Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 3. Демон по имени «Презентация»

Часть 1

7 января. Начался новый семестр. После завершения церемонии открытия и классного часа Сората отправился в класс искусств, чтобы встретить Масиро.

Он шёл по привычному прямому коридору. Но несколько неуклюжей, неестественной походкой. Да и лицо растеряло цвет и живость.

Таким Сората был с самого утра. Тело как будто в чём-то плавало и казалось ему чужим. Да ещё и вдвое легче обычного.

Сорату охватило такое напряжение, с каким уж точно не совладать. Вплоть до костей, до последней капли крови он страшился демона по имени «презентация», которая поджидала его впереди.

Вчера оставался ещё день в запасе, и потому напряжение даже немного веселило, но сегодня парень вспомнил, каким глупым и робким он выглядел.

Прошла одна единственная ночь, и ноша стала давить на плечи заметно сильнее.

Когда он покидал класс, Нанами, спешащая на работу, даже заволновалась за него:

— Канда-кун, плохо выглядишь.

— Всё нормально. Просто перенервничал.

Сората попытался отшутиться, но судя по тому, как Нанами печально свела брови вместе, лицо у него выражало отнюдь не веселье.

Волоча непослушные ноги, он кое-как двинулся дальше по коридору.

— Подготовился я нормально. Теперь надо выступить так же, как на репетиции.

Хоть Сората и понимал это, с каждым шагом напряжение накатывало на него с новой силой.

— На репетиции я объяснял всё без запинки.

Потому получится и во время настоящего выступления. Должно получиться. Чтобы вкусить успех от удачной презентации. Чтобы показать, насколько он изменился со времён прошлого раза, когда ничего не понимал.

Так или иначе, в классе факультета искусств, куда Сората пришёл, не оказалось ни единого ученика: классный час уже закончился.

— Масиро в комнате искусств, — раздалось из коридора. Даже не глядя, Сората опознал Тихиро.

— Неужели она занимается с самого первого дня?

На сегодня в расписании стояли только церемония открытия и классный час.

Рядом с Тихиро маячила Сирояма Кохару, учительница современного японского, — её давняя подружка. Они шли после классного часа в учительскую.

— Пришёл запрос из университета. На картины Масиро… сколько их там? Короче, они хотят украсить ими какое-то лобби.

— Сиина-сан потрясная~ — высказалась Кохару, хотя непонятно, насколько искренне.

— Хм.

Теперь Сората уже не удивлялся, что вокруг Масиро ходили такие разговоры. Больше поражало то, что она, будучи известной на весь мир гениальной художницей, живёт с ним в Сакурасо и ходит в японскую старшую школу.

— Кстати, сэнсэй, а как Австралия?

Вчера он не успел потолковать с ней, потому что только вернулся из Фукуоки и устал после долгой поездки. — Не привезли сувениров?

— Как же паршиво тебя воспитывали родители, если ты требуешь подарки от учителя.

— Так-то я рос, как в Спарте.

С каждым годом Сората всё больше понимал, насколько странная его семья.

— Ладно, забудем про меня. Как Австралия?

— Это, чего вы двое всё об Австралии?

Навострившая уши Кохару задала вопрос. Она постоянно тёрлась вместе с Тихиро, но последняя могла и не сказать ей о своих зимних планах на Австралию. В общем-то, Сората удивился, что Тихиро, не имея парня, уехала без Кохару.

— Тихиро-тян ведь все зимние каникулы провела в Японии. Мы даже вместе ходили в храм, чтобы загадать себе женихов в новом году.

— Чё?

Кохару выдала нечто непонятное.

— Тебе, поди, приснилось.

— Ну зачем ты врёшь?

— Сэнсэй, что всё это значит?

Поняв, что дальше сопротивляться бесполезно, Тихиро прицокнула языком.

— Появились небольшие проблемы, и я не полетела

— А?! Что-о?!

Сората по-настоящему удивился.

— Выходит, мне не надо было увозить девушек к себе домой?

— Да уж, зря старался. Вынеси урок.

— Вон оно как, сэнсэй? Вы меня ненавидите? Презираете? Что я вам сделал?!

— Да не особо я тебя ненавижу или презираю.

— Ну уж нет! Хоть как-то объяснитесь!

— Неужели ты ещё ничего не рассказала, Тихиро-тян? — беззаботно протараторила Кохару.

Сората призадумался, что же тут происходит, но не слишком беспокоился. Его озадачило только то, как лицо Тихиро напряглось, а взгляд стал колким.

— О чём не рассказали?

— Какой прок рассказывать о том, что ещё не решено?

Она не ответила на вопрос Сораты, а бросила фразу в адрес Кохару. И в её голосе промелькнули нотки раздражения.

— Сэнсэй.

— Но это ведь вопрос времени.

Кохару ответила привычным тоном. Парочка стала игнорировать Сорату, и тот оказался лишним в разговоре.

— Вы о чём говорите?

Но он не отступил.

— В данный момент тебя это не касается.

— Если потом будет касаться, то расскажите всё сейчас.

Тогда он сможет заранее морально подготовиться.

— Это, Канда-кун.

— Кохару, не смей говорить лишнее.

Под острым взглядом Тихиро Кохару несвойственно для себя потупилась и сказала:

— Ну вот, Канда-кун.

— Канда, у тебя же сегодня презентация? Вот и думай о ней.

— Ладно.

Тихиро вела себя немного не так, как обычно. Бывало, она выпьет в Сакурасо и теряет контроль над словами, но настолько гнетущая аура вокруг неё никогда не витала.

— Давай быстрее уходи.

Сората не думал успокаиваться, но даже продолжай он гнуть свою линию, ему бы ничего не рассказали. Парень это прямо-таки чувствовал по виду Тихиро.

Как ему и сказали, сейчас лучше сосредоточить мысли на презентации.

— Тогда я пойду.

— Канда.

— Что?

— Только не надо всё доводить до идеала.

— А?

Слишком уж неожиданно Тихиро это произнесла, потому Сората сразу её не понял. Но проморгав несколько раз, он догадался, что она дала ему нелепый совет для презентации.

Вот только парень не совсем понял его смысл.

— А, ага, возьму ноги в зубы и постараюсь.

— Нет, ты вообще не понял. Я тебе говорю, чтобы ты не старался.

Бросив это напоследок, Тихиро взяла с собой Кохару и ушла прочь.

— Тогда объясните, чтобы я понял.

Сората принялся прокручивать в голове слова Тихиро.

«Только не надо всё доводить до идеала».

И как прикажете понимать?

«Я тебе говорю, чтобы ты не старался».

Он вообще не понимал. Разве не нужно постараться? Ради этого Сората пожертвовал новогодними праздниками в Фукуоке. Чтобы идеально подготовиться и провести идеальную презентацию.

— Ну, поди, ничего особенного она не имела в виду.

Что уж тут говорить, её лени мог позавидовать любой тунеядец в мире. Отбросив тревожные мысли, Сората затопал к классу искусств в смежном здании.

Перед классом Сората пересёкся с группой людей, похожих на персонал университета. Один из них нёс под мышкой большую картинную раму — наверное, чтобы украсить какое-то лобби, как и говорила Тихиро.

Сората сунул нос в класс и увидел там одну-единственную Масиро.

Присев на стул в углу, она увлечённо читала мангу — сёдзё-мангу, которая года два назад стала большим хитом и дала начало аниме. Картина была не то чтобы странная, но почему-то Сорате стало не по себе.

Пускай Масиро была новичком, она уже стала признанным мангакой, чью мангу серийно выпускали в ежемесячном журнале. И то, что она читала мангу, не выглядело странным. Работы других людей могли научить чему-нибудь. Но, говоря по правде, Сората впервые увидел, как Масиро самозабвенно читает.

С наступлением утра она уселась читать. Она не отрывалась от своего занятия даже по пути в школу, и Сорате пришлось тащить её силком. Если Масиро так себя вела утром и сейчас, то как же обстояли дела на церемонии открытия и классном часу? Утром она читала первый том, а сейчас, словно подтверждая опасения, держала уже седьмой.

— Сиина, пошли.

— ...

— Эй, Сиина.

Как только Сората позвал её снова, Масиро встала. Но не оторвалась от манги. Оставленный без выбора, он взял девушку за локоть и вышел с ней из класса.

— Чего ты внезапно подсела на мангу?

— Учёба.

— Аяно-сан тебе сказала?

С ней без ведома Сораты связалась её редактор?

— Совет Риты.

— А?

Сората припомнил, как Масиро говорила про консультацию у Риты.

— И что у тебя за учёба?

— Секрет для Сораты.

— Когда так говоришь, мне становится ещё интереснее.

— Эй, Сората.

— Чего?

— Ты знаешь, что такое Валентин?

От безбашенного вопроса у Сораты, идущего по лестнице, окаменели ноги, и Масиро ударилась о его спину.

— Да просто день, когда можно узнать ценность своей жизни, а что?

Ответ Сората подобрал действительно жалкий, но чего ещё ожидать от него, раз никаких приятных воспоминаний об этом дне у него не осталось. Во всяком случае, его ответ звучал намного лучше, чем у Рюноске, который описал бы праздник как день, когда шоколадные компании сбывают свой товар по всей Японии.

— Если знаешь, то хорошо.

— Думаю, только ты одна во всей Японии не знаешь.

— ...

— Ты хоть слушаешь?..

Вообще, в Англии тоже отмечали День Святого Валентина. Хотя из просмотра телевизора Сората помнил, что праздник в разных странах отличался.

Спустившись на первый этаж, он заметил знакомую спину.

В тени от колонны в коридоре пряталась Мисаки. И глядела она в сторону обувных шкафчиков.

— Мисаки-сэмпай, чем занимаешься?

От приветствия у той дёрнулись плечи, и она развернулась.

— А, Кохай-кун? Ты меня напугал.

— Даже сэмпаи пугаются, да?..

Само её существование пугало...

— Ты за кого меня держишь, Кохай-кун?

— За внеземной организм.

— Вот земляне с точки зрения инопланетян тоже инопланетяне.

Наконец-то она признала себя инопланетянкой.

— Сората.

Тут послышался голос Масиро. Она глядела прямо за колонну, куда недавно таращилась Мисаки.

— Что такое?

— Там Дзин.

Уловив суть, Сората тоже высунулся из тени колонны. Дзин был там. Но не один. А с президентом школьного совета… нет, с бывшим президентом. Они уже переобулись и теперь болтали. Нет, бывший президент жаловался в одну каску.

— Иди домой, Митака.

— Ну так. Я тоже жду Хаухау.

С учётом ситуации, имя прозвучало на редкость неожиданно. Ну, скорее, это было прозвище, нежели имя. Мисаки упоминала какого-то друга Хаухау, который отвечал за звук в её любительском аниме. Он учился на третьем году музыкального направления и мог создавать как впечатляющую фоновую музыку, так и звуковые эффекты, он же помог в создании «Галактического кота Няборона» для школьного фестиваля. Сорате до сих пор не довелось познакомиться с ним.

— Прячьтесь, вы двое!

Мисаки потянула Сорату за воротник. И сразу же вдали раздалось:

— Всё мне кажется, что там кто-то есть.

Бывший президент повернулся к колонне, за которой прятались Сората и остальные.

— Ква-а, ква-а.

Пытаясь сбить его с толку, Мисаки принялась странно кричать.

— Откуда здесь лягушка-бык?! — тихо возопил Сората. Для их ситуации больше подходила кошка или крыса. Хоть ни того, ни другого в школе не водилось… но встретить их можно было с большей вероятностью, чем лягушку-быка.

— Когда дело касается имитации лягушек, я в себе уверена!

— Засунь свою уверенность знаешь куда!

Теперь, когда они так расшумелись, кому-то придётся выйти. Мисаки не очень-то хотела, а Масиро не смогла бы уладить ситуацию. Альтернатив не осталось, потому Сората решил сделать вид, будто ведёт Масиро домой, и вышел с ней к Дзину и бывшему президенту.

— О, Дзин-сан.

В ответ на наигранное удивление Дзин кисло улыбнулся. Наверное, сразу заметил, что за колонной прячутся Сората и прочие. Они жили вместе достаточно долго, чтобы Дзин догадался по одному лишь голосу.

— Идёте домой в обнимку?

От услышанного Сората переглянулся с Масиро.

— Не так уж и в обнимку.

— Идём в обнимку.

Масиро и Сората одновременно выдали прямо противоположные ответы. И опять переглянулись.

— Давай сегодня без мандзай, быстрее дуй домой. У тебя же презентация? Хватит бить баклуши.

— Так-то да… но порой баклуши бить полезно.

Сората выбрал немного дерзноватый тон, намекая, что пора бы Дзину подумать о Мисаки.

Но это не проняло.

— А ты бесцеремонный. Стал замечать, каким ты становишься тугим.

— А чего ещё ожидать, конечно же, у меня с самого утра тело как каменное.

— Тогда ты умело это скрываешь.

— Дзин-сан, ты не собираешься в Сакурасо?

Краем глаза Сората заметил бывшего президента. Встретился с ним взглядом, на автомате поклонился, и на лице экс-президента появилось трудно описуемое выражение. Наверняка вспомнил школьный фестиваль.

— Ну, я решил до конца экзаменов остаться в комнате президента… то есть бывшего президента школьного совета.

— Эй, не решай за всех. Разговор шёл только о зимних каникулах!

— А, ну тогда попрошу прямо сейчас.

— Ещё чего!

— Если тебя это беспокоит, я всегда буду выходить, когда позовешь Хаухау.

— Д-да кто тут беспокоится?! И вообще, я и Саори...

Судя по разговору, так по-настоящему звали Хаухау.

— Значит, вы не держались за руки?

— Э-это...

Опять Сората встретился взглядом с бывшим президентом — тот сверлил его глазами. Выдержкой Дзина Сората похвастаться не мог, потому-то не хотел испытать на себе гнев экс-президента...

— Судя по реакции, уж за руки вы держались?

— Я-я не обязан обо всём тебе докладывать.

— Понятно, так вы даже поцеловались.

— ?!

Отведя взгляд, бывший президент вскипел и покраснел до ушей. Похоже, слова Дзина вывели его из себя.

— Прости, Соитиро-кун. Заставила ждать.

Тут к ним затрусила одна школьница. На коротких развевающихся волосах она носила большущие наушники. Для девушки она поражала ростом и длиной конечностей. И взглядом, и видом она источала уверенность, и Сорате девушка показалась по-настоящему красивой.

— Что, и Митака с тобой?

Подошедшая школьница, увидев Дзина, недовольно скривилась.

— Выходит, Хаухау игнорирует всех, кроме Соитиро-куна?

— Само собой. Он же мой парень.

— Вот так, Соитиро-кун.

— Не зови меня так, Митака, мерзко.

— Ну вот, Хаухау.

— И не называй так Саори, сколько раз тебе повторять?! Ты это понимаешь, но почему постоянно стебёшься надо мной?

— Думаю, потому что ты настолько бурно протестуешь.

Непроизвольно влез Сората. Обстоятельства говорили о том, что красавица перед ним была тем самым Хаухау. Одновременно вспомнилось, что бывшего президента школьного совета зовут Татэбаяси Соитиро.

Эта Хаухау заметила Сорату и пристально на него уставилась.

— Я...

— Канда Сората-кун, а это Сиина Масиро, да?

Неудивительно, что она знала гениальную художницу Масиро, но чтобы ещё и Сорату — это уже изумило.

— Я много чего слышала о вас от Мисаки.

Сорате стало интересно.

— Это, я Канда Сората. Рад знакомству… Хаухау-сан?

— Химэмия Саори. Отныне зови меня Химэмия-сан.

Всем своим видом она показывала, что не оставляет иных вариантов. И что лучше у неё не спрашивать о происхождении прозвища «Хаухау».

— Э, ну, да. Химэмия-сэмпай.

— Похоже, тебе не нравится прозвище Хаухау.

— Сколько тебя и Мисаки ни проси, всё равно не прекращаете.

— Раз Мисаки не прекратила тебя так называть, то не так уж оно и противно, а?

— Э-это...

У запротестовавшей Саори заплёлся язык.

— Ну так что, Саори, уже домой?

— Прости, Соитиро-кун. Нужно поговорить с учителем насчёт учёбы за границей, иди один.

— Раз так, подожду здесь.

— Да ладно. Холодно ведь.

— Пока не выпустились, хочу ходить домой с тобой как можно больше.

Бывший президент говорил тихо, отведя взгляд. Для Сораты, который видел его исключительно как уверенного в себе парня, он предстал в совершенно новом свете.

Дзин разъяснил Сорате, что Хаухау после выпуска будет учиться за границей, в Австралии.

— Угу… поняла. Вернусь как можно скорее.

— Нет. Обсуди всё с учителем нормально. Важная тема, как-никак.

— Спасибо. Тогда я пойду.

Слегка помахав рукой, Саори быстрым шагом удалилась.

— Такая неиспорченная~

— Если и дальше будешь надо мной смеяться, не позволю оставаться у меня.

— Да я особо и не смеюсь.

Со стороны всё выглядело иначе.

— Тогда что с твоим отношением?

— Типа завидую тебе.

— ...

Бывший президент заткнулся, чтобы уловить истинные мотивы Дзина.

— На самом деле я тоже хотел вторую половинку… Вот.

Дзин поднял взгляд к далёкому небу, которое ширилось за выходом, и прикрыл глаза от ослепительного света. Но солнца не было. Потому что тучи застелили всё небо.

— Не суши мне мозги.

— А я и не сушу, я говорю серьёзно.

— Я не про то.

— Тогда про что?

— Ты добровольно сдался и типа завидуешь другим, вот на что я злюсь.

— Неплохо~ Какой ты прямолинейный, экс-президент. Такие, как я, до сих пор живы благодаря людям, которые их отчитывают.

— Опять чушь несёшь, — произнёс бывший президент, но Сорате подумалось, что Дзин не врал. Несмотря на то, что Дзин никогда не выкладывал всю правду, всё-таки казалось, что какая-то истина в его словах пряталась. Вот как сейчас.

— Ладно, пойду первым домой. Приготовлю поесть и подожду.

Помахав рукой за спиной Сораты, Дзин утопал в одиночку.

— Митака.

— М?

— У тебя же нет ключа?

Бывший президент окликнул Дзина, который уже вышел наружу, и кинул ему ключ. Тот поймал его одной рукой и расплылся в ухмылке. Затем, жалуясь самому себе на холод, сунул обе руки в карманы, смешался с другими учениками и растворился на дороге, ведущей к школьным воротам.

Сората и Масиро остались, а вместе с ними и экс-президент.

— Если дел у вас больше нет, берите лягушку и топайте домой, — сказал экс-президент и, чтобы уйти от сквозняка в коридоре, направился к торговому автомату у лестницы. Там он и будет ждать Саори.

Когда Сората обернулся к колонне за спиной, оттуда высунула голову Мисаки, напоминая испуганное животное. К груди она что-то прижимала обеими руками, что-то ценное. Купленный в Фукуоке оберег для экзаменов. Наверное, хотела передать его Дзину. Но после рождественской ночи не могла с ним даже заговорить.

— Сэмпай, пошли тоже домой.

— Угу.

Мисаки вяло вышла из тени колонны.

Переобувшись, троица вместе пошла наружу.

— Хаухау-сэмпай… нет, Химэмия-сэмпай красавица, правда?

— Угу.

— Да ещё и с бывшим президентом встречается.

— Ага.

— Прям удивительно. Но что самое удивительное...

Сората обернулся к торговому автомату, где должен был остаться экс-президент. Отсюда его фигуру уже было не разглядеть.

— Он… раскусил твою имитацию лягушки.

Одно это делало из него необычного человека.

Часть 2

Дыхание давалось с трудом. Даже когда он глубоко втягивал в себя воздух, чувство удушения не пропадало. Разумеется, и ослабление галстука на воротнике рубашки не помогло.

Пройдя билет-контроль в метро, Сората, одетый в деловой костюм, осторожно пошёл по лестнице, отчаянно пытаясь привести дыхание в норму.

Но как бы медленно он ни шёл, сколько бы ни дышал глубоко, никакого эффекта не добился. Ещё бы. На самом деле дыхание никак не ухудшилось. И кислорода очень даже хватало.

Нога ступила на последнюю ступень длинной лестницы. Не привыкший к чужой одежде Сората вышел на поверхность, заставил себя собраться и поднял лицо.

После церемонии открытия он вернулся в Сакурасо, немногим раньше обычного пообедал, ещё раз отрепетировал презентацию и направился к месту проведения.

Его, поднявшегося из подземки, поприветствовал главный офис платформодержателя. Таким образом, они не виделись примерно четыре месяца.

В прошлый раз подходило к концу лето. С приходом зимы картина производила уже другое впечатление — то ли из-за одежды снующих туда-сюда прохожих, то ли из-за другого воздуха.

Удивило то, что здание выглядело меньше, чем вспоминалось.

— Вряд ли это я вырос, скорее уж навоображал себе дом более внушительным.

Глядя вверх на офисное здание, Сората сухо посмеялся самому себе. Если он не будет искусственно поддерживать себя в уверенном состоянии, напряжение, засевшее в животе, проглотит всё его тело.

Парень посмотрел время на телефоне: три часа сорок пять минут после полудня. Договаривались на четыре, потому Сората немного поспешил.

Когда он подумал, как бы убить минут пять, в руке завибрировал мобильник.

На экране появилось уведомление о сообщении.

Палец, которым Сората попытался нажать на кнопку, потерял в подвижности. Конечно же, виной послужил не холод.

Убеждая самого себя, что он в порядке, парень открыл сообщение.

Его отправила Нанами.

«Может, это на тебя надавит, но я всё равно хочу сказать».

Здесь текст делал паузу. Но ниже продолжился. И когда Сората пролистнул вниз на пять строчек, появилась концовка:

«Постарайся!» — одно единственное слово. Но от него Сората внезапно прикусил нижнюю губу. А потом ещё и зажгло в уголках глаз.

Они пообещали друг другу, что постараются изо всех сил, потому её фраза принесла радость. И означала она не пожелание слепой удачи, а призыв выложиться на полную. Потому-то Сората и нашёл в себе силы. Потому что она тоже выложится на полную.

Короткий возглас Нанами нежно колыхнул струнки его души.

Совсем немного, но напряжение в теле ослабло.

Непослушными пальцами Сората набрал ответ.

«Всё будет!»

Он вставил мощное высказывание. А потом ещё добавил пустых строк и подытожил:

«Ну, так уверенно заявляю, потому что пишу».

На экране появился значок конверта, который потом взмахнул крыльями и улетел адресату.

Убедившись в успешной отправке, Сората потопал ко входу в здание. Ответа ждать не стал. Нанами вряд ли отправила бы его сейчас. Наверняка она и над этим сообщением долго раздумывала, колеблясь между тем, отправлять его или нет, но в итоге всё-таки решилась. Вполне в её духе.

Набравшись храбрости, Сората уверенной походкой миновал вход. Ему даже удалось ответить на приветствие охранника лёгким поклоном.

Повесив пальто на руку, Сората встал у ресепшена, где его встретили три девушки.

— Разрешите обратиться. Меня зовут Канда Сората. Я по поводу презентации «Давайте сделаем игру», — немного быстро протараторил Сората, но слова не зажевал.

Хотя бы это успокаивало. Сегодня он поставил перед собой цель провести презентацию без единой ошибки. И не мог завалить в том числе и приветствие.

— Очень приятно, мы всегда рады вам услужить. В настоящий момент руководитель организует приём, поэтому не согласитесь ли немного подождать? Присядьте.

Молодая дама за стойкой указала Сорате на стул за его спиной. Затем парень записал своё имя в журнале посещений и повесил на шею карточку гостя.

Следуя указаниям, Сората занял стул позади и принялся ждать.

Просторное лобби давало чувство свободы, а если поднять глаза, взгляду открывался поистине красивый вид. В прошлый раз он не обратил внимание. Из-за предельного напряжения не заметил то, что было у него перед глазами.

Сейчас, когда Сората начал вспоминать, в памяти оказалось много тёмных пятен.

Спустя где-то три минуты ожидания его окликнула знакомая сотрудница. Она же встречала его и в прошлый визит.

— Я не ошибаюсь, вы Канда-сан?

— Да. Безмерно благодарен вам.

— Мы тоже вам безмерно рады. Хорошо, давайте я немедля провожу вас к месту встречи.

Использовав карточку гостя, Сората прошёл через контрольный пункт, похожий на пункт проверки билетов на вокзале. Потом вошёл в лифт, который приятно прозвенел, и без остановок доехал до 25 этажа.

Пока что всё выглядело, как в прошлый раз, потому и удивляться было нечему.

После прибытия на 25 этаж Сорату отвели в зал заседаний номер 7, который выделили для участников презентации.

Но там Сората больше никого не увидел.

— Не могли бы подождать здесь?

— Конечно.

Медленно выдыхая, Сората сел на ближайший к двери стул. Спокойно прикрыл глаза. И стал прокручивать у себя в голове начало презентации.

К счастью, в туалет он сходил на станции.

Ощущение времени притупилось, и парень не мог ясно сказать, прошло ли уже пять или десять минут.

Как только дверь в зал открыли снаружи и появился сотрудник компании, Сората решил, что пришла его очередь.

— Канда-сан, приношу извинения за спешку, но я хотел бы уже начать вашу презентацию. Вы готовы?

Если бы Сората мог ответить на услышанное «подождите немного, пожалуйста», то ни о чём бы потом не волновался.

— Да, — коротко ответил он и встал.

Сотрудница офиса проводила взглядом Сорату, который, чтобы не потеряться в хитросплетениях коридора, шёл по пятам за мужчиной.

Слегка выдохнув, он сосредоточился на ощущениях. Обострил чувства. И настроился на бой.

Всё в порядке. Я много репетировал, и выходило отлично. И сейчас тоже всё получится. Я ещё покажу. Боевого духа мне не занимать.

— Прошу сюда.

По приглашению сотрудника Сората вошёл в зал заседаний.

Там оказался не тот конференц-зал, как в прошлый раз. Сората заметил это, когда поклонился сидящим в ряд членам жюри, и переместился к ноутбуку перед экраном.

И как только он поднял голову, его ошарашило. Комната оказалась узкой. Жюри сидело настолько близко, что парень отчётливо видел выражение их лиц. Он не мог с уверенностью сказать, те же это люди, что в прошлый раз, или нет. Исполнительного директора компании в центре и гейм-дизайнера Фудзисаву Кадзуки справа Сората узнал, но остальные трое ничем не отличались от прочих взрослых.

С такого расстояния не составляло труда различать даже мелкую реакцию судей.

Совершенно такого не ожидав, Сората стремглав перепугался и проглотил слюну, давя в себе желание убежать.

Поле зрения медленно сужалось. Разум застилал туман. Всё это ещё сильнее разжигало в Сорате нетерпение и взбалтывало мысли.

В любом случае, лучше будет что-то говорить. А там, глядишь, получится взять себя в руки.

— Я Канда Сората. В вашем полном распоряжении.

От растерянности он сорвался на фальцет. Судьи вполне могли бы посмеяться над ним, но не подали виду.

На раз-два растеряв отвагу смотреть вперёд, Сората, лишь бы опустить от стыда голову, поклонился мужчинам. И ударился лбом о микрофон.

Тут же раздался тяжёлый звук, разлетевшийся эхом по тихому конференц-залу.

Не выдержав, один из судей всё-таки захихикал. Фудзисава Кадзуки.

— Фудзисава, — строго пожурил директор, сидящий в центре.

— Простите. Впервые вижу, как кто-то ударяется головой о микрофон. Увидеть такое своими глазами — бесценный опыт.

Директор одним лишь взглядом заставил Кадзуки, который от смеха уже схватился за живот, замолчать.

От стыда у Сораты словно загорелась голова и раскалилось лицо. Ещё и уши раскраснелись.

Вроде как представился шанс выправить недавний промах, но идеально уже не выступить, потому что конкретно оступился в самом начале. А ведь ещё даже не начал объяснять содержание проекта...

Уже не получилось набрать высший балл.

Но сейчас Сората не мог повесить нос.

Он поднял взгляд. К удивлению, перед глазами ничего не плыло, как недавно.

В голове, которую заволакивала пелена тумана, тоже прояснилось.

«Не вздумай стремиться к идеалу».

Внезапно вспомнилась фраза Тихиро.

А может, дело было вот в чём. Смышлёно, красиво и идеально. Если руководствоваться этими принципами и стараться не допустить ни единой ошибки, то повесишь на себя лишний груз и как раз таки возникнут огрехи.

Наоборот, если допустить небольшой промах и относиться к нему как к чему-то неизбежному, он не нарушит ритм работы и удастся спокойно продвигаться к своей цели.

Вот что имела в виду Тихиро.

— Что-то не так?

Обеспокоившись тем, что Сората погрузился в мысли, мужчина в очках, сидящий рядом с директором, окликнул его. Лет ему было за сорок.

— А, прошу прощения. Всё в порядке.

Теперь голос Сораты звучал нормально и не сорвался в фальцет.

Думая о том, что высший балл в любом случае уже не светил, парень расслабился и настроился на дело.

Он обратился к слушателям:

— Позвольте начать презентацию «Ритмичного бойца».

Непринуждённо потянувшись к мышке, Сората сделал один клик. Пальцы ещё не слушались полностью, годилось и одно то, что просто двигались.

На экране, где отображался титул игрового проекта, сменилась страница — теперь вывелась суммарная информация.

— Для начала рассмотрим основное содержание.

Всё шло нормально, и голос не дрожал. Немного трясло, но в пределах ожидаемого.

— Жанром выбран ритм-экшн. Если дать простое описание, то… это игра, в которой нужно попадать в ритм мелодии, в такт нажимать на кнопки, и тогда персонаж будет наносить удар по противнику, а цель — до конца мелодии сокрушить врага.

Глядя на экран, Сората продолжил:

— Сведение вместе изображения и музыкальной композиции станет ключевой особенностью данного проекта. Изображение, с которым заканчивается мелодия, в случае воспроизведения превращается в красивое музыкальное видео.

Он перелистнул страницу.

— Целевая аудитория — от учеников средних классов до студентов, но управление будет простым, поэтому должно стать интуитивным независимо от возраста и пола.

Почувствовав себя немного более уверенно, Сората переместил взгляд на экран.

— Но я думаю, основной аудиторией игры будут ученики средних и старших классов и студенты. По той причине, что именно эта возрастная группа заинтересуется «комбинацией видео и музыки», являющейся ключевой особенностью данного проекта.

Парень использовал лазерную указку, чтобы заострить внимание на списке видео-сайтов.

— В последние годы получили распространение смартфоны, коммуникаторы и портативные плееры, на которые легко загружать данные и с помощью которых можно в любом месте наслаждаться «видео» и «музыкой». Для молодого поколения, в том числе меня, просмотр видео-сайтов уже стал частью повседневной жизни.

Этот элемент Сората добавил уже потом, сформулировав его на основе рекомендаций Горничной и советов Нанами.

Парень не знал, правильно ли говорил. Узнает после завершения презентации.

— Неотъемлемыми элементами являются возможность просматривать видео в любое удобное время, оставлять комментарии, а также легко загружать его в сеть. Любой может предлагать своим друзьям контент и делиться комментариями, что создаёт новую форму общения, и она-то привлекает множество людей, не правда ли? Я считаю, что эта особенность позволит сделать данный проект востребованным. Потому что пользователи получат средство для загрузки на видео-сайты своих игровых записей, которые выражают их индивидуальность. К тому же, если видео и музыка будут хорошими, они соберут ещё больше комментариев и просмотров, а потом привлекут внимание людей, не знакомых с играми… другими словами, получат широкую огласку.

Договорив, Сората сделал небольшую паузу.

Затем:

— В самой сути общества скрыта возможность привлечь к данному проекту большое число пользователей, что позволяет сделать такое предложение.

Если бы их глаза встретились, Сората бы занервничал, потому он посмотрел в сторону пятерых судей, но ни на кого конкретно. Реакцию они показали непонятную: каждый член жюри молча хмурился.

— А теперь позвольте рассказать о проекте более детально.

Сейчас раздумья ничем не помогли бы. А если и оглядываться на своё выступление, то уже после его окончания. До сих пор Сората говорил чётко, всё благодаря бесконечным репетициям. Если бы он лишь прокручивал речь в голове, точно не смог бы нормально выступить. Потому нужно было верить в накопленные навыки. И в утомительный труд.

Снова перелистнул дальше. При беглом взгляде на экране появилось изображение традиционного файтинга. Внизу экрана располагалось подобие партитуры, а сверху справа налево двигались иконки, имитирующие ноты и воплощающие собой идею ритм-экшена.

— Начну с того, что целью игрока является попадать в ритм и победить противника. Но как именно противник будет побеждён, зависит от игрока. Во время боя игрокам позволено выбирать кнопки. Например, если нажать ◯, идёт атака «мечом». Если использовать ╳, удар магией. △ запускает атаку ногами, а ⬜ — позволяет сбить противника тараном. Получается, можно использовать только ◯ и победить противника одним мечом, но также можно задействовать все четыре кнопки: сначала рубануть «мечом», потом подбросить противника «ногой» в воздух, сразу же поразить его «магией», а когда упадёт, встретить его «тараном»... то есть игрок может свободно комбинировать атаки. Комбинирование атак станет главным плюсом данного проекта, что позволит игрокам в полной мере насладиться своим собственным «великолепным боевым стилем» и «восхитительными умениями».

Далее Сората продемонстрирует схему комбинаций с помощью иллюстраций Масиро — с их-то помощью точно получится передать всю суть.

— В случае применения комбинированной атаки враг получает дополнительный урон.

На схеме «выбранная комбинация и большой урон» выделили крупными буквами.

— Также при определённой последовательности нажатий появляется возможность применить «Убийственную атаку». Например, при использовании комбинации ◯◯◯╳△ идёт тройной удар «мечом», далее атака «магией» и подбрасывание противника «ногой» в воздух, а потом в дополнение активируется «убийственная техника» с ярким спецэффектом.

В центр страницы выскочила фраза «Выбирай убийственную технику!», а рядом появилась картинка, изображающая персонажа, который обрушивает огромный меч на противника в небесах.

— Помимо убийственных техник, есть более мощные «Суперубийственные техники». Они точно так же активируются специальной комбинацией кнопок. По сравнению с убийственными техниками они выглядят более эффектно, и независимо от успешности попадания в ритм, персонаж будет выполнять их автоматически. Но чтобы не терялся смысл в правильном ритме, конечный урон суперубийственных техник будет зависеть от него. Разумеется, при успехе урон получится во много раз больше.

Объясняясь до сих пор на одном дыхании, Сората медленно выдохнул.

— При этом в случае непопадания в ритм противник наносит урон, и персонаж теряет выносливость. Если в итоге выносливость упадёт до нуля, это будет означать поражение и конец игры. Получилось немного упрощённо, однако это основная суть игры. Теперь позвольте перейти к объяснению прочих аспектов.

Перелистнув страницу, Сората открыл раздел, посвящённый кастомизации персонажа.

— Облик и экипировку персонажей игроки могут менять согласно личным предпочтениям. Оружия тоже в избытке, например, с «мечом» и «ружьём» бой будет протекать совершенно по иной схеме, что добавит увлекательности.

Он стал рассказывать о следующих пунктах.

— Также я раздумываю о возможности совместной игры. Она позволит игрокам без особых проблем разделять между собой сложную по прохождению мелодию, при этом игроки будут шумно веселиться и получать от игры больше удовольствия.

Сората разом проглотил слюну, подступившую к горлу.

Раз он дошёл досюда, осталось объяснять немного.

— Что касается сеттинга, предлагается электронный мир. Баги и вирусы — это монстры, так сказать, вражеские существа, и чтобы пресечь их размножение, игроки посылают в бой своих персонажей.

На большом экране открылся впечатляющий вид на игровой мир. Его нарисовала Масиро, и только лишь в тот миг все пятеро слушателей подняли лица.

Как и ожидалось от рисунка Масиро. Именно сейчас сердца судей затрепетали. Сората обладал достаточной выдержкой, чтобы лишь посмеяться про себя.

— Я закончил, позвольте подвести итоги данного проекта.

На экране открылась последняя страница.

— «Удовольствие от прохождения крутой мелодии в сочетании с крутой победой над врагом» — главная мысль данного проекта. В соответствии с ней в сердцах пользователей поселится азарт веселья, и одновременно у них расцветёт желание «поделиться с кем-нибудь», сформируется феномен «передачи от индивида к индивиду». Моя цель — создать игру, в которую «будет весело играть» и которую «весело просто смотреть».

Оторвав глаза от экрана, Сората развернулся к судьям.

— На этом презентация «Ритмичного бойца» завершена. Благодарю за внимание.

Он молча склонил голову в поклоне. И между делом сделал глубокий вдох.

Он сделал то, что следовало. В самом начале из-за напряжения он допустил нелепую ошибку, но благодаря ей, наоборот, смог в итоге расслабиться, и лицо не побелело, как в прошлый раз.

По собственной прикидке, Сората выступил отлично. Нет, вышло не совсем идеально, но хотелось думать, что близко к идеалу. Ещё лучше он вряд ли бы смог.

Если и этого окажется недостаточно, придётся задействовать ещё больше скрытых резервов.

Сората приготовился к серии вопросов и ответов.

— ...

Первым в поле зрения попал директор, сидящий в центре. Он не двигался, прикрыв глаза и сложив на груди руки. Люди вокруг, включая Фудзисаву Кадзуки, ожидали первого слова директора.

В прошлый раз директор незамедлительно указал на провал. Из-за той психологической травмы Сората отвёл взгляд.

Подскочил пульс. Аж в груди заболело. Мощные удары сердца стали слышны даже снаружи. Тишина давила. Если вопросов нет, Сората хотел быстрее узнать результат. Но не мог сделать нечто ужасное — потребовать его. Тем более рот пересох.

Разумеется, не ведая о настроениях Сораты, директор грузно заявил:

— Фудзисава. Если бы ты занялся разработкой, сколько бы ушло средств?

— Что, почему так внезапно?

Несмотря на смущённый тон, выражение лица Кадзуки нисколько не поменялось. Но в воздухе повисла более дружелюбная атмосфера.

— Ответь на вопрос.

— Не могу сказать наверняка, но если приблизительно, то с учётом отладки мне понадобится как минимум сто миллионов, — назвал он, как ни в чём не бывало, столь внушительную сумму.

— ...

У Сораты буквально отвисла челюсть.

Теперь слово вставил мужчина в очках, сидящий возле директора:

— При стоимости пятьсот йен понадобится 200 тысяч скачиваний, поэтому идея непрактична.

И одновременно передал директору какую-то записку.

Тот взглянул на неё.

— Если речь зашла о выгоде, я думаю, есть вариант компенсировать затраты, создав дополнительный платный контент. На окупаемость потребуется время, но качественная реализация вместе с новыми песнями, оружием и одеждой для покупки принесут свои плоды. Особенно новые песни. Но минус в том, что тогда неизбежно придётся менять кор-аудиторию.

На предложение Кадзуки директор нахмурил брови.

— Ты теперь ставишь продажи во главе стола?

— Я всего лишь заостряю внимание на возможности. Потому что директор Футаго в чём-то запутался.

— А если вывести вовне?

— Тестовое производство потребует десять миллионов, а полный продукт — наверное, семьдесят. Куда ни выводи, радости много не будет, — словно приготовив ответ заранее, немедленно выдал Кадзуки.

— Десять миллионов на тестовик, хорошо живём.

— И правда. В моё время на весь проект хватало десяти.

Он на что-то намекал.

— Фудзисава, если хочешь что-то сказать, говори.

— Нет… хорошее было время, когда целеустремлённость разработчиков могла справиться с производственными затратами… я просто ностальгирую. И я благодарен вам, директор Футаго, за то, что позволили получить такой опыт.

— Не могли бы вы вернуться к делу? — вмешался недовольный мужчина в очках, метая взгляды в сторону Сораты. Наверное, не хотел, чтобы посторонний это слушал.

— Тогда, может, продавать полным комплектом?

— А лицензии на музыку, как нам с ней поступить? — уточнил мужчина в очках. Ответил ему Кадзуки:

— Если позволим загружать игровое видео, понадобится записать музыку специально для игры. Этим решим проблему авторских прав, и можно будет не беспокоиться о лицензии. Напротив, если будем использовать музыку, на которую нет прав, действия пользователей станут незаконными.

И директор глубокомысленно кивнул.

— Если так, то с учётом предполагаемых продаж один комплект должен стоить 2200 йен. Окупаемость будет уже при 45000. Чтобы выбить бюджет, нужно нацеливаться на 100000.

На слова мужчины в очках директор задумчиво посмотрел в потолок.

Затем бросил взгляд на проект Сораты и отчётливо сказал:

— Неплохо.

Это не значило, что он нахваливает задумку игры. Это-то Сората понимал. А вот то, что директор пустился в непринуждённое обсуждение и улыбался, многое говорило.

Сората, про которого забыли, мог лишь стоять столбом.

Когда все замолчали, в дверь постучали.

В комнату сунула лицо сотрудница в очках.

— Приношу извинение за вмешательство, но время...

Она виновато обратилась к директору. Вероятно, выполняла задачи секретаря.

— Хорошо.

Директор сделал секретарю жест рукой, и девушка отошла к двери.

— Если возможно, нельзя ли сразу рассказать ему результат? Он уже долго стоит и ничего не понимает, — заметил Кадзуки. Раз он всё понял, Сората хотел, чтобы тот его быстрее спас.

— Канда-сан, мы были рады сегодня вас послушать.

— Х-хорошо. Я благодарен вам за выделенное время.

— К сожалению, вынужден заключить, что нашей компании не получится профинансировать данный проект.

— Да...

Всё-таки так просто ничего не получилось бы. От недавнего разговора в Сорату закралась лёгкая надежда, но в итоге всё упёрлось в деньги...

— Однако если вы не возражаете, Канда-сан, не могли бы вы подрихтовать содержание проекта, наш персонал поможет.

— А?

— То есть одобряем наполовину, — пояснил Кадзуки оторопевшему Сорате.

— Директор, время… — с виноватым видом вмешалась секретарь.

— Знаю. Фудзисава, остальное на тебе.

— На мне?

Директор не обратил внимания на протест Кадзуки.

Мужчина быстро встал.

— Канда-сан, приношу извинения за сумбурность. Остальные вопросы с вами решит персонал.

— А, хорошо.

Слегка поклонившись, директор вместе с тремя судьями и нетерпеливой секретаршей покинули комнату. Остался лишь Фудзисава Кадзуки.

— Ну и ну, любит же директор Футаго подкидывать проблем. Хотя с моим-то графиком надо поручать судейство «Давайте сделаем игру» кому-то снизу, — непринуждённо пожаловался Кадзуки. — Итак, с чего начать? Прежде всего нужно проверить твои намерения. Что думаешь?

— Э-это, у меня вопрос.

— Спрашивай.

— В каком смысле мне помогут? Что меня ждёт далее?

За неимением догадок Сората растерялся.

— А, точно. Плохая у меня привычка — считать, что если я что-то понимаю, то понимают и другие. Та~ак, думаю, ты осведомлён, что в последние годы затраты на производство игр резко возросли.

— Да.

— Это влияет и на критерии проведения прослушивания, и если говорить начистоту, большинство идей из заявок отклоняются из-за вопроса бюджета.

Взрослый мужчина обращался к Сорате как к равному собеседнику — удивительное ощущение.

— В моё время хватало десяти миллионов, потому, когда позволяли работать с таким бюджетом, я гораздо чаще принимал на вооружение предлагаемые идеи.

— А теперь уже нельзя?

— Ага. Ты знал? В настоящее время даже добротные игры на мобильные телефоны стоят по двадцать миллионов.

— Т-так много?!

Недавно Сората испугался суммы в сто миллионов, но и двадцать миллионов впечатляли. Да что там, разговоры даже о десяти миллионах давали по мозгам...

— Десять лет назад при нехватке бюджета мы били себя грудь и как-то справлялись, но теперь так не выйдет.

Кадзуки горько улыбнулся. Словно вспоминал былые времена.

— Более того, продажи не увеличиваются вместе с бюджетами.

— Да.

— Потому, если посмотреть на заявки, большинство идей оказываются нерентабельными.

— ...

— Разумеется, важно оценивать увлекательность игры во время выборки, поэтому учёт БП… бизнес-плана не играет значимой роли. При взгляде извне не получится оценить, сколько денег потребует конкретный проект. Профессионалы же могут приблизительно это сказать, взглянув на объём игры.

— Понятно.

— В последние годы мы много помогаем перспективным проектам. С точки зрения бизнеса, мы оцениваем потенциальную прибыль, после чего выносим проект на обсуждение — выделять на него бюджет или нет… В общем, доводим его до стадии производства.

— Если он проходит...

— От двух до трёх месяцев уходит на тестовую версию. На деле она нужна для того, чтобы в ходе производства оценить, будет ли конечная игра такой же интересной, как на бумаге.

— А если нет?

— Проект могут закрыть, а могут продлить тестовое производство на месяц.

— ...

— Теперь уже не нужно волноваться.

— Д-да, именно так.

— И если тестовая версия покажет класс, в производство ныряют с головой. Я ответил на вопросы?

— Да. Большое спасибо.

Рассказал невероятно доступно.

— Ах, да. Идею разработал ты, Канда-сан, и если бюджет утвердят, проект будет идти в соответствии с твоими пожеланиями, не волнуйся. Можем предложить тебе поработать с нашей командой, быть связующим звеном со сторонней компанией, возможен и вариант организовать свою команду, ничего такого. Не станет проблемой даже организовать свою компанию.

— К-компанию?!

Разговор зашёл о чём-то настолько далёком, что Сората не мог себе этого толком представить.

— Хотя с нынешним размахом игр вдвоём-втроём её сделать не получится, потому легко не будет.

— Правда?

Что-то подобное не поддавалось пониманию. Если говорить о создании чего-то, мысль приводила к «Галактическому коту Няборону». Тогда и объёма задач хватало. Но справиться с ними помогла сила отдельных личностей: Масиро, Мисаки и Рюноске.

— Много работы с персонажами, оружием, одеждой и монстрами, и если не оптимизировать её, дизайнеры перегреются. А ещё анимация. Но разговор сейчас идёт о том варианте, если задействовать всё как есть...

— Вон как.

— Кстати, на этапе определения бюджета возможен вариант покупки проекта.

— ...

Рефлекторно подняв голову, Сората уставился на Кадзуки.

— Всё-таки хочешь создать её сам, да? Прошу, успокойся. Ничего у тебя не отберём.

Сорату видели насквозь.

— Ну, теперь, когда ты столько выслушал, что намерен делать?

Попасть на заседание с действующим разработчиком игр было восхитительно. И проект обговорили, и сам Сората узнал кучу интересного. Какие же дискуссии будут впереди… Сердце уже трепетало от ожидания. Каких-то причин для отказа парень не видел.

— Буду рад поработать с вами.

— Ясно. Раз так, я тоже не могу убежать. Да и директор Футако попросил.

Кадзуки встал со стула, подошёл к Сорате и вручил ему визитку.

Сората раньше уже получал её. Хотя тогда его попросили передать визитку Тихиро...

— Здесь мой контактный адрес. А, компания указана не та, что здесь, потому что я из другой компании.

— Это я знаю… нет, догадывался.

На визитке значилось «исполнительный директор». Но название компании не показалось особо известным. Потому что компания Кадзуки не продавала игры сама, а распространяла их через компанию-платформодержателя, куда сейчас явился Сората. Его имя не мелькало в рекламе. Но если назвать конкретные игры, многие сказали бы: «А, знаю».

Тут их прервал стук. Дверь открылась, и появилась девушка, которая вела Сорату от ресепшена до этого этажа.

— Вы ещё беседуете?

Кадзуки остановил девушку, которая собралась выйти.

— Как только вернёшься домой, напиши. Когда здесь всё будет готово, решим дату следующей встречи.

— А, да, огромное спасибо. И ещё, это...

— Да?

— Прошу прощения.

— Чего так внезапно?

— Я передал визитку Тихиро-сэнсэй, но она её разорвала в клочья и выкинула в мусорку.

— ...

На миг Кадзуки оторопел, но потом залился смехом.

— Ладно. Я разве не говорил? Так было бы в любом случае.

— О чём вы разговаривали? — спросила сотрудница в дверях, заинтересовавшись диалогом Сораты и Кадзуки.

— О личном.

— Удивительно. Фудзисава-сан, которого интересует лишь работа, говорит о личном.

Сотрудница ехидно хихикнула. И этим поразила Сорату, который привык, что она не убирает с лица серьёзной маски.

— Не будь такой жестокой.

Кадзуки не стал отнекиваться. Видать, в какой-то степени согласился с её словами.

— Ладно, на сегодня всё.

— Да. Большое вам спасибо.

— Я уже это слышал.

По приглашению Кадзуки Сората вышел из конференц-зала. Пройдя с девушкой по коридору, они вместе зашли в лифт.

— Как только вернусь, напишу вам.

— Ага. Ладно, до скорого.

Кадзуки помахал рукой на прощание, и Сората поклонился в лифте. И даже после закрытия дверей парень какое-то время не разгибался.

Прибыв на первый этаж, Сората вернул карточку на ресепшен и покинул здание.

Небо уже почернело. Но благодаря окружающей иллюминации темнота не поглотила всё.

В голове было пусто. Но ощущения полностью отличались от того, как если бы все воспоминания вдруг исчезли и перед глазами побелело. Сората попросту ни о чём не мог думать. Его не охватила тревога, он всего лишь освободился от любых тягостных мыслей.

Парень пошёл в подземку, перебирая ногами каждую ступеньку лестницы. Пройдя контроль билетов и выйдя на платформу, он стремительно направился к ближайшему месту посадки.

Поезд появился на противоположной платформе. Его остановка привела к шуму от толпы. Зазвучало предупреждение об опасности суетливой посадки.

Двери закрылись, поезд снова тронулся и оставил платформу.

И тогда Сората наконец понял, какая радость в нём бурлила.

Он резко сжал правую руку. Разулыбался. Но рядом ехал мужчина в костюме, потому Сората лихорадочно успокоился. Всё тело охватил порыв запрыгать на месте. Едва удалось сдержаться.

Чтобы он там ни пытался, он стал перемещаться взад-вперёд на тесной платформе. Как бы ни пытался унять ноги, те сами ритмично подпрыгивали. А от возбуждения тряслось тело.

И улыбка всё-таки пробилась на лицо.

«Точно. Нужно всем рассказать!»

Ему много в чём помогали.

Сората достал мобильник и вызвал из телефонной книги Масиро, Нанами, Мисаки, Дзина и Рюноске. Но хоть парень и решился, что именно следовало написать — сообразить не мог.

К тому же успеха он добился лишь наполовину, это не значит, что всё кончилось.

— А-а-а, задолбало!

Встрепенувшись, Сората написал:

«Презентация прошла мегауспешно!»

А потом добавил:

«Это благодаря вам всем! Спасибо!»

Стоило нажать на кнопку отправки, как поезд заехал на платформу.

И кто же ответит первым?

Размышляя об этом, Сората буквально запрыгнул в поезд.

Часть 3

Проехав примерно час на том же поезде, каком ехал на презентацию, Сората прибыл на знакомую станцию перед университетом. Лишь пройдя контроль билетов, парень по-настоящему почувствовал, что вернулся домой.

Сората не задержался в торговом районе и сразу направился к Сакурасо.

Он предвкушал что-то хорошее, но лицо радостью не блистало. Хотя ещё недавно ему изо всех сил приходилось сдерживать улыбку...

Со сложным выражением лица парень уставился на экран мобильника.

Почему-то ни от кого не пришло ответа.

Сората уже начал жалеть, что отправил столь эмоциональный текст. Уж кто-то да мог бы ответить.

Ну, если Масиро рисовала манускрипты, то могла и не заметить SMS. Нанами, если ушла на работу, не могла отвлекаться на телефон, даже написать ответ не могла. Если вспомнить про состояние Мисаки, на неё жаловаться тоже не стоило. Дзин и Рюноске, пускай во многом мыслили по-разному, ответить могли так, что у Сораты глаза вылезут, потому вполне можно было им это списать.

— Да что с ними?

Он ожидал, что все порадуются вместе с ним, потому разочаровался и почти впал в уныние.

Жалуясь себе под нос, Сората примерно десять минут шёл до Сакурасо.

— Э...

Неожиданно посмотрев на пустующий соседний участок, он заметил, то туда привозят строительные материалы. Наверное, будут строить.

Боясь скатиться в полное уныние на ровном месте, парень прошёл через ворота.

Впереди ожидало Сакурасо, как и всегда. Может, презентация и прошла успешно, облик общежития не изменился и красивее оно не стало.

— Мне уже и порадоваться нельзя?..

Неужели нельзя иногда проживать такие счастливые дни, угрюмо подумал Сората, опустив плечи, и открыл двери Сакурасо.

С опущенной головой он вошёл в прихожую.

И в следующий миг раздались голоса:

— Поздравляем~!

Взорвался добрый полтинник хлопушек, и Сорату с головы до ног засыпало бумажными полосками и конфетти.

Перепугавшись от неожиданности, он упал на задницу, и где-то наполовину его похоронило в бумаге. Типичное Сакурасо: там не знали ни границ, ни пощады.

— Вы...

Сидя на полу, Сората поднял взгляд на трёх девушек, стоящих в прихожей. В центре стояла Мисаки, а по бокам — Масиро и Нанами. В руках они держали охапку опустевших хлопушек.

— Думал… сердце остановилось.

— Убийство в Сакурасо! «Трое подозреваемых!», да?

Мисаки встречала его улыбкой во весь рот. Сората давненько не видел её такой и оттого ещё сильнее встрепенулся.

— Каких трое?!

— Эмм… Нанамин среди них.

— Н-нет! Я как раз просила меньше хлопушек!

Если так, почему же Нанами держала их целую кучу?

Заметив, куда смотрит Сората, она спрятала пустые хлопушки за спину. Потом, типа избавляясь от улик, выбросила их подальше в коридор и показала руки, за которые Сората взялся и поднялся на ноги.

С опозданием жахнула ещё одна хлопушка. За спинами девушек стоял, навалившись на стену коридора… скучающий Акасака Рюноске.

— В общем, поздравляю.

— Да, пасиб!

Сората был перед Рюноске в долгу за то, что тот объяснил основы составления плана и научил держаться во время выступления.

— Передай благодарности и Горничной.

— А, она как раз пишет.

— Пишет?

— «Если хочешь поблагодарить, сделай то самое. Спасибо».

То самое. Наверное, она имела в виду отправиться в Англию и кое с кем разобраться. Очевидно, у Сораты не получилось бы, потому надо бы потом обсудить с электронной горничной другие варианты.

— То самое? — спросила Масиро, навалившись на него.

— Некоторые вещи лучше не знать.

— У тебя уже секретики с Горничной, ай да Кохай-кун!

— Не настолько всё у нас!

По возможности Сората хотел с кем-нибудь всё обсудить. Но кому можно довериться, когда его просят об убийстве?

— Он вернулся, давайте устроим «Вечеринку для Кохай-куна»! Меня переполняет энергия, и я наготовила восхитительные блюда, жуй вдоволь, Кохай-кун! — сказала Мисаки и шумно унеслась на кухню.

Снимая обувь, Сората огляделся. Не хватало ещё одного человека, которого он хотел увидеть. Хотя даже Рюноске вышел ради него из комнаты.

— Я пригласила и Дзина-сэмпая, но… как видишь.

— Ясно...

— Угу, но он передал.

— Что?

— «Поздравляю». Вот.

— Незамысловато.

Учитывая, что это Дзин, он постарался бы подколоть...

— Может, у Дзина-сэмпая не очень много времени?

— Экзамены близко.

— Да нет… Я про Мисаки-сэмпай.

— А… Ну, наверное.

— Эй, Кохай-кун! Если не поторопишься, я всё одна слопаю!

Потеряв терпение от ожидания, Мисаки прибежала обратно.

— Ладно, переоденусь и сразу приду, подожди минутку.

— Тридцать секунд!

— Принято!

Сорату, который снял в комнате костюм и явился на кухню, встречал огромный котелок в центре круглого стола.

Судя по виду, такой агрегат использовали в школьных столовых и ресторанах, и по одному лишь взгляду сложно было сказать, какую ораву людей из него можно накормить.

И внутри оказался рис не белый, а цвета бобов адзуки.

— Знаю, спрашивать бесполезно, но всё-таки спрошу! Почему красный рис?!

— Потому что особый случай!

Сорате показалось, что праздновать собрались вовсе не его победу, а что-то другое.

— Так, сначала Кохай-кун, давай налетай! — крикнула Мисаки и раздала всем деревянные ложки.

— А? Вот так и будем? — поинтересовался он, при этом не зная, какие ещё идеи катили. Севшая рядом Масиро пристально уставилась на ложку и о чём-то задумалась. Нанами на миг растерялась. И один только Рюноске вёл себя равнодушно.

— Это как есть окономияки лопаткой, — заметил он.

Как бы то ни было, Сората радовался, что может вот так отпраздновать. Никто не ответил на его SMS, и он подумал, что за дела, а оказалось, ребята попросту захотели устроить сюрприз, вот и молчали.

— Ну, тогда вперёд!

Сората опустил ложку в красную массу, зачерпнул побольше риса и набил им щёки.

Присыпка из кунжута делала вкус мягче, приправы с солью тоже идеально добавили. Было невероятно вкусно, в чём свою роль сыграла и деревянная лопатка.

Вслед за Соратой в бой вступили Мисаки, Масиро и Нанами. А потом присоединился и равнодушный Рюноске.

— Я, конечно, безумно рад поздравлению, но на самом деле всё не так просто.

В конце концов, успеха он добился лишь половинчатого. Взгляды всех сосредоточились на нём, и Сората рассказал, что ему предстоит общаться с разработчиками и урезать свой проект. А потом ждет новое испытание в виде комиссии, которая оценит рентабельность и перспективность проекта...

— Потому-то по большому счёту я не победил.

— Потому-то, когда победишь, отпразднуем ещё потряснее!

Мисаки вернула свой привычный запал. Иное для неё не годилось.

— Угу, как и сказала Камигуса-сэмпай.

— Тогда я снова постараюсь, чтобы потом отпраздновать.

Сората не очень понимал, в какой форме будут проходить его встречи с разработчиками. Смутно он мог представить, но на деле встречи наверняка обернутся чем-то иным. Думал, если спросить у Рюноске, то что-нибудь узнает, но предпочёл не спрашивать. Незнание порождало беспокойство, но беспокойство приятное.

Сорате уже не терпелось. И даже пир вместе со всеми не унимал зуд в теле и желание пуститься в бег.

— Аояма, спасибо за сообщение.

— Угу… Я не помешала?

— Получил его прямо перед входом в офис и настроился на бой.

На его лице появилась естественная улыбка.

— Ясно. Тогда хорошо.

Нанами облегчённо улыбнулась.

— Сообщение? — спросила Масиро.

— Перед презентацией Аояма написала «Постарайся».

Масиро пристально уставилась на Нанами.

— Сората обрадовался сообщению?

— Ага, Обрадовался. Силы прибавилось.

— Тогда подожди.

Встав со стула, Масиро ушла с кухни. Тихий звук шагов переполз на второй этаж.

— Подожди чего?

Адресата вопроса не было, но Сората решил спросить у Нанами.

— Да кто его знает, — отвадила вопрос Нанами, хотя и напряглась.

Немного погодя у Сораты запел мобильник — уведомление о сообщении.

«Удачи».

Отправителем значилась Масиро, недавно исчезнувшая на втором этаже.

Когда Сората не стал отвечать, а просто подождал, Масиро вернулась на кухню.

— И что это за шутка?

— Ты же сказал, что радуешься сообщениям.

— Если пишешь сейчас, не могла бы написать хотя бы «Поздравляю»?! Или ты имеешь в виду, чтобы я ещё больше старался? От тебя такое слышать совсем паршиво!

— Не так, как с Нанами.

Масиро немного разочарованно прищурила глаза.

— А как ещё?!

— По-разному к нам относишься?

— Нет!

— Подлый, тебе Нанами важнее.

— Подлая тут ты.

— Сората угождает только Нанами.

— Да каждый день тебе угождаю, скажешь нет?

Пускай Сората констатировал факт, Масиро ещё дулась. Точнее даже сказать, выглядела она раздражённо.

— Кстати, спасибо тебе за рисунки для проекта.

— ...

— Благодаря тебе объяснения мне дались на редкость просто.

— Правда?

— Ага, без твоих картинок у меня бы точно вышло всё паршиво.

— Тогда я тебя прощаю.

— Ну спасибо.

— Но...

Придержавшая язык Масиро уставилась на Нанами.

— М? Что со мной?

Набивая щёки красным рисом, та отреагировала на взгляд Масиро.

— Ничего.

— Сиина?

— Немного подумаю.

В последнее время Сората плохо понимал Масиро. Нет, он и раньше не особо-то её понимал, но теперь казалось, что загадки её характера поменяли полюс. По крайней мере раньше она не сказала бы, что не понимает себя.

Тоже что-то надумав, Нанами потупила взор.

И тогда со стороны прихожей раздался звук открывающихся дверей.

Первой отреагировала Мисаки: она наверняка ждала прихода Дзина.

Но на кухню зашла не любовь Мисаки, а комендант Сакурасо, Тихиро.

Она взглянула на красный рис на столе, отметила взглядом Масиро с Нанами, после чего спросила у Сораты:

— Ну, и с кем ты?

— Сэнсэй, я забуду только что услышанное, а вы, пожалуйста, давайте заново!

— Сколько ни повторяй, я буду говорить одно и то же. Уверен, что выдержишь?

— Точно сломаюсь! Хватило и одного раза!

Нанами застыла с покрасневшими щеками.

— Аояма, если подашь на сэнсэя в суд за сексуальное домогательство, выиграешь дело. Не волнуйся, я даже выступлю в качестве свидетеля.

— Сэ-сэнсэй, что вы говорите?! — с небольшим опозданием запротестовала Нанами, позабыв стандартный японский.

Но Тихиро пропустила мимо ушей и с невозмутимым видом продолжила тему:

— Ну, и кого тут поздравляют?

— Канда-кун хорошо выступил на презентации, поэтому мы празднуем! Ничего больше! Я тоже сомневалась насчёт красного риса, но когда пришла с работы, Камигуса-сэмпай уже его приготовила...

Более-менее пришедшая в себя Нанами быстро всё объяснила. Тихиро не особо заинтересовалась.

— Ну если Камигуса, то ничего не поделать.

Одного упоминания её имени хватило, чтобы понять ситуацию, что лишний раз заставило устрашиться Мисаки.

— А, сэнсэй.

— Что?

— За моим проектом будет смотреть Фудзисава-сан.

— И что с того?

— Нет, просто подумал, что лучше сказать.

Не желая слушать и это, Тихиро отобрала у Сораты ложку и набила рот красным рисом.

— О как, неплохо.

И снова напихала его в рот.

— А, точно, Аояма.

— Что вам?

Из-за недавнего Нанами ответила учителю с прохладой.

— Тебе пришло.

Тихиро показала конверт размером А4.

В тот миг, когда Нанами взяла его, её лицо полностью переменилось. Недавняя лёгкая атмосфера исчезла, девушка напряглась, её взгляд стал колючим.

Казалось, даже дыхание у неё сбилось.

Она понятия не имела, что находится в не очень толстом конверте.

Вероятно, там был сценарий для прослушивания, которое пройдёт в следующем месяце.

— Аояма, вот.

Сората взял с полки, выделенной под канцелярию, нож для писем и подал Нанами.

Молча приняв его, девушка распечатала конверт.

Взгляды всех сосредоточились на ней.

Из конверта высыпался десяток листков. Массой они не выделялись, но значением для Нанами обладали весомым. Сценарий послужит проверкой способностей, которые она копила в течение двух лет. Будет ли она смеяться или плакать, победит или проиграет — всё решится за один единственный раунд. Прослушивание в следующем месяце определит судьбу. Попадёт ли Нанами в компанию или нет… Слишком суровая развилка ждала впереди: если Нанами провалится, отец вынудит её вернуться в Осаку.

Она слегка прикусила нижнюю губу, и в её взгляде появилась подлинная решимость. Медленно вздохнула. А затем тихо прошептала, словно перемалывая в голове каждый день, через который упорно продиралась вперёд:

— Вот и настало время...

Комментарии