Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Глава 3

Часть 1

До битвы одна неделя. Однако они никак не смогут победить Такаси и его товарищей в их текущем состоянии.

Поэтому Басара разрабатывал план вместе с девушками. Они, несомненно, нуждались в интенсивных тренировках, чтобы повысить боевой потенциал, но из-за ограниченного времени действовать придётся с предельной эффективностью.

Для этого им сперва предстояло узнать побольше об их противнике.

Юки полагалась на умения, превосходно контролировала духовный меч «Сакую», а её способность сражаться на ближне-средней дистанции превращало её в универсального мечника.

Конечно же, Мио и Мария знали это, но Такаси и Куруми оставались темными лошадками. Первым делом нужно выработать против них тактику.

Заклинание Мио держало людей подальше от русла реки, которое использовалось для тренировок.

— Сперва Такаси – он делает упор на скорость, как и я, – начал рассказывать Басара о старом приятеле. — Его боевой стиль – «Быстрое копьё». Обычно он нападет в лоб, блокируя противника резкими атаками. Однако это информация из тех времен, когда я жил в Деревне – то есть, пятилетней давности.

Мио начала постигать сверхъестественные силы лишь полгода назад, поэтому нуждалась в объяснениях. Нахмурившись, она спросила: «Ты хочешь сказать, что, возможно, его стиль изменился?» – на что Басара отрицательно покачал головой.

— Нет. Это невозможно. Я думаю, что Мария уже знает, но боевой класс в значительной степени зависит от врожденной предрасположенности. Конечно, можно тренировать себя в других направлениях, но вероятность превзойти навыки, к которым есть склонность, очень мала. В прошлом я, возможно, был лучше их, но, судя по краткому обмену ударов на днях, думаю, что сейчас они сильнее нас... По крайней мере, Такаси – он точно превосходит нас в силе.

— Не может быть...

Мио заволновалась, на что Мария гордо выпятила грудь.

— Успокойтесь, Мио-сама. Он всё же относится к скоростному классу. Даже если он не хиляк, то всё равно не сравнится со мной – чисто силовым типом.

— Верно. И Мио намного превосходит его в магической силе. Это всего лишь вопрос специализации. Тебе не нужно слишком сильно об этом волноваться. Ты просто должна атаковать со стратегией, подходящей для собственного стиля. Мио, ты принадлежишь к магическому классу – не ниже ранга Высший маг. Просто сосредоточься на дистанционных атаках.

— Но... Он так легко победил демона, с которым мы втроём не могли справиться.

Так вот что не давало Мио покоя.

Действительно, Такаси победил демона-гиганта, загнавшего в угол их троих. Однако:

— Это был другой тип боя – внезапное нападение. В тот момент, прямо перед своей атакой, демон убрал всю защиту, открывшись. В битве лицом к лицу даже Такаси не смог бы победить так легко.

Конечно же, нельзя назвать Такаси слабым лишь из-за этого.

— В любом случае, проблема в...

— В том копье, не так ли?..

Мария закончила его предложение, на что Басара кивнул.

— Да. Длинная пика, которую он использует... это Бьякко – уникальное духовное копьё.

— Под «Бьякко» ты подразумеваешь белого тигра из кургана Такамацудзука, который упоминается в исторических книгах?

— Да. Изначально это мифологический зверь-защитник запада – один из «Четырех символов» Китая. В этом длинном копье сокрыта сила Бьякко.

— Я знала, что клан Героев использует силу мифологических зверей. Однако я полагала, что сила «Символов» привязана к Китаю, откуда и пошла легенда...

— Это так. Стоит сказать, что в этом копье обитает не сам оригинальный Бьякко. Но в прошлом существовал также и японский Бьякко, отличаясь от того, что изображен в гробнице Такамацудзука.

Услышав слова Басары, Мио тут же поняла:

— Один из Четырех Богов Древнего Киото?

Басара кивнул.

— Верно. В те времена процветала тайная космология Оммёдо и часть Оммедзи, которым поручили защиту города, поклонялись Четырём Богам, поэтому для них были созданы ритуальные сокровища. Это копьё и есть одно из них.

Священное оружие создавалось путём вливания сил различных известных Оммедзи, а также усиливалось верой множества людей. Можно было не говорить о том, какой огромной была эта сила.

— Но, тем не менее, с чрезмерно мощным оружием трудно обращаться. Существуют условия и ограничения проявления силы Бьякко в духовном копье. Если будем осторожны, сумеем выстоять против него.

— Мифический зверь-защитник запада... Я полагаю, что позволить атаковать ему в западном направлении будет фатально для нас?

На вопрос Марии Басара помотал головой.

— Нет, всё наоборот. Так как Бьякко – зверь-защитник, то он не может атаковать в западном направлении. Однако, стоя спиной к западу и атакуя в восточном направлении, он получает огромную силу.

Тем не менее, «запад» в астрономических понятиях Китая имеет другое значение, нежели «запад» в привычной для нас системе направлений.

Однако Бьякко – это духовное копьё, созданное по верованиям японской эпохи Хэйан. Поэтому можно с уверенностью предположить, что к нему применяются привычные направления сторон света.

— Согласно китайской концепции «Пяти элементов», Бьякко ассоциируется с металлом, но с точки зрения четырех классических основ, его приписывают к воздуху. Для такого скоростного Такаси это наиболее подходящий атрибут.

— Воздух?.. Тогда что заморозило того демона?

— Это потому что Орион и Телец, которые входят в семь домов Бьякко, в Японии являются зимними созвездиями. Из-за этого у него присутствует ограниченный атрибут льда. Но в лучшем случае это лишь суб-атрибут. Иначе бы он не показал нам его так открыто.

— Басара-сан, ты ранее видел всю силу духовного копья?

— Лично – нет, но я слышал, что оно выпускает могущественный порыв, который сносит всё на своём пути. Но даже при этом, — продолжил Басара, — у длинного копья широкий радиус атаки, но магия Мио бьёт ещё дальше, а преимущество Марии в битве на короткой дистанции. Просто стойте спиной к Западу, сражаясь с Такаси. Но он будет ожидать этого, а двигается он быстрее нас. Даже если Такаси сможет встать спиной к Западу, то любыми средствами уходите с восточного направления.

После вдоха он продолжил:

— Безопасное расстояние и направления атак. Если будем держать это в уме, то точно победим его.

Часть 2

— Хм, я всё-таки не смог так просто найти подходящего места в городе. Как дела у тебя, Такаси?

— Аналогично... Возможно, лучше отказаться от использования обычного барьера, – равнодушно отозвался Такаси на голос Шибы, который доносился из беспроводных наушников

Прошло уже два дня после встречи с Басарой.

Время едва перевалило за полдень.

Такаси и его товарищи разделились, осматривая город.

Они искали подходящее место для битвы с Басарой и девушками. Если бы приходилось заботиться лишь о безопасности граждан, то общественный парк с просторными территориями и лесом стал бы оптимальным решением.

Но в лесах и горах часто находятся духовные точки, которые защищают и очищают землю. Именно поэтому главная река на севере города пересекалась с лесом и холмом в парке.

Он слышал от Юки, что во время предыдущего боя в том лесу на днях Нарусэ Мио перестала контролировать силы и разрушила то место до неузнаваемости. Поток энергии в земле, как и ожидалось, всё ещё был нарушен, что делало данное место непригодным для предстоящего сражения.

Если они небрежно навредят этому месту, то поток полностью уничтожится, что может вызвать разрушение всей территории от стихийный бедствий в будущем.

Кроме того, сейчас у него Бьякко.

Количество мест, где он может использовать всю его огромную силу, неизбежно ограничены с самого начала. В худшем случае ему придется сдерживать эту силу, но...

Нет, место, где всю силу Бьякко можно высвободить, нужно найти непременно…

Их враг не только лишь Нарусэ Мио и её слуга-суккуб. Им также противостоит Басара.

Хаясэ Такаси не забыл ошеломляющее присутствие Басары в Деревне.

Гений.

Талант, с которым он родился, на голову превосходил навык Такаси, и пусть они оба принадлежали к скоростному типу, но Такаси никогда не мог угнаться за Басарой, сколь быстро бы не бежал.

Но то было пять лет назад.

Такаси теперь отличался от себя в прошлом. И не только он – Юки и Куруми тоже.

И точно так же Басара отличался от себя в прошлом. Причем довольно критично.

— Должно быть, Басара и девушки сейчас отчаянно пытаются придумать план...

— Пусть пытаются. Это в любом случае ничего не изменит.

Со времен того ужасного происшествия и до сегодняшнего дня Такаси с товарищами прошли через жесткие тренировки.

Чтобы не забывать трагедию прошлого, они выжгли воспоминания в своих сердцах.

Именно благодаря этому они смогли выдержать суровое обучение и стать сильнее.

Однако у каждого из них имелась собственная причина стать сильнее.

Юки превратила свои чувства к Басаре, которого изгнали из Деревни, в силу.

Куруми обрела силу, потому что желала помочь своей старшей сестре.

А Такаси... Он не хотел повторения подобной трагедии.

Просто желая этого, он смог стать сильнее.

В отличие от Басары, он более результативно прожил эти годы.

Отношения у них не были плохими.

Такаси, как и Юки с Куруми, был другом детства Басары.

Он дружил с ним столько же, сколько и девушки.

Но...

Что же он делал после ухода из Деревни?..

Подумать только – Басара жил вместе с дочерью предыдущего Повелителя демонов, которая могла принести катастрофу в этот мир.

Как он мог так поступить, лицезрев подобную трагедию в прошлом?

Забыв о своей миссии Героя, он, возможно, временно пошел на поводу у чувства справедливости, но похоже, что для Басары трагедия того дня полностью ушла в прошлое.

— Если это так, то я напомню ему...

О его грехе.

О безотвратно исчезнувших душах его товарищей, которые он стёр.

Потому что каждый, кто выжил в том происшествии, был не только жертвой, но и преступником.

Юки смогла подняться ради Басары и благодаря чувствам к нему, но Куруми, ее младшая сестра, не простила Басару. Такаси мог на неё положиться.

Его собственные чувства были теми же.

Хаясэ Такаси высказал их:

— Не забывай, Тодзё Басара... Твой поступок нельзя отменить.

Независимо от того, сколько времени прошло.

Потому что память того дня, выжженная в их сердцах, никогда не исчезнет.

Часть 3

Нарусэ Мио сглотнула от ледяного ощущения в горле.

Перед ней висел кончик Брюнхильды, которую держал Басара.

Он остановил меч на расстоянии миллиметра от неё, потому что они тренировались. Но если бы они сражались по-настоящему... Если бы её противником оказался Хаясэ Такаси, Шиба Кёити или Нонака Куруми, то тогда Мио точно бы умерла.

— Хорошо, давай ненадолго прервемся.

Басара мягко улыбнулся и отвел меч.

— Ах...

Мио рухнула на землю, как только освободилась от давления, которое сковывало её движения.

В то же время всё напряжение покинуло её, а вместо него пришло внезапное изнеможение. Однако...

— Я... всё ещё могу продолжать...

Превозмогая усталось, Мио попыталась подняться. В ответ на её плечи легло мягкое белое полотенце.

— Я знаю. Но мы продолжим, как только ты немного отдохнешь и восстановишь силы. Если переутомишься, то потеряешь сосредоточенность, что намного опаснее.

Мио кивнула, когда его рука опустилась ей на голову.

Басара рассказал им о Хаясэ Такаси – носителе духовного копья Бьякко, а также о Нонаке Юки, Нонаке Куруми, и даже, на всякий случай, о боевом стиле Шибы Кёити, хотя тот и сказал, что в этот раз не будет участвовать в битве.

После этого они ежедневно тренировались в спаррингах.

Мест, где они могли тренироваться, установив барьер или произнеся заклинание, чтобы держать людей подальше, в этом городе хватало – к примеру: известный парк, реки или различные поля для гольфа.

После школы они сразу же шли тренироваться в лес на поля для гольфа рядом с парком. Согласившись со словами Басары, Мио глубоко вдохнула, чтобы восстановить дыхание, а потом...

— Вот, Мио-сама. Спортивный напиток с минералами. Пожалуйста, не допускайте обезвоживания.

— М-м... Спасибо.

Взяв пластиковую бутылку с броским слоганом у точно так же взмокшей Марии, Мио открыла крышку и промочила горло. Приятный холодок разошелся по всему телу.

— Ах, Басара-сан. Могу я попросить о спарринге со мной?

— М? Да, конечно.

Уже прошло два часа с тех пор, как они начали тренироваться. Басара не только в одиночку противостоял одновременно Мио и Марии, но и не показывал ни малейшего намека на усталость.

— Тогда я начну.

— Да. Атакуй.

После короткого обмена фразами, с их лиц сошли улыбки – а в следующее мгновение они уже схлестнулись.

Перед глазами Мио развернулся бой на ближней дистанции, где Басара размахивал Брюнхильдой, а Мария сражалась голыми руками со своей сверхчеловеческой силой.

Любимый меч Басары – Брюнхильда – был заточен с одной стороны и имел широкое толстое лезвие. Поэтому он мог бить тяжелыми ударами обратной стороной меча, а Мария, будучи суккубом, силовик к тому же, обладала высокой физической силой и безболезненно поглощала удары.

Они, конечно же, тренировались. Басара не атаковал во всю силу, но если бы Мио беспечно пропустила один из этих ударов, то не отделалась бы лишь несколькими сломанными ребрами – её бы попросту раздавило. Они обменивались ударами: Басара рубил, а Мария била и пиналась. Удары шли один за другим, защита сменялась атакой.

Смотря за их схваткой, Мио чувствовала разочарование в сердце.

— Головой я понимаю, но...

За прошедшие дни Мио полностью поняла, несколько слаба.

Прошло полгода с того момента, как она узнала о себе и о силе, которая лежала за пределами законов этого мира. Благодаря таланту к магии она теперь могла произносить могущественные заклинания.

По словам Марии, ее скорость обучения была поразительной. Однако по сравнению с Басарой и Марией, Мио чрезвычайно не хватало настоящего боевого опыта, хотя она раньше тренировалась с Марией.

Поэтому она сейчас тренировалась в битвах, близких к реальным, против Басары или Марии, что поначалу принесло хорошие результаты, но, так как Мио не привыкла к напряжению длинных изматывающих битв, то её выносливость и концентрация растрачивались быстрее, чем у этих двоих, отчего та постепенно выдыхалась.

Во время тренировок она уже становилась такой. А настоящий бой ещё больше выматывает. Более того, Хаясэ Такаси – Герой, которому она скоро будет противостоять – обладает силой, которая сравнима с той, что у Басары, или даже большей.

В таком случае...

Она станет лишь бременем для остальных. Вот что на самом деле чувствовала Мио.

До решающей битвы всего лишь четыре дня. А в Мио росло лишь волнение и нетерпение.

Часть 4

Идти утром в школу, после неё заниматься лишь тренировками, пока солнце не сядет, а затем отправляться спать.

За повторением этих трёх действий последние несколько дней пролетели незаметно.

И в ночь за два дня до решающей битвы... Басаре позвонил Такаси. Определилась сцена предстоящей битвы.

Не теряя ни секунды на бесполезную болтовню, Такаси лишь доложил о месте и времени, а затем повесил трубку.

Басара принял вызов в гостиной, а затем молча уставился на мобильный телефон.

Тогда же открылась дверь за ним.

— Они определились? — вошла Мария, обратившись к нему спокойным голосом.

Она, скорее всего, только что закончила принимать ванну после сегодняшней тренировки.

Басара направился к дивану, не поворачиваясь к ней лицом.

— Да. Всё пройдет ночью, чтобы по возможности не вовлекать людей.

— Ясно... Ну, это точно лучше.

Голос Марии доносился уже из кухни, затем последовал звук открывшегося холодильника. Она достала что-то попить.

Басара, сидя на диване, продолжал говорить:

— Обе стороны будут участвовать в установке барьера, чтобы всё было честно. Я надеюсь, Мио умеет использовать также заклинание пространственного барьера, а не только того, который отгоняет людей подальше?

— Да. Она никогда не ставила его совместно с кем-либо, но я полагаю, что всё будет нормально.

С полем боя разобрались.

Теперь необходимо лишь закончить последние приготовления к схватке.

— Басара-сан, не желаешь попить молока?

— М? Да, почему бы и нет.

— Славненько, — протянула Мария, но не стала подходить к нему. С кухни донесся слабый электрический шум. Похоже, что она использовала микроволновку. А затем...

— Я сделала тебе горячее молоко, Басара-сан. Если хочешь, положи в него немного кленового сиропа. Это снимет напряжение, и ты будешь спать крепче.

— Спасибо... Постой, почему ты так одета?!

Держа пластиковый поднос с большой бутылкой кленового сиропа и кружкой, наполненной горячим молоком, Мария была практически голой, за исключением лишь банного полотенца.

— Ты спрашиваешь, почему?.. Это же довольно обычная одежда для того, кто выходит из ванной. Ты ещё больше бы удивился, если я была бы одета в модное платье.

— При чем тут модное платье?! Выходя из ванной, надевают только один тип вещей!

— Ты имеешь в виду эротическое бельё?

— Пижаму!

Мария, с возгласом «О боже», присела рядом с ним на диван.

От её миниатюрного тела шел слабый пар после купания, а также едва уловимый аромат шампуня и мыла.

— Видишь ли, Басара-сан, я только хочу спросить твоего мнения.

— М-моего мнения?..

Басара занервничал от невероятной сексапильности её юного тела.

— Да... По очень важному вопросу, — произнесла Нарусэ Мария и приблизилась к нему.

Несколькими минутами позже Мио, которая мылась в ванне вместе с Марией, наконец-то вышла .

Она там немного задержалась, но это помогло Мио смыть всю усталость для завтрашней тренировки.

Кроме того, сегодня она закончила довольно быстро. Обычно Мио купалась минут на десять дольше.

Соль для ванны, которую она использовала сегодня, возможно подействовала на неё.

В любом случае, Басара принимал ванну первым, поэтому она могла расслабиться и полностью прогреться.

Мио вытерла капли воды полотенцем со своего слегка покрасневшего тела.

Ворс полотенца почти полностью впитал воду из мокрых волос Мио.

Девушка вдела в новые шорты сначала одну ногу, а затем и другую, а потом натянула их на попку.

— М-м...

Оттянутая в сторону пальцем, чтобы поправить складку, весьма эластичная ткань слабо шлепнула по её ягодице.

Следом она надела рубашку вместо пижамы и застегнула её.

Застегивать Мио начала снизу, а не сверху, так как она оставляла грудь открытой, чтобы её не сдавливало во сне.

Это довольно сильно обнажало её груди, не говоря уже о ложбинке между ними, но Мио не боялась показываться в таком виде перед всеми, кто жил в доме.

Во-первых, Мария была девушкой, как и сама Мио.

И кроме того...

Басара уже видел её в более непристойном виде и положении.

Не то чтобы она пыталась спровоцировать его. Она неподдельно смущалась.

Однако если она укутается в кучу одежды, словно в защитный кокон, то это произведет странное впечатление на Басару, ведь её уже видели во время путаницы с контрактом Мастера и Слуги или совместном принятии ванны.

Поэтому Мио могла вести себя нормально, даже надевая вызывающую одежду. Иногда она чувствовала взгляд Басары на своей груди или попке, что смущало её, но также и радовало.

Потому что, по крайней мере, в таких случаях именно Мио владела инициативой – несмотря на то, что контракт Мастера и Слуги оказался заключен в столь неожиданной форме и наградил её странной слабостью.

Высушив мокрые волосы феном, Мио вышла из ванной и направилась в гостиную.

— Басара-сан... Ты не мог бы подчинить Мио-саму ещё сильнее?

Она ненароком услышала смелую просьбу Марии через щель двери в гостиную.

Мария увидела полное сомнений лицо Басары в ответ на её предложение.

— Что ты имеешь в виду? Если ты снова проказничаешь...

— Я не проказничаю. Это ради Мио-самы и тебя, — ответила Мария. — У нас осталось всего лишь два дня до битвы с твоими бывшими товарищами. За прошедшие несколько дней мы тренировались против них, но значительно сильнее нам не стать. Я боюсь, что только ты сейчас можешь сражаться наравне с ними, Басара-сан. К сожалению, Мио-сама и я сейчас на одну... нет, даже на две ступени ниже.

— Это...

Басара не нашёлся с ответом, и это означало, что анализ Марии был верен.

Скорее всего, Басара знал о неравенстве сил даже лучше, чем Мария.

— Даже ты – наша последняя надежда – пропустил целых пять лет, Басара-сан. Более того, ты сказал, что парень с духовным копьём обладает силой, превышающей твою. При таких условиях мы ни за что не победим их.

Басара молчал в ответ на её утверждение.

— Однако у меня есть прорывное решение. Как ты знаешь, носители контракта Мастера и Слуги получают большую силу при укреплении доверия. Если вы оба достигнете этого, то тогда появится шанс на победу.

— Вот почему ты хочешь, чтобы я подчинил Мио...

— Да. Потому что хоть я сказала тебе углубить ваше доверие, но достаточно лишь сделать что-то в соответствии с контрактом – с отношениями Мастера и Слуги. Я боюсь, что в текущих условиях это наш единственный шанс. И я не думаю, что мы вправе его упустить.

— Соглашусь с этим. Использование контракта действительно возымеет эффект. Но доверие, о котором ты говоришь, не окрепнет так быстро.

— Нет. Сила чувств никак не зависит от времени. Чувства, рожденные в один день, могут превзойти те, которые росли в течение года. Всего лишь одна секунда может посоперничать с целой жизнью. Если ты просто решишься, то возможность Мио-самы стать полезной немного повысится.

Но Басара продолжал молчать с напряженным выражением лица.

— Басара-сан?..

Вскоре Басара начал медленно отвечать на её вопрос.

— Я понял твою мысль... Но, если возможно, то я бы не хотел этого делать.

Мария сузила глаза в ответ. Он, что, думает, у них есть возможность привередничать в такой ситуации?

— Почему? Ты сдерживаешься, потому что мы – семья? Или твоё чувство долга или необходимость сохранить лицо сдерживает тебя от подобных действий к своей младшей сестре? – спросила Мария с сомнением в голосе.

— Нет... Это не так. Всё наоборот, — продолжил Басара. — По случаю я скажу тебе, что Мио и ты – драгоценные члены моей семьи. Я считаю вас своими родными сестрами. Но не нужно верить в меня всего лишь из-за этого. Я не святой. Я всего лишь обычный подросток. Ты знаешь, сколько усилий я трачу, чтобы держать свои мысли в узде, пока живу с двумя девушками, которые не связаны со мной по крови? Если бы не эта магия контракта Мастера и Слуги, то я, возможно, уже давным-давно сделал бы что-нибудь с вами.

— Что ты имеешь в виду?..

Контракт Мастера и Слуги между Басарой и Мио был заключён магией суккуба, которую привнесла Мария. Она облегчала, а не усложняла возможность перейти черту, ведь повода сдерживаться, как думалось, не было.

— Ты не понимаешь? Все эти «ради снятия проклятия», «ради того, чтобы стать сильнее»... Заставлять Мио смущаться под предлогом «всё ради тебя» – просто низость. Одно дело, если всё это делается с чистыми намерениями, но я не могу так.

— Э... вот как? Но я думала, что ты сохранял спокойствие, когда подчинял Мио-саму в первый раз, чтобы заключить контракт.

— Потому что Мио лишь ещё больше бы смутилась, покажи я нерешительность хоть на секунду. Кроме того, я думал, что Мио подчинится быстрее, если я буду внешне спокоен.

— Я-ясно...

От объяснений Басары Мария удивилась. Не оттого, что Басара тогда смущался, а оттого, что Басара думал о том, как лучше подчинить Мио. Даже при виде возбужденной Мио из-за эффекта афродизиака в сочетании с её привлекательным обликом и формами тела.

— Постой, неужто...

Во время той сцены в ванной, когда она полушутя будила в нём зверя – возможно ли, что у него на самом деле такой нрав?

Мария почувствовала слабую дрожь.

— В любом случае, ошибочно говорить, что всё это ради Мио, хотя даже у меня есть скрытые мотивы. Конечно же, я помогу ей, когда активируется проклятие, но... Я сделаю это, сказав «Я хочу это сделать», потому что так я буду более честен.

— Так ты хочешь взять на себя роль злодея?..

— Хех. Всё не так благородно. Только... — продолжил Басара. — Сказать, что я делаю такое лишь ради Мио без какого-либо чувства вины – только соврать. Если я поступлю так легко и трусливо, то это не только навредит нашему доверию Мастера и Слуги, но также же и отношениям семьи. Но я не хочу этого. Даже несмотря на все превратности судьбы, я всё же её Мастер и, в конце концов, брат, — серьёзно ответил Басара, на что Мария невольно округлила глаза.

Мария, будучи суккубом, очень хорошо знала, насколько мужчины жаждут удовлетворения низменных желаний. И какие грязные и грешные мысли по отношению к женскому полу скрыты у них глубоко внутри. Тем более по отношению к такой милой девушке, как Мио.

Но...

Парень с именем Тодзё Басара перед ней прямо признал эти желания, не скрывая их. Глядя на него, Мария внезапно ощутила, как мурашки побежали по её спине.

— Понятно... У меня есть ещё одна идея, так что давай воплотим её.

— У тебя есть ещё что-то, да?.. Эй, постой!

Внезапно Басара взволновано вскрикнул. Всё потому, что Мария села на его колено и ослабила узел банного полотенца, обернутого вокруг её тела. Мария закатала перед рубашки Басары, что удивило его.

— Пожалуйста, не двигайся...

Сказав это, она начала тереться своей обнаженной кожей о Басару. В отличие от предыдущего раза, когда она залезла в футболку Басары, теперь Мария показывала Басаре своё обнаженное тело и похотливые движения.

Басара мог лицезреть жар тела Марии и его мягкость.

— П-постой, Мария... Почему ты так внезапно начала это делать?

— Если ты жалеешь Мио-саму и не можешь сделать этого, то тогда помоги мне усилиться.

Так как она – суккуб, то может увеличить свою силу, поглотив чужое желание и возбуждение.

А эффект от всех этих действий на такого парня с чистым сердцем, как Басара, просто ошеломляющий.

Мария засмеялась, пристально уставившись на него.

— Прости меня... Но это твоя вина, Басара-сан. Всё потому, что ты произнёс такое с подобным лицом.

Мария сама поразителась, как сильно она возбудилась. Её инстинкты суккуба взревели внутри неё и не могли быть подавлены.

Мария облизала язычком грудь Басары, прижалась к нему и увеличила прямой контакт, обвив руки вокруг его крепкой спины.

— Ах... Ты такой вкусный, Басара-сан.

Всё это для неё – наркотик. Желая высосать всё из парня перед ней, Мария позволила своей руке проскользнуть ниже его пупка. Когда её маленькая рука проникла в его штаны...

— Э-эй!..

Тело Басары внезапно задрожало. Эта тактильная реакция лишь завела Марию ещё сильнее. Однако... Глаза Басары, которые, как она думала, смотрели лишь на неё, теперь были устремлены за неё.

Мария недоуменно развернулась и окаменела.

В открытой двери в гостиную... стояла Мио.

В то мгновение Тодзё Басара был готов к резне.

Потому что эта ситуация напоминала ту, когда его с Марией поймали за прохождением эротической игры.

Нет, в этот раз всё даже хуже. Всё-таки теперь Басара обнимался с обнаженной Марией. Мио точно рассердится на них...

Так он думал.

— Нет, это...

Он поспешно попытался всё объяснить, но не смог сходу подобрать нужных слов.

Эту ситуацию создала Мария без согласия Басары.

Однако он не мог свалить всю вину на неё одну.

Они точно не могли выиграть в бою при текущем положении дел.

Поэтому, Мария – суккуб и слуга Мио – попросила его укрепить взаимоотношения по контракту Мастера и Слуги путём подчинения Мио через удовольствие. Всё ради победы – ради защиты Мио.

Учитывая её классовое воспитание и расу – это абсолютно естественное предложение.

Он знал, что должен сказать. Но даже при этом Басара не мог подобрать нужных слов, и...

— О, боже, Мио-сама... Чего это вы там стоите?

И подумать только – Мария крепко прижалась к Басаре, словно рисуясь перед Мио.

Басара видел, что лицо Мио покраснело при виде этой сцены. Мария определено подлила масла в огонь.

— М-Мария?..

На его недоуменный возглас Мария лишь шёпотом обронила:

— Ш-ш-ш, всё нормально... Просто смотри.

— Нет, ну даже так...

Пока он делал то, что ему сказали, Мио быстро подошла.

Затем она встала перед ним. Но...

Ничего. Он думал, что она обязательно ударит Марию и запустит в него молнией. Однако Мио просто стояла перед ними с по-прежнему залитой краской лицом.

— Мио?..

В ответ на его вопросительный взгляд Мио прикусила губы и отвела глаза. На это...

— Мио-сама... Простите, но у нас с Басарой-саном идут важные приготовления к грядущей битве. Когда вы вот так стоите... если честно, то это мешает.

Мария провокационно улыбнулась. Её инстинкты суккуба взяли над ней верх.

Покрасневшая Мио уставилась на неё. На её лице отражалось некоторое сожаление.

— Почему вы делаете подобное лицо? Ну, если вы настаиваете на своём присутствии, то всегда пожалуйста. Однако, сделайте милость, не мешайте нам.

Улыбнувшись, Мария вновь запустила руку под рубашку Басары. В это время...

— Пожалуйста... остановись, — произнесла Мио слабым голосом.

Мио увидела, как Мария остановила руку по ее просьбе.

Затем Мария взглянула на неё. Её детские, но всё же чарующие глаза говорили:

«В чём дело? Ну же, скажи...» Поэтому Мио произнесла дрожащим голосом:

— Я сделаю это... Нет, сделай это со мной.

Потому что...

— Тот, кому нужно стать сильнее, вовсе не ты, Мария... Это я. Поэтому, пожалуйста, Басара –подчини меня.

— Нет, это же... – сбивчиво воскликнул Басара, на что Мио помотала головой.

— Я не хочу стать помехой... Кроме того, если можно сделать хоть что-то для нашей победы, то я согласна на это. Я имею в виду – мы же можем не победить при таком раскладе. Но у нас всё же есть возможность стать сильнее, верно?

— Так ты в конце концов всё слышала.

Мио кивнула в ответ на слова Марии.

— Да. Если контракт имеет такой эффект, то я не против. Если мы проиграем, не перепробовав всё возможное... тогда я не найду покоя в смерти.

И не только Мио лишится жизни при проигрыше в битве.

Герои пришли за ней, но Басара и Мария, её сподвижники, возможно, также погибнут.

Этого она никак не могла допустить.

— Всё же, пусть ты и согласна, но... ты понимаешь, что с тобой произойдет?

— Да... вероятно. Всё будет так, как когда мы заключали контракт, да?

— Если ты всё это понимаешь...

— Так или иначе – я хочу стать сильнее!

Басара крепко сжал кулаки, словно желая спросить: «Почему?»

— Конечно же... если честно, мне очень неловко... И я никогда не думала, что могу решиться на такое. Я чувствую, что постепенно перестаю быть собой, и очень боюсь.

Обняв себя, Мио вспомнила то время, когда она заключала контракт Мастера и Слуги с Басарой.

В тот день, когда она показала свою истинную натуру, Нарусэ Мио впервые назвала Басару братом. И, ощущая множество волн наслаждения, которые почти свели её с ума, она приняла Басару, доставившего ей это удовольствие, как своего Мастера.

Воспоминания того дня всё ещё были как в тумане, и только лишь выгравированное удовольствие оставалось ярким. Даже сейчас она иногда мечтательно вспоминала об этом.

Басара не единственный, кто думал о противоположном поле, живя с ним под одной крышей. Мио тоже посещали подобные мысли.

— Но...

Она не ожидала, что Басара так дорожит ею. Она не хотела, чтобы Басара брал превосходство над ней, и Мио иногда дразнила его, надевая откровенную одежду, а Басара каждый раз думал о благополучии Мио и отчаянно сдерживался.

Меня всегда берегли...

В то мгновение, когда она подслушала разговор Басары и Марии из коридора, то Мио ощутила дрожь глубоко внутри.

Это ощущение было на том же уровне или даже выше того, когда она подслушала разговор с Юки в кафе о том, что Басара думает о ней.

Поэтому Мио улыбнулась, хотя всё её лицо оставалось красным.

— Спасибо, Басара... за беспокойство обо мне. Я действительно рада слышать, что ты учитываешь мои чувства и хочешь выстроить доверие без лишней поспешности.

— Мио...

Басара назвал её имя, на что Мио утвердительно кивнула.

— Но я буду в порядке... Если выдержать смущение... Нет, если я поклянусь в большей верности и позволю тебе подчинить меня, и это сделает нас немного сильнее, то тогда я не хочу откидывать такой шанс. Я также хочу стать сильнее вместе с тобой.

Она вложила свои чувства... свои желания в слова и высказала их Басаре...

Мио больше ничего не говорила и молча ждала.

Потому что Нарусэ Мио знала парня с именем Тодзё Басара. Что он не такой парень, который опрокинет её сразу же после таких слов, как бы ни были сильны его чувства. И...

Вскоре Басара промямлил: «Ладно...» – и позволил Марии встать с его колена, а затем медленно поднялся.

Глядя на Басару, стоящего перед ней, Мио вспомнила о происшествии на днях.

Когда Басара притянул её к себе и рукой закрыл ей рот. Мио терзали сомнения.

Но не в Басаре она сомневалась, а в себе, которая не может сопротивляться, когда с ней обращаются так грубо.

Ведь тогда она стояла в бесстыдном наряде в ванной, прикрыв интимные места лишь махровым полотенцем. Когда Басара подошёл к ней, то она подумала, что он силой повалит её.

Она в тот раз попыталась сопротивляться. Но когда его рука обвила её талию и настойчиво приблизила к себе, то она совсем не могла сопротивляться, даже несмотря на то, что проклятие контракта тогда не активировалось.

Она была собой – осознающей свои действия Нарусэ Мио, но она могла думать лишь о том, что её возьмут, и она должна принять всё, что Басара собирался с ней сделать.

Потому что Басара иначе потерял бы решимость, а она пришла бы в себя.

Но...

Если Басара тогда на самом деле попытался бы что-нибудь сделать, то что бы тогда с ней произошло?

Ответ на этот вопрос дал ей нынешний Басара, который выглядел сейчас совсем по-иному.

Рука Басары нежно коснулась её щеки и медленно пошла вниз. Проскользнула вниз по шее и далее по ключице.

— М-м...

Когда Мио позволила своему телу немного задрожать от удовольствия, смешанного с щекоткой, её большие груди тут же затряслись.

Сейчас начнется. В то мгновение, когда она это подумала, её груди начали ласкать.

Они были величайшей слабостью Мио.

Когда её грудь ласкали прямым контактом под конец закрепления контракта Мастера и Слуги, то она тут же потеряла над собой контроль, но в этот раз на ней была рубашка, пусть и без лифчика.

Ласки через слой одежды. Поэтому она думала, что сейчас контакт окажется не столь чувствительным.

Однако... Думать так – слишком наивно.

— Э-э... Эт, йя... а-ах?! А-ах, А-А-АХ!

Даже хотя проклятие контракта ещё не активировалось. Даже хотя всё происходило через одежду.

Невероятное удовольствие пробежало через тело Мио, и та стонала сладким голосом.

По-почему?..

Наряду с изумлением она отчаянно пыталась сдержать вздохи, но удовольствие постепенно становилось всё сильнее.

— А-а, м-м-м...

Потеряв силу в коленях и пояснице, Мио начала падать, но Басара поймал её.

— Т-ты в порядке?.. – удивлённо спросил Басара.

Мио же растерялась от внезапно нахлынувших приятных ощущений.

— Н-не может быть... Что со мной?..

— Так нельзя, Мио-сама. Просто потому, что проклятие не активировалось, вы думали, что всё будет как раньше? — хихикнула Мария. — Упрямствуя и дальше, вы лишь не подчинитесь Басаре-сану, как во время закрепления контракта. То удовольствие превзошло всё, что человек может испытать обычным способом. И вы вкусили это девять раз. Более того, мы все вместе принимали ванну, а также само проклятие активировалось множество раз. От всего этого удовольствия ваше тело стало намного чувствительнее.

— Не может быть... Такое...

Она не могла поверить в это. Конечно же, она понимала, что тело человека тем больше приспосабливается к возбуждению, чем больше удовольствия оно испытывает. Однако ещё не прошло даже месяца с тех пор, как они заключили контракт.

Моё тело уже начало воспитываться Басарой...

Мио невольно вздрогнула, когда Басара положил ее на диван.

Его лицо слегка покраснело. Но даже при этом он смотрел прямо в глаза Мио и протянул к ней руки.

— Ах...

Поняв, что Басара намеревается делать, Мио слабо вскрикнула. Тогда руки Басары, дотянувшиеся до груди Мио, начали с самой верхней пуговицы расстегивать её рубашку.

— Басара... Ты собираешься смотреть на мою грудь?

Мио не сопротивлялась, даже говоря это. Однако её смущение всё-таки подскочило до небес и она отвела взгляд чуть в сторону.

— Развратник...

— Это не... нет, всё именно так.

Басара не скрывал собственные чувства и действия. Поэтому он не извинялся перед ней.

И Мио также не противилась этому. Сейчас она собиралась подчиниться ему.

Она отдастся ему.

Движения его рук были несколько неуклюжими, но даже при этом ему не потребовалось много времени, чтобы полностью расстегнуть рубашку Мио. Когда со всеми пуговицами было покончено, то рубашка полностью потеряла свою скрывающую функцию и показала шорты, которые были на Мио.

Прямо как в тот раз...

...Когда они ранее заключали контракт Мастера и Слуги. Её груди в конце концов ласкались напрямую. В то время на ней был топик, поэтому его задрали, но сейчас этого не требовалось, когда все пуговицы были расстегнуты.

«Он снова прямым контактом будет ласкать мою грудь», – промелькнуло в голове Мио.

— Ах да, Басара-сан. Если повторять действия, которые уже выполнялись ранее, то вырабатывается привыкание к ним. Разумеется, Мио-сама теперь стала намного чувствительнее, но... Я полагаю, что будет куда эффективнее, если сменить подход.

— Ты так думаешь?..

В ответ на её слова Басара внезапно остановил руки, которые уже приближались к груди Мио. А затем...

— У тебя есть какие-нибудь идеи? Ты ведь суккуб – это твоя специализация.

Мария улыбнулась в ответ на вопрос Басары.

— Я хочу оправдать ваши ожидания... Стоит сказать, что Мио-сама ещё неопытна, поэтому я не могу выдать ей полный курс суккуба. Дай подумаю...

И через несколько секунд размышлений:

— Ну тогда... Как насчет использования того, что у нас уже есть под рукой?

Сказав это, Мария показала ему бутылку.

— Кленовый сироп?

— Да. Пожалуйста, размажьте его по всему телу Мио-самы... и используйте как лосьон.

— Э-эй?!..

Мио встревоженно ёкнула, но Мария лишь улыбнулась ещё шире.

— Ваша реакция показывает, как вас это смущает... Но смущение, это самая эффективная эмоция, чтобы подчинить кого-то. А теперь – действуй, Басара-сан.

Басара взял бутылку с кленовым сиропом у Марии и медленно открыл крышку.

А затем Мио увидела, как янтарная жидкость капает на её тело.

Казалось, словно сцена из фильма воспроизводилась в замедленном режиме. Жидкость со сладким ароматом попала на грудь Мио и стекла в её ложбинку.

— М-м... Ах-х...

Тело Мио, которое разгорячилось ранее в ванной и ласками Басары, теперь получило прохладу. И тогда с приготовлениями было покончено.

Мио собралась встретить волну неподдельного наслаждения, которое могли доставить тянувшиеся к ней руки Басары.

Однако действия, которые предпринял Басара, напрочь разошлись с ожиданиями Мио.

— А если вспомнить, Мио... Ты ведь подслушивала за нами ранее?

— Э... Эт-это... М-м?!

Конечно же, он выбрал самый эффективный метод подчинения Мио.

Покрасневшая Мио почувствовала вину, как только ей указали на факт непорядочного поступка.

В следующее же мгновение... активировалось проклятие контракта. От эффекта афродизиака магии суккуба ощущения обострились до максимума, и когда её грудь, покрытую кленовым сиропом, начали ласкать в таких условиях...

Э?..

Нарусэ Мио внезапно почувствовала, как все её ощущения исчезли.

«Что это?» — успела подумать она, как в эту же секунду осмыслила всю ситуацию.

Когда стукаешься пальцем о какой-нибудь угол, то перед болью идет резкий обрыв всех ощущений.

Словно божественное вмешательство – мимолетная отсрочка. Прямо сейчас она испытывала нечто подобное.

И как только она поняла всё это, пока её сознание на доли секунды ускорилось...

Вихрь удовольствия полностью поглотил Мио.

Мир, где всё окрашено в белый цвет.

Окутанная нежным теплом, Мио чувствовала приятные вибрации, которые гнали её в негу.

Невероятный комфорт и блаженство – лишь об этом она могла думать.

Это продолжалось некоторое время.

— Ах...

Внезапно белый туман ушел из её поля зрения. Однако она не знала, где находилась. И...

— О... Похоже, что она пришла в себя. Мио-сама, вы слышите меня?

Молодая девушка трясла её. Но даже хотя она смотрела на девушку, мозг Мио не воспринимал это. Также она не находила ненормальным то, что девушка была голой. Она понимала, что та что-то говорила, но информация не добиралась до сознания. Вместо этого...

Что это... за звук?

Мио услышала капающий звук около её груди.

Что это такое? — рассеянно думала она. На что пришел ответ:

— Похоже, что она пока что не полностью понимает своё положение...

Ты в порядке?

Внезапно возле уха Мио раздался нежный голос.

Кто это?..

Этот голос глубоко пронзил её сердце.

— Судя по всему, возможно ей будет лучше самой взглянуть на себя, чем объяснять.

Сказав это, девушка перед ней снова ушла из поля её обзора... и вскоре:

Гм?..

Внезапно Мио увидела перед собой незнакомую девушку.

Она неподдельно удивилась. Потому что девушка перед ней имела такой развратный облик. Это лицо, полное похоти, с покрасневшими щеками так напоминало о «женщине», что любой при ее виде сглотнул бы слюну.

— Ну? Теперь ты понимаешь?

— Э?..

Лицо юной девушки вновь показалось в поле зрения. И когда она встала рядом с Мио, то её фигура почему-то отразилась рядом с этой сексуальной девушкой.

Что за?..

И тогда Нарусэ Мио наконец-то поняла. Что эта знойная девушка перед ней – она сама, Мио, отражающаяся в достаточно большом зеркале, что было видно всё её тело. В ничего толком не прикрывающей рубашке, Мио, широко расставив ноги, сидела верхом на чьём-то колене.

И она видела, что её грудь мял кто-то, находившийся сзади. Её грудь была мокрой и сияла от какой-то жидкости, издавая развратные звуки каждый раз, когда ее сжимали.

Эта грудь источала настолько сладкий аромат, что можно было задохнуться, и это привело Мио в сознание. Она тут же обернулась.

Там был её Мастер – парень, которому она поклялась в верности.

— Мио, ты можешь говорить?

В какой ситуации она сейчас находилась?

— Басара... А, я... Ах, а-а-ах?

Её чувства снова вернулись вместе с сознанием, и от потока наслаждения Мио снова зашлась в экстазе.

Всё её тело непроизвольно содрогнулось и дрожь наслаждения прошлась по Мио.

— Ах, ах-х... М-м... Хах.

У неё даже не было времени, чтобы закрыть глаза от столь внезапных ощущений. Поэтому Нарусэ Мио лицезрела пиковый момент.

Саму себя, отраженную в зеркале. Своё лицо до, во время, и после этого.

— Хи-хи, Мио-сама, у вас такое похотливое лицо...

— Не... Нет, ах...

Видя саму себя в зеркале, Мио тут же попыталась закрыть лицо руками. Но не смогла. Потому что она увидела в зеркале то, что никто не должен видеть.

Н-нет...

Кленовый сироп капал с её обильно облитой груди и бежал вниз по животу на пупок, смачивая шорты. Внутри шорт, ставшими прозрачными от впитывания большого количества жидкости, чувствовалось тепло, охладить которое кленовый сироп не мог.

Это выделялся собственный сироп Мио из-за возбуждения. Форма самого смущающего места Нарусэ Мио отчетливо проглядывала сквозь одежду. Мария проследовала за её взглядом и заметила состояние Мио, так как также была девушкой.

— Н-нет... Это...

Мио поспешно попыталась переключить внимание, но было уже слишком поздно. Мария слабо улыбнулась и...

— Басара-сан, послушай...

Да, она зашла ей за спину и прошептала что-то Басаре. А затем...

Мио увидела, как Басара, отражавшийся в зеркале, молча опустил взгляд. В это мгновение:

— Ах, ах-х... Ах-х-хх!

Когда о смущающем факте узнали все, то её тело забилось от невероятного стыда.

— Всё нормально, Мио... Это совсем не странно, – нежно прошептал ей на ушко Басара.

Эти слова означали, что он принял самый непристойный вид Мио. Потеряв необходимость беспокоиться о собственном облике, Мио позволила телу расслабиться.

Она признала своё возбужденное «я» и была согласна на всё, что Басара мог с ней сделать.

Вот что тревожило Мио.

Каждый раз, когда её большие груди развратно ласкались, она вскрикивала грязным и пошлым голосом.

Хотя касались её груди, она не могла перестать непристойно двигать бедрами.

Это смущало, но всё это смущение делало Мио крайне приятно, а то, что она сидела на колене Басары, доводило её до ещё большего экстаза. Прямо как в то время, когда они заключили контракт Мастера и Слуги. И затем...

— Братик...

Мио положила свои руки поверх рук Басары, которые ласкали её груди.

Когда её ладони, ищущие на кого положиться, ощутили тепло Басары, всё тело Мио сразу же ощутило облегчение, и удовольствие, которое она ощущала грудью, сменилось блаженством.

И она хотела большего блаженства. Не успев осознать своих действий, она уже повернулась лицом к Басаре.

Она сидела на его ноге чрезвычайно близко к паху, и её груди естественным образом оказалась прямо перед его лицом. Большие и нежные холмы, уже непристойно мокрые от кленового сиропа, с заостренными кончиками розового цвета, набухшие, словно бутоны цветка.

Я сошла с ума от проклятия контракта?..

Она хотела, чтобы Басара ощутил вкус её грудей, которые стали самыми сладкими и развратными в мире. Ведь так она могла ещё сильнее укрепить связь.

И Басара, и она сама могли стать сильнее благодаря этому.

Поэтому она хотела, чтобы он жестко подчинил её. Это чувство постепенно росло в ней.

В конце концов Мио обвила руками шею Басары.

Конечно же, сама она не могла сказать, чего хотела от него, но даже так:

— Братик, пожалуйста... Моя грудь горит – это так мучительно...

Мио взмолилась. И... это сработало. Сперва Басара выказал удивление, но затем:

— Ладно... Сейчас станет легче.

Крепко обхватив девушку за талию, он присосался к её груди. Излишне говорить, что её грудь впервые такое испытывала. И ощущения были намного лучше тех, что Мио могла себе представить.

— Ах-х, йе-ах-х, хах... М-м, бра-брати-и-ик... М-м, хуа-а-ах!

Откинув голову назад, Мио выгнулась от удовольствия. Рубашка, которая была на ней, упала на пол и теперь ее верхняя половина обнажилась, но девушка не обратила внимания.

Преодолевая приятное чувство невесомости, Мио обвилась ногами вокруг бедер Басары и цепко прижала его голову к своей груди. В это время её грудь усиленно сосали.

О-ого, что же это...

Она осознавала, что приближается интенсивный оргазм. Одурманенная подступающим удовольствием, она чувствовала, что ее система ценностей переворачивались с ног на голову.

И в это же время предоставления о Басаре внутри головы Мио начали радикально меняться.

От брата, члена семьи и Мастера лишь на словах к Абсолютному Мастеру, которому она хотела посвятить всю себя и беспрекословно подчиниться.

Как только она подумала об этом... тела Мио и Басары внезапно объяло светом.

Мио от неожиданности опешила, в то время как Мария спокойно улыбалась.

— Поздравляю... Этот свет – доказательство, что контракт признал переход ваших отношений на новый уровень.

Остатки пылкой страсти всё ещё теплились внутри неё, поэтому Мио не могла ощутить изменений в себе. Но...

— Ах... Метка на шее...

Метка наподобие ошейника на её шее изменилась в цвете на слегка красноватый.

— Теперь мы... стали сильнее?

— Да. Сейчас вы получили базовое усиление, начиная от физических способностей и до магической силы. Когда это свечение исчезнет, то вы оба должны стать сильнее, чем были раньше. Пользуясь случаем, я позволю себе высосать возбуждение, которое вы чувствовали, Мио-сама, чтобы также получить усиление на неделю.

Когда Мио в оцепенении от этих слов уставилась вперед, то там увидела парня, которому поклялась в верности всем сердцем.

— Ты действительно постаралась...

Сказав это, Басара собирался погладить её по голове, но вспомнил, что его руки покрыты кленовым сиропом, и передумал прикасаться к Мио.

В ответ на это...

— Ам.

Мио взяла его левую руку и сунула пальцы, с которых капал кленовый сироп, себе в рот. Это была рука Мастера, которая доставила неподдельное удовольствие ее груди.

При этом вкус кленового сиропа и ещё более сладкое наслаждение распространилось у нее во рту.

... Интересно, всё ли нормально в том, что я подчинилась ему?, — рассеянно думала Мио, обсасывая пальцы Басары.

Но каждый раз, когда она лизала их с сосущими звуками, дрожь удовольствия тут же пробегала вниз по её спине, и Мио полностью отдалась этому действию.

Бегая язычком вдоль по пальцам, она поминутно наслаждалась каждым укромным уголком и изгибом.

Очистив кисть Басары, Мио наконец-то выпустила её изо рта и прижала его руку к своей щеке. Прижимая руку парня, который только что доминировал над ней, к щеке, она мягко произнесла следующее, словно молясь:

— ...Давай победим.

Басара в ответ прошептал ей на ушко простое, но обнадеживающее двухбуквенное слово согласия.

Часть 5

Различные сладострастные действия проводились в гостиной дома Тодзё, чтобы усилить взаимоотношения Мастера и Слуги между Басарой и Мио.

Некоторые люди наблюдали за зрелищем снаружи от начала до конца. Они стояли на крыше соседнего дома.

Два демона наблюдали за тем, что происходило за закрытыми занавесками, обойти которые с помощью магии оказалось проще простого, в гостиной дома Тодзё – Такигава и Зэст.

Но...

Неважно, насколько вызывающей была та сцена, Зэст, стоящая возле Такигавы, спокойно наблюдала за ней.

...Черт, ну что за напряг.

Они стояли тут вовсе не потому, что любили подглядывать.

Наблюдение за Мио являлось миссией Такигавы, а Зэст пришла сюда по приказу Зоргии, чтобы разведать окружение Мио.

Поэтому они в течение последних нескольких дней собирали информацию о делах Басары и девушек.

Включая битву между ними и Героями, которые пришли убить Мио. Поэтому демоны наблюдали за Басарой и девушками всё время, чтобы оценить их действия.

Но даже хотя их миссия заключалась в наблюдении, Басара и Мио всё же были одноклассниками Такигавы.

Подглядывать за любовной сценой своего знакомого весьма неуютно.

Неуютно – не то слово…

Неловкость зашкаливала. Если бы с ним был Валгар, то это одно, но Зэст же женщина.

Последние несколько дней Такигава пропускал школу и ходил с ней, словно эскорт.

Они пришли сюда не по предложению Такигавы, а по требованию Зэст. Такигава не посмел возразить.

Однако... Даже если по приказу – что это за пытка, когда смотришь эротичную сценку вместе с женщиной, с которой совсем не близок?

Должен же быть предел невыносимости ситуации.

Но стоит сказать, что он вовсе не винил Басару.

Басара определено не догадывался, что за ним наблюдают, и кроме того, именно Такигава в ресторане якинику убедил его усилить отношения между Мастером и Слугой.

По-видимому, связь между Басарой и Мио стала на порядок сильнее, если сравнивать с тем, что было до их акта страсти.

Конечно же, они не смогут выстоять против Героев лишь благодаря этому, но, по крайней мере, они подняли шансы выбраться из этой безнадежной ситуации.

В любом случае...

— Нам пора уходить. Ты хотела проверить домашнюю обстановку Нарусэ Мио, но они, похоже, сейчас решили сделать перерыв, поэтому уже достаточно наблюдений, не так ли? — предложил Такигава. Но Зэст совершенно не двигалась, даже когда он собрался развернуться на каблуках.

Вместо этого она продолжала смотреть в гостиную Тодзё. Такигаве всё это немного надоело.

— Послушай... Я хочу отправиться домой спать до того, как всё это станет ещё абсурдней.

— Можешь идти. Это моя работа – подтвердить изменения в Нарусэ Мио за прошедшие полгода, — прямо ответила Зэст, на которую вообще не повлияло увиденное. — Этот парень из клана Героев – Тодзё Басара, не так ли? Он довольно интересный. Даже неохотно подчиняя Нарусэ Мио, он всё же использовал проклятие суккуба в силу необходимости. Подумать только, что он решился на это, чтобы подчинить упрямую Нарусэ Мио.

Однако...

— Я уже слышала, что их контракт заключен с проклятием суккуба, но, судя по ее реакции, кажется, что у Нарусэ Мио действительно чувствительное тело, как и думал лорд Зоргиа. Кажется, что она без ума от ласк, но если она чувствует так много даже от этих действий, то лорд Зоргиа сможет доставить ей ещё больше наслаждения. Можно будет с лёгкостью заставить её сменить гнев на милость и вынудить дать клятву господину.

— Ох, да неужто. Я поздравляю тебя за такую преданность работе. Но подумать только – ты не моргнула и глазом при виде этой сцены и всё же судишь об её возбуждении. Не ожидал ничего другого от правой руки лорда Зоргиа – ты видишь всё в другом свете.

Такигава пожал плечами, сказав всё это с сарказмом. Зэст наконец взглянула на него холодными глазами.

— Это сарказм, Ларс? Если ты этим заявлением хотел оскорбить моего Мастера, то тогда я дам тебе соответствующий ответ.

— Нет-нет, совсем нет... Я не позволю себе такого. Это всего лишь восхищение, — сказал Такигава, посмеиваясь. Он словно нашел повод подразнить её в ответ за все то время, когда она смотрела на него свысока.

Пусть у тебя никогда раньше не было парня, ты действуешь так, будто знаешь, о чём говоришь. Ну, я полагаю, что за время, проведённое рядом с лордом Зоргиа, у тебя появлялось множество шансов увидеть подобные акты.

Зэст на секунду замолчала. Затем она нахмурилась.

— Что ты хочешь этим сказать?..

— К сожалению для тебя, я могу узнать неопытную женщину по запаху. Хотя они сами не замечают этого.

После небрежно оброненных слов Зэст замолчала уже надолго. Это красноречиво указывало на то, что Такигава сказал правду.

Зоргиа развлекался тем, что применял эффект афродизиака от проклятия суккуба при заключении контракта Мастера и Слуги и владел множеством сексуальных рабынь. А Зэст служила ему правой рукой.

Сразу же приходит мысль, что она могла бы возглавить этот список, но...

Похоже, что эта информация ценная.

Такигава усмехнулся своим мыслям. Ходят слухи, что самая доверенная правая рука Зоргии красивее всех остальных его подчиненных, но лишь потому, что у неё никогда не было мужчины. И по этой причине Зоргиа никогда не трогал её.

Кстати, Такигава никак не мог подтвердить девственность женщины по её запаху, так как не был ни инкубом, ни вампиром.

Он обманул её, заставив поверить, что он узнал её секрет, и подтвердил достоверность информации, которую получил.

И, в конце концов, Зэст это также заметила.

На мгновение она строго на него посмотрела, а затем исчезла, словно растаяв в воздухе.

— Ну, кажется, я смог разок обмануть её... — сказал Такигава, улыбнувшись на мгновение. Присутствие Зэст исчезло из этого района. Скорее всего, на сегодня она закончила со своими делами.

— Полагаю, что мне также пора.

Напоследок Такигава взглянул на дом Тодзё.

Там Басара поднял Мио и направился в ванну вместе с Марией. Что ж, он всё-таки устроил великолепную лосьонную игру кленовым сиропом.

Разумеется, им теперь предстоит отмыть липкие тела.

Басара положил Мио на пол прихожей в ванну и собирался уйти, но Мария остановила его.

Похоже, что она приглашала его помыться вместе, так как он также стал липким.

Басара растерялся. Его смелое подчинение Мио теперь казалось лишь ложью.

Но, в отличие от растерянного Басары, Мио не проявляла признаков несогласия, хотя её лицо и покраснело от смущения.

Скорее всего, её тело всё ещё пылало от удовольствия, которое доставил ей Басара.

Вскоре Мио встала и обняла Басару сзади, словно говоря ему не уходить. Басара, обнятый Мио, на которой были лишь шорты, полностью окаменел.

Такигава Яхиро криво улыбнулся.

— Ну, буйствуй сегодня, Басаччи... Я надеюсь, что это не последнее твоё веселое воспоминание.

Сказав это шепотом, он также исчез в темноте ночи.

Часть 6

И настал день решающей схватки. Так как битва пройдет ночью, то Басара и Мио пошли в школу и не прогуливали.

После школы они встретятся с Марией и направятся к назначенному месту.

Что до Юки, то она после того случая ни разу не приходила в школу. Возможно, она избегала встречи с ним.

Не удивительно, так как в следующий раз они станут врагами. Встреча перед боем может спутать мысли.

Тем не менее, он хотел поговорить с ней хотя бы разок перед битвой.

Но...

Что он скажет при встрече? Текущая ситуация получилась из-за собственных решений Басары и Юки.

Утренние уроки закончились без ответа на этот вопрос, и настал обеденный перерыв.

Мио сейчас вместе с Айкавой и Сакаки.

Увидев, как Мио уходит из классной комнаты с подругами, чтобы пообедать вместе, Басара встал со стула.

Благодаря Такигаве Басара теперь не был изгоем в классе.

Хотя он немного разговаривал с другими одноклассниками, но всё равно не был близок настолько, чтобы обедать вместе.

Все прошедшие десять дней, пока отсутствовал Такигава, Басара обедал в одиночестве.

А с того дня фанаты Мио и Юки перестали приставать к нему.

Он не верил, что после инцидента в школьном дворе их негодование исчезло, но его устраивало подобное положение дел.

Думая над этим, Басара вышел из класса в коридор, как вдруг его окликнул классный учитель Сакасаки.

— Тодзё. Ты знаешь что-нибудь о причине отсутствия Такигавы?

— Нет, ничего... Он не связывался с вами?

— Ну... В первый день его отсутствия он позвонил и сказал, что не будет ходить в школу по семейным обстоятельствам, но с тех пор я ничего от него не слышал.

— Ясно...

Такигава не приходил в школу с того дня, когда они ели якинику вместе.

Что до контактов с ним, то приходило лишь одно письмо, в котором описывалась возможность атаки демона из фракции текущего Повелителя демонов.

Скорее всего... он также был занят своими делами.

Сакасаки почесал голову, не зная о подобных обстоятельствах.

— Я не только не могу дозвониться до квартиры, где он живет один – никто также не берет трубку в доме его родителей. Я думал, ты можешь что-то знать, так как дружишь с ним... Нонака также в последнее время отсутствует. В округе ходит странная простуда?

Сказав это, он пошел прочь, глядя в замешательстве на потолок.

И в то мгновение, когда Басара собирался направиться к школьному магазину, в его кармане зазвонил телефон.

В поле, где обычно отображалось имя звонящего, ничего не было. Поэтому Басара направился к ближайшей кладовой, запер дверь, удостоверился, что кроме него тут никого нет и наконец-то ответил на звонок.

— Алло?..

— О, а ты умный, Басаччи. Так как ты не назвал сперва моё имя, то, кажется, понял опасность этого звонка.

— Полагаю, что это так...

Потому что если б кто-либо украл телефон Такигавы и позвонил с него, то связь Басары и Такигавы тут же раскрылась. И если этот кто-то принадлежал бы к фракции текущего Повелителя демонов, то всё было бы кончено.

— Ну тогда, Басаччи, ты же в школе, верно? Сейчас обеденный перерыв, но у тебя есть время на разговор?

— Да. Я ушел в скрытное место. Некоторое время всё будет нормально. В любом случае, ты не приходишь в школу и не выходишь на контакт... С тобой всё нормально?

— Ну, в какой-то степени. На самом деле появился проблемный человек, кроме того нового наблюдателя.

— Ты имеешь в виду, что демон, напавший на нас на днях, и есть тот самый новый наблюдатель?

— Угу. Его звали Валгар, но есть другой, ещё более проблемный, чем он. Я лишь сейчас смог найти шанс связаться с тобой.

— Ясно... И? Почему ты утруждаешься позвонить мне в таком проблемном положении?

— Ну, ты сам, кажется, попал в большие неприятности.

Басара ответил удивлением на самодовольные слова Такигавы.

— Я удивлен, что ты знаешь об этом... Возможно, что ты наблюдал откуда-то?

— Угадай. В любом случае: убили нового отправленного наблюдателя. Конечно же, я буду разбираться в том, кто это сделал. Оказывается, что несколько Героев проникли в город, а вы сами в последние дни лишь тренируетесь.

Ох, верно. Миссией Такигавы же является лишь наблюдение за Мио.

Если назначили другого демона... Даже если этого демона убили – его миссия не изменится.

— Другими словами, этот звонок – напутствие перед битвой?

Это предупреждение.

Голос Такигавы, на другом конце трубки стал несколько прохладным.

— Валгар умер, хотя он лишь решил разведать обстановку, но... приказы, которые он должен был получить, включали в себя не только лишь стимуляцию пробуждения Нарусэ Мио, но также и её защиту, чтобы избежать потерю силы Вилберта, спящую в ней, когда она умрет.

Однако...

— Парень, который убил этого Валгара, теперь охотится за Нарусэ Мио. Прости, но если ситуация того потребует, то мне придется вмешаться. Мы разделаемся с теми, кто попытается убить её. Даже если это Нонака.

— Ах ты!..

На удивление Басары пришел ответ:

— Эй, чему это ты удивляешься, Басаччи? Это же естественно. Позволь мне сказать тебе, пока есть возможность. Если ты умрешь – наше соглашение сразу же станет недействительным. Я имею в виду то, что лишь ты знаешь правду, а меня сотрудничать заставил угрозами, — насмешливо сказал Такигава. — Не забывай об этом. Мы объединились только ради совместной выгоды. Если ты хочешь защитить Нонаку заодно с Мио, то должен победить этих парней своими силами.

Эти слова, которые казались провокацией, заставили Басару крепко сжать телефон.

— ...Ладно. Просто смотри, Такигава – мы точно не проиграем, — прямо заявил Тодзё Басара. — И позволь, я добавлю ещё. Если ты попытаешься убить Юки или кого-то из них, то я точно вмешаюсь. Даже если я стану твоим врагом.

Часть 7

Закончив разговор с Такигавой, Басара некоторое время оставался в комнате.

Затем он вздохнул и открыл замок на двери, чтобы покинуть кладовую. Открывая дверь, которая вела в коридор... он остановился.

Потому что прямо перед ним стояла девушка.

— Юки...

Это была Юки, которая сегодня также отсутствовала в школе.

Она беззвучно втолкнула его обратно в кладовку и закрыла за собой дверь. И затем...

— Пожалуйста, Басара... Я хочу, чтобы ты не участвовал в ночной битве, — сказала она, медленно приблизившись. Прижавшись к нему, она смотрела на него с близкого расстояния глазами, полными горечи.

Однако Басара помотал головой.

— Я не могу этого сделать... Полагаю, что уже говорил это раньше.

Басара и Дзин решили защищать Мио. Даже если враг – Повелитель демонов или Герои.

— Я понимаю твоё отношение, Басара... но ситуация резко изменилась. Ты должен знать, что означает, когда «Цель для наблюдения» стает «Целью для уничтожения».

— Да...

Пока его отпустили, наказав лишь изгнанием, однако в этот раз он в открытую выступит против клана Героев.

Но Басара с нежностью положил руки на плечи Юки, глядя прямо в её печальные глаза.

— Но даже при этом я хочу защитить Мио... Я уже не Герой. Я потерял квалификацию и обязанность защищать этот мир. Но сейчас я – её семья, её брат. Это не изменится, и не важно, с какими врагами или обстоятельствами мне придётся столкнуться. Поэтому я сражусь, чтобы защитить её. Я полагаю, что теперь это и есть моя обязанность, когда я всё потерял.

— Даже если тебе придется сражаться против меня и Куруми?

— Да...

От этой черты он никак не мог отступить.

Кроме того...

Рядом с Такигавой находилась ещё более проблемная личность, нежели тот демон-гигант.

И он сказал, что «они вмешаются», если жизнь Мио будет в опасности.

В этом случае, эта проблемная личность точно сделает свой ход.

Басара не воспринимал силу, которую Такигава показал в битве на крыше школы или в лесу на днях, за его полный боевой потенциал.

Скорее всего, Такигава всё ещё скрывал его истинную силу.

И этот Такигава называл кого-то «проблемным»... Можно было легко вообразить его силу.

Если эта сила превосходит его собственную или мощь Такаси и других Героев...

...Тогда и он сделает свой ход.

Шиба Кёити, который сказал, что в этот раз будет лишь наблюдателем.

Поэтому, чтобы защитить всех, Басара и девушки обязаны прогнать Героев. Она, должно быть, поняла, что решительность Басары ничем не поколебать.

— Ясно...

Бессвязно прошептав это, Юки медленно отошла от него, развернулась на каблуках и собралась уходить.

— Постой.

Басара поспешно схватил руку Юки. Потому что он не мог позволить ей уйти сейчас.

— Отпусти... Нам больше не о чём говорить.

Печально глядя вниз, она попыталась стряхнуть его руку.

— Прости, но я хочу дать тебе одну вещь, чтобы мы непременно встретились снова.

Сказав это, Басара достал приготовленный предмет из кармана и отдал его Юки.

— Ключ?..

— Дубликат ключа... к нашему дому.

Басара улыбнулся, передав его, на что Юки с удивлением расширила глаза.

— Почему...

— Когда мой отец и я жили в Деревне... у тебя же был ключ от нашего дома, верно?

— Это было так давно. Мы оба уже изменились. Кроме того, сегодня ночью...

— Да, я знаю.

Басара кивнул.

— Но ты знаешь, Юки... Несмотря на всё это, я не хочу терять надежду. Что ты свободно придешь ко мне в дом, как в прошлом.

Всё же...

— Мы действительно могли измениться... Но даже при этом между нами ничего не произошло. Я не хочу, чтобы всё кончилось... Поэтому, я надеюсь, что ты возьмешь его.

Даже если этот день закончится и наступит следующий.

Басара не хотел отбрасывать возможность будущего, где Юки использует этот ключ.

Он не сдастся.

Юки не сказала больше ни слова. Он думал, что она откажет ему, но она беззвучно покинула кладовку, оставив ключ при себе.

Она не повернулась к нему, но Басара не возражал.

Он знал, как это трудно. Но всё-таки ему удалось создать задел для желанного будущего.

А потом... ему придется всего лишь держаться за это будущее.

Часть 8

Вечер, девять часов... Остается десять минут до назначенной битвы.

Тодзё Басара прибыл ко входу на станцию вместе с Мио и Марией.

Потому что это и было местом встречи, которое назначил Хаясэ Такаси.

Стоя среди толпы людей, Басара осмотрелся вокруг, а после чего:

— Йо, ты пришел.

Внезапно, из потока людей вышел Шиба Кёити. Вместе с Такаси, Куруми и Юки, стоящими за ним, Кёити встал перед Басарой и девушками на расстоянии в несколько метров.

— Хорошо, похоже, что все собрались. Тогда начнём?

— Э-эй, постой! Прямо здесь – в таком людном месте? — возмущенно вскрикнула Мио. Басара всего лишь удивился. Сейчас вечер выходного, поэтому сейчас тут проходило больше людей, нежели в будни.

Поэтому он думал, что они поедут отсюда в более подходящее место для битвы, где не будет людей, но...

— Я понимаю твоё удивление. Но в течение недели мы проверили множество мест в городе. Если мы хотим избежать лишних глаз, то есть несколько хороших мест. Парк или лес в западной части города, где вы тренировались – самые подходящие.

Но Такаси, стоящий за Шибой, вклинился в его речь.

— Такие места, как парк или лес, обладают важными потоками в земле, которые являются духовной основой города. Мы совершим фатальную ошибку, если уничтожим их, даже если всё это ради вашего поражения.

— Ясно...

Басара согласился со словами Такаси.

Клан Героев может использовать особые силы защитников мира.

Сюда относятся также и силы от контрактов с духами, Божественными зверями или посланниками Богов. Сам контракт лишь позволяет занять силу ради «правильных поступков».

Поэтому, когда они бездумно наносят вред природе или убивают невинных живых созданий, то даже если их действия во славу разгрома демонов, то они всё равно попадают в «немилость» из-за последствий, и лишаются права брать силу у духов и прочих созданий.

И кроме того: когда они нарушают стабильность потока в земле, то это с большой вероятностью приводит к крупномасштабной природной катастрофе в будущем.

— К тому же, на пустом пространстве нет никаких объектов, поэтому барьер повредить гораздо легче. Случится катастрофа, если барьер сломается лишь из-за этого, — сказал Шиба. — Но тут нам не о чём волноваться. Потому что мы воздвигнем барьер такого типа, который сменит измерение и дублирует само пространство. Тут в округе так много зданий, поэтому даже если мы что-то сломаем, то лишь внутри барьера, куда войдем лишь мы – без прочих обывателей.

— Но... риск уничтожения барьера остается, — заметила Мария. — Если мы собираемся сражаться, то, я полагаю, что лучше дождаться полуночи, когда тут станет меньше людей.

В ответ на эти слова...

— О боже... Подумать только – демон беспокоится о других людях, — сказал Шиба, саркастически посмеявшись. — Мы действительно учитываем и этот риск. Тут все здания в округе составные. Такаси и девушка с вашей стороны, унаследовавшая силу предыдущего Повелителя демонов, вместе установят барьер, но лишь двумя разумами мы, к сожалению, не сможем скопировать всё внутри широкого барьера. Поэтому мы позаимствуем силу присутствующих тут людей.

— В общем, вы собираетесь спроецировать внутрь барьера пространственную структуру из сознания находящихся неподалеку людей.

Басара, знакомый с барьерами такого типа, вслух озвучил принцип его работы, на что Шиба улыбнулся.

— Именно. Прямо сейчас тут множество людей и каждый из них «чувствует город», видя и слыша его шум. Они почти как камеры. Они видят даже то, что мы не видим. Создав барьер из таких конкретных образов, мы сделаем его детальным и, что важнее, более стабильным. К тому же, сложный барьер, который воссоздаёт пространство таким, какое нам необходимо, нуждается в большей концентрации во время создания, поэтому нам обоим сложнее включить в него любые неназванные уловки. Кроме того, — продолжил Шиба, — неважно, где и когда мы сделаем его – мы в любом случае временно прервём бой, если барьер разрушится. Поэтому, я не думаю, что битва здесь и сейчас будет для вас неблагоприятной.

— Что ты хочешь этим сказать? — нахмурившись, спросила Мио.

Шиба пожал плечами.

— Я имею в виду, что мы ничего не сможем сделать, если вы намеренно уберете или уничтожите барьер – когда вас начнут крушить. Потому что это поставит под угрозу ближайших людей.

Он засмеялся, раскинув руки.

— Здорово, наверно... Не иметь ответственности или обязательств перед этим миром. Люди, животные, города и природа ничего не значат для вас, верно? Боже, это в самом деле нечестно.

— Это не так!

— Мио.

Мио случайно вспылила из-за провокации Шибы, и Басара успокоил её, положив руку на плечо.

— Мы просто должны показать им в предстоящей битве, что у нас нет таких намерений. Тебе не нужно реагировать на его провокации и терять хладнокровие.

Мио кивнула с досадой.

И затем Басара внезапно посмотрел на Юки, которая стояла позади Шибы.

Но она не попыталась встретиться с ним глазами. Медленно опустив взгляд, она продолжила стоять с печальным выражением лица.

Однако у Басары сейчас не было времени об этом беспокоиться. Но только сейчас.

Поэтому Тодзё Басара снова посмотрел на Шибу и заявил:

— Ладно. Если вы хотите этого, то мы не против... Давайте начнем.

Затем они принялись за создание барьера.

Сперва Такаси воткнул Бьякко в землю, а Мио с его помощью начала произносить магию барьера.

Обычные люди, конечно же, не видели ни магии Мио, ни духовного копья Бьякко.

Поэтому Мио могла спокойно возводить барьер.

Нарусэ Мио полностью сосредоточилась. Барьер представлял собой сферу диаметром с полкилометра, а его центр находился вокруг Бьякко.

Бьякко одолжил ей силу для воздвижения барьера, даже будучи оружием врага, так как он служил щитом для окружающих.

В то же время Мио закончила произносить заклинание. Барьерная магия, усиленная Бьякко, активировалась.

Различные виды материи начали обретать форму, воспроизводя внешний облик зданий в округе.

Но в процессе кое-что исчезало – не связанные с ними обыватели, которых запрещено было втягивать в эту битву.

И к тому времени, когда создание барьера уже почти закончилось...

— Э?..

Внезапно Мио вскрикнула удивленным голосом. В нескольких метрах от них стояли четверо противников... И Шиба Кёити среди них исчез.

Такое развитие событий сбило её с толку.

— Не беспокойся. Я попросил Бьякко выгнать его, – безразлично бросил Хаясэ Такаси, вытащив Бьякко из земли.

— Что ты имеешь в виду, Такаси?.. – с сомнением спросил Басара.

— В этот раз он всего лишь наблюдатель. Наблюдатель за этой битвой, — сказал Такаси. — Я не хочу, чтобы он вмешивался в нашу битву под предлогом «мне просто захотелось присоединиться». Вот и всё.

— Ясно... — пробормотал Басара.

Видя выражения их лиц, Мио подумала, что у них обоих есть какое-то особое отношение к Шибе, которое ни Мария, ни Мио не могут понять.

Это точно…

Мио ещё многого не знает о Басаре.

В отличие от Юки и Такаси, она провела с ним катастрофически мало времени.

Всё же, Мио стоит здесь, укрепив доверие между ними своим собственным методом.

Она должна сделать всё, что может. И тогда...

— Время настало. Давайте начинать.

Сказав это, Такаси взмахнул копьём по диагонали, а затем медленно повернулся к ним спиной, вернувшись к Юки и Куруми.

Поняв его намерения, компания Мио также отдалилась от них. В то же время верхняя часть у ближайшего уличного фонаря срезалась и стала медленно падать на землю.

И в то мгновение, когда гремящий звук объявил об ударе о землю, все начали двигаться.

Бой начался.

Комментарии