Содержание
Предыдущая глава
Следующая глава
Создать закладку
Вверх
Нашли ошибку? Тык!

Шрифт

A
Helvetica
A
Georgia

Размер

Цвета

Режим

Проблема с последователями культа

Всё началось с избитой бандитской фразочки.

— Гоните деньги, если жизнь дорога! — прокричал мужчина в маске.

Один из негодяев, который, вероятно, понял, что мы не воспринимаем их банду всерьёз, пригрозил нам своим длинным мечом, но это сделало его вид ещё более бестолковым.

Мне кажется, что он явно переигрывает.

Я, Амелия и Гаурри синхронно зевнули.

— Ч-что?! — возмущённо затараторил главарь шайки. — Что вы себе позволяете? А ну, не умничайте!

Умничать перед такими идиотами? Да метать бисер перед свиньями и то эффективней будет!

— Я и не умничаю, — Тон моего голоса стал довольно мрачным. — Это просто отказ.

Я вздохнула и посмотрела себе под ноги.

— Знаете, — пробормотала я, — мне казалось, что никто больше не ходит этими просёлочными дорогами. Но нет, мы встречаем одну шайку за другой! Неужели я не имею права на обычную спокойную прогулку?!

Я решила позлить ребят, поэтому немного сгустила краски.

— Нам всем было бы лучше, если бы у вас, бандитов с просёлочной дороги, отросли яйца, и вы бы отправились проворачивать свои делишки на больших дорогах, где действительно что-то происходит. Знаете, как настоящие налётчики. Но вы, похоже, слишком трусливы, чтобы умереть как мужчины.

Бандиты уставились на нас с раскрытыми ртами. Без сомнений, услышанное их шокировало. Я потянулась и продолжила:

— С тех пор как мы пошли по этой дороге, вы… по-моему, третья встреченная нами банда. И это только за сегодня. Знаете, я уже перестаю понимать происходящее.

— Эй-эй-эй! — возмутился один из бандитов. — Подожди минутку. Ты же не хочешь сказать что-то типа: «Бандиты, что попались нам на дороге раньше, забрали у нас всё, и для вас ничего не осталось»?

Я закатила глаза. До него ещё не дошло, что ли?

— Мне скучно целый день избивать бандюков вроде вас, — огрызнулась я. — Может, дадите мне хоть немного передохнуть, а?

— Скучно? — переспросил Гаурри. — Ну, не знаю. Последние парни показались мне довольно сильными.

Гаурри… Один из моих спутников. Невежественное забавное создание. Внешне он типичный герой: очаровательный высокий блондин. И кстати, я не упомянула? Он сверхкрутой мечник. Вероятно, лучший из всех, что я встречала. Но, к сожалению, у него мозги не больше крабьих. Хотя нет, краб поумнее будет.

— Да заткнись ты! — крикнула я. — Они были кучей мусора! И вообще, я сейчас занята.

Созерцание мучений бандитов — моё любимое развлечение.

Это чертовски увлекательно: заманить в засаду кучу разбойников, выбить из них всю дурь, а затем, когда они уже мертвы, стряхнуть грязь с одежды и копаться в украденных вещах, забирая всё, что понравится. Красть ворованое — это ведь не кража. Ну и что, что я немножко жадная? Это моё преступное наслаждение. Именно жажда наживы поднимает меня с кровати каждое утро.

Но помимо этого, моё маленькое хобби позволяет мне, великой волшебнице Лине Инверс, поддерживать свои боевые и магические навыки в отличном состоянии. Среднего волшебника атаки разбойников в течение десяти дней свели бы в могилу, но для меня это неплохая тренировка.

Может быть, бандиты, что мне попадались, и были никчёмными, но на местности они ориентировались неплохо, а потому защищаться от них — интересное занятие.

Хотя в последнее время они вызывали у меня одну и ту же реакцию — абсолютную скуку. Поэтому я ждала, что новенького придумают эти мужланы, ведь старые трюки мне уже порядком надоели.

— Ну, ладно, — сказала я. — Итак, у вас, ребята, есть, чем поживиться, верно? Думаю, нам это пригодится… да, пожалуй, так и сделаем.

— Д-давай, попробуй, м-малявка! — заикаясь, крикнул мужчина. — У тебя крепкие нервы, раз можешь держаться столь нахально, находясь в нашей власти!

Малявка? И с каких это пор я в чьей-то власти?

— Отлично! — воскликнул он. — Так ты собираешься драться, да?

— Тьфу-у, — не скрывая скуки, простонала я.

Я скинула плащ, и он с глухим звоном упал на землю, а Гаурри в это время потянулся к мечу.

— Эй! — выкрикнул один из бандитов. — А это что за хрень?

— Что ещё? — спросил другой мужчина.

Его друг указал на фигуру моего второго компаньона, Амелии, которая стояла на ветви дерева неподалёку.

— Это… человек, стоящий на дереве? — удивлённо и сконфуженно ответил главарь.

— Спасибо, Капитан Очевидность!

— Кто там? — выкрикнул бандит.

— Подождите-ка, — возразила я. — Мы не закончили!

— Хм… Ну, если так, — медленно ответил громила. — В-в любом случае хватит болтать! Мы решим наш спор силой!

Он начал было двигаться на меня, как вдруг Амелия, не спускаясь с дерева, воскликнула:

— Довольно, злодеи! — заявила она. Её голос был просто переполнен пафосом.

— Чё?! — взвизгнул главарь.

— Где? — с недоумением переспросил другой бандит.

Разбойники сбились в кучу, тревожно оглядываясь по сторонам.

Такую глупость можно встретить разве что в сказках. Один из бандюков вскрикнул и указал на дерево, которое их бесстрашный лидер заметил тридцатью секундами ранее, и большинство из них — включая главаря — разинули рты от удивления.

Чрезвычайно печально.

На дереве, конечно же, была Амелия. Она сделала шаг навстречу солнечному свету, более не скрываясь за тенью листьев. Она гордо стояла на ветке, словно всемогущее божество, собирающееся обрушить гнев небесного пламени на «мелких» разбойников.

Правда, как оказалось, Амелия обрушила на них кое-что похуже — свою пламенную речь.

— Где бы ни была смерть, там будет и жизнь, — изрекла она. — Где бы ни была тьма, там будет и свет. Где бы ни было зло, там будет и справедливость! Вы сбились с истинного пути, а ваши души погрязли во мраке и безнравственности!

Затем, как истинная королева драмы, она вскинула руку и осуждающе указала пальцем на бандитов.

— Как небесный каратель, я определю ваше наказание! Да будет солнце мне свидетелем! Можете рыдать, молить о пощаде и ползать на коленях, но избежать кары за содеянное вам не удастся!

Проще говоря, она сказала: «Я — правосудие. Извиняться уже поздно».

— Начали! — скомандовала Амелия. — У-и-и!

С этими словами она спрыгнула на землю с высокой ветки… Со слишком высокой ветки.

ШЛЁП!

Я вздрогнула.

— Эй! — крикнул Гаурри, широко раскрыв глаза. Он подошёл к ней и присел рядом. — Ты как?

Амелия выплюнула веточку и прокашлялась.

— Нет нужды беспокоиться! — крикнула она, поднимаясь на ноги.

Что-то не похоже…

— Амелия? — спросила я. — Ты… чуть шею не свернула! Ты в порядке?

— Всё нормально!— отряхиваясь, ответила она. — Такого никчёмного падения недостаточно, чтобы сломить мой дух!

… Но вполне достаточно, чтобы свернуть шею.

Один из разбойников наконец пришёл в себя.

— Мне кажется, — пробормотал он, — нам не стоит с ними связываться.

Ты опоздал, приятель.

Как и сказала Амелия, наказания им не избежать.

— Приготовьтесь, Слуги Зла! — крикнула она, прежде чем начала творить заклинание.

Вообще финальный занавес битвы опустился ещё в момент её начала. Не буду хвастаться, но одной нашей стремительной магической атаки хватило, чтобы разобраться с этой жалкой шайкой.

— Эм… эй, — пробормотал Гаурри, как только это безумие закончилось.

Он, одинокий и грустный, стоял позади нас с Амелией и ковырял грязь своим мечом. Амелия была слишком занята, вставая в героическую позу, поэтому обернулась к нему только я.

— В следующий раз, когда мы будем надирать бандитам задницы… — взмолился Гаурри, — может, вы оставите мне хотя бы одного?

Я ответила быстро и твёрдо:

— Нет.

Ни Амелия, ни я не собиралась ждать, пока Гаурри поймёт ситуацию. Это обычно занимает слишком много времени — примерно как завязывание шнурков спросонья вверх ногами и только одной рукой. Кроме того, я хотела выпытать у этих бандюганов, где они хранят сокровища.

Я схватила ближайшего разбойника за воротник и сорвала с него маску. Без куска ткани на лице этот парень совсем не походил на бандита. Он не был уродом, вроде типичного бородавчатого борова, но и привлекательным я бы его не назвала. Обычная такая внешность.

— Эй! — Я рявкнула так грозно, как только могла. — Просыпайся! — Я встряхнула его несколько раз, прежде чем глаза парня неуверенно открылись.

— А-а… Э-э-э… — застонал он и продолжил: — Гха-а-а-а-а!

Судя по всему, он больше всего хотел удрать подальше отсюда, пока силы совсем не покинули его. Ну что, детки, видите, что бывает, когда связываешься с Линой?

— П-подожди! — запинаясь, взмолился он. — Я не хочу умирать!

Я злорадно ухмыльнулась.

— Пожалуй, ты мог бы обменять свою жизнь на все ваши сокровища. — Это были те самые слова, которые он и его дружки использовали, чтобы обирать своих жертв.

Ну и каково это — побывать в их шкуре, вороватый ты подонок?

— Эт-это неправильно, — захныкал бандюга. — Как ты можешь быть такой жестокой?

Слышать такое от бандита… признаться, довольно забавно.

— Чего это ты заговорил про мораль? — огрызнулась я. — Меня этим не проймёшь! Где ваш тайник?

— Извините, — послышался голос где-то позади нас. — Вы отпустите этих мужчин?

— Чего? — тут же спросила Амелия, когда мы повернулись.

В тени дерева стояла женщина и смотрела на нас.

Бандит, которого я допрашивала, внезапно воскликнул:

— Г-госпожа Мазенда!

Выглядела она лет на двадцать. Белоснежные одежды идеально подчеркивали её прелестную кожу. Её длинные волосы, как и губы, были алыми. Как ни прискорбно это признавать, она была довольно красивой.

Мужчины, наверное, сразу бы влюбились и назвали бы её «несравненной красавицей». Она почему-то сразу представилась мне пьющей вкусный шербет на фоне заснеженных горных вершин.

— Я бы не хотела, чтобы кто-нибудь пострадал.

— Э-э, — промямлил бандит. — Эта дорога… на которую он нас послал…

— Я не с тобой разговариваю, — перебила его Мазенда, короткой резкой фразой заставив замолчать.

После этого она обратилась к нам:

— Пусть они и кажутся бесполезными, но всё равно являются моими подчинёнными. Может, где-то в глубине души вы хотите позволить им уйти?

Это шутка такая, да?

Мои брови слегка приподнялись.

— Ты действительно думаешь, что мы так поступим? — спросила я.

Мазенда криво улыбнулась и тряхнула головой.

— Нет, — легко ответила она. — Ну и как же нам тогда быть? Я устала от формальностей. Давайте разберёмся с нашей небольшой проблемой.

Сказав это, она решительно шагнула вперёд.

Этого было достаточно, чтобы мы насторожились. Амелия отпрыгнула назад, а Гаурри накрыл ладонью рукоять меча. Ваша покорная слуга тоже отреагировала: я отпустила бандюгана и начала читать заклинание.

Вдруг крона дерева сильно задрожала. Мгновение спустя листья хлынули на нас вместе с потоком воздуха, почти полностью заслонив обзор.

— А? — Это всё, что я успела сказать.

Прямо над нами я ощутила чьё-то присутствие и подняла голову. Там, высоко в воздухе, зависла Мазенда всё с той же застывшей на её лице кривоватой улыбкой. В руке она держала камень.

Она собралась кидаться в нас камнями? Похоже, эта чертовка сотворила какое-то защитное заклинание. Она бросила камень, который закрутился в полёте. Но бросила она его не в меня, а на землю рядом со мной.

Я резко отскочила в сторону, но быстро поняла, что это была плохая идея.

БАХ!

Слабая вспышка света ударила мне в глаза. В один момент моё тело онемело, но это ощущение тут же прошло.

Хорошо, что этот эффект не продлился долго. Я быстро пришла в себя, но до сих пор не понимала, какой ещё фокус собирается выкинуть эта девчонка. Я сотворила заклинание.

— Копье Эльмекии! — крикнула я, направляя энергию туда, где находилась Мазенда...

… Или не находилась.

Моя голова, казалось, опустела. Ощущение было, будто кто-то внезапно выключил в ней свет. Все мои мысли просто исчезли.

— Из вас троих, получается, ты — лидер, — засмеялась Мазенда. Её голос пробивался сквозь мощный шквал листьев. — Итак, мне стало скучно, и я решила сделать тебя своей новой игрушкой. Если победишь меня, то станешь такой же, как прежде. Иди в деревню Майн, если тебе интересно.

Ещё один шквал листьев обрушился на нас сверху. Не было слышно ничего, кроме их шелеста. Но через секунду вновь стало тихо.

Амелия, Гаурри и я пребывали в полнейшем шоке. Понятия не имею как, но поверженные бандиты исчезли вместе с Мазендой, будто их тут и не было.

— Аргх! — прорычала я, держась за виски. Было ощущение, что кто-то стучит палкой по голове. Что сотворила со мной эта гадина?!

— Они исчезли… — вздохнула Амелия, будто не веря своим глазам.

— Лина? — позвал меня Гаурри, убирая меч в ножны. — Как ты?

Он шагнул ко мне, но зацепился за что-то ногой.

— Что?.. — Он посмотрел вниз.

Из земли торчало что-то длинное, красное и острое. Гаурри наклонился и достал это. Как только он это сделал, данное нечто потеряло свою твёрдость и повисло на его пальцах, как верёвка.

— Это волос, — характерным командным тоном объяснила Амелия. — Вероятно, он принадлежит Мазенде.

Еще несколько волосков блеснуло возле меня. Вместе с тем, что нашёл Гаурри, их было пять… Они образовывали пентаграмму со мной в центре.

Ой-ой-ой.

Мазенда просто прикрывалась шквалом листьев. В тот момент, когда я потеряла концентрацию, она создала магическое поле вокруг меня, используя собственные волосы.

Меня кое-что беспокоило. И предчувствие было ой каким неприятным. Если всё так, как я думаю… у нас большие проблемы. Мне нужно было проверить эту теорию прямо сейчас.

— Что случилось, Лина? — спросил Гаурри, обеспокоенный тем, что я нахмурилась.

Я даже не думала отвечать на этот вопрос и вместо этого начала читать заклинание:

— Свет!

Дамы и господа, в этот момент случилось худшее из возможного…

Ничего.

— Госпожа Лина! — воскликнула Амелия. — Что происходит?

Её лицо резко побледнело.

Гаурри, однако, всё ещё не понимал.

— Амелия, ты чем-то расстроена? — переспросил он, вероятно, подключив все свои дедуктивные способности. — Что, чёрт возьми, здесь произошло?!

Да, с Гаурри мы движемся вдвое медленнее. Тормоз во всех смыслах.

Пустота в моей голове подтвердила случившееся. Я повернулась к Гаурри, стиснув зубы так сильно, что от них едва не полетели искры.

— Гаурри, — сказала я очень, очень медленно, пытаясь донести эту мысль не только до него, но и до самой себя. — Я… не могу… колдовать.

А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

***

Я даже не пыталась собраться с мыслями, пока мы не нашли гостиницу в деревне. Я думала, что хорошая порция еды успокоит мои нервы (что обычно срабатывало), но моё сознание было настолько охвачено смятением и паникой, что даже две порции блюда дня не смогли привести меня в чувство.

— Вот… На счёт того, что вы говорите… — До Гаурри потихоньку начало доходить. — Лина совсем не может использовать магию, верно?

— Похоже на то, — вздохнула Амелия.

В данный момент тупость Гаурри не казалась мне забавной, и у меня не было ни сил, ни желания хоть как-то с этим бороться. Поэтому я позволила Амелии, всемирно известной любительнице поболтать, ответить на его вопросы вместо меня.

— Народ! — наконец высказался Гаурри, стукнув руками по столу. — Это хреново! Думаю, мы обязаны что-нибудь придумать!

Ух ты! Слава Мудрейшему!

Амелия решительно кивнула.

— Определённо, надо. Лина без магии просто… — Она замялась, очевидно, пытаясь найти подходящее слово.

— Паразит? — предположил Гаурри.

У меня дёрнулся глаз. Что он сказал?

— Ну, я бы так далеко не заходила, — произнесла Амелия. — Хотя она определённо не способна подтвердить своё лидерство хоть какими-нибудь полезными навыками.

ЩЁЛК! Что, простите? Лидерство?

— Её эго настолько же большое, насколько её грудь маленькая, — проворчал Гаурри.

— Эх, — пробормотала Амелия, грызя морковку. — Да и чем-то другим она привлечь не может. Чтобы скомпенсировать...

— МОЛЧА-А-А-А-А-А-А-АТЬ! — крикнула я. — Пытаетесь сделать мне ещё хуже? Ещё одно слово — и я вам все зубы повыбиваю!

Гаурри и Амелия в недоумении переглянулись.

— Но… — начал Гаурри, потирая лоб.

— Пожалуйста, не злитесь, госпожа Лина, — сказала Амелия. — Мы просто пытались поднять Вам настроение.

Поднять настроение? Почему бы вам тогда просто не облить меня кислотой?!

— Ах ты, маленькая!.. — вскрикнула я, вцепившись Амелии в горло.

— П-подожди, Лина! — Гаурри попытался остановить меня. — Если ты задушишь Амелию, проблема не решится. Ты уверена, что ты не можешь колдовать? То есть вообще? Ни одного заклинания?

— Не могу, пока не разберусь с Мазендой, — тяжело дыша, ответила я. — В любом случае она так сказала.

Я убрала руки с шеи Амелии и села обратно. Прокашлявшись, та вернулась к обеду.

— Значит, всё просто, не так ли? — Она вскинула руку и размяла шею, а на её лице появилась пренебрежительная гримаса. — Почему бы нам не послушать её совета и не встретиться с ней лицом к лицу, как она и предложила? В конце концов, она злодей, и её друзья — тоже злодеи. К ним не стоит проявлять жалости.

— Может быть, она и злодей, — хотела было я возразить, — но, кажется, с ними не так легко справиться. Особенно, если учитывать моё положение.

— А где нам её искать? — спросил Гаурри.

Я вздохнула. Полминуты я потратила на то, чтобы набраться терпения и ответить ему.

— В деревне Майн, — процедила я сквозь зубы. — Гаурри, Мазенда сама сказала это, и достаточно громко. Думаю, даже бандиты, валявшиеся без сознания, услышали её.

— А, я весьма отчетливо это слышал, — пояснил он, — просто забыл.

Единственный парень из всех известных мне, который гордится своей тупостью!

Гаурри пожал плечами.

— Звучит неплохо. Давайте пойдём туда. Это ведь всё равно по пути?

Я удивлённо уставилась на Гаурри, осознавая, что он только что сказал что-то умное. Я медленно кивнула. Он развернулся ко мне и серьёзно посмотрел мне в глаза. Мне стало очень интересно, что же он ещё скажет.

Ещё какие-нибудь плоды размышлений, Гаурри?

— Давай лучше вернёмся к делам насущным, — заявил он, потянувшись к моей тарелке. Схватив лежащую на ней ножку, он заговорил с серьёзным видом: — Ты не против, если я доем? А то здесь ещё полно мяса!

Остаток обеда я провела в попытках засунуть эту кость поглубже ему в глотку.

***

— Чего-о-о-о-о-о-о-о?!

Крик Амелии нарушил тишину и покой гостиницы.

— Поосторожней, — хрипло проворчал седой хозяин заведения, а его глаза забегали по комнате. — Хотите привлечь лишнее внимание?

К деревне Майн вели старые просёлочные дороги, идущие от Сейруна через Королевство Дилс в Калмаарт. Другими словами, Майн находился всего в двух деревнях от городка, в котором мы остановились на ночлег.

Я была рада, что мы ушли так далеко от Сейруна, но Майн был логовом Мазенды и её дружков. Наше путешествие становилось рискованным, и я сильно сомневалась, что мы сможем добраться до туда и с лёгкостью одержать победу над теми ребятами. Проще говоря, мы собирались немного задержаться здесь, чтобы заняться сбором информации, однако хозяин гостиницы первым же делом предупредил нас: «Обходите Майн десятой дорогой». Амелия была этим жутко недовольна. Собственно, её крик и был реакцией на услышанное.

— Как вы можете такое говорить?! — возмущённо переспросила она, в который раз доказывая, что совершенно не умеет сдерживать свой голос. — Если вы знаете о том, что зло таится рядом с вами, как вы можете скрывать это от властей? Неужели вам безразлична справедливость?!

Мужчина с недоумением посмотрел на неё.

— Речь тут не о справедливости, девочка! Всё, что я сказал вам о «зле», — не более, чем слухи! Ты думаешь, я могу прийти к властям, принеся им эти сплетни, как доказательство? Да я просто огребу кучу проблем!

Но несмотря на его справедливое замечание, Амелию сложно было заставить следовать здравому смыслу.

— Нет, я вижу, что происходит! — объявила она, подпрыгнув на деревянном стуле. — Это процветающий заговор сил зла! Ужасный вихрь, что закручивается где-то рядом!

Если ты подразумеваешь вихрь безумия в твоей голове, тогда конечно.

Даже Гаурри забеспокоился:

— Она снова завелась, — страдальчески пожаловался он.

Я взяла его за рукав и отвела в дальний угол. Крики Амелии заставили меня задуматься, и мне нужно было поделиться своими мыслями… Не говоря уже о том, что мне не хотелось попадаться ей на глаза, пока не закончится её приступ праведности.

— Слушай, — тихо обратилась я к Гаурри. — Если пропустить бурные недовольства Амелии, то, вероятно, следует заметить, что Майн — куда более опасное место, чем мы думали. Если ты помнишь, у неё сильно развито чувство опасности.

— Ну не знаю… — начал было Гаурри, но замолчал.

— Ладно, — Я вздохнула.

«Вспомни о размере его мозга», — напомнила я себе.

— Тогда зачем Мазенда, учитывая всё её коварство, пытается заманить нас в эту деревню? Хочешь сказать, нам надо принять её слова за чистую монету?

— Эм, нет, — осторожно ответил Гаурри. — Это было бы глупо.

— Так в чём же проблема, Гаурри?

— Ну, э-э-э… — он так и не смог ответить чем-то большим, нежели односложным бормотанием. Вскоре он сел на ближайший стул и нахмурился, размышляя о ситуации.

— Посмотри на это с другой стороны, — наконец сказал он. — Все, кого мы встречали, и всё, что мы видели до сих пор, не соответствовало нашим ожиданиям, ведь так? Поэтому, может быть, мы думаем, что Майн — это что-то очень плохое, а когда придём туда, то это место просто окажется какой-нибудь страусиной фермой.

Как я могла наблюдать, наши с Гаурри рассуждения никуда нас не приведут.

— А, забудь, — пробормотала я и утащила его обратно к столу.

Когда мы вернулись, Амелия кинула на нас весьма устрашающий взгляд.

— Что такое? — спросила я, но она не ответила, а лишь покачала головой.

— Не сейчас, — прошептала она. — Поговорим, когда вернёмся в наши комнаты.

Мы с Гаурри переглянулись. «Ладно, — подумала я, — уже можно начинать паниковать?»

***

Мы собрались в одной из комнат, но даже здесь старались вести себя как можно тише. Излишнее внимание — это последнее, в чём мы нуждались.

— Всё в порядке, говори, — заверила я Амелию.

Она вздохнула.

— Я знаю, что это просто слухи… — спустя несколько секунд начала она, а затем яростно стиснула зубы. — Из того, что я узнала, — немного успокоившись, продолжила Амелия, — в деревне Майн нашло прибежище тайное общество.

— Это мы и так знали, — ухмыльнулся Гаурри. — Это те бандиты. И одна из них — та странная женщина, верно? Что-нибудь ещё?

Он хлопнул в ладоши, довольный собой.

Дай ей договорить, тупица!

Амелия торжественно покачала головой.

— Нет, не они. Это религиозный культ, а Мазенда и её бандиты, вероятно, просто его последователи.

— Религиозный культ? — приподняв брови, переспросила я.

— Да. Но послушайте, — Она сглотнула. — Этот человек внизу назвал его культом Шабранигдо.

— К-культом Шабранигдо?! — не удержавшись, вскрикнула я.

Рубиноокий Шабранигдо, Повелитель Демонов. Он считается покровителем всей тьмы в этом мире. Безумно злой ублюдок, с которым мы имели возможность схлестнуться некоторое время назад.

— Тс-с! Вы слишком громко кричите! — Амелия сделала мне замечание.

— Извини, — Я нахмурила брови. — Амелия, ты уверена в этом?

— Не очень, — Девушка разочарованно пожала плечами.

— Как и сказал ранее хозяин гостиницы, это только слухи. Но, как по мне, это звучит довольно странно. В смысле, зачем бы людям в этом городе — причём явно перепуганным — выдумывать культ Шабранигдо? Это ведь самое страшное и злое, что я только могу себе представить.

Я задумалась на минуту, но так и не смогла связать вышеупомянутый культ и Мазенду, «пригласившую» меня в Майн.

— Что ты имеешь в виду? — спросила я.

Амелия на минуту задумалась и сказала с беззаботной улыбкой на лице:

— Вот что.

Она продолжала улыбаться… Я едва сумела совладать с собой, чтобы навсегда не стереть эту мину с её лица.

— Тот мужчина знает только то, — продолжила Амелия, — что Майн — якобы центр культа и что скорее всего там вершатся злые дела. Но это всё, что он слышал. Или всё, что хотел слышать, я полагаю.

Я нахмурилась. Ситуация становилась всё более запутанной и принимала всё более неприятный оборот.

— Лина, — позвал Гаурри (до этого момента он не проронил ни звука, наверняка мечтая о грядущей битве… или обеде). — Кое-что из сказанного начинает меня беспокоить.

— Что же это? — спросила я, готовясь услышать самый глупый в истории вопрос.

— Этот Шабуниградо… Кто это?

И Гаурри меня не подвёл. В некоторых делах на него всегда можно положиться.

— Шабранигдо, господин Гаурри, — поправила его Амелия.

Даже она была шокирована недалёкостью Гаурри, поскольку повернулась и поглядела на меня, будто спрашивая: «С ним всё в порядке?».

Гаурри не обратил на это никакого внимания — он лишь сидел и почёсывал затылок.

— Ммм... — пробормотал он. — Кажется, я уже где-то слышал это имя. Но у меня очень плохая память на имена, особенно на такие длинные.

— Гаурри, ты слабоумный… — Я едва сумела проглотить конец фразы.

— Тпру, — возмутился Гаурри. — Лина, это ведь не такая уж важная вещь. Это ведь просто имя, верно?

— Да это очень важно! — закричала я. — Как ты можешь не помнить Шабранигдо?!

— Эмм... — Он притих. — Ну, э-э-э...

— Владыка Демонов… — сквозь зубы прорычала я. — Воплощение зла! Красные глаза, такой высокий, источающий злобу тысячи погибающих миров?!

Потратив несколько секунд на переваривание этой информации, Гаурри кивнул и ударил кулаком о ладонь.

— О, ага! — торжествующе провозгласил он. — Этот парень. Теперь я вспомнил.

Гаурри не только болван, но ещё и лжец.

— Мне интересно, а в чём суть этого культа? — рискнула спросить я. — Чем они занимаются? Сомневаюсь, что они собрались, чтобы по-дружески поболтать про зло, при этом пригласив Владыку Демонов в качестве почётного гостя.

— Я узнала кое-что, — зловеще прошептала Амелия. — Видимо, их ритуалы требуют жертвоприношений, чтобы утолить желания Повелителя Демонов.

Хм-м. Если это так, то эти якобы случайные встречи с бандитами начинают обретать смысл. Сначала вы занимаете спокойную и процветающую деревню. Затем, чтобы удовлетворить жажду обогащения Владыки Демонов, грабите жителей, отбирая у них всё ценное, а потом начинаете рыскать по окрестностям и тащить всё, что только можете.

— Если этот культ существует, — начала я, — то те бандиты, с которыми мы столкнулись ранее, — его члены, верно?

— Точно так я и подумала! — возбужденно сказала Амелия. Она подняла кулак вверх. — Не важно, как много людей сошли с праведного пути и посвятили себя тьме, не важно, как много людей присоединились к этому культу и променяли общепринятую мораль на чувство причастности*, — не стоит бояться!

Она встала, вновь приняв героическую позу.

— Так что, пока существует справедливость, нам, несомненно, должна сопутствовать удача!

Гаурри выплюнул ноготь.

— Но это будет сложно без магических способностей Лины.

— Верно, — сказала я. — К слову, — Я быстро сотворила заклинание. — Свет!

На кончике пальца я заметила слабое мерцание. Однако оно почти сразу исчезло, и мы уставились на мой пусть изящный, но совершенно обычный палец.

— Эй! — крикнула Амелия. — Я что-то видела!

Я кивнула ей.

— Признаю, для заклинания света это было довольно жалкое зрелище, но, кажется, та блокирующая пентаграмма слабеет, — Я вздохнула.

— К сожалению, — продолжила я. — Свет — это всё, что я могу сотворить сейчас. Об атакующих заклинаниях можно позабыть — я и лёгкий бриз создать смогу со скрипом.

— Взбодрись, — весело сказал Гаурри, похлопав меня по спине. — Разве это не значит, что со временем твои силы вернутся в норму? Просто подожди.

— Всё не так просто, — пробормотала я. — Полное восстановление может занять годы! Годы, Гаурри! И даже тогда нет никаких гарантий, что вернутся все мои способности, — Я сжала кулаки. — Грёбаная Мазенда!

— Как бы то ни было, сначала нам нужно подготовиться. Кто-то должен проверить слухи об убежище культа и собрать как можно больше информации о Майне. Так себе работёнка, не так ли, Гаурри?

Гаурри оторвал взгляд от пола.

— Что ты этим хочешь сказать?

— Ох, ну знаешь, — сказала я так непринужденно, как только могла. — Прежде всего, я абсолютно уверена, что наши враги знают, как мы выглядим. Поэтому, что бы мы ни делали, делать это надо под покровом ночи.

Гаурри нахмурился:

— И?

— И темнота — величайший враг красоты, — произнесла я, надеясь поставить Гаурри в тупик всей глубокомысленностью высказывания.

Амелия, стоявшая позади меня, кивнула в ответ. Она знала, к чему я веду, но Гаурри опять не мог додуматься.

— Ух… — брови Гаурри сошлись так близко, что его легко можно было принять за деревенского дурачка.

Чувствуя, что растерянность Гаурри давно минула точку невозврата, я решила ковать железо, пока горячо:

— Так что я должна смиренно просить того, кто менее всех обременён благородством лица и тела, принять эту задачу в свои руки. Это делает тебя, Гаурри, бравым исследователем. Поздравляю!

Гаурри моргнул.

— П-погоди, — едва слышно пробормотал он. — Ты за кого меня принимаешь, за рейнджера?! Ты думаешь, что я буду скитаться по горным хребтам, вынюхивая информацию?!

— Хо-хо! — я рассмеялась и подмигнула Гаурри. — Ты просто создан для этого!

— И не думай! Даже я знаю, насколько опасна такая разведка. Ты не проведёшь меня своими сладкими речами, полагая, что я соглашусь только потому, что ты так сказала…

Речь Гаурри постепенно затихла. Он уселся, переводя дыхание, а я почёсывала затылок, пытаясь придумать новую стратегию.

— Ты прав, Гаурри, — наконец признала я. — Это не мне решать. Если мы решим это как положено, все вместе, у тебя не будет возражений?

— Ну, да, — робко сказал Гаурри. — Я соглашусь, если мы решим всё честно.

Тут-то я и захлопнула ловушку!

— Хорошо, — сказала я, — мы проголосуем! Все, кто думает, что Гаурри должен быть нашим разведчиком, — поднимите руки.

Я и Амелия одновременно вскинули руки.

— Тогда решено! — Я улыбнулась Гаурри. — Удачи!

— Эй!

— Господин Гаурри, — прошептала Амелия. Она, немного нахмурившись, похлопала его по плечу. — Я чувствую смятение в Вашем сердце, но знайте, что Вы служите высшей добродетели — демократии!

Она даже шмыгнула.

С никогда не изменявшей ему мужественностью, Гаурри выпрямился, едва сдерживая слёзы. Однако я начала переживать за парня в тот момент, когда его лицо внезапно посветлело.

— Ха! — победно воскликнул он, указывая на меня пальцем. — Ты просчиталась, Лина! В твоей схеме есть один серьёзный изъян!

— Ч-что?! — В моих схемах никогда нет просчётов, и эти слова меня обидели.

Он стоял, гордо скрестив руки на груди.

— Ты действительно думала, что отправка на расследование меня, человека, который понятия не имеет, что происходит, хоть как-то нам поможет? — усмехнулся он. — Ты за кого меня принимаешь?

На мою голову как будто обрушили молот.

— Ёлки! — вскрикнула я, чуть не упав со стула. Гаурри хитрить стал? — Ты пугаешь меня, Гаурри. Может ли это означать, что твои мозги, наконец, начали расти?

— Эй, погоди… — Гаурри нахмурился и указал на меня пальцем. — Не говори о мозге так, будто это грудь!

М-да, теперь понятно, куда этот парень направил свои умственные способности.

Я как раз прикидывала, как бы поумнее подколоть Гаурри по поводу груди, когда дверь в нашу комнату распахнулась. Деревянная доска ударилась о стену, чуть не слетев с петель и заставив нас всех схватиться за оружие.

— Простите меня! — прорычал незваный гость. — Не можете ли вы быть чуточку потише?

В дверном проёме стоял дородный трактирщик, скрестив руки на груди. Зрелище было пугающим, скажу я вам. Единственное, что пришло нам в голову, — это тихонько извиниться.

В конце концов мы решили выбрать ответственного за расследование, используя известный всем уважающим себя интеллигентам метод — камень-ножницы-бумага. К сожалению, все выбрали камень.

***

Множество факелов отгоняло темноту. Их крошечные огоньки освещали большую арену, на закруглённых стенах которой можно было заметить множество людей — вернее, их тени.

— Их гораздо больше, чем я рассчитывала, — прошептала я.

Мы забрались далеко в горы, что поблизости Майна. Амфитеатр, в котором мы прятались, наверное, раньше был весьма популярным местом, однако сейчас это было обветшалое строение, готовое рассыпаться от любого случайного вздоха.

Внутренний круг опоясывали покатые ряды ярусных скамей, многие из которых уже раскрошились, а на оставшихся умостились люди в масках.

Мы сидели в самом верхнем ряду амфитеатра, на приличном удалении от происходящего внизу. Верхние ряды пострадали сильнее всего и по большей части были недоступны — конечно, если вы не умеете летать. Однако именно благодаря такому положению мы были практически невидимыми для тех, кто был внизу. Мы с Амелией заметили эти руины прошлой ночью — напомните потом дать ей печеньку.

— Не нравятся мне эти ребята, — пробормотал Гаурри.

— Я думала, что в культе будет не так много людей, — высказалась я, — но это невероятно. Их верование, похоже, довольно популярно, если они могут собрать настолько внушительную толпу в таком-то месте.

— Вот именно: «невероятно», — выплюнула Амелия. — Служители зла в таком почтенном месте! Разве слово «справедливость» для них — лишь пустой звук?! — Она сжала кулаки. — Я не могу этого так оставить!

Я проигнорировала её. Со временем это начинает получаться само собой.

Мы наблюдали за собранием внизу. Несколько минут спустя толпа взорвалась возгласами.

— Кто-то выходит! — воскликнул Гаурри, разъясняя очевидное.

Вот именно за это, ребята, я его и люблю!

Из коридора, который раньше использовался в качестве выхода на арену, появились пять человек. Их одежды и мечи были алого цвета. Четверо из них были в масках (красных, разумеется), а лицо пятого было открыто. Их маски отличались от тех, что носили остальные культисты, — могу предположить, что маска отображает ранг.

Человек с открытым лицом вышел в центр арены. Четверо других встали примерно в шести шагах от него, повернувшись лицом в направлении четырёх сторон света.

— Понятно, — с отвращением прорычала Амелия. — Пятеро фактотумов!

— Фактотумов? — пробормотал Гаурри. — Это что за фигня?

Он повернулся в мою сторону, так что доля объяснять сложные вещи на пальцах выпала мне.

— Это пятеро Мазоку высочайшего ранга — те, кому жизнь дал лично Рубиноокий Шабранигдо.

Я не знала, была ли эта история правдой или мифом, но я знала её наизусть. Что тут сказать? Я обожаю хорошие байки.

— Ага, — присоединилась Амелия. — Четверо по сторонам представляют Дракона Хаоса, Глубоководного, Наследного Правителя и Великого Зверя.

Она сделала глубокий вздох, а затем добавила:

— И главный, в центре, — Повелитель Ада. Их титулы соответствуют положению.

Тем временем я подумала, что человек в центре вполне мог бы быть основателем культа. Что насчёт внешности? Он был тощ во всех смыслах этого слова. На самом деле, он выглядел, как третьесортный злой колдун с полным отсутствием харизмы.

— Господа! — прогудел он. В противовес тщедушной внешности, его голос был неожиданно громким. — Сегодня у меня для вас хорошие новости! Мастер Кротц очень скоро вернётся к нам!

Амфитеатр заполнили аплодисменты. Из восторженных выкриков я смогла понять, что этот парень, Кротц, является лидером общества. Так зачем же этот тощий доходяга обратился к собранию? Для краткого отчёта?

— Кроме того, — продолжил мужчина, — мне сообщили, что он нашёл то, что мы ищем!

Его голос приобрёл страстный, но несколько встревоженный тон. Последовавшие восклицания были ещё более энергичными.

— Никто не сможет противостоять нам! Лицемерные поклонники Цефеида и других ложных Богов поймут свою ошибку! С этой силой всё, что мы пожелаем, будет наше!

Этому парню определённо нравилось слушать собственный голос.

Я обернулась к Амелии, чтобы понять, сумеет ли она сдержаться. Девочка была уже на грани. Последнее, что нам тогда было нужно, — это фирменный «порыв справедливости» Амелии. Я увидела, что она, насупившись, что-то бормочет себе под нос, но всё же держит себя в руках.

Человек внизу продолжил свою речь:

— Природа бытия противоречива, а потому её суть — зло. Мы не можем терпеть такую…

Тут-то Амелия и сорвалась. Она внезапно подскочила и начала творить заклинание:

— Взрывное Рондо!

Дюжина сверкающих шаров света закружились над ней, а затем все они ринулись вниз на арену.

БА-БАХ!

— А-а-а-а-а-ах! — закричал человек в маске.

— Йи-и-и! — вскрикнул другой, падая с яруса куда-то вниз.

Повсюду были крики и пламя. Ну прямо филиал преисподней!

Я быстро пригнулась и прикрыла голову.

«Проклятье! — подумала я. — Я должна была это предвидеть!»

То бормотание Амелии было не попыткой сдержать свою злость, а напротив — словами мощного атакующего заклинания. Совет вам на будущее: если вы собираетесь применить атакующее заклинание, дайте какой-нибудь знак своим товарищам, прежде чем высвободить его.

Вы, вероятно, подумали, что шквал огненных шаров, созданных Амелией, разнёс это место на кусочки. Всё не так. Их мощь была низкой, так что урон был весьма незначителен — да, прямое попадание обугливало, но косвенный урон был довольно слаб.

Однако этого было достаточно, чтобы сделать простой вывод — от лица нас всех Амелия объявила войну культу Шабранигдо.

***

Нас заметили достаточно быстро.

— Смотрите! — закричал один из членов культа.

— Я кого-то вижу! — откликнулся другой. — У нас что, нет дозорных?

В этот момент Амелия снова принялась за дело. Я не была уверена, что хочу этого.

— Свет! — выкрикнул она.

Заклинание осветило часть неба прямо над ней.

— Слушайте внимательно, вы, Почитатели Тьмы! — воскликнула она. — Не важно, как много лжи окружает нас, — существует единственная истина! Если есть среди вас хоть один, кто хранит её свет в своём сердце, осознай порочность пути, который избрал, и ступи на новый путь, верный и чистый, предложенный высшей волей!

— Избавьтесь от них! — потребовал говоривший ранее мужчина.

Вот так сюрприз.

Как только тощий отдал приказ, «последователи» столпились и направились к нам. Но далеко им пройти не удалось. Я ведь говорила, что место, которое мы заняли, было практически недосягаемым, поэтому всё, что могли сделать эти ребята, — это бранить нас, нервно переходя с места на место.

— Амелия! — закричала я. — Гаурри! Нам необходимо срочно отступить!

— Почему?! — запротестовала Амелия. — Мы можем сразиться с ними здесь и…

— Мы не можем сражаться прямо здесь! — Я прервала Амелию на полуслове. — Что мы будем делать, если хотя бы один из них использует атакующее заклинание? Ярус под нами довольно неустойчив!

— Н-но, показывая спину врагу… — возразила Амелия.

— Стерпи малое унижение, отступи. А после возвратись и контратакуй! — горячо сказала я ей, вспоминая слова, которые вбивали в меня, когда я училась волшебству.

Всё-таки я хоть что-то да запомнила со школы.

— Именно так поступают Поборники Справедливости! — внушительно добавила я.

Ярость в глазах Амелии погасла.

— Ты права! — воскликнула она, а её голос сменился на вдохновенный. — Это абсолютная правда! — И с этими словами она начала творить следующее заклинание.

К счастью, наивность Амелии позволяла без труда ею манипулировать.

— Левитация! — произнесла она.

Заклинание Амелии подняло нас к небу.

— Магия?! — шокировано закричал кто-то снизу, не скрывая злобы в голосе.

— Чтоб вас! — прорычал другой. — Вы не уйдёте! Перекрыть выходы! — И толпа ринулась к ближайшим выходам.

Это начинало меня раздражать.

— Скорее, Амелия!

— Это максимум, на что я способна! — ответила она, когда мы поднялись над деревьями, покинув логово культа.

Гаурри не сказал ни слова, хотя в этом и не было необходимости: пот, стекавший с его лба, прекрасно говорил за него.

Заклинание Левитации давало замечательную маневренность, но для этого приходилось жертвовать скоростью: перемещаться можно было не быстрее, чем пешком. Пока мы парили над землёй, я увидела постепенно нагоняющих нас преследователей.

— В лес! — выкрикнула Амелия.

Она бросилась бежать, не договорив и даже не удостоверившись, что я и Гаурри последовали за ней. Позади раздавались банальные выкрики, которые обычно используют в погоне, — «Скорей!» и «Сюда!». В сложившихся обстоятельствах у меня не было возможности указать им на однообразность возгласов, ведь гигантская толпа была довольно устрашающа, и это заставляло нас бежать через лес, не останавливаясь.

Внезапно Амелия свернула с пути и бросилась в гущу деревьев.

— Вы оба, дайте руки! — приказала она, подскочив к нам с раскрытыми ладонями.

Мы с Гаурри ухватились за них. Амелия, кажется, уже закончила своё заклинание и была готова сорваться с места, как только оно сработает. Заклинание было довольно необычным и вызывало неприятные воспоминания.

— Тёмный Туман! — В тот момент, когда она произнесла это, нас окутала кромешная тьма.

В Тёмном Тумане невозможно было увидеть даже ладонь, вплотную поднесённую к глазам. Конечно же, это также означало, что никто из преследователей не мог нас обнаружить. Пусть мы заплутали в темноте, но по крайней мере теперь были в относительной безопасности.

Однажды один ассасин использовал это заклинание в битве со мной. Я осознала его потенциал, но оно было мне довольно неприятно.

— Амелия! — спросила я её. — Когда ты выучила это заклинание?

Я почувствовала, как она улыбнулась.

— Мне это заклинание показалось полезным, так что я тайно практиковала его.

— Превосходно! — с усмешкой сказала я. — Твой отец будет рвать и метать, если узнает об этом. Гаурри, тебе следует быть более предусмотрительным, как Амелия.

Гаурри что-то там проворчал, но я ни слова не разобрала.

— Там! — снаружи послышался голос. — Я слышу голоса!

Как только Гаурри понял, что культисты были достаточно близко, он тут же умолк. Мы все замолчали.

— Там! — воскликнул другой. — Я точно слышал голоса в той... что-о-о?!

— Что не... тпру! Что здесь делает эта чёрная фигня?!

Кажется, Тёмный Туман сбил наших преследователей с пути. В свете факелов туман, вероятно, казался огромной недвижимой тьмой. Я была уверена, что они растеряны.

Так держать, Амелия!

— Я внутри этого! — раздался панический голос. — Я ни черта здесь не вижу! Это, должно быть, какое-то колдовство!

— Чёрт! — воскликнул другой. — Кто-нибудь, позовите госпожу Мазенду!

— Она в храме! — ответил другой преследователь.

Храм, да? Вот это уже что-то.

***

— Эй, Лина! — позвал Гаурри. — Ты планируешь останавливаться?

Нас от Майна отделяли две деревни. Все молчали, пока Гаурри внезапно не задал этот вопрос. Мы были так заняты бегством от банды поклонников Шабранигдо, что особо не задумывались о планах на будущее. Вот уже несколько часов у нас не было даже передышки.

— Это верно… — тяжело дыша, хныкнула Амелия, — я уже с ног валюсь. Можем мы отдохнуть, пожалуйста?

Она выглядела так, будто готова была упасть на землю в любую секунду.

— Отлично, — ответила я. — Мы отдохнем в следующей деревне, хорошо?

Я и сама была довольно вымотана, и мои ноги чертовски дрожали. Однако Гаурри удивил меня: даже после такого забега он казался абсолютно собранным и не показывал никаких признаков усталости. Просто машина!

Моей единственной целью было увеличение расстояния между нами и противником настолько, насколько это вообще возможно. Конечно, всегда можно было устроить привал в лесу, но я, как и Амелия, очень быстро откинула эту идею. Никаких привалов!

— Раз уж мы заговорили, — измождённо прощебетала (если такое вообще возможно) Амелия, — о чём вы думаете с тех пор, как мы покинули то место, госпожа Лина? О плане контратаки, я надеюсь?

— Не лучше бы было сразиться с теми парнями там, на месте? — спросил Гаурри. — Мы могли бы уничтожить их одним ударом.

Гаурри думал, как ребенок, и я привыкла к этому, но куда больше разочаровывало то, как энергично Амелия поддерживала его идею. Нехватка сна, должно быть, затуманила её разум.

— Прежде всего, — я начала объяснять, — если бы мы разбили то собрание, то ничего бы не достигли. Разве вы не помните? Их лидера там не было. Тот парень говорил об этом.

— Ты имеешь в виду, что это не было их штабом? — спросил Гаурри. Его лицо выражало крайнее удивление.

— А-агх, — Я застонала, — Гаурри, с чего бы рассыпающейся арене вроде того колизея быть базой? Даже если он будет находиться в лесу, его обнаружит первый, кто решит хотя бы немножко подняться в горы. Кроме того, ты забыл, что один из этих парней сказал, что Мазенда в храме?

— В храме? Это действительно кто-то сказал?

Внезапно я ударилась головой о ветку дерева.

— Да! — разозлилась я. — Мазенды нигде не было, когда Амелия устроила там фейерверк. Поэтому логично будет предположить, что место, которое они назвали храмом, находится не там, где проходила эта встреча. Ты меня понимаешь? — Я прищурилась и напряглась в ожидании его ответа.

Гаурри задумался.

— Тогда этот храм — их штаб-квартира?

— Хорошо, — Я вздохнула с облегчением. — В любом случае победить Мазенду и восстановить мои магические силы — это наша приоритетная задача. Вы же со мной согласны?

Гаурри поднял свой палец и посмотрел в небо.

— А-а… — сказал он, затем легко добавил: — Нет.

— Гаурри!

— Подожди, — прервал он меня уже более настойчивым тоном. — Посмотри на Амелию.

— На Амелию? — переспросила я и повернулась.

Что за чёрт?

Амелия стояла неподвижно, опустив руки, а её взгляд расфокусировался. Гаурри подошёл к ней и провёл рукой перед лицом, затем щёлкнул пальцами в нескольких сантиметрах от её носа.

— Не беспокойся, — наконец сказал он. — Она просто уснула на ходу. Нам следует ненадолго оставить её.

— Прости, что?! — набросилась я на Гаурри. — Мы не в том месте, чтобы «оставить её», гений! Используй этот комок между ушами хотя бы иногда!

Я повернулась к Амелии.

— Эй! — крикнула я. — Амелия! Я с тобой разговариваю! — Я несколько раз потрясла её за плечи, пока она наконец не открыла глаза.

— Ах, — прощебетала она, как маленькая птичка, — госпожа Лина.

— Не привыкла к ночным бдениям?

— Нет, — ответила она. — Я… сплю… как убитая.

Да ну.

— Тогда у нас нет выбора, — решила я. — Гаурри, тебе придется тащить её на спине.

Но к этому времени Гаурри уже рухнул на землю и захрапел.

— АРГХ! — воскликнула я. — Вставай, идиот! Здесь не место для сна!

Мой крик разбудил его.

— Ты права, — зевая и поднимаясь на ноги, согласился Гаурри. — Не место.

Однако через долю секунды его лицо приобрело сосредоточенное выражение. Он обнажил свой меч. Я не сразу поняла, что к чему, однако в следующее мгновение всё стало ясно: я почувствовала чьё-то присутствие. Мне потребовалась время, чтобы ощутить чужака — я устала сильнее, чем думала.

— Враг? — спросила Амелия.

В её глазах также читалась тревога. Чувство опасности разогнало всю сонливость.

Ветви деревьев перед нами зашелестели.

— Лина, послушай меня, — вполголоса сказал Гаурри. — Бери Амелию, и убирайтесь отсюда. Я останусь и задержу их.

— Т-ты сбрендил? — не поверив в услышанное, переспросила я. — Ты хотя бы уверен, что нас атакуют?

— Ага, и могу сказать, что они не дилетанты. Ты не можешь творить заклинания, а у Амелии не осталось сил. Позволь мне позаботиться о них.

— Ах, — из-за деревьев послышался голос, — довольно оптимистичный настрой.

Голос был мужским, но довольно высоким. Мы уставились на тени, метавшиеся среди деревьев, но я никого не увидела. Кто бы ни устроил на нас засаду, они хорошо скрылись.

— Хватит прятаться, как трусливые злодеи, покажитесь! — выкрикнула Амелия, но те, кто находились за деревьями, даже не подумали отвечать ей.

Над нами нависла давящая тишина, но её вновь нарушил этот голос:

— Я восхищаюсь вашей безрассудностью во время той стычки на собрании, на котором нас не было, — заметил он. — Вам повезло избежать встречи с нами тогда, но теперь везению настал конец. Всё, чего вы смогли добиться, — отсрочки своей смерти. — Голос неприятно засмеялся.

Прошу прощения, я упустила что-то смешное?

— Гилфа, — прорычал другой голос. — Ты слишком много говоришь.

В отличие от первого, я всё-таки сумела увидеть, кто это говорил, — зверочеловек. На первый взгляд он походил на людоящера, но, если присмотреться, можно заметить разницу. Большая выпуклость на его спине подсказывала, что он, вероятно, был гибридом человека и чёрной кобры.

В одной руке он держал двуручный меч. Его клинок был достаточно длинным, чтобы достать до макушки Гаурри. Довольно внушительный вид, надо признать.

— Как неприветливо с твоей стороны, Ведур, — фыркнул тот, кого звали Гилфа. — Я просто хочу, чтобы люди, которым и так осталось недолго, знали, с кем имеют дело.

— Неуместно, — прорычал зверочеловек Ведур. — Наш приказ — «догнать и убить». Болтовня же — пустая трата времени.

Ведур вышел из-под покрова ветвей и двинулся к нам. В этот момент я заметила, что Гаурри осторожно убирает меч в ножны и достает иглу из бокового кармана. Наших гостей ждёт большой сюрприз — Меч Света!

***

Минутка занимательных историй. Давным-давно, когда Сайрааг был известен как Город Волшебства, Демонический зверь Занаффар разрушил его до основания. Рассказывают, что Занаффар был сражён легендарным мечом, способным пропускать волю и силу владельца через клинок. Именно этим клинком Демонический зверь и был рассечён напополам. Для тех, кто всё ещё не понял, — я говорю о Мече Света.

Хотя Гаурри, как правило, производил на людей впечатление полного болвана, так уж случилось, что он полноправный владелец Меча Света — невероятно сильный владелец.

Обращение к этому оружию означало, что Гаурри счёл ситуацию довольно опасной. Наши противники пока особо меня не впечатлили, но я решила, что Гаурри увидел в них что-то, чего не увидела я.

— Лина! — предупредил Гаурри. — Амелия! Не расслабляйтесь! — Он не сводил глаз с Ведура. — Где-то там есть и третий!

Я моргнула. Третий?

— Ну и ну, — проворчал Гилфа. — Впечатляюще. Ты слышал, Ведур? Грудж отлично спрятался, но этот парень всё равно смог его обнаружить.

Тон Гилфы был таким беспечным, как будто тот был на полуденном чаепитии:

— И вправду впечатляет.

Судя по тому, что голос Гилфы доносился откуда-то сзади, он стоял прямо за Ведуром. Однако, даже если приглядеться, казалось, что Ведур был один. Конечно, если один из наших противников не был чревовещателем, что объяснило бы способность Гилфы настолько мастерски манипулировать своим голосом. Я пробежалась взглядом по округе, пытаясь найти скрытого врага.

Ведур напрягся… И тут понеслась.

— Сияющая Стрела! — крикнула Амелия.

Я была так занята поиском Гилфы, что не заметила, как она начала читать заклинание.

БА-БАХ!

Впечатляет. Пару минут назад Амелия засыпала на ходу, но сейчас она направляла сразу несколько заклинаний в Ведура. В тот момент, когда они достигли цели, Гаурри бросился прямо на Ведура!

— Да будет свет!

Подняв Меч Света, Гаурри разрубил Ведура и его двуручник напополам.

По крайней мере, так должно было быть.

— Что? — растерянно прохрипел Гаурри. Он упал на колени, пытаясь восстановить дыхание. И тут я заметила глубокий разрез на его нагруднике.

Что за чертовщина? Может, меня и клонило в сон, но я была уверена в увиденном.

В тот самый момент, когда Гаурри занёс Меч Света, тень Ведура оторвалась от земли и атаковала его несколькими клинками, сотворёнными из самой тени. Пока Гаурри уклонялся от них, Ведур взмахнул своим двуручником и разрубил его нагрудник.

— Ха-ха! — расхохотался Гилфа. — Посмотри на это, Ведур! Меч Света! Я не уверен насчёт мастерства этого мальчишки, но твой меч не идёт ни в какое сравнение с его оружием! — Гилфа ещё раз хихикнул. — Он даже сумел разрубить мои тени!

Очевидно, что-то веселило этого парня. Рада, что хоть кому-то весело.

— Неплохая попытка, — со злобным смехом продолжил болтать Гилфа, — но, боюсь, вы просчитались. Такое заклинание не оставит на теле Ведура ни царапины.

Как раз этого нам и не хватало. Ведур, кажется, обладал магическим сопротивлением младшего демона. Ранее я уже сталкивалась со зверочеловеком с похожей способностью, но всё равно это не сулило нам ничего хорошего.

— Молчать! — прикрикнул зверочеловек на Гилфу.

Прямо озвучил мои мысли.

— Ох! — усмехнулся Гилфа. — Да ладно тебе, Ведур. Если бы я не использовал тень, твой меч бы разлетелся на куски. И где бы ты был без своего меча? На том свете, надо полагать.

Судя по всему, Гилфа был Мастером Тени… Этот чёртов день становится всё лучше и лучше, мазоку его побери.

— В любом случае, — продолжил Гилфа, — у наших противников нет ни малейшего шанса.

Затем он вновь захихикал.

— Чтобы знать это наверняка, надо самому быть таким! — дерзко крикнул Гаурри, вскакивая на ноги, и с этой довольно бессмысленной репликой вновь атаковал Ведура.

А я всё ещё была в шоке от Гилфы. Не важно, как силён Мастер Тени, я не видела того, кто был бы способен говорить сквозь тень другого существа. Это вообще возможно?

— Господин Гаурри! — воскликнула Амелия. — Тень!

— Понял! — крикнул в ответ Гаурри, вновь бросившись в атаку с высоко поднятым над головой Мечом Света.

Неуловимым для меня движением он оказался возле тени Ведура и вонзил свой меч в… ну, в землю, где лежала эта самая тень.

Ведур воспользовался возможностью и обрушил свой меч на Гаурри, однако тот парировал его с невероятной скоростью и, что ещё более невероятно, с лёгкостью сумел разрубить меч своего оппонента, после чего Ведур ударил левым кулаком прямо в живот Гаурри.

— Агх-х-х! — прохрипел Гаурри.

— Гаурри! — воскликнула я.

Удар Ведура отбросил Гаурри далеко в сторону. Пока мой компаньон катился по земле, Ведур рванулся к нему. Но мечник оказался быстрее: когда Ведур подбежал к нему, Гаурри уже оправился от удара, поднялся и вновь перехватил Меч Света.

Ведур отпрыгнул. Он понимал, что без оружия у него нет и шанса против Гаурри.

— Довольно неуклюже с твоей стороны, Ведур, — сказал Гилфа с ноткой раздражения в голосе. — Теперь у нас нет выбора, кроме как прибегнуть к силе Груджа.

— Нет выбора… — расстроенным голосом согласился зверочеловек.

— Хотите сказать, что этой тени там не было? — вырвалось у Амелии. Она, вероятно, полагала, что Грудж находился в тени Ведура.

— Бегите! — крикнул нам Гаурри. — Вы обе, просто уходите! Я сам позабочусь об этих ребятах!

Я заметила кровь в уголках его губ.

— Так не пойдёт! — ответила я. — У тебя кровь!

— Я просто прикусил язык! Убирайтесь отсюда!

Это было против моей натуры, но я знала, что должна сделать.

— Всё… правильно, — пробормотала я.

— Госпожа Лина?

Как бы мне ни было сложно признавать такие вещи, Гаурри был прав.

— Нам нет смысла оставаться, — сказала я Амелии. — Твои заклинания ни черта здесь не изменят, а я… сейчас я — обуза. Я буду только мешать!

Последняя часть этих слов была для меня словно нож в сердце. Несмотря на мои многочисленные навыки, моей главной силой всё же оставалась магия. А сейчас её со мной не было, а значит, я просто бесполезна для Гаурри.

Амелия нахмурилась, но не стала перечить.

— Гаурри! — крикнула я. — Мы ушли!

— Я вас позже догоню! — ответил он. — Амелия, позаботься о Лине!

Гаурри взглянул на меня. В его взгляде я прочитала беспокойство. Он изо всех сил старался мужественно улыбнуться, а затем развернулся и, взмахнув мечом, двинулся на Ведура.

— Пора заканчивать с этим, ребята. Давайте сюда вашего третьего, и мы сразимся лицом к лицу.

— Очень хорошо, — прорычал Ведур. — Грудж! Давай!

Как только Ведур отдал приказ, из-за деревьев появился силуэт. Это было последнее, что я увидела, прежде чем мы с Амелией скрылись в лесной чаще.

***

— Госпожа Лина? — Обычно оптимистичный голос Амелии звучал куда более обеспокоенно и серьёзно, нежели всегда.

Мы остановились где-то в чаще леса и пытались перевести дыхание. Это небольшое укромное местечко казалось достаточно безопасным, чтобы немного передохнуть. Мы только что свернули в лес с грунтовой дороги.

Чувствовала я себя просто ужасно. Как я могла оставить Гаурри одного?

«Это был единственный выход», — повторяла я про себя, но это нисколько не успокаивало.

— Госпожа Лина? — снова обратилась ко мне Амелия.

— О, прости, — пробормотала я. — Я пытаюсь понять, как нам лучше действовать. Дай мне минутку, хорошо?

Я снова и снова прокручивала факты у себя в голове, но яснее от этого не становилось. Я должна была победить Мазенду, чтобы восстановить свои силы, но, чёрт возьми, без них у меня не было и шанса. И если Амелия выйдет против Мазенды, её, вероятно, постигнет та же участь, что и меня.

Теперь Гаурри. Только у него есть шанс в бою против Мазенды, но сейчас мне не хотелось о нём думать, ведь я снова начала бы беспокоиться.

— Ладно, — наконец сказала я, стараясь не раскисать, — давай спрячемся ненадолго, а потом поищем Гаурри. Найти его — наша основная задача.

— Как жаль, что вы умрёте задолго до этого, — ровно сказал чей-то мужской голос. Он звучал прямо перед нами.

Могу поклясться, что уже слышала его раньше.

— Чёрт возьми! — стиснув зубы, пробормотала я. Передо мной появилась красная мантия. Вытянутое лицо и тусклые глаза этого человека не особо пугали, однако я предпочла не рисковать, ведь внешность бывает обманчива.

Кстати, это был тот самый худощавый парень, которого мы видели прошлой ночью. Тот самый, что толкал восторженную речь на собрании культа.

— Хотя я, Бальгумон, может, и не выгляжу соответствующе, — произнёс мужчина, — но я второй в управлении нашего собрания. Пока я участвую в заседаниях нашей организации, я не могу закрывать глаза на нападения вроде того, что случилось прошлой ночью, а потому я вижу лишь один выход: победить вас и вернуть своё честное имя.

Болтун, ох болтун.

Он заявил, что является вторым лицом в культе… Мда, это сборище идиотов было крайне неорганизованным, особенно учитывая тот бардак, что произошёл прошлой ночью. И он утверждает, что командует ими. Сомнительный повод для гордости.

— Прошу прощения, — прямо ответила я, — но мы вынуждены отклонить ваше предложение.

Я как бы между прочим вытащила из ножен короткий меч.

Я бы не советовала встречаться в бою с великой Линой Инверс вне зависимости от того, есть у неё, то есть у меня, магия или нет. Да я одним мечом могу уложить четырёх-пятерых опытных разбойников в любом переулке любого города.

Значит ли это, что у меня есть хоть один шанс против этого доходяги? Вероятно, нет… Разве что, если он окажется просто средненьким колдуном… и то не факт.

— Амелия! — крикнула я через плечо. — Прикрой меня!

И с этими словами я кинулась на Бальгумона, а Амелия в это время позади меня творила заклинание.

— Пф-ф, — прорычал Бальгумон, — ну, давай, — и тоже начал читать заклинание.

К несчастью для него, Амелия уже завершила своё и запустила.

— Получай! — закричала я, замахиваясь мечом. За мгновение до того, как нанести удар, я резко рванула в сторону и крепко сомкнула веки.

Сразу после этого я почувствовала кратковременное, но невероятно яркое Заклинание Света Амелии, заполнившее поляну ослепительным сиянием. Я была рада, что поняла её мысль. Но ещё больше я была рада слышать проклятия Бальгумона.

Это мой шанс! Как только свечение исчезло, я кинулась к Бальгумону и с криком ударила его. Вот что я называю максимально точно выверенной атакой.

А теперь представьте себе, каково было моё удивление, когда клинок рассёк лишь воздух.

— Что?! — воскликнула я.

Бальгумон должен был быть полностью ослеплён заклинанием, но при этом он с невероятной лёгкостью уклонился от моей атаки. Я восстановила баланс и поспешила за ним.

Он сымитировал ослепление? Даже прорубаясь через подлесок, я слышала, как он творил своё заклинание. Парень был ловок, но и я не собиралась давать слабины. На данный момент лучшее, что я смогла придумать, — это атаковать его напрямую и лишить возможности уклонения.

— Госпожа Лина! — с необычайной паникой в голосе воскликнула Амелия.

После её слов я почувствовала ещё одного атакующего, который пронёсся прямо надо мной. Я издала какой-то странный не то визг, не то писк и чисто рефлекторно отпрыгнула в сторону. Посмотрев на то место, где я только что стояла, я увидела лишь серебряную вспышку, обрушившуюся вниз и расколовшую землю.

Если бы я уклонилась хоть долей секунды позже, моя голова стала бы похожа на арбуз. Разрезанный арбуз.

— Ещё один? — выкрикнула я.

Я поднялась на ноги и рванула к Бальгумону.

— Хмф! — фыркнул новенький. — Она увернулась!

Это был ещё один зверочеловек, только куда пушистее Ведура. Вооружён он был полуторным мечом. Выглядел он, как обычный вервольф, но это только на первый взгляд. Думаю, более детальный осмотр смог бы выявить тонкости, способные опровергнуть это предположение, но делать его у меня не было никакого желания. Скорее всего, он, как и Ведур, был гибридом. Остановимся, пожалуй, на этом.

— В этом не было необходимости, Фелтис, — раздражённо бросил Бальгумон. Появление Фелтиса отвлекло его от создания заклинания.

— Значит, твои глаза в порядке? — спросил Фелтис.

— Да, — нетерпеливо ответил Бальгумон. — Я вижу достаточно хорошо, чтобы разобраться с этими глупцами.

Пока он это говорил, зверочеловек приблизился, расположившись между мной и Бальгумоном. Я приготовила свой меч, чтобы попытаться отразить любую его атаку.

— Эй! — воскликнула я. — Амелия! Хватит сачковать! Никакой пощады, слышишь меня?!

— Поняла! — крикнула Амелия и начала творить заклинание.

Если я всё правильно поняла, мы должны победить их одним ударом, и это требовало от Амелии полной отдачи. К сожалению, Бальгумон был достаточно умён, чтобы не стоять в ожидании удара. Прежде чем Амелия сумела завершить своё заклинание, он бросился прямо на неё!

— Амелия! — воскликнула я.

Зверочеловек перекрыл мне дорогу так, что я не могла перехватить Бальгумона. А Амелия, видя, что Бальгумон быстро приближается к ней, приняла боевую стойку.

— Не беспокойтесь, госпожа Лина! — крикнула она. — Один злодей или двое — неважно. В конце концов, они все познают силу спра...уф!

Бальгумон врезал Амелии коленом под дых. Она сразу согнулась, её лицо исказилось от боли, и она рухнула на землю, как мешок с… песком.

— Не двигайся! — приказал Бальгумон, схватив Амелию за шею.

Мой лоб покрылся испариной. «Спокойно, Лина, — сказала я себе. — Просто подумай секунду. Подумай!»

Я прикинула, смогу ли выкрутиться из этой внезапной деликатной ситуации. Я решила попытаться.

— Ага, хорошо, — отрывисто произнесла я. — А что изменится, если я буду сотрудничать с тобой? Нас обеих всё равно убьют. Если уж на то пошло, я должна атаковать, невзирая ни на что!

Бальгумон ухмыльнулся моим словам.

— Ну, погоди минутку, — осторожно протянул он. — Может быть, я смогу предложить тебе вариант получше. Позволь мне сначала спросить, ты — та чародейка, чью магию запечатала Мазенда?

Деваться было некуда.

— Да, я, — призналась я, опуская меч.

Не было никакого смысла скрывать этот факт. Такой человек, как Бальгумон, скорее всего, был способен легко узнать это самостоятельно.

— Тогда ещё вопрос, — продолжал Бальгумон. — Эта девушка обратилась недавно к тебе «Лина». Значит ли это, что ты — та самая Лина Инверс?

— Да, — простонала я. — Скорее всего, я — та самая Лина Инверс.

Может быть, сейчас не лучшее время, чтобы говорить об этом, но я довольно известная волшебница. Слухи обо мне и моих деяниях (причём в основном не очень приятных) разошлись довольно далеко. Простите, конечно, за некоторую нескромность, но эта репутация появилась исключительно благодаря моей храбрости, смекалке, красоте… и таланту влипать в разного рода заварушки.

— Хм-м, — пробормотал Бальгумон. — В таком случае я сохраню тебе жизнь и попрошу Мазенду снять печать.

Я моргнула. Что он сказал?!

— Но взамен… — продолжил он.

Ох, вот и оно. Когда плохие парни предлагают помощь, всегда есть подвох.

— …ты станешь одной из нас.

Нет уж, дудки! Лучше уж умереть, чем присоединяться к этому культу, поклоняющемуся Рубиноокому. И дело не столько в том, что каждый его член — злодей (я не Амелия, чтобы загоняться по такой мелочи). Просто каждый последователь этого культа, с кем мне посчастливилось иметь дело, был невероятно раздражающим. Но с другой стороны, я также определённо не хотела, чтобы они убили меня и Амелию. Ведь тогда мы умрём скучной бесславной смертью от рук скучных бесславных врагов. Мне всегда казалось, что я достойна куда более великой участи.

Они загнали меня в угол. Я глубоко вздохнула. Но прежде чем я смогла согласиться на их условия, из-за деревьев донёсся голос.

— А! Господин Фелтис! В конце концов, я вас нашёл!

Голос был весьма беспечным и даже немного красивым. Нет, определённо это был самый дружелюбный голос, какой я только слышала за последнее время.

— Т-ты! — взбесился Фелтис. — Ты, мерзкий жрец! Ты всю дорогу шёл за мной?!

Очевидно, Фелтис не питал к нему дружеских чувств: он и мерзкий жрец, как бы его ни звали, были на ножах. Тем лучше для меня! Я повернулась, чтобы увидеть парня, который, как я надеялась, станет моим союзником в этой битве.

Примечания

  1. прим.ред.: Довольно странный термин, но при этом подходящий идеально. Приблизительное значение: чувство, что ты не безразличен Богу, что ты близок к нему.

Комментарии