём конкретно тебе довериться?

Нанами стояла на своём до самого конца.

— Я обожаю девушек с большими сиськами, потому вы, Аояма-сэмпай и Сиина-сэмпай, меня не особо интересуете.

Хоть стой, хоть падай. У Нанами чуть ли не до пола отвисла челюсть.

— Ты что-то с чем-то. Как ты умудряешься так долго жечь напалмом?

— Да я уже кончил.

— Сама невинность, вы только посмотрите!

Иори застенчиво почесал голову, а Нанами затрясла стиснутым кулаком. Выглядело так, словно она вот-вот взорвётся.

— Канда-кун, почему это меня сейчас отвергли?

— Меня не спрашивай, ладно?

— Вот Мисаки-сан — другое дело, ты просто бомба! Давай встречаться!

— А с ней нельзя. Она замужем.

Словно хвастаясь, Мисаки показала Иори безымянный палец левой руки со сверкающим кольцом.

— Что?

— Она замужем. На Тихиро-сэнсэй тоже не смотри.

— Канда, прибью.

Та со всей силы стукнула его по голове.

— Ай!

Всё-таки Сората перегнул палку.

— Замужем, то есть… в том самом смысле замужем?

— Наверное, ты правильно понял.

— Как же так...

Иори разбито опустил плечи.

— Раз мы тебя не устраиваем, ты правда прекратишь?

На лбу Нанами даже вены набухли.

И как устранить сложившийся хаос? Казалось, уже ничто не поможет. Стоило Сорате подумать об этом, как в разговор вклинился тот, кого никак не ожидали.

— Успокойтесь, живо.

Масиро. Она сверлила Иори прозрачным взглядом.

— Уй.

Не выдержав экстраординарной силы Масиро, Иори отшатнулся на шаг назад.

Само собой, всеобщее внимание сосредоточилось на ней. Да что Масиро собиралась сказать Иори? Она злилась? Пока Сората перебирал в голове возможные варианты, девушка вновь открыла рот:

— У Нанами уже почти четвёртый размер.

Сората и Иори оторопело разинули рты.

— С-стой, Масиро! Ч-что ты такое несёшь?!

— Правду.

Масиро единственная сохраняла спокойствие.

— Вчера ты говорила, что бельё тесное.

— Нельзя про такое говорить!

Раз Нанами не стала отрицать, значит Масиро говорила правду. И от понимания этого взгляд инстинктивно устремился к определённому месту.

— Ка-Канда, куда смотришь?!

Нанами повернулась к Сорате спиной, одновременно закрывая руками грудь.

— И-и ничего они не выросли… Про-просто я немного потолстела, вот они и стали больше...

— Потолстела?

На первый взгляд она совершенно не выглядела потолстевшей.

— Ай, да с чего мы вообще начали об этом говорить?!

— Ты сама начала.

— А по-моему, зачинщица тут Масиро.

— Ну, раз такое дело, оставляю проблемы новичка на вас.

Хотя они не договорили, Тихиро резко повернулась и вышла из столовой.

— Э, сэнсэй!

В ответ раздался звук открытия и закрытия входной двери. Наверное, пошла на свидание. Если так, то не стоило ей мешать. Даже Тихиро имеет право на какое-никакое счастье.

— Ну, раз такое дело, может, закатим приветственную вечеринку?

Сората уже сомневался, что сможет навести порядок в этом бардаке, потому последовал примеру Тихиро и грубо перескочил на другую тему.

— Мы ещё разговариваем!

— Именно!

Но, к сожалению, с Нанами не сработало…

Комментарии